< Ноябрь 2018 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Подписка rss
Поиск Поиск

Архив за 16 ноября 2018 года


Апрель 2014 года. Захвачены административные здания Донбасса. Украина ещё здесь, но уже на издыхании. Русская весна началась. Возле здания донецкой администрации — баррикады, рядом — толпа. Беспрерывно вещает телеканал "Россия 24". В здании администрации — люди с оружием и в "балаклавах". У входа, перед одной из баррикад, несколько десятков человек — в основном женщины — окружили седобородого мужчину. Только один вопрос: "Когда мы будем в России?" Седобородый терпеливо объясняет, что на данный момент это невозможно. Сначала нужно прийти на референдум. "А дальше?" Дальше — мы будем в России. Мужчина улыбается в седую бороду. Четыре с половиной года прошло. На въезде в Луганск также написано, что это русский город. Он и правда русский — Далеград (так его могли назвать в честь казака луганского Владимира Даля). Но Донбасс — не в России. Будет ли? Люди ведь — не крысы, не мыши. Они устали прятаться по домам, по подвалам. Устали от нищеты, безработицы, криминала. От хаотичных обстрелов, начинающихся тогда, когда кому-то надо либо обострить ситуацию, либо развлечься. Устали от того, как прекрасный регион превратился в поля, где тренируются в выживании. Я ездил туда не раз — с гуманитарной помощью и так — и точно знаю: люди Донбасса заплатили жизнями, здоровьем, благосостоянием, судьбами, чтобы быть с Россией. Но теперь — это...