< Октябрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Подписка rss
Поиск Поиск
Кого бить: алкоголиков или производителей и продавцов?

27 июня 2013 года
Закладки

От редакции "РН": Российские законодатели вновь вернулись к теме борьбы с алкоголизмом. И мы на страницах РН приводили интервью с врачом-наркологом Н.Говориным  "Идет необъявленная война" о масштабе национального бедствия с проблемой алкоголизма. Назрели системные и радикальные решения в этой сфере.

***

Русский человек — увлекающийся и доверчивый. Помани его пальчиком — и он идет, братается с отъявленным мазуриком, выпивает с ним водку, настоянную на клофелине, чтобы, в лучшем случае, очнуться без кошелька и документов в холодной подворотне… Пациенты наркологических клиник (и коммерческих, и бюджетных) — в основном запойные пьяницы, обладающие вполне пристойным социальным статусом, имеющие работу, семью (часто — дачу, автомобиль, счет в банке, клубную карточку).

Настоящие алкоголики, о которых нам постоянно вещают специалисты-наркологи и их приспешники, к наркологической статистике никакого отношения не имеют: они пьют десятилетиями, десятилетиями не работают и кружат по стационарной орбите вокруг ближайшего магазина. Кроме ротации "кадров" ( один помер, другой ослеп, третий сел, а четвертый — наоборот, освободился) в среде алкоголиков ничего не происходит, если не принять за перманентное "событие" саму деградацию.

В СССР эта часть общества лечилась простым методом всеобщей занятости и статьей 209 УК ("тунеядство"). Были ЛТП — порождение воспаленных мозгов советской наркологии и МВД — там был минимум алкоголиков, минимум лечения и максимум бесплатной рабсилы. Клиентами ЛТП становились по "заявлению жены", по представлению участкового или автоматически после нескольких вытрезвителей в течение года. В вытрезвитель же попадали отнюдь не осторожные и всегда безденежные (что очень важно! понимаете?) истинные алкоголики, а все те же "запойные", мастера-золотые-руки, специалисты и профессионалы, имевшие привычку один-три раза в год "разряжаться" чересчур активно.

Один из моих соседей, столяр Валерий, резчик по дереву, попал в ЛТП в 1988 году как раз по заявлению жены, поддержанной участковым. Жена хотела попугать — участковый хотел посадить. И посадили, к ужасу опомнившейся супруги. Через месяц рухнуло все: семейный бюджет сократился до минимума, две дочери-погодки, 15 и 14 лет, быстро превратились из домашних школьниц-хорошисток в дворовых троечниц-двоечниц; отца встретила в 1990 году совсем иная семья и совсем иная страна; в ЛТП он частично утерял квалификацию; в 1990-м уже трудновато было найти применение столяру-краснодеревщику; Валерий пытался покончить с жизнью, но, к счастью, вытащили из петли, и через пару лет он "благополучно" умер сам от острого панкреатита (спирт "Рояль")…

Большинство пьющих россиян скорее подпадает под определение "дипсоманов". В учебнике по психиатрии "дипсомания — периодически возникающая особая форма запойного пьянства. Встречается у лиц, не страдающих алкоголизмом. Несмотря на приемы значительного количества алкоголя (до 1 литра водки и более), физические и психические симптомы могут быть незначительными…. Окончание запоя обычно внезапное, может появиться отвращение к алкоголю. После запоя нередко бывает повышение настроения с неутомимой и продуктивной деятельностью".

Главная же проблема — не алкоголизм, а напитки, от которых, к сожалению, мрут и алкоголики, и дипсоманы, и мало пьющие, и культурно выпивающие. Никто не отрицает негативного фактора алкоголизма. Но алкоголики, еще раз повторю, как раз не работают, причем годами, и не испытывают желания ни лечиться, ни "завязать". И

я лично — за жесткое ограничение продажи алкоголя (в том числе и пива), за сокращение лицензированных точек до минимума, за госмонополию на производство спиртного и вообще за любые ограничения.

Те, кто сейчас выпивает частенько и крепко, но, в общем-то, достаточно случайно и редко — не станут рыскать по городу в поисках спиртного в виде подозрительного суррогата. А те, кто пил, пьет и будет пить — сопьются, в конце концов, в любом случае, хоть с водкой, хоть с одеколоном, хоть со стеклоочистителем.

Задача на сегодня именно та, что сформулировал несколько лет назад архимандрит Тихон (Шевкунов) — борьба с алкогольной угрозой, а не борьба с алкоголизмом, столь радующая богатеющих наркологов и полицейских. Нужны репрессивные меры в отношении производителей и продавцов, а не потребителей. У нас же поставлено все на с ног на голову еще со времен СССР: главный фигурант борьбы с алкоголизмом — сам спаиваемый, а не тот, кто спаивает.

Выставьте на продажу цианистый калий — и на него найдутся покупатели, и сами попробуют, и другим дадут. И что же, продавец будет ни при чём? Ведь в работе, например, ФСКН самая большая удача – выявление всей цепочки производства гибельного зелья, от производителя до мелкого барыги. В случае с алкоголем — вся "цепочка" налицо, никого не нужно искать, хватай и вяжи… Но "законодатель" упорно цепляется за потребителя — вот, мол, главный виновник; он пьет, его будем репрессировать по полной программе. А прилавки, переполненные фальсификатом, порошковым суррогатом и реально ядом, - оставим в покое. Не хочешь — не пей. А как быть с моим другом Славой Г. (успешным бизнесменом, владельцем производственной компании), ушедшим в мир иной после 150 граммов дорогостоящей, но "паленой", отравленной водки, купленной в провинциальном магазине? И кто лоббирует проекты законов, направленных в первую очередь против несчастного потребителя?

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...