< Март 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Подписка rss
Поиск Поиск

Архив за 12 марта 2017 года


Вопреки расхожим представлениям, объективная оценка итогов того или иного визита либо встречи первых лиц не несет в себе особой сложности. Есть лишь три варианта ответа: два государства по итогам стали ближе, их позиции все более расходятся, общее положение дел в двусторонних отношениях, по сути, осталось неизменным. Это первое. Второе. Затасканный до полной девальвации термин "стратегическое партнерство", которым лихо оперируют комментаторы, означает совсем иное, чем подписание совместных, пусть и насыщенных добрыми словами и благими пожеланиями официальных деклараций. В политическом плане "стратегическое партнерство" означает наличие у двух государств общих противников/угроз/вызовов (нужное подчеркнуть), против которых они готовы бок о бок в любой момент совместно выступить. Есть ли подобный "общий враг" у Азербайджана и Ирана, если не считать, конечно, пресловутый международный терроризм, вещь весьма скользкую? В том-то и дело, что нет. Более того, реальными союзниками Баку на сегодня (не говорю — плохо это или хорошо, лишь оцениваю факты) являются Анкара и Тель-Авив, с определенными оговорками — Вашингтон. Турция — региональный конкурент Ирана, два остальных государства — его непримиримые противники. Что, кстати, счел необходимым подчеркнуть в личной встрече с азербайджанским президентом верховный лидер...