< Октябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Подписка rss
Поиск Поиск
Отвечая на упреки

24 сентября 2013 года
Закладки

Меня иногда упрекают в том, что пишу, говорю, исследую вещи и предметы малоприятные, негативные. Ну, нельзя же так, говорят мне. Все только о плохом, да о плохом. Вокруг ведь столько хорошего. Жизнь всегда состоит из противоположностей. Вот вы говорите о кризисе, о деградации России, о неграмотных и продажных чиновниках и политиках, о негодной модели страны, об утрате реального суверенитета, о подчиненности Америке и ФРС. Вы прогнозируете кризисы и испытания. Вы говорите о том, что страна пришла на грань устойчивости, разумности своего жизнеустройства и это все даром не пройдет. Что элита неспособна развернуть траекторию страны, даже если об этом полутайно думает ее лидер. Что нужно размежевание и сбор сил, объективно думающих и способных предложить стране иной путь развития, уберечь ее от суперкризиса.

Да, я все это пишу. Почему пишу о демографическом кризисе, и кажется кому-то, не пишу о том, что повысилась рождаемость?

Да потому, что главное в теме демографии не в этом! Потому, что исследование показывает, что она повысилась исключительно за счет положительной волны рождаемости 1986-89 гг., когда веяли ветры надежды перестройки, перемен, оптимизма. Тогда родившиеся — сейчас стали в свою очередь родителями. Но сказав это, я должен сказать, что правительственная программа демографической политики никуда не годна и не дает результата. Что даже материнский капитал собираются отменить. О том, что сейчас преобладает не оптимизм, а совсем наоборот, что тогда, в 80-х, маразм КПСС-ной идеологии и политики крепчал и стимулировал людей на перемены. И что сейчас маразм либерального космополитизма только крепчает, а настроений и понимания, что происходит и в чем выход — в общем-то нет. Ситуация едва ли не хуже, чем в последние годы при СССР. Хотя оптимизм появляется в понимании того, что вероятность поворота растет при приближении к краю. Просветление в мозгах наступает.

Т.е. опять получается, что

мысль и анализ автоматически поворачивает на причины, на обобщение и нахождение природы процессов, текущей изменчивости, на стремление разгадать их и дать прогноз — куда дело движется. Дав прогноз — подсказать людям, властям, всему свету: не туда идем! Не так нужно!

А сказав так — и взяв на себя некую обязанность, самому ответить на вопрос: что делать-то?

Конечно, есть успехи и хорошее. Однако за каждым этим радующим обстоятельством ставится союз НО, а после него такое тяжелое, противоположное и перекрывающее, такое тревожное, что именно оно становится акцентированным.

Отчего эта привычка? Почему действительно не говорить о достижениях, успехах и этим ограничиваться?

Дело не только в характере. Любой человек, находясь в условиях реальной жизни, получая различную информацию, как-то на нее реагирует. Обычный человек обычно движим характером. Легкий он или тяжелый. Оптимист человек или пессимист. А часто он и профилактирует настроение: выпить, отвлечься. Есть же такая технология: хлеба и зрелищ — и вопросов не задавать. Впервые это очень остро я почувствовал в Америке — ее давно уже в такое состояние переводят. А сейчас в стадо российский народ пытаются переделать.

Но если твоя реакция как-то связана с профессией, то ситуация уже иная. Посмотрим на нее.

В жизни всегда есть цели. И обычно они позитивны: всем хочется хорошего, улучшения, прогресса, хочется добра. И ловятся признаки, свидетельства, а то и миражи о наступлении этого "хорошего". Если вы представитель власти, то она всегда себя хвалит. Это называется пропагандой. Неважно геббельсовской или горбачевской, или современной. Это закон для власти. Эшелоны пропагандистов этим занимаются. Деньги за это получают. Привирают и стараются. Росстат привирает, чтобы информация была бы комплиментарной для начальства. Стагнация… рецессия. ВВП уже валится, а они все причитают и словами жонглируют. Социологические официальные фонды и центры привирают, чтобы выборы в пользу власти прошли. Так и живем, привирая.

Но это ладно. Важнее явление самообмана. Ведь так хочется верить в лучшее, хочется надеяться на то, что вот оно — приходит хорошее и правильное. Ах, обмануть нас так нетрудно, мы сами обманываться рады. Вот так и побеждает ложь и худое, маскируясь или манипулируя самообманом вполне добрых, наивных и патриотичных людей.

Такие детали отношения к действительности характерны для СМИ, искусства, пропагандистских и официальных институтов. Для обычных людей.

Но другая ситуация возникает, когда ты из интерпретатора и наблюдателя входишь в положение активно действующего человека, цель которого не только мечтать и воображать о хорошем, но ДОБИВАТЬСЯ его. Цель ставится — добиться хорошего, лучшего, более светлого, доброго и правильного.

В этом случае цель ставится только при наличии расхождения мечты и реальности. Цель существует только тогда, когда она еще не реализована. Реализованная цель исчезает, хотя тут же возникает новая. Цель возникает тогда и только тогда, когда с чем-то в жизни вы не соглашаетесь. Но это возможно, только если у вас есть представление о ценности, о правильном для нашей жизни, об идеале. Критерий добра нужен. Если вы запретили идеологию для страны в ее конституции, идеологию как собрание ценностей и критериев добра, то вы не в состоянии поставить цели. Не поставив цели, вы "выключаете" управление. Становитесь наблюдателем. Расписываетесь в беспомощности. Результаты развития начинают происходить не от ваших представлений о добре, а от противоположного. Именно это сейчас со страной и происходит.

Но цель ставится только при наличии проблемы, как обстоятельств, торпедирующих вашу ценность. ПРОБЛЕМА — есть условие для действий. Нет проблем — нет желания, да и надобности действовать. Полное удовлетворение — это смерть развития. Полностью удовлетворенный человек — абсолютно несчастен. Это кусок органики (как амеба) — не более.

Т.е. становится принципиальным, что движитель целеполагания, действия, развития заключен в НЕУДОВЛЕТВОРЕННОСТИ. Только она подвигает к развитию. Так с этого наше размышление и началось.

Получается, что наука, к которой я стремлюсь относиться, принципиально нуждающаяся в задачах и их решениях, включена именно в нарисованную цепочку. Научная или практическая задача — это постановка вопросов о путях преодоления проблем, торпедирующих вашу цель-ценность. Задачи не бывает без проблемы. Проблемы не бывает без цели. Цели не бывает без ценности. Хоть желудка, хоть души. Человеческая цена, правда, разным ценностям и целям, таким образом, разная. Ну, это кто как хочет жизнь прожить: либо желудком, либо душой.

Поставив задачу, получаем возможность выбирать средства, решать ее, действовать. Значит, мы становимся активными, действующими. Фактором развития и прогресса. Вот и пришли к важному пониманию.

Если же вы всем довольны, если вы строите себе мифы вместо реалий, видите только поверхность, ведетесь на пропаганду властей, хвалящих себя без оснований, поддаетесь манипулированию сознанием, то вы теряете шанс быть активным миростроителем, шанс двигать жизнь к лучшему. Вы потеряны для реальной ответственности за свою страну. Вы вторичны от манипуляции и от ситуации. Вы наблюдатель.

Шанс двигать мир к лучшему возникает только, если вы видите проблему, неустроенность, несправедливость, дрянь, "плохое". Чем больше у вас желание все это менять и преодолевать, тем сильнее ваше чувствилище на подобные явления. Вы их, прежде всего, видите и акцентируете.

Формула возникает очевидная: если что-то хорошо, так оно и хорошо! Порадуемся да и только. А вот если что-то плохо, то возникает энергия действия, само действие и …жизнь того сорта, о котором в начале размышления и заговорили.

Итак, профессиональная деятельность ученого, политика, государственного деятеля не может не иметь дело с проблемами: это отправная точка в их деятельности. Не поставив проблем, не обнаружив их — ты не будешь эффективным профессионалом. Мечтателем, обманщиком, беспомощным имитатором, манипулятором, наивным будешь. А эффективным профессионалом не будешь. Если власть сама себя хвалит, и только хвалит — ее ждет именно такая судьба.

Конечно, важно соотношение психологической природы. Оптимизма и пессимизма. Как говорилось, без проблемы (негативной оценки), вроде бы принадлежности пессимизма, — действия и развития не будет. Но без оптимизма тоже! Если не веришь в успех, не увлекаешь своей верой людей, то никакие сверхзадачи, подвиги и эти самые успехи и свершения не будут достижимы! Вот и получается, что как во всем в жизни — и тут нужен баланс. Неправ безоглядный наивный оптимист, верящий на слово, когда оно может быть простой пропагандой и обманом. Но неправ и беспросветный пессимист, у которого руки опускаются от безнадеги, и от которого у других людей руки тоже опускаются от беспросветности проблемного поля.

Поэтому, когда я слышу упреки в том, что все в моих "писаниях" о плохом, да о плохом, — поверьте, хорошо все понимаю. И упреки эти, если смотреть поверхностно, формально правильны. Понимаю все эти соотношения и мотивацию упреков. Просто, когда мы ставим задачи на мозговые штурмы: отыскать что же хорошего, в чем прогресс, а не деградация у нас в стране, что действительно есть указание на движение к успеху, то соотношение по моей практике (не личной, а коллективной), соотношение представлений людей о успешности или неуспешности России примерно 1:20. Это очень низкий показатель. Вполне правомочно характеризовать ситуацию, как тотальный неуспех, тотальную деградацию.

Так одни делают из нашего подхода и материалов следующий вывод. "А…это все от испорченного характера. Знаем мы этого Сулакшина. Вечный пессимист. Чего его слушать…".

Но другие начинают думать и более серьезно относиться к науке, анализу, прогнозированию, к нашим предложениям. Я очень этому радуюсь.

А сам делаю вывод о необходимости сверхусилий, чтобы помочь нашей стране. Если никто о ее проблемах не скажет, не прокричит обоснованно как маленький мальчик в сказке — "а король-то голый", — откуда будущее у России возьмется? Пока оно только в планах, написанных в переводе с английского в 90-е годы геополитическими победителями "оккупантами", определено. Незавидное, надо сказать, будущее.

Будущее надо планировать на русском языке, строить самим и действовать. Не только играть, пропагандировать, выискивать крохи успеха на фоне тотальной деградации, не удовлетворяться имеющимся, а стремиться к иному. Вряд ли самое правильное на тонущем Титанике было радоваться тому, что стюард аккуратно расставлял валющуюся посуду на столе и поправлял перекосившиеся картины на стене.

Нам нужна существенно иная страна. Нам нужно, чтобы мы не тонули. Проблем — как к новой, постлиберальной России перейти, — не пересчитать. Наверное, поэтому кажется, что мы полные пессимисты. Но это обманчивое ощущение.

Это только от того, что, может быть, наш системный научный подход высвечивает больше, чем видно на первый взгляд, акцентирует внимание не на успехах, а на неудачах. Но ведь видно же из вышесказанного, что это для того, чтобы действовать! Чтобы больше стало поводов для радости и гордости нашей Россией!

На самом деле именно мы — оптимисты. Оптимисты действия. Оптимисты понимания. Оптимисты уверенности в будущем России. Уверенности в том, что без нашего действия будущее у нее незавидное. Даже точнее. Будущее будет не у России, а у каких-то ее огрызков, какого-то мутанта на ее месте.

Держитесь правды. Она всегда существует.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...