< Май 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Подписка rss
Поиск Поиск
Реформы российского образования и постсоветское пространство

06 сентября 2013 года
Закладки

От редакции "РН": Автор Кошлаков Георгий Вадимович — кандидат геолого-минералогических наук, зав.кафедрой экономики и менеджмента Российско-Таджикского (Славянского) университета (г.Душанбе, РТ), бывший (1984-1991 гг.) первый заместитель председателя Совета Министров Таджикской СССР.

Выступление Георгия Вадимовича "О некоторых аспектах реформирования российского образования и их влиянии на постсоветском пространстве" на конференции "Геополитическая динамика Центральной Евразии в начале ХХI века: проблемы интеграции, безопасности, межцивилизационного взаимодействия" (2 апреля 2013 г., г.Душанбе, Республика Таджикистан) опубликовано в информационно-аналитическом издании кафедры Социологии Международных Отношений Социологического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова "Геополитика. Центральная Азия" Выпуск XX, Москва, 2013 г.

***

Один из корифеев экономической теории Д.М.Кейнс сформулировал правило, которое является обязательным для исследования любых социальных и экономических систем. Коротко его можно дать в следующем изложении: необходимо изучать прошлое, чтобы понять настоящее и на этой основе прогнозировать будущее. Именно пренебрежение такой последовательностью приводит часто к непоправимым ошибкам в принятии управленческих решений на всех уровнях — от малого бизнеса до государственных преобразований. Вспомним хотя бы антиалкогольные указы и постановления 1985 г., которые привели к разрушению государственного бюджета СССР и, более того, явились первым шагом безобразно организованных перестроечных реформ и, в конечном счете, началом распада великой страны. Из всех многочисленных ошибок тогдашнего политического руководства можно выделить безграмотный лозунг — "перестройка и ускорение", который родился в результате игнорирования всего мирового опыта развития человечества. А опыт этот убедительно свидетельствует о полной несовместимости проведения ремонтов и реконструкций с одновременным ускорением движения управляемой системы в пространстве и времени.

Оставляя в стороне ностальгию по Союзу, попробуем ответить на вопрос, который до сих пор не получил однозначного толкования. Что явилось главной причиной развала СССР и кем были главные действующие лица в этом процессе?

Прежде всего, определимся в том, какая общественная формация царствовала на территории СССР. Какой круг людей осуществлял руководство государством? Сразу заметим, что под словом государство понимается отнюдь не хозяйствующий субъект, как декларирует большое число исследователей, а власть в лице всех ее трех ветвей — представительной, исполнительной и судебной. Берем на себя смелость утверждать следующее:

— на территории СССР никогда, ни одного дня и часа, не функционировала система, называемая социализмом, так как ни в какой момент времени принцип "от каждого по способности, каждому по труду" не осуществлялся;

— политическое устройство СССР можно назвать государством партийных функционеров в связи с существованием шестой статьи Конституции СССР и фактическим положением дел, когда все решения готовились даже не избранными в состав партийных комитетов всех уровней вплоть до ЦК КПСС, а нанятыми на работу инструкторами и инспекторами этих комитетов;

— из среды указанных в предыдущем абзаце формировались сплоченные ряды чиновников. Среди последних решающей силой были столичные чиновники, занимающие должности в управляющих структурах союзного значения, расположенных в Москве. Автор настоящего сообщения имел возможность высказать свое мнение об их компетентности, выступая на первом съезде Народных депутатов в 1999 г. Тогда я сказал, что кругозор абсолютного большинства столичного чиновничества не выходит за рамки МКАД. А об истинном положении в национальных республиках им мало что известно.

Сегодня, оглядываясь назад, можно с уверенностью подтвердить, что именно чиновничий аппарат, взращенный в недрах партийных комитетов, и был главной составляющей комплекса причин, приведшего к развалу СССР.

Сказанное выше не является мемуарами ради воспоминаний:

с великим сожалением можно констатировать, что история повторяется. На всем постсоветском пространстве, конечно, в разной степени, но, прежде всего в России, продолжается, а в некоторых случаях усиливается прямое воздействие на судьбы страны партийно-чиновничьего аппарата.

Правда, акценты смещаются — сегодня к столичным "вершителям судеб" добавились региональные, стремления которых ограничены только личными интересами, а знания сведениями, — почерпнутыми из "Википедии".

Подтверждением сказанному может служить ситуация, складывающаяся на сегодняшний день в образовательной системе не только Российской Федерации, но и в ряде бывших союзных республик, которые, непомерно гордясь своим суверенитетом, во многом копируют действия недавнего "старшего брата".

Прежде чем перейти к рассмотрению проводимых ныне реформ в системе образования, представляется необходимым сказать несколько слов о значимости затрагиваемой проблемы. Последнее время широкое распространение получили так называемые альтернативные оценки различных групп населения и даже целых наций и народов. Во многих публицистических и даже научно-исследовательских трудах можно обнаружить такие "обобщенные" характеристики, как храбрый народ — трусливый народ, честный — жуликоватый, воинственный — миролюбивый, ленивый — трудолюбивый и т.п. Совершенно очевидно, что такие оценки не могут приниматься всерьез: в каждом народе есть свои смельчаки и трусы, честные и воры, лгуны и правдолюбцы.

Но есть одно качество, которое определяет рейтинг нации. Это — уровень образованности. Только высокообразованное сообщество людей может рассчитывать на постоянный рост его благосостояния. Вполне оправдан тезис: "образование — фундамент благополучия нации". Вряд ли найдется кто-либо, сумеющий доказать обратное.

К сказанному нелишним будет упомянуть, что в современных условиях неизмеримо возрастает роль высокообразованных и хорошо подготовленных для деятельности в реальных условиях управленцев или, как сейчас принято называть, менеджеров. Без грамотного менеджмента на всех уровнях — от самых малых фирм до государств и даже межгосударственных формирований — предполагать высокие темпы социально-экономического и культурного развития представляется весьма наивным и необоснованным.

Профессор Н.И.Аглоненко в учебнике для ВУЗов "Системное руководство организацией" (изд. "Экзамен", Москва) очень правильно говорит:

 "...обучение руководству, как одному из сложнейших и важнейших видов деятельности, может и должно стать одним из государственных принципов... Все наши кризисы в различных областях есть суть только одного кризиса — кризиса профессионализма в руководстве. Ликвидируй мы этот кризис, и страна буквально взорвется в своем возрождении и экономическом буме".

Целиком и полностью соглашаясь с ним, нужно добавить,  что качество руководства (я бы лучше сказал — управления!) исключительно важно абсолютно во всех сферах, а в образовании еще во сто крат больше, т.к. его организация и методическое обеспечение является определяющим все остальное.

Посмотрим, что же сделано в этом плане за двадцать лет государственных суверенитетов на постсоветском пространстве. Забегая вперед, рискнем заявить, что и в России, и в других странах СНГ (и по источникам информации, и по собственному опыту в Таджикистане) проведена перестройка образования, во всяком случае точно в высшей школе, которую образно можно озаглавить одним словом: "формализация". На пути реализации этой сомнительной идеи был нарушен порядок действий, о котором мы говорили выше — первым шагом должно быть изучение прошлого.

В результате анафеме предан замечательный опыт российского образования, который во всем мире подтвержден главным аргументом — повсеместной востребованностью умов, взращенных системой российской, а затем и советской образовательных школ. На протяжении многих десятилетий, и особенно в девяностые годы, мы постоянно муссировали факт утечки мозгов в дальнее зарубежье. Позволительно спросить: "Если подготовка ученых и специалистов была несовершенной, то почему сегодня во многих научных центрах развитых стран (например, в Силиконовой долине) наиболее распространенным языком общения является русский?" Разве успешная работа в дальнем зарубежье подготовленных в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Ташкенте, Владикавказе, да и в Душанбе, специалистов не является подтверждением их высокого качества?

К великому сожалению определяющим лозунгом перестройки в нашем случае стало правило: "неважно как, но только так, как у них".

Выполняя эту заповедь, вершители судеб в образовании, все те же столичные чиновники, совершили целый ряд действий, назвать которые ошибками нельзя. Больше всего к ним подходит название "вредительство". Перечислим только некоторые:

*

1. Практически во всех обобщенных группах направлений высшего образования без всяких на то оснований была введена двухступенчатая система "бакалавр-магистр".

Не берусь утверждать, что она не имеет прав на существование в таких сферах, как филология, история, лингвистика, философия и др. Но при обучении искусству управления она никак не может конкурировать с подготовкой специалистов (так называемые специалитеты) — менеджеров, финансистов, бухгалтеров. Кроме резанного до четырех лет срока обучения, что приводит к появлению начетчиков, сокращению совершенно необходимой практики на производстве (о чем ниже скажем подробнее), эта система вносит сумятицу в стройную иерархию ученых степеней. Дело в том, что при сохранении кандидатской степени, а также обучения в аспирантуре стираются грани квалификации ученых. Собственно, само высокое понятие — ученый становится абсолютно аморфным. Но это еще не все. Мы готовим основную массу экономистов высшей квалификации для реальной экономики. Представьте себе владельцев и управляющих бизнес-структур, которым требуются бухгалтера и финансисты, а они получают бакалавров экономики! Для этого необходимо побывать на месте этих владельцев и управляющих, а подавляющая масса чиновников от образования в этой роли не бывала.

*

2. В ранг панацеи от множества бед, прежде всего от коррупции и взяточничества, возведен метод оценки знаний способом тестирования.

С упорством, достойным лучшего применения, он внедряется во все образовательные программы, т.е. двусторонняя беседа "экзаменатор-экзаменующийся" заменяется ответами "да" или "нет" на подобранные заранее их варианты. То есть фактически внедряется система "помню-не помню". Она весьма хороша для изучения, например, правил уличного движения. И абсолютно неприменима там, где необходима оценка логики рассуждений. Особенно в области управленческой деятельности. Здесь тестами пользоваться можно только в крайне ограниченном числе случаев, да и то в качестве вспомогательного метода. Кроме того, американские исследователи убедительно доказали, что жульничать при тестировании куда удобнее. Практика преподавания полностью подтверждает этот вывод: успешно прошедшие тестирование абитуриенты проявляют нулевую грамотность в тех дисциплинах, по которым их тестировали.

*

3. Начиная с 2011 г. прямым указанием в законодательном порядке осуществляется переход на федеральные государственные стандарты (ФГОС) третьего поколения в высшем профессиональном образовании России.

Не имея права судить о всех этих важнейших документах, скажем только о ФГОС по направлению "бакалавр менеджмента", кодификационный номер 080200. Он представляет собой образец деятельности, о которой великий баснописец сказал: "беда, коль пирог начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник". При этом напомним, что ФГОС является уложением обязательного исполнения. Чтобы не быть голословным, только несколько его характеристик:

— безусловным требованием указанного стандарта является приобретение обучающимися ряда знаний и требований, ныне "высоконаучно" названных компетенциями, в результате освоения базовых дисциплин, точно перечисленных. Так вот, в этом перечислении напрочь отсутствуют дисциплины, в которых эти компетенции излагаются. Приведем только один из многочисленных примеров такого, не побоимся сказать, безобразия: компетенция ПК-27 определяет требование, чтобы выпускник владел способностью оценивать воздействие макроэкономической среды на функционирование организации и органов государственного и муниципального управления. При этом в составе базовых дисциплин нет ни экономической теории, ни экономики фирмы, ни основ государственного и муниципального управления (ГМУ). Таких примеров более десятка;

— в целом в базовой части блока, который называется "Гуманитарный, социальный и экономический цикл", вообще нет никаких экономических дисциплин, кроме институциональной экономики, которую постигнуть просто невозможно без знания основ экономической теории. В то же время названный блок определяет общую подготовленность студента и должен быть освоен в опережающем порядке;

— в качестве основной базовой профессиональной дисциплины из небытия возникла "Теория менеджмента". Такое тенденциозное название позволило предположить, что разработчиками важнейшей для судьбы нашей экономики программы обучения стали авторы этого незаконнорожденного учебника. Дело в том, что до 2011 г. и переводные, и отечественные труды носили более скромные, но точно отвечающие содержанию названия: "Основы менеджмента", "Менеджмент" и т.п. Теории менеджмента в полном понимании этого слова просто быть не может — эта область человеческой деятельности предусматривает практическое использование системологии, экономики, психологии, эконометрики, информатики и др. для правильного выбора управленческих решений. Наши предположения подтвердились. Авторами первого отечественного учебника "Теория менеджмента" оказался коллектив под руководством профессора Лялина из Санкт-Петербургского Университета. А именно это учебное заведение чиновниками Минобрнауки РФ названо разработчиком нового стандарта по менеджменту. Об этом мы еще ниже скажем несколько слов;

— совершенно невероятной отстраненностью от реальных требований к уровню наших управленцев является определение в стандарте общей продолжительности трех практик (одна учебно-ознакомительная и две производственных!) в шесть недель! Предвыпускная (!) практика, появившаяся взамен преддипломной, в течение двух недель будет практически полностью потрачена на оформление прибытия и убытия студента!

Насколько нужны производственникам практиканты-фантомы? О каком знакомстве с производством и сборе материалов можно вести речь? В итоге — выпускная работа, представляющая плохую компиляцию, скаченную из компьютерных сетей! Остается только вспомнить В.И.Ленина,

который написал о народовольцах: "Как безумно далеки они от народа". Действительно, и разработчики стандарта, и чиновники Минобрнауки РФ, его утвердившие, очень далеки от реальных требований реальной экономики. 

Даже беглое перечисление некоторых недостатков нового стандарта обучения управленцев наверняка утомило тех, кто непосредственно не участвует в этом процессе. Но дело в том, что их изложение нами в письме на имя Министра науки и образования РФ с предложением направить ГОС для рецензирования нескольким практикующим менеджерам из разных сфер реальной экономики привело к неожиданному результату.

В ответе заместителя директора департамента государственной политики в сфере высшего образования С.М.Кочетовой, который мы получили через 2,5 месяца, содержится замечательный, но вполне прогнозируемый ответ: нам рекомендуют обратиться к разработчикам, ссылаясь на существующие правила. В письме высокого чиновника говорится: "Порядок разработки ФГОС установлен Правилами разработки и утверждения федеральных государственных стандартов, утвержденными постановлением Правительстве Российской Федерации от 24 февраля 2009г. №142. Правом внесения изменений в ФГОС обладают разработчики конкретного ФГОС". И нам советуют обратиться в Санкт-Петербургский государственный университет.

Опять по И.А.Крылову — "и щуку бросили в реку". Но бросили не просто так, а еще и реку перепутали. Дело в том, что указанные выше Правила, утвержденные Правительством РФ, касаются не самих стандартов, а только их проектов. И именно на стадии проектирования предусматривается направление замечаний разработчиком. Мы же говорим о документе, уже утвержденном Министерством. А в пункте 7, подпункт г) этих правил указано: "7.Минобрнауки РФ...г) вносит изменения в стандарты". Другими словами, не ведаем, что творим. Или ведаем? Но с какой целью творим?

*

4. В последнее время чиновниками от образования постоянно выдвигаются требования использования в процессе обучения литературы, изданной в последние 5-7 лет.

Ссылки на более ранние издания расцениваются в качестве недопустимых. Неужели эти, с позволения сказать, специалисты во всех областях имеют право устанавливать табу на признанных во всем мире авторов, даже классиков? Например, мировой опыт управления качеством продукции целиком подтверждает выводы замечательных менеджеров Э.Деминга и Д.Джурана, труды которых относятся к 80-м годам прошлого столетия. Так что лучше — рекомендовать студентам первоисточники или весьма посредственное их изложение в сегодняшней литературе? Как издается последняя, известно всем. И снова — сугубо формализованный подход без всякой дифференциации.

*

5. И, наконец, повсеместное директивное внедрение кредитно-рейтинговой или балльно-рейтинговой системы оценки знаний, появившейся на свет из так называемой Болонской школы.

В принципе, эта система вполне имеет право на жизнь, если выполняются ее содержательные основы. Однако, опять все формализуется в крайней форме.

Опять предаются забвению многократно проверенные приемы и традиции российского и советского образования. Не вдаваясь в детали, утверждаем, что кредитно-рейтинговая система в том виде, как она реализуется, в частности, в Таджикистане — это урод на глиняных ногах.

Здесь пренебрегают ее главным принципом — использованием асинхронного обучения, когда каждым студентом может быть выбрана своя "траектория" освоения материала. Ни система финансирования, ни контингент преподавателей, ни отсутствие необходимого числа и качества академических консультантов, ни материальная база категорически не позволяют реализовать разработанную в Болонском университете систему. Информация о ряде провинциальных ВУЗов России говорит о том, что и там ситуация аналогична изложенной. Возникает вопрос: для чего и кому это необходимо? Тем более, что в недавно утвержденном Законе об образовании РФ, который вступает в действие с сентября 2013 г., скромно, только в одном пункте, говорится о возможности использования кредитов (зачетных единиц). И нет ни слова о неизбежной необходимости этого.

*

К сказанному можно добавить повсеместную фетишизацию персональных компьютеров, которая вместо выявления настоящих талантов приводит к зомбированию, низвержению с престола Её величества книги, полной дискредитации самого лучшего способа обучения — живого общения того, кто учит, с тем, кто учится. Сегодняшнее состояние использования вычислительной техники сходно со стрельбой из пушки по воробьям. Там, где можно обойтись обычным калькулятором и даже древними счетами с косточками, мы тратим силы и средства на написание компьютерных программ, обслуживание и ремонт сложной техники. Автору уже неоднократно приходилось писать и говорить о том, что система "человек-компьютер" являются огромным достижением прогресса, когда пользователь хорошо подготовлен к восприятию и анализу материала. И, наоборот, это система является коллективным вредителем, когда последний не может в силу своей недостаточной грамоты отличит зерна от плевел. К сожалению, последний вариант встречается гораздо чаще первого.

Вспомним еще раз о том, что образование — фундамент благополучия нации, а высококачественная подготовка управленцев — единственный путь социально-экономического развития. И в связи с этим сделаем вполне допустимый на сегодняшний день вывод. На постсоветском пространстве проводится акция по разрушению фундамента и планомерному ухудшению качества управления социальными и экономическими процессами. Как и кем она инициируется, судить очень сложно. Но то, что она осуществляется той же категорией людей, которая приложила максимум усилий для стагнации экономики стран СНГ во времена развала СССР, безусловный факт.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...