< Июнь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Подписка rss
Поиск Поиск

Архив за 12 июня 2017 года


Эти идеи, усиленные "светлыми мыслями" в духе упомянутых теорий, которые польские "наставники" прививали своим малороссийским "ученикам", легли в основу зарождающегося украинофильства, в конце века переродившегося в украинство. Возвращаясь к Гоголю, отметим, что не "История Русов" и не стереотипы казачье-шляхетской идеологии, не говоря уже о польском национализме, сформировали личность Гоголя. Эти идеи он перерос, оставил в молодости, как старый поношенный сюртук. Постоянное самообразование, изучение истории уже не по казачьим памфлетам и летописям, и прочим "лоскуткам какого бы то ни было вздору" (как однажды охарактеризовал Гоголь свой прежний круг источников [51]), а по другим, более серьёзным; более глубокое погружение в российскую общественную жизнь; частое и длительное пребывание за границей, где этнические особенности мало- и великороссов сглаживались в ещё большей степени, чем в России, и проживавшие или гостившие в Европе россияне воспринимали друг друга просто как русских; а главное, духовное самосовершенствование, внимание к жизни, к сути человеческой истории, стоящей много выше корпоративных, групповых и прочих преходящих интересов, — всё это помогло ему отойти от сословно-политических и идеологических мифов старшинской среды и произведений вроде "Истории Русов". В его письмах рефреном зазвучали...