< Июнь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
Подписка rss
Поиск Поиск
Украина: от "Бесов" до бесов

02 октября 2013 года
Закладки

От редакции "РН": В 2008 году, комментируя участие украинских военных на стороне безумного Саакашвили в войне 08.08.08 Аркадий Мамонтов сказал что "Украину оккупировали бесы". Украина — историческая Малороссия, исток Руси и русского народа — стремительно покрывается коричневой плесенью, при попустительстве властей казалось любых политических флангов. Уже и на русском Юго-Востоке Украины пробуют себя нацисткие шабаши.

И в этом ряду футбольный скандал во Львове, когда разгоряченная многотысячная толпа в вышиванках скандировала и вскидывала руки в фашистких приветствиях под портретами Бандеры, Коновальца, штандартами дивизии СС "Галичина" и кельтскими крестами — обыкновенное событие. Такое рядовое, что львовский мэр на стадионе не заметил вообще ничего необычного. Неожиданна только реакция руководства ФИФА, принявшая решение на 5 лет запретить матчи ФИФА на "Львов Арене", остальные матчи чемпионата проводить в Украине при пустых трибунах, и наложившая прочие взыскания. И совершенно закономерно удивление украинского спортивного функционера Стороженко, пораженного суровостью ФИФА, вопрошающего "как?! за что?! аж три наказания за одно нарушение?!!". Конечно, украинского чиновника можно понять — с его стороны и нарушение-то мелкое, несерьезное.

В самом деле, не было ведь, дескать, никакого насилия, никого не били! "Роман Шухевич и Степан Бандера не преступники, чтобы запрещать их портреты. Оба на Западной Украине пользуются популярностью. Странное решение FIFA", — вторит ему лидер львовских футбольных ультрас. Но совершенно забавно выступил на шустеровских посиделках "свободовский" депутат Ильенко: надо, мол, написать письмо в ФИФА и объяснить им (они ж там все невежды!), что Бандера и Шухевич — наши герои!" 

И это реальность современной украинской гуманитарной политики героизация ОУН-УПА, СС Галичина, "примирение" ветеранов Красной армии и стрелявших им в спину бандеровцев, утопивших в крови свой народ. Ради сверхцели духовного отрыва Украины от России, Русского мира, отравления русофобией молодого поколения для чего все средства хороши, вплоть до гибельной недо-евроинтеграции.

Об этом духовном бесовстве, его причинах и следствиях размышления Александра Сасовского из г. Белая Церковь, опубликованные в украинском еженедельнике "2000".

***

Достоевский ушел из жизни, когда, по его собственным словам, Россия колебалась над политической бездной, в которую ее толкали революционеры. Был в жизни писателя момент, когда он сам стоял над бездной небытия в ожидании казни на Семеновском плацу Петербурга. Из романа в роман переходили его потрясения теми минутами ожидания, и вопросы, которые, в зависимости от нужд вопрошавших, именовались то вечными, то мировыми, то проклятыми.

Эти-то т.н. вопросы Достоевского сейчас и догнали Украину у края тщательно вырытой ее собственными усилиями пропасти, старательно углубляемой в последнее время наглеющими националистами.

За десятилетие до ухода Достоевский написал свой самый пророческий роман — "Бесы", поведение в котором жаждущих революционной крови "взрывателей" можно экстраполировать за его пределы, примерить к современной украинской ситуации. Нашим политикам давно пора обратиться к Федору Михайловичу

с вопросами: что делать с массовым общественным психозом, как уберечь страну от безудержного тиражирования фашизма, как изменить ситуацию, при которой совершенно обесценена жизнь человека?

Да что там одного человека — миллионов; для описания таких явлений западными либералами даже используется физический термин "энтропия". Конкретной "слезинке ребенка" по Достоевскому места в украинской энтропии давно нет.

Украина не может остановить дикую игру в конфронтацию — Достоевский именовал это бесовством, проецировал его на будущее, за которое его революционные литературные радетели человеческого счастья требовали миллионы жизней. Петруша Верховенский в "Бесах" передразнивал своих оппонентов, что "сто миллионов голов — это, может быть, еще и метафора..." "Свободовские" петруши уже вовсе не метафорично из парламента(!) угрожают обществу войной, фарионовское витийствование о полезности гражданского конфликта для нации отдает инфантилизмом взрослого человека, задержавшегося в умственном развитии.

Наследники нацизма и бандеровщины в ВР постоянно озвучивают ушедших, казалось, в небытие националистических бесов, глушат русскоязычное "товариство" истошным русофобским визгом. И абсолютный запрет "не убий!", который звучит в "Бесах", в последнее время неожиданно становится созвучным жесткой реальности в Украине, приобретающей черты русской эпохи "взрывателей". Вот уже и зарубежные СМИ нашептывают: "Украина близка к первой крови". Наши петруши пока предпочитают находиться среди парламентских словесных "бомбистов", но надолго ли хватит у бесов терпения? Не лишатся ли они инстинкта самосохранения, поставив страну колебаться над бездной?

Наши бесы не только не в ладах с миром (черта Гитлера, отмеченная Лоуренсом Ризом, — см. "Харизма Гитлера: завести миллионы людей в пропасть" Константина Василькевича, "2000", №25(658), 21—27.06.2013) — каждый из них не в ладах с самим собой.

Ненавидеть и разрушать — единственное, что они умеют делать по-настоящему. Поговорка "Если живешь в стеклянном доме — не бросайся камнями" не для наших бесов. Невозможно понять и окаменевшее лицемерие государства, равнодушно смотрящего на националистическую бесовщину.

Сложна и противоречива наша история, и только безумец (особенно опасный, когда причастен к управлению государством) может заявлять с трибуны законодательного органа: "Вы хотите войны — вы ее получите", — и считать себя во всем правым, а всех других — виноватыми. Весь мир виноват перед нашими петрушами, а они — ни перед кем!

Именно из этого чувства, последовательно культивирующегося национализмом, вызревает зоологический эгоцентризм. Именно этим путем идут наши бесы, пополняя список ежегодных претензий ко всему человечеству в целом и к своим ближайшим соседям в частности. Никто не умел, как Достоевский, замечать и показывать ту черту, порой еле различимую, за которой в таком "страдальце" вызревает будущий мучитель, жертва становится палачом, хотя постоянно считает других обидчиками.

Помню, как трудно было найти книги Достоевского в начале 1960-х гг., когда кровавые военные события уже начали затягиваться на людях в шрамы памяти. И читая про Родиона Раскольникова, разгуливающего с топором по Петербургу, непросто было отделаться от параллелей с кровавыми бандеровскими преступлениями, от которых пострадали многие семьи моей малой родины.

Главной чертой любого политического надлома всегда был раскол этнического поля, когда "брат пошел на брата". "Красная" и "белая" половины России вступили в войну на взаимное истребление в 1917-м, инкубационный период националистического надлома расколотой Украины, за которым возможно такое противостояние, заканчивается. Русский надлом породил ярких и беспринципных революционных пассионариев вроде Верховенского из "Бесов", генератора сумасбродных идей, реализация которых на практике большевиками стала кровавой баней для народа.

Украина заимела дюжину доморощенных беспринципных верховенских, постоянно сколачивающих трамплины для собственной политической карьеры из подручного человеческого материала. Бредовые революционные проповеди в "Бесах", как и бредовые инициативы наших петруш, кипят презрением не только к народу, но и к собственным "шелудивым" революционным кучкам, которые сколачиваются для очередной смуты в стаи и стайки. Там, в романе, два беса, верховодящие псевдореволюционной шпаной, уговаривают третьего возглавить революцию.

Как верно соотносится описанное Федором Михайловичем полтора столетия назад с современной украинской ситуацией: оппозиция уговаривает томящегося в темнице "оранжевого" беса возглавить поход против "антихриста", имеющего, по представлениям мелких бесов, красный и бело-синий окрас.

В Украине так и не создан механизм ротации политической элиты, и наша оппозиция выстроена на предельном и радикальном отрицании власти. А власть не заинтересована в приливе свежих сил, подбор руководящих кадров в ней осуществляется по родовому принципу, что значительно облегчает оппозиционерам роль врага системы и "защитника" народа. При нашей политической неустойчивости, когда тысячи "юношей бледных со взором горящим" (надо было видеть глаза бывшего министра МВД Луценко в те минуты, как он рассказывал, что добился-таки у охранников Лукьяновской тюрьмы разрешения показать ему расстрельную камеру, — не только простым любопытством был одержим мелкий политический бес увидеть именно это место!) мечтают пустить кровушку режиму, забывая о том, что крайними окажутся, по Достоевскому, "серые зипуны".

Государство сделало массу непоправимых уступок националистическим "бесам надлома". Альфа и омега историософии Достоевского — вопрос, для чего необходимо это самое государство, — для "серых зипунов", которые кричат о своих нуждах, или для самого себя любимого? Ответ очевиден.

Политики, которые два десятилетия назад планировали в Украине радикальное переустройство общества, могли многого не знать для перестройки доставшегося от СССР государственного дома. Однако они обязаны были знать цель, во имя которой при их управлении будут происходить тектонические сдвиги в психологии людей, кардинальное переустройство экономики, социальной сферы. Прошедшие десятилетия независимости показали, что слишком дорого нам может обойтись незнание такой цели, ибо уровень политической просвещенности наших политиков с момента получения собственной государственности так и не вырос до истинного знания предмета.

Это парадоксально, ибо нигде в мире слово "государство" столь часто не употребляется всуе, как в Украине. В речах наших политиков "государственный" — давно и прочно синоним слова "правильный". Чаще всего оно употребляется тогда, когда речь идет об исключительно показушном государственном патриотизме. Мы ежеминутно слышим о "государственном подходе", "государственной позиции", "интересах государства". На самом деле причины здесь перепутаны со следствием: любое независимое государство создается людьми для того, чтобы служить прежде всего интересам этих людей. И когда наши "государственники" призывают нас служить интересам по факту чуждого миллионам обездоленных квазинезависимого государства, они призывают всех служить тому, что слепили в 1991 г. на развалинах СССР националисты.

Один из продуктивных смыслов любого государства, равно как и человеческой семьи, — всемерное накопление материальных и духовных средств для жизни последующих поколений, которым предстоит непрерывно обустраивать жизненное пространство. Если такого накопления нет — и семью, и страну невозможно обезопасить от катаклизмов. Смыслом современного украинского государства стало накопление исключительно внешних долгов. Государство давно залезло в карманы будущих поколений, не положив в копилку будущего ни гроша. Украина заимела лишь некие символы государственности, но так и не приобрела цели, во имя которой должны жить и созидать ее граждане, демонстрируя исключительно процессы саморазрушения.

Нашу политическую элиту никто в современной гей-озабоченной Европе за серьезных политиков не считает. Все они — существа, которые противопоставили действительности предвзятую концепцию "европейского выбора" и хотят во что бы то ни стало втиснуть в нее эту действительность.

В Украине найдется немного людей, кому нравится эта власть. Но если сделать выбор в пользу тех, кто не в ладах с миром, страна будет стоять на майдане в ожидании казни, как когда-то стоял на Семеновском плацу в Петербурге автор "Бесов". И в этом трагедия Украины.

История знает немало случаев политического суицида народов. Один из них — когда люди доверились бесам с гитлеровскими чертами характера. И что бы сказал в этом случае Федор Михайлович? "Племя самоубийц!"

Источник

***

*** 

 

***

 

*** 

Использованные материалы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10 

Фото:  Валерия Шмакова, Reuters

 

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...