< Сентябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Подписка rss
Поиск Поиск

Архив за 18 сентября 2017 года


Чтобы иметь право назвать кого-то оккупантом, русский сначала должен оказать ему сопротивление. Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков, давая определение действиям спецслужб США на территории закрытого генерального консульства России в Сан-Франциско, назвал их оккупацией. Более неподходящего определения трудно придумать. Как минимум, применение понятия "оккупация" в данном контексте свидетельствует об отсутствии чуткости к особенным для нашей страны историческим коннотациям. Как известно, в "оккупации" их стран 1940 году нашу страну обвиняют Латвия, Литва и Эстония. Понятно, что никакой оккупации не было, поскольку дополнительный — подчеркну, дополнительный, ибо советские войска уже находились на латвийской, эстонской и литовской территориях по договорам 1939 года — контингент Красной Армии вводился в эти страны с согласия их правительств. Это согласие было получено под угрозой применения силы, это так, но угроза применения силы была приравнена в международном праве к применению силы только после войны, в документах ООН. У прибалтийской ситуации 1940 года имеются ещё некоторые нюансы, но главное именно в этом: сопротивления Красной Армии ни в силу приказа соответствующих командующих, ни на низовом уровне не было. Наоборот, латвийским, литовским и эстонским военным их командование приказало...

С неделю назад ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов заявил, что доля "неуспешных" людей в России составляет 25–28%. Неуспешные, пояснил он, это люди, которые вносят нулевой или негативный вклад в ВВП. Оценка, транслируемая главным экспертным центром либеральной идеологии в России, раскрывает не просто приверженность идеологии либерализма, но и мальтузианской установки. Есть "неуспешные люди", которые тянут Россию назад, и, по этой логике, без избавления от них движение страны вперед невозможно. Новое протаскивание теории мальтузианства, сегодня под видом модного концепта "цифровой экономики" заставляет еще раз обратиться к феноменологии демографических войн. * ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ВОЙНЫ В 2015 году мир отмечал семидесятилетний юбилей победы над фашизмом. Тогда...