< Март 2021 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Подписка rss
Поиск Поиск
К истории осетино-грузинских взаимоотношений

08 августа 2013 года
Закладки

От редакции "РН": Автор Косорукова Мария Ивановна — доцент кафедры российской и мировой истории РГТЭУ, кандидат исторических наук. Статья опубликована в учрежденном АН Абхазии и РГТЭУ научном журнале "Кавказские научные записки" №2(3) 2010 года. 

***

Истоки военно-политических событий в августе–сентябре 2008 года, связанных с агрессией Грузии против Южной Осетии, военная помощь России, позволившая отразить нападение Грузии, последующее признание Россией суверенности Южной Осетии имеют глубокие исторические корни. В настоящей работе рассмотрена историческая ретроспектива взаимоотношений осетин и грузин с древнейших времен до 1980-х годов XX века, т.е. до периода "перестройки", когда застарелые этнические конфликты проявились в новых политических условиях, межнациональные отношения в стране резко осложнились.

В истории сложных взаимоотношений грузинского и осетинского народов можно выделить определенные вехи, связанные с процессами, происходившими в Кавказском регионе. Предки осетин издавна населяли центральную область Северного Кавказа. Об этом свидетельствуют данные археологических раскопок, в частности памятники кобанской культуры, развитие которой приходится на эпоху бронзы конца II — начала I тысячелетия до н.э. Черты культуры этого древнего кавказского населения ясно прослеживаются в традиционной материальной и духовной культуре осетин, в их религиозных верованиях. Важным компонентом в этногенезе осетин стали ираноязычные племена — скифы, сарматы, а затем и аланы. Появление скифов на Кавказе датируется VIII в. до н.э. Археологически это потверждается памятниками кобанской культуры, где с этого периода отмечается присутствие элементов скифской культуры. Об этом же свидетельствуют данные антропологов, согласно которым в кобанских могильниках присутствуют черепа двух типов: круглоголовые (представители местного населения) и длинноголовые (представители ираноязычных племен).

Конец III — начало II в. до н.э. характеризуется новым крупным вторжением на Кавказ с Дона и из Нижнего Поволжья ираноязычных племен — сарматов (роксаланы, язиги, сираки, аорсы, аланорсы), которые ассимилировали местные племена и также явились предками осетин. При этом наиболее активное участие в формировании осетинского народа принимали аланы — одно из сарматских племен, появившееся на Северном Кавказе в I веке н.э. Влияние этой культуры на осетин четко прослеживается в письменных источниках, в предметах материальной культуры, в погребальном обряде и т.д.

В результате смешения аланских племен и местного аборигенного населения, оставившего на территории Центрального Кавказа памятники кобанской культуры, сложилась осетинская народность. В процессе взаимодействия языков победил язык алан,

принадлежащий к иранской группе индоевропейской семьи.

В конце IV в. гунны оттеснили обитавших в степях Северного Кавказа алан в горы. В то же время часть аланов ушла вместе с гуннами на Запад, совершая впоследствии неоднократные набеги на Римскую империю (по свидетельству Аммиана Марцеллина, особенно отличалась в битвах аланская конница). В V в. аланы вместе с германцами добрались до Северной Африки, основав на территории нынешнего Туниса Алано-Вандальское государство.

Аланы, оставшиеся на Кавказе, заселили оба склона Главного Кавказского хребта. Появление их в Южной Осетии относится примерно к V–VII вв., что подтверждается наличием древних аланских архитектурных памятников этого времени.

В источниках, описывающих жизнь аланских племен в период до V в., аланы предстают как кочевники, в VI–VII вв. у них появляются черты, связанные с оседлым образом жизни. Важным этапом было основание раннефеодального Аланского государства. "Выгодное расположение алан на важных стратегических и удобных путях, связывающих юг и север, Азию и Европу, способствовало развитию торговли и экономики алан. Как письменные данные, так и археологические источники рассказывают нам о широкой международной торговле, которую вели аланы в пору своего могущества".

Непосредственными соседями алан были грузины, аварцы, кумыки, сваны, черкесы, чеченцы, абхазы, о чем свидетельствуют как письменные источники, так и общие черты в языке, обычаях и материальной культуре. Информация о соседях осетин и взаимоотношениях с ними нашла отражение в грузинских источниках.

Что касается грузин, то ряд исследователей отрицают их автохтонность на Кавказе. Так, известный историк и социолог М.Церетели утверждает, что, переселившись на Кавказ, древние грузинские племена застали здесь скифов. Академик И.А.Джавахишвили датировал прибытие на Кавказ предков грузинского народа VI в. до н.э. Он писал: "...Кавказ не является первоначальной родиной грузин и остатки их первобытной культуры не могут быть разыскиваемы здесь... родиной их была Халдея, откуда они пришли на Кавказ".

Это соответствует воззрениям большинства исследователей, которые относят появление в Закавказье грузин к I тысячелетию до н.э. В начале I тыс. до н.э. на территории Грузии уже существовали два крупных племенных объединения, из которых позже возникли два древнегрузинских государства — Колхида (Западная Грузия) и Иберия (Восточная, частично Южная Грузия). Сведения о Колхиде встречаются у Гомера и Гесиода в связи с мифом об аргонавтах.

Анализ древнегрузинских письменных источников, в которых часто упоминаются "овсы", "осы" (осетины), показывает, что "грузины помнили о своих соседях с тех самых пор, как начали помнить самих себя". О тесных грузино-осетинских взаимоотношениях в древности свидетельствуют получившие распространение в грузинском царствующем доме скифо-сарматские имена (Куджи, Фарнаваз, Горгасал и др.). Неоспоримые многовековые родственные взаимоотношения между грузинами и осетинами подтверждают исторические предания об Уобосе, Ос-Багатаре и др., собранные известными русскими учеными и путешественниками XVIII–XIX вв. Источники зафиксировали дружеские отношения этих народов, строившиеся на совпадении и переплетении жизненных интересов, основной тенденцией которых являлась совместная борьба против иноземных завоевателей.

Так, после завоевания Кавказа в IV в. до н.э. Александром Македонским его наместник Азон Патрик, забыв о наказе своего принципала — уважительно относиться к религиозным верованиям покоренных народов, приказал поклоняться новым богам. "Народ не повиновался... римские воины убивали много грузин и осетин... страна... все больше погружалась в беспорядки и шла к гибели". Борьбу грузинского народа против Азона Патрика возглавил Фарнаваз, который в поисках союзника по борьбе обратился к осетинскому царю. В результате совместных боевых действий грузин и осетин войско Азона Патрика было разбито. Фарнаваз стал родоначальником первой царской династии Фарнавазианов; свои позиции он укрепил династическим родством — выдал сестру за осетинского царя, а сам женился на дочери царя Дурдзука (дурдзуки — одно из осетинских племен, которые жили на территории современной Южной Осетии и непосредственно граничили с грузинами).

Таким образом, осетино-грузинские политические отношения начинаются в форме совместной борьбы с иноземными завоевателями и укрепляются вследствие установления династического родства.

Об осетино- (алано-) грузинских военно-политических связях сообщают многочисленные грузинские, армянские, греческие, римские и другие письменные источники, относящиеся к I в. н.э. Так, римский историк Корнелий Тацит (55–120 гг.) писал, что в 35 году аланы выступили союзниками царя Иберии (восточно-грузинская область Картли) Фарсмана в его борьбе против парфянского царя Артабана. По сведениям Иосифа Флавия, в 68 г. аланы договорились с царем Иберии, который открыл им Дарьяльскую дорогу, и аланы вторглись в Мидию — основную базу экспансии Парфии в Закавказье.

Несмотря на многочисленные примеры военного и политического содружества, отношения между грузинами и осетинами складывались не всегда ровно. Так, обострение осетино-грузинских отношений, приведшее к войне, произошло в V в. при иберийском царе Вахтанге Горгаслане. Известно, что при царствовании деда и отца Вахтанга — Арчила и Мирдата — отношения между осетинами и грузинами были мирными и дружественными. После смерти царя Мирдата (Вахтангу в это время было семь лет) царством управляла его мать, по происхождению персиянка. Иберия попала в вассальную зависимость от Персии: для надзора за действиями царя в Иберию (Картли) был назначен персидский наместник, персы насильственно насаждали свою религию — зороастризм — и всемерно, но безуспешно старались искоренить христианство.

Защищая свою религию, осетины провоцировали грузин на военные действия против персов и в конце концов вторглись в Картли. Осетины "перевернули всю Грузию, изгнали персов...". Несколько лет Грузия не могла оправиться от этого нашествия, и Вахтанг "с детства впитал в себя неприязнь к осетинам за их набег...". Поэтому первое, что он сделал, когда встал во главе государства, это начал готовиться к войне с осетинами. Зная о готовящемся нападении, осетины объединились с хазарами, собрали войско и встретили противника у реки Арагвы. По легенде, бой между двумя армиями начался только после того, как Вахтанг убил сначала хазарского хана Тархана, а потом и прославленного осетинского предводителя Ос Багатара. С обеих сторон были большие потери, но в этой битве осетины потерпели поражение, много осетинских воинов оказалось в плену. Вахтанг двинулся на Осетию. Осетинские старейшины обратились от имени всего народа к Вахтангу с предложением о мире.

К VI в. развитие христианства вновь сблизило осетинский и грузинский народы. В следующем, VII в., с приходом на престол Гурама Кураполата из Багратионов, "среди осетин и грузин наступил покой... на протяжении всего этого века грузины и осетины жили в тесном союзе между собой и предались мирному строительству".

В VII в. на Кавказе появились арабы, вторжение которых сопровождалось насаждением ислама. Эта внешняя угроза явилась предпосылкой образования в западной и средней части Северного Кавказа аланского политического объединения, которое в IX–XII вв. приобрело черты государственного образования. В означенный период у осетин существовали политические и торговые связи с Грузией и Русью, с Византией и Арабским халифатом. Пик расцвета Алании приходится на период правления царя Дургулеля (или Дургуле) Великого, крупной политической фигуры, сыгравшей большую роль в истории Кавказа и Ближнего Востока. В это же время царем Грузии был Баграт IV, который, после смерти первой жены, решил взять в жены сестру осетинского царя Дургуле Борену. Это укрепило дружественные отношения между осетинами и грузинами, а также помогло грузинскому царю получить военную поддержку от осетин в войне против арабов, которые к тому времени прочно осели в Картли и Кахетии. В результате совместных действий (грузины, осетины, абхазы) над арабами удалось одержать победу.

В XII в. династическое родство между осетинскими и грузинскими лидерами еще больше укрепилось. На престол Грузии в это время взошла дочь царя Георгия царица Тамара. Во втором браке избранником царицы стал осетин, сын осетинского царя из фамилии Багратидов, Давид-Сослан.

Об этой царственной чете существует немало устных преданий и легенд, из которых можно заключить, что они жили в дружбе и покровительствовали в равной степени и грузинам, и осетинам.

В первой половине XIII в. Кавказ подвергся нашествию монголо-татар, в результате которого сильно пострадали как Грузия, так и Осетия. Единство Грузинского царства было нарушено, экономическая и политическая мощь ослаблена. Осетия также пришла в упадок и представляла собой раздробленное государство, раздираемое феодальными междоусобицами. Тем не менее аланы-осетины, объединившись с кипчаками, оказывали отчаянное сопротивление монголам. Последние одержали верх лишь в 1233 г., после того как склонили на свою сторону кипчаков. Несмотря на это аланы долго оказывали сопротивление, а горные районы вовсе не были покорены. Гильом Рубурк, совершив- ший в 1253–1255 гг. путешествие в столицу Монгольской империи Карокорум и неоднократно встречавшийся с аланами в Предкавказье, сообщал, что аланы "все еще борются против татар". В течение многих лет монголы были вынуждены держать "на земле асов" свои гарнизоны. "Аланы на этих горах все еще не покорены. Так что из каждого десятка людей Сартаха (сын и преемник Бату) двоим надлежало караулить ущелье, чтобы аланы не выходили из гор...".

Вторжения монгольских войск, продолжавшиеся и в XIV в., привели к упадку экономики и культуры народов Кавказа; Грузия распалась на отдельные царства (Картли, Кахети, Имерети) и княжества, экономически слабо связанные друг с другом. Окончательно была разгромлена и Алания; многие жители были уничтожены или уведены в плен; связи осетин с внешним миром ослабли. Часть осетин была вынуждена переместиться из плодородных равнин в предгорные и горные районы ущелий по течению Терека и его левых притоков — Гизельдона, Фиагдона, Ардона и Уруха, а также на южный склон Главного Кавказского хребта по ущельям рек Большой и Малой Лиахви и др.

Осетины, вначале занимавшие высокогорную часть южных склонов Центральнго Кавказа, в XVII–XVIII вв. распространились в его предгорной и равнинной зоне и с позволения грузинских феодалов — собственников земель расселились в долинах Картли и Кахетии. Территория, заселенная осетинами, постепенно включается в общегрузинские торгово-экономические отношения, однако осетинские ущелья жили довольно замкнуто, в значительной степени сохраняя патриархальные пережитки. Именно тогда появились первые конфликты между осетинами и грузинами, имевшие социальный подтекст. Ослабевшие в военном отношении осетины стали предметом постоянных претензий рузин, которые стремились подчинить их себе. Осетины, попавшие в крепостную зависимость от грузинских феодалов, стремились от нее освободиться.

Тяжелое экономическое и социальное положение определило ориентацию Осетии на Россию. Впервые о своем желании вступить в российское подданство осетины заявили посольству стольника Толочанова, направлявшегося из России в Имеретию в 1651 г. С этой же целью в 1749 году направилось первое осетинское посольство в Петербург. В заявлении указывалось, что "весь осетинский народ желает быть в подданстве е. и. в.". Необходимо заметить, что в документах рассматриваемого периода нет деления Осетии на Южную и Северную — везде речь идет о единой Осетии. Российское правительство проявило со своей стороны интерес к Осетии из стратегических и экономических соображений. После Кючук-Кайнарджийского договора 1774 года, завершившего победоносную для России войну с Турцией, Осетия присоединилась к России. Но фактически на этом этапе была присоединена только часть Северной Осетии — предгорная равнина Центрального Кавказа бассейнов рек Ардон и Фиагдон. Южная Осетия вместе с Грузией присоединяется к Российской империи в 1801 году; территория проживания южных осетин вошла в состав Тифлисской губернии.

Вместе с тем социальные конфликты осетин и грузин продолжали оставаться актуальными и после вхождения Грузии в состав Российской империи. Известен судебный процесс между осетинскими крестьянами, населявшими Джавское, Урсдзуарское и Дзомагское ущелья, и князьями Мачабели. Последние обращались к правительству с жалобой на неповиновение крестьян. Осетинские же крестьяне считали, что они всегда были свободными и помещики не имеют право считать их зависимыми. В 1845 году Горийский уездный суд вынес решение в пользу помещиков. Тогда осетинские крестьяне добились пересмотра дела, но Тифлисская палата уголовного и гражданского суда лишь утвердила решение уездного суда. Последовала жалоба крестьян в сенат, который в 1851 г. признал, что князья Мачабели не представили уважительных доказательств своих прав на владение осетинами, и поэтому отменил решения Тифлисского и Горийского судов. Князьям Мачабели в их претензиях отказали.

Следует отметить, что осетин всегда отличало мастерство в военном деле. Присягнув на верность Российскому Императору, осетины участвовали почти во всех войнах, которые вела Россия.

Примечательно, что за участие в боевых действиях на фронте русско-турецкой войны 1877–1878 гг. осетинскому дивизиону Терско-Горского конно-иррегулярного полка Александром II было пожаловано Георгиевское знамя.

После Октябрьской революции 1917 г. в Осетии довольно быстро победила советская власть: в марте 1918 года было вынесено постановление о признании власти Совета народных комиссаров. Однако в конце мая того же года была провозглашена Грузинская Демократическая Республика, которую в 1920 г. признала РСФСР в границах Тифлисской, Кутаисской и Батумской губерний со всеми уездами и округами; это автоматически повлекло за собой распространение суверенитета Грузии на территорию Южной Осетии, которая входила в состав Тифлисской губернии.

Таким образом, Осетия была разделена между двумя государствами — территория по северную сторону Кавказского хребта осталась в России, а территория по южную сторону была передана Грузии. Единый осетинский этнос оказался разделен на две части.

23 мая 1920 года в адрес ЦК РКП(б), Всероссийского ЦИК рабочих и крестьянских депутатов, Северо-Кавказского краевого комитета был направлен меморандум Юго-Осетинского Национального совета — центра политической самоорганизации Южной Осетии, в котором выражалась воля к объединению Южной и Северной Осетии в единое национально-государственное автономное образование в составе РСФСР. Реакция независимой Грузии была крайне жесткой: в регион были направлены войска во главе с Н.Жордания для устранения политического руководства революционного движения Южной Осетии. Одновременно действия карательных отрядов были направлены на прямое физическое уничтожение мирного населения Южной Осетии. Обвинительным приговором грузинскому правительству звучат выдержки из книги "Тяжелый крест" (Тифлис, 1920) палача осетинского народа Валико Джугели, прошедшего огнем и мечом по всей Южной Осетии. "Кругом весенняя, шумная тишина, ласково журчит горный ручей. Но нет покоя. Ибо всюду вокруг нас горят осетинские деревни. Ужасная расправа, но иного пути нет. Надо было подавить восстание и спасти нашу демократию... И мы без колебаний сделали выбор!.. И мы поняли, что нужно спасать страну, что настал момент, когда нужно вырвать собственное сердце и стать жестоким. Стать жестоким во имя высшего милосердия, вершины гуманности и высокой справедливости!.. Мы любим демократию, свободу, нашу демократию и Республику!.. Я со спокойной душой и совестью смотрю на пепелища и клубы дыма...". Карательные отряды чинили зверские расправы над населением, сбрасывали в пропасти людей, стариков, вспарывали животы беременным женщинам.

Вследствие проведения грузинскими властями военной операции из Южной Осетии в Северную через кавказские перевалы потянулись беженцы. По распоряжению В.И.Ленина для их устройства на постоянное жительство были отведены земли вблизи Владикавказа.

Методы и масштабы уничтожения осетинских сел и их жителей, санкционированные правительством Грузии, свидетельствовали о намерениях физически очистить Южную Осетию от осетин, "учитывая опасность внедрения... осетинского элемента, всегда глядящего на север, в страну более близких по типу народов, занимавшего стратегически важные пункты Главного хребта..." [Из письма П.А.Флоренского]. Необходимость отделить северных осетин от южных обосновывалась тем, что в противном случае "оба эти племени сольются в очень мощный этнографический клан...". Для решения осетинского вопроса правительство Грузии создало специальную переселенческую комиссию, в постановлении которой от 17 июля 1920 года указывается, что правительство "намеревается в первую очередь очистить от осетинского населения Джавскую котловину, села Мсхлеби, Бузала, Тонтобети". Таким образом, правительство Грузии выработало проект планомерного выселения осетин из пределов Грузии, а также из Южной Осетии, и переброски осетин на север, за Кавказский хребет [Из письма П.А.Флоренского академику В.И.Вернадскому. 11.11.1928 г. Ленинград].

В опустевшие осетинские села переселялись грузины. Исполняющий обязанности министра земледелия Грузии Мелания писал: "Число желающих переселиться в осетинские дома растет. Прибывшие начнут хозяйничать в оставленных домах и начнут работать в полях, где созрел урожай. Но переселенцы опасаются. Осетины иногда появляются в селах, занимают свои дома. Их опасаются не только переселенцы, но и местные грузинские жители... Просим усилить местную администрацию, увеличить количество милиционеров, оставить в Осетии больше военных сил". В итоге значительная часть территории Южной Осетии была заселена грузинами, а их удельный вес на рассматриваемой территории вырос до четверти общего количества. Имущество осетин было разделено между переселенцами-грузинами.

Трагические события, происходившие в Южной Осетии в 1920 г., наложили отпечаток на взаимоотношения грузин и осетин и после падения Грузинской Демократической Республики и установления в Грузии советской власти.

Наряду с позитивными изменениями, произошедшими в Южной Осетии в русле общесоюзной политики развития национальных окраин, республиканские власти Грузинской ССР подавляли развитие Юго-Осетинской автономной области как национально-территориальной единицы. Включение Южной Осетии в качестве автономной области в Грузинскую ССР ставило осетин в зависимое положение от грузин, с одной стороны, а с другой — развязывало руки грузинскому правительству. "Фактически, существовавшая система бюрократизма отдала землю, воду, воздух, историю и судьбу Южной Осетии в руки национального большинства" — грузин. Это проявлялось почти во всех областях жизни — в социальной, политической, экономической, культурной.

Поэтому после образования Юго-Осетинской автономной области в составе Грузинской ССР национальная воля осетин к объединению не ослабла, а наоборот, накапливалась и усиливалась. Так, в 1924 г. предложения осетин с просьбой объединить две Осетии, хотя бы в составе Грузии, были направлены к Г.К.Орджоникидзе. Но Москва не согласилась с этим предложением, и Орджоникидзе "спрятал в архив просьбу осетин". В 1925 году осетинская делегация направились в Москву к И.В.Сталину с просьбой объединить оба осетинских автономных образования в республику, но тоже получили отказ, хотя Сталин весьма серьезно рассматривал этот вопрос: "Внимательное ознакомление с делом убедило меня в том, что можно было бы согласиться на объединение Северной и Южной Осетии в Автономную республику..." [Из письма Сталина И.В. Микояну А.И. 23.05.1925 // www.abkhazeti.ru].

Следует отметить, что тема объединения Северной и Южной Осетии зачастую служила поводом к проведению репрессий. Так, в 1937 г. председатель ЦИК Юго-Осетии И.Джиджоев и первый секретарь Юго-Осетинского обкома партии Б.Таутиев были репрессированы по обвинению в создании контрреволюционной организации, целью которой было объединение Южной Осетии и Северной Осетии в так называемую "Независимую Осетию". И.Джиджоев и Б.Таутиев посмертно были реабилитированы.

В 1944 году часть южных осетин была переселена на место депортированных ингушей на территорию нынешнего Пригородного района Республики Северная Осетия–Алания; освободившиеся же земли Южной Осетии были заселены грузинами.

В последующие десятилетия дискриминация южных осетин перешла в другие, более "мирные" плоскости, в частности в сферы экономики и культуры. Экономически и социально Южная Осетия была намного беднее остальной части Грузии. За 70 лет пребывания Южной Осетии в составе Грузинской ССР в качестве автономной области жизненный уровень ее населения оказался на последнем месте в республике и был в 2–2,5 раза ниже, чем в среднем по Грузии. К концу 1980-х годов объем промышленного и сельскохозяйственного производства достиг соответственно 100 и 30 млн рублей (в ценах тех лет). Это примерно 1000 рублей промышленной продукции на душу населения, что в 2–3 раза ниже средних показателей по бывшей Грузинской ССР. Среднемесячная зарплата рабочих и служащих в народном хозяйстве Южной Осетии едва достигла 180 рублей, тогда как по СССР и Грузинской ССР она превысила к тому времени 250 рублей. Ко второй половине 1980-х гг. расходная часть бюджета Грузии ежегодно увеличивалась на 7–8 процентов, в то время как в Южной Осетии этот показатель оставался практически замороженным.

В кадровой политике республики были сильны перекосы в пользу грузинского большинства. Аппараты органов прокуратуры, милиции, юстиции стали комплектоваться из лиц, направленных из внутренних районов Грузии. Осетину или любому другому негрузину было очень сложно добиться руководящей должности. Эта диспропорция была четко обозначена и в высших органах власти.

Мероприятия в сфере образования также были направлены на искоренение национального самосознания осетин. Так, в большей части населенных пунктов Южной Осетии (кроме Джавского района и г.Цхинвал) осетинские и русские школы были заменены на грузинские, где преподавание велось на грузинском языке.

В 1951 году все делопроизводство Южной Осетии было переведено с русского на грузинский язык. B течение дня со стен зданий были сняты все вывески на осетинском языке, изъята и уничтожена литература на осетинском языке.

Вышеуказанные положения были отменены только в 1954 году.

Корректировке подверглась и историческая наука. В грузинской историографии роль и значение национальных меньшинств всячески занижались или вовсе замалчивались, тогда как все завоевания и достижения приписывались исключительно грузинам. Историческая географическая карта Кавказа также перекраивалась согласно этой политике. Тем самым детям с малых лет прививалось сознание того, что грузины являются носителями высокой культуры и помогают "некультурным" национальным меньшинствам выйти из культурного вакуума. Более низкий экономический уровень автономий по сравнению с республиканским центром отчасти служил своеобразным доказательством заявленного.

В 1977 году в новой Конституции Грузинской ССР грузинский язык был назван государственным языком, что автоматически превратило в миноритарные остальные языки, на которых говорило население республики. По Грузии прокатилась волна митингов, демонстраций, что усилило в республике политическую нестабильность, обострило межнациональную напряженность и ухудшило общественный климат. Введение государственного языка было еще одним звеном давно проводившейся властями искусственной ассимиляционной политики, которая помимо этого заключалась еще и в том, что в паспортах в графе "национальность" писали "грузин", а в свидетельствах о рождении осетинские и армянские фамилии переделывали на грузинский лад. Только за период с 1926 года по 1979 год в Грузии было "огрузинено" более 100 тысяч представителей других национальностей.

Конечным итогом политики и практики "тихого, скрытого" геноцида, проводимого правительством Грузии, явилось открытое выступление значительной части населения Южной Осетии в период перестройки, а затем кровавые события конца 1980-х — начала 1990-х гг. и августовские события 2008 года.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...