< Ноябрь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
Подписка rss
Поиск Поиск
К 200-летию Гюлистанского договора: истоки русско-дагестанских связей

12 октября 2013 года
Закладки

От редакции "РН": Автор Магомед Гасанов — доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории Дагестана Дагестанского государственного педагогического университета, профессор, заслуженный деятель науки РФ и РД.

Опубликовано в газете "Дагестанская правда". 

***

Дагестан частью России стал не вдруг и не сразу. Этому предшествовал долгий путь развития русско-дагестанских отношений. Связи дагестанских горцев с русским населением уходят в далекое прошлое.

Раннему развитию русско-кавказских и русско-дагестанских связей содействовало то обстоятельство, что из европейских народов географически наиболее близкими к Кавказу были славяне.

Тема взаимоотношений Дагестана со славянами, с русским населением стала предметом изучения в XVIII, XIX и ХХ вв.

Начало русско-дагестанских связей восходит к предкам русов — славянам, о чем свидетельствуют археологические материалы. Так, Е.Крупнов отмечал о контактах племен Северного Кавказа и племен катакомбной культуры южнорусских степей еще в эпоху бронзы. Полагают, что уже в XIII в. до н.э. был известен Волжский путь, который связывал различные племена.

Связи дагестанских племен со славянами усилились в скифо-сарматский период. Скифская эпоха привела к дальнейшему оживлению хозяйственно-культурных взаимоотношений населения Кавказа с окружающим миром, в том числе и с предками славян. В состав скифского царства, наряду с другими племенами, входили предки славян и дагестанских горцев. "Еще в античную эпоху, — писал академик А.Нарочницкий, — предки славянских народов и северокавказское население находились в тесных контактах с огромным скифо-сарматским миром, протянувшимся от Дуная на западе до Алтая на востоке". Общение славян с народами Кавказа продолжалось и в V-IV вв. до н.э.

Представление о том, что народы, отдельные племена в древности располагались там, где и теперь, на тех же местах и в тех же границах, является ошибочным. Они активно кочевали. Это происходило по разным причинам. Либо на них нападали враги и оттесняли их на другие места, либо шел бурный рост народонаселения в благоприятных для жизни местностях, территории племени, естественно, требовали расширения, либо более или менее крупные группы соплеменников уходили на новые земли, добиваясь разрешения своих социальных или экономических вопросов.

С обоснованием на Северном Кавказе сарматов происходит процесс взаимодействия между ними и праславянами.

Дальнейший этап развития связей племен Восточного Кавказа с древнеславянским миром связан с возникновением Кавказской Албании. Это государство, занимая выгодное географическое положение, находилось в контактах со многими племенами, странами, в том числе и с предками славян.

Многочисленные, но разрозненные племенные союзы Восточной Европы и Предкавказья не могли выдержать стремительного натиска гуннов. Контактирование славян и предков дагестанских горцев в этот период не прекратилось.

Во второй половине VI в. было положено начало новой трассы Великого Шелкового пути, сыгравшего немалую роль в связях славянских племен с населением Дагестана.

Интересным представляется сообщение персидского автора X в. Балами, который в связи с событиями VII в. сообщает, что на территории между Дербентом и Беленджером живут русы. Следует полагать, что речь идет о колонии русов, которые обосновались в приморской части Дагестана.

Дальнейший этап развития русско-дагестанских отношений связан с возникновением на территории Дагестана самостоятельных политических владений, а также со складыванием и образованием древнерусского государства.

Следует отметить, что и территория, занимаемая Дагестаном, где скрещивались пути торгово-экономического и военно-стратегического значения, также привлекала внимание ведущих держав раннего средневековья. В это время на территории современного Дагестана существовал ряд государственных образований — Лакз, Табасаран, Серир, Кайтаг, Гумик, Зирихгеран, царство гуннов и др., а в приморской части локализовались города — Дербент, Урцеки, Семендер и множество крупных аулов, через которые проходили пути торгово-экономического и военно-стратегического значения.

К VII в., конкретно к 626 г., относятся сведения о контактах славянских племенных союзов с прикаспийскими областями Кавказа. Русские купцы, как сообщают раннесредневековые источники, "идут в Джуржанское (Каспийское) море и высаживаются на его берегах где хотят". Все это дает основание полагать, что русы прочно обосновались на дагестанском побережье Каспия и создали здесь постоянную базу с целью укрепления своих позиций в регионе.

Исследователи единодушны в том, что в VII-VIII вв. русы прибыли на дагестанское побережье Каспия по торговым делам.

На приморской территории Дагестана скрещивались торговые пути из Ближнего Востока, Закавказья, Средней Азии, Поволжья, Восточной Европы. Русы и лезги поддерживали между собой и политические связи.

Известно, что

в VII-VIII вв. происходили арабо-хазарские войны, в которых наряду с горцами Дагестана участвовали и славяне, известные как сакалибы. Хазары и союзные им северокавказские народы своей героической борьбой в VIII в. остановили арабскую агрессию в Юго-Восточную Европу.

В этом большое историческое значение имела совместная борьба народов, объединенных в составе Хазарского каганата, против экспансии Арабского халифата.

Характер взаимоотношений русов и дагестанских народностей начал меняться с усилением Хазарского каганата, находившегося значительно ближе к Руси и закрывавшего ей пути на юг. Хазарская опасность заставила славянское население юго-востока создать оригинальную форму защиты от степняков: в долинах Сейма, Пела и Ворсклы были воздвигнуты укрепленные деревни.

Связи дагестанских народов с русами вступили в дальнейший этап с усилением Киевского государства.

Восточные путешественники описывают Русь как огромную державу. Этот период в истории Киевской Руси характеризуется не только огромным территориальным охватом, но и внешнеполитической активностью от Русского моря и "Славянской реки" до Византии, Анатолии, Закаспия и Багдада.

Именно через Хазарский каганат восточные славяне поддерживали контакты с государствами и обществами Кавказа.

Появление в IX в. Киевского государства указывало на переход исторической инициативы в Восточной Европе из рук Хазарии в руки древнерусской народности. Почти одновременно источники отмечают настойчивые усилия древних русов по укреплению и расширению традиционных торговых связей и интенсивные поиски ими новых путей.

Волжский путь выводил их в Каспийский бассейн, где они не могли миновать Дагестан, расположенный на важнейшем историческом пути вдоль западного побережья Каспия.

В истории морских походов русов на Каспийское море исследователи отмечают два этапа: на первом этапе, до середины X в., поездки русских в Закавказье и на Каспийское море предпринимались с целью торговли, а иногда они носили характер походов с целью восстановления нормальных торговых отношений, да и для захвата военной добычи. С середины X века наблюдаются изменения в организации походов, меняются их цели. Русские дружинники стремились обосноваться в Закавказье, восстановить прерванные войной экономические связи и наладить хозяйственную жизнь, установив дружеские отношения с населением завоеванных ими городов и областей.

В 965 г. русы захватили Саркел (Белую Вежу), Итиль и Семендер и разрушили их до основания. Все это содействовало разгрому каганата. После этого влияние Древней Руси на побережье Каспия усиливается. Русы вмешивались в дела отдельных феодальных правителей Дагестана. Эмир Дербента имел дружину из русов.

Походы Древней Руси на Северный Кавказ, на побережье Каспия активизировали отношения местного населения с русами. Целью восточного похода Святослава было открыть дорогу через западное побережье Каспийского моря.

С этого времени активизировались связи дагестанских горцев с Древней Русью. Полагают, что различного рода изделия из дагестанских владений Зирихгерана, Табасарана, Лакза, Гумика, Джидана и других привозили в Дербент, который служил торговым портом, и оттуда вывозили в Древнерусское государство и другие страны.

В тяжелый период отдельные владетели Дагестана обращались к Древней Руси с просьбой об оказании помощи. В 377 году (987) дербентский эмир Маймун бин Ахмед (976-997 гг.), враждовавший с городской знатью Дербента (раисами) и заключенный ими под охрану в городскую цитадель, тайно обратился за помощью к русам. Последние прибыли к Дербенту на 18 судах и освободили эмира, потом 17 русских кораблей направились на юг. После этого русы разорили побережье Ширвана. С помощью русов Маймуну удалось отбить нападение восставших и затем добиться свободного ухода в Табасаран.

В 1032 г. русы в союзе с аланами опять появились в Закавказье. Возглавлял эту экспедицию сам царь аланов. Война союзников в Ширване окончилась неудачей.

Политика Руси в Дербенте, в Алании, Ганже и Ширване свидетельствует о прочности занятых ею позиций на Северном Кавказе. Как неоднократно отмечали исследователи темы руско-дагестанских отношений XII века, отношения эти в указанный период, несомненно, должны были быть более важными, чем это можно предположить исходя из фактов, обнаруженных в памятниках той эпохи. Объясняется это тем, что многие источники до нас не дошли, хотя вполне вероятно, что в то время они нашли отражение в соответствующих местных исторических рукописях. Тем более в этот период усилились связи Руси с некоторыми другими странами Кавказа, Грузией, Ширваном, Аланией и др.

В развитии связей дагестанских народов с Древней Русью значительную роль играло Тмутараканское княжество, возникшее во второй половине X в. на Таманском полуострове и в низовьях реки Кубани. Горцы Дагестана поддержали разносторонние связи с Тмутараканским княжеством. С населением этого владения в связях находились касоги, о чем свидетельствуют русские летописи.

Значение Тмутаракани не ограничивалось небольшой областью по обеим сторонам Керченского пролива. Она была центром обширных русских владений на юго-востоке и контролировала не только Подонье и Кубань, но и Нижнюю Волгу.

Это способствовало появлению русов на Каспийском море и совершению торговых сделок в Дагестане и Ширване. В эпоху расцвета русской Тмутаракани все источники позволяют усматривать в ней не только город, но и обширную область, простиравшуюся от Керченского пролива до Средней Кубани. Население Тмутаракани по своему этническому составу было пестрым. Здесь, несомненно, была греческая колония, связанная с портом. Была здесь также русская колония. Тмутаракань превратилась в резиденцию князя Мстислава Владимировича. Полагают, что русские войска попадали на Каспий по Кубани и Тереку, базируясь в Тмутаракани. На востоке владения Тмутараканских князей заходили далеко в глубь кавказских гор.

В это время Тмутаракань была тесно связана с остальной Русью. О значении Тмутаракани в экономических связях различных народов свидетельствует сообщение Идриси о том, что в нем "есть эмпорий и ярмарка", туда приходят со всех окружающих земель и даже отдельных краев. В Тмутаракани была хорошая гавань. Сюда шли с Востока и отправляли на Русь шерсть, шелк, бумажные ткани, металлические изделия, стекло, фарфор, пряности. Из Тмутаракани в глубинные районы Кавказа, в том числе и Дагестана, импортировались кувшины, стеклянные браслеты, металлические изделия и другие вещи.

Тмутаракань была расположена на одном из важнейших торговых путей по дороге на Каспий. Некоторые владетели Северного Кавказа поддерживали политические связи с правителями Тмутараканского княжества. Эти связи выражались в участии в совместных походах против общих врагов.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...