< Октябрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Подписка rss
Поиск Поиск
Российская власть радикальнее патриотов

25 июня 2013 года
Закладки

Ситуация с законопроектом "имени Гозмана-Коха" о запрете на реабилитацию нацизма и очернению Советской Армии и антигитлеровской коалиции в очередной раз за последний год высветила важную вещь: российская власть куда более радикальнее в своих шагах по национализации элиты и возвращению русской цивилизационной идентичности, чем многие патриоты. Как и в случае с законом о запрете на усыновление сирот гражданами США, когда многих возмутила категоричность принимаемого решения, как и с запретом чиновникам иметь зарубежные активы, когда даже заядлые патриоты вспомнили, что на их счетах лежит немало денежек, а во власть войти они по-прежнему очень хотят, как даже при введении закона об иностранных агентах, когда не только Лукин, но и некоторые патриоты осторожно так высказывались "а может, не надо? среди НКО есть и хорошие ребята?" — так и сейчас находятся люди из патриотического лагеря, которым явно не нравится предложение Яровой. Они его попросту боятся.

Вот, к примеру, высказывание патриотичного историка и публициста Дюкова: "Такие законопроекты не понятно против чего направлены. Против высказываний Гозмана (Леонид Гозман в одной из своих статей утверждает, что СМЕРШ и СС — по своей сути одинаковы — ред.)? Так их идиотизм очевиден любому человеку, хоть немного разбирающемуся в истории. А чтобы этот идиотизм был понятен еще большему количеству людей — нужно заниматься просвещением. Говорить о том, что такое нацизм, какие планы относительно наших народов он имел, что значила для нас победа в Великой Отечественной войне". И это мнение не только Дюкова, но и многих таких же толковых и патриотичных граждан. Тем оно удивительнее.

В этой позиции просвещение зачем-то противопоставляется запрету. Говорится, давайте будем просвещать вместо того, чтобы запрещать.

Но позвольте, разве нельзя одновременно просвещать, рассказывая историческую правду про Советскую Армию и нацизм, и запрещать самую отъявленную ложь и очернение, которая не поддаётся никакой разумной критике?

Разве не понятно, что есть такие информационные бойцы, как Познер, Гозман, Венедиктов, которым уже никакое просвещение не поможет. А соперничать с ними, играя по их правилам и позволяя им любые безобразия, всё равно что выступать против лома (наглой лжи) уговорами, убеждениями и лаской. Всё равно как если подростку будут показывать сцены разврата и параллельно просвещать его о высоких духовных чувствах. В лучшем случае у него это вызовет когнитивный диссонанс, а в худшем — он станет моральным уродом и будет смеяться над высокими чувствами.

В данном случае власть ни в коем случае не переходит рамки разумного, но устанавливает те самые разумные рамки, за которые в приличном обществе и приличным людям переходить нельзя. И рамки эти предназначены теоретически хоть и для всех граждан, но на деле получится, что прежде всего они для работников СМИ и разного рода публичных спикеров. Ведь понятно, что фраза какого-нибудь сумасшедшего в подворотне о том, что Советский Союз так же виновен в развязывании войны, как и нацистская Германии, а Советская Армия подобна вермахту, никому не интересна, потому как никому не будет известна; в отличие от ситуации, когда то же самое скажет такой же сумасшедший, но на радио или телеэфире. Другими словами, это закон, совершающий первый шаг по установлению в СМИ справедливой нравственной цензуры. То самой нравственной цензуры, которая давно предложена в научном макете новой Конституции Сулакшина.

Цензура нормальных граждан по отношению к лгунам, извращенцам и очернителям истории страны есть очевидная необходимость для любого нормального государства и народа. Это данность, без которой нельзя никак. Это всё равно как умалишённых сажать в психбольницы. Как только в России перестали это делать, города наводнились психами и неуравновешенными, некоторые из которых прикрылись политическими лозунгами и выдали свою ненормальность за политическую оппозиционность власти. Посмотрите на этих псевдоправозащитников и политологов, экспертов и общественных активистов — это же типичные полудурки, место которых в больничной койке в смирительной рубахе. Подите просветите их, убедите даром слова и искренней убеждённостью. Тем паче что многие из них за высказывание своей извращённой позиции получают немалые деньги. Да вы сами с ума быстрее съедете, чем их в чём-то убедите.

Власть это прекрасно понимает и предпринимает единственно верный шаг — введение запрета, который — внимание! — не исключает необходимость просвещения. Но только это просвещение дополняет, укрепляет.

Позиция тех же патриотов, кто боится запретов и радикальных решений власти, объяснима только одним — страхом перед действием. Они в худших традициях нашей интеллигенции привыкли только говорить и обсуждать, а когда заходит речь о действии, сразу прячутся в нору и качают головой: ну что же вы, не надо так резко и радикально, это неприлично как-то...

Прилично. И в высшей степени необходимо. Потому как нам в нашей стране жить и работать, а не просто головой качать из норки. И нам очень даже приятно, когда власть не просто болтает, но принимает (когда надо) вполне чёткие и конкретные решения.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...