< Ноябрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Подписка rss
Поиск Поиск
Дагестан в составе России: 200 лет единства и созидания

12 октября 2013 года
Закладки

Наша Родина — это страна, вместившая сотни народностей и этносов, спасшая их не просто от инокультурной ассимиляции, а часто даже от физического уничтожения — как когда-то Грузию. И в этом ряду знаменателен пример Дагестана, 200-летний юбилей вхождения которого в состав России сейчас широко празднуется.

Братский Дагестан — яркий, самобытный, самый многонациональный край России. Русский вектор Дагестана имел важные предопределения в прошлом, ведь его связи с Русью гораздо древнее двухвековой истории, а берут начало еще с Киевской Руси и истории русского Тьмутараканского княжества. Интенсивными они были и далее — с Московским государством и империей Петра 1.

Как пишет дагестанский историк Багавудин Алиев: "Если говорить о вхождении в состав Российской империи конкретных владений и "вольных" обществ, то одними из первых еще в 1614 г. владетели Дагестана — кумыкские Гирей и Султан-Мут, казикумухский Алибек, аварский Махти, сын шамхала Албури, эрпелинский Будайчи и многие другие попросили принять их в подданство России.

В 1780–1790-е гг. в "вечное подданство" России были приняты кумыкские феодальные владетели — шамхал Тарковский, владетели Аксая, Костека и Эндирея.

В 1793 г. в подданство России были приняты ногайцы, в 1799 г. уцмий Кайтага и кадий Табасарана обратились с петицией о приеме под покровительство России.

В 1801 г. по просьбе жителей царское правительство утвердило Дербентским владетелем Гусей-хана, а Ших-али-хана-Кубинским.

В 1803 г. было оформлено вхождение Аварского ханства, в1809 г. с просьбой о принятии в российское подданство обратились такие общества Нагорного Дагестана, как Алтыпара, Ансалтинское, Ахтыпара, Балхорское, Гонодинское, Докузпара, Мискинджа, Рогочинское, Тиндальское, Шодротское и др.

В 1810 г. в подданство было принято Чохское общество, в 1812 г. Кюринское и Казикумухское ханства, союз вольных обществ Акуша-Дарго и "весь даргинский народ".

Вхождением последних завершился процесс окончательного вхождения Дагестана в состав России, что было обусловлено позитивной динамикой развития взаимоотношений народов Дагестана с Российским государством и русским народом. Это был внутренний процесс размежевания и взаимодействия дагестанской и русской культур, объединения дагестанских и русского народов.

Подготовленное всем ходом русско-дагестанских отношений и оформленное Гюлистанским договором присоединение Дагестана к многонациональному централизованному русскому государству было единственно возможным путем для обеспечения внешней безопасности, ликвидации экономической раздробленности, для выхода из того тяжелого и застойного положения, в котором пребывали народы Дагестана, на протяжении многих веков. По существу это был переломный этап в исторической судьбе народов Дагестана.

Что касается непосредственно международного оформления этого исторического акта вхождения дагестанских и всех северокавказских народов в состав Российской империи, то 12 октября 1813 г. в урочище Гюлистан Карабахского владения произошло судьбоносное для них событие — подписание Гюлистанского мирного договора между Ираном и Россией.

Данным актом был положен конец многовековым притязаниям персов и османов на дагестанские земли, подведен итог длительному и весьма сложному размежеванию Ирана, Османской Турции и царской России и заложено начало объективному процессу политико-культурного сближенияи дальнейшего общежития великого русского и многострадальных от иноземных захватчиков народов Дагестана и Северного Кавказа.

Историки справедливо считают, что  данный судьбоносный для горцев

акт не был результатом захватнических действий Российской империи, а был обусловлен объективным и закономерным процессом. Именно с этого момента на основе положений Гюлистанского договора между Россией и Ираном доселе политически разнородный Дагестан стал единым субъектом России и ее неотъемлемой частью".

Важно отметить и, что до вхождения, и после, во времена Кавказских войн "попытки турецкой, иранской и европейской дипломатии заинтересовать собой горские народы Северного Кавказа и Дагестана, естественно на антироссийской платформе, по принципу "кнута и пряника" и "щедрых посулов" не были направлены на удовлетворение чаяний этих народов и не имели ничего общего с какой-либо нравственной и гуманной целью или заботой о правах этих народов.

Восточным деспотам, особенно османам, несмотря на всестороннюю поддержку европейских держав, не удалось поднять горские народы на "священную" войну против "неверных", напротив, большинство владетелей (ханы, уцмии, шамхалы) и "вольные" общества приняли ориентацию на Россию".

Потому можно наверняка утверждать, что связав свою судьбу с Россией — Дагестан был спасен как народ. Защитой России была спасена его культура от поглощения Турцией и Ираном, доселе много веков раздробленный край стал единым.

Об этом историческом значении и подробностях вхождения Дагестана в состав России — и публикуемые редакционная статья газеты "Дагестанская правда" и материал Александра Дейнеги.

***

НАВЕКИ ВМЕСТЕ

Вхождение Дагестана в Россию — это событие стало важной вехой в истории развития как для нашей республики, так и для всего Российского государства. Это могло произойти и гораздо раньше, но занятое войной с 1700 г. со Швецией правительство Петра I не имело возможности активно вмешиваться в кавказские дела, хотя постоянно и внимательно следило за ними.

С одной стороны Петра I беспокоил вопрос о политическом господстве на Кавказе, а с другой глубокие преобразования в России, расширение ее международных связей заставили его думать о будущем (прежде всего экономическом) России на Востоке.

Петр I разрабатывал грандиозный экономический план создания великого международного торгового пути, соединяющего Балтику с Каспием, по которому через территорию России должна была пойти основная торговля Европы со Средним Востоком и Индией.

Такой поворот событий не входил в расчеты ни Ирана, ни Турции, привыкших безнаказанно грабить и опустошать кавказские народы. Правда, пришедший к этому времени в упадок Иран был уже не в силах активно вмешаться в происходящее в Дагестане, однако Турция продолжала представлять серьезную опасность. Она с тревогой наблюдала за продвижением Петра I на Северо-Восточном Кавказе. Успехи русских войск, занятие ими Приморского Дагестана, Баку, Гиляна, Мазандарана и Астрабата вызвали осложнения "в отношениях с Турцией, которую возбуждали против России Англия, Франция и Венеция". Турецкий султан, чтобы помешать русскому наступлению, двинул войска в Закавказье, оккупировав Грузию, ереванское и шемахинское ханства, подойдя вплотную к границам Дагестана. Турки поспешно объявили о признании ими Дауд-бека ханом дербентским, издали манифест, в котором утверждали, что Дербент некогда принадлежал Турции, и потребовали вывода русских войск из Дагестана.

Турецкая армия, находившаяся на Кавказе, намеревалась двинуться к Каспийскому морю, грозила врезаться клином между завоеванными Россией южными и северными владениями. Петр I еще 10 февраля 1721 г. предписал своему резиденту в Константинополе Неплюеву, чтобы твердо он дал понять туркам, что к "Каспийскому морю их допустить невозможно", как невозможно допустить, чтоб "под персидским владением сущие за ними были".

Константинопольский договор, подписанный 12 июня 1724г., гласил, что "Шемаха останется под владением вассала Порты Дауда. Пространство от города Шемахи по прямой линии к Каспийскому морю разделяется на три равные части; из этих трех частей, лежащих к Каспийскому морю, две должны принадлежать России, а третья, ближайшая к Шемахе, будет находиться во владении Дауда под верховной властью Порты".

Рубо Ф.А. Казаки у горной речки. 1892

Россия отстояла Дагестан от турецкой оккупации. Он вместе с городами Дербент, Баку, Сальяны, Ленкоран и южнокаспийскими областями остался в составе России. Южный Дагестан с землями рутулов, ахтынцев, докузпаринцев и цахуров, вместе с кубинскими и закатальскими лезгинами подпал под турецкое господство. В Дагестане оставались еще два владения, не определившие своей принадлежности к той или иной державе — это уцмийство Кайтагское и ханство Казикумухское.

В этой обстановке уцмию не оставалось ничего другого, как вступить в российское подданство. Так он и поступил. "Уцмий с сынами и старшинами своими с кубачинскими и султан отемышский отдались в российское подданство и дали аманатов в Дербент, в числе коих от отемышского султана был полуторагодичный единственный сын его". Уцмий сделался подданным русского царя и по первому требованию обязался выступить со своим отрядом. За это ему определили ежегодное жалованье 2 тысячи рублей, а за сестрой его и для некоторых родственников закреплены были "доходы земли сольянской...".

Упорно добивался сближения с Россией и Сурхай Казикумухский. Его поведение после отъезда Петра I свидетельствует, что Сурхай в своих предложениях к Петру I руководствовался не временными мотивами, возникающими под воздействием обстоятельств,

а искал в русском царе постоянного союзника. Данные, которые известны, говорят, что Сурхай не только не стремился к недружелюбным актам, но всячески старался быть полезным оставшимся в разных частях Дагестана русским войскам, пре-дупреждая их о возникновении опасности со стороны турок, уцмия или шамхала. Не раз в преданности Сурхая мог убедиться и дербентский комендант Юнгер. Он доносил об этом Петру I и сообщал Сурхаю: "...известно нам о вашей склонности к моему всемилостивейшему государю".

В подданстве России находились Рустем-бек-кади и Майсум-Магомед табасаранские. В 1727г. аварский хан, по совету уцмия, также явился в русский лагерь при крепости Св. Креста и принял присягу на верность России. Объясняя причины этого, Нуцал-хан заявлял: "Великие дела, в тамошних странах россиянами учиненные, его к тому привели; быть может, что он сам произошел от российского поколения. Сие-де известно, что некто из предков его, по несчастию из своей земли выгнанный, имел убежище в России и помощью россиян паки в землю свою восстановлен". Через четыре года добровольно вступили в подданство России и андийцы.

За исключением казикумухского ханства, султанства елисуйского и некоторых вольных обществ, расположенных в высокогорных районах, весь Дагестан находился под контролем России. Было бы ошибочно полагать, что Петр I со своей армией прибыл в Дагестан, чтобы облегчить участь горских народов. Он вел борьбу за обладание Каспийским морем, стремился завоевать новые территории.

На базе роста и укрепления политических связей в XVIII веке развивались и экономические отношения между Россией и Дагестаном. Долгая ожесточенная междоусобная борьба ханов, беков и глав вольных обществ, нашествия иноземных восточных захватчиков и постоянные военные столкновения на территории Дагестана между Ираном и Турцией привели хозяйственную жизнь горцев к упадку. В особенно неблагоприятных условиях находилось население предгорного и равнинного Дагестана. Эти районы, являвшиеся житницей для всего Дагестана, в первую очередь подвергались нападению и грабежу завоевателей. Кроме того, в результате походов местных владельцев значительные массы горского крестьянства на длительное время оказались отвлеченными от своих основных занятий, и это привело в упадок скотоводство в горах.

К концу XVII века стало слабеть политическое влияние Ирана на Дагестан, свернулась торговля с иранскими провинциями на севере. Отношения между Дагестаном и Ираном к началу ХVIII века еще более накалились. В горах началось мощное движение за освобождение Дагестана от гнета иранских феодалов. В этих условиях в Дагестане значительно вырос торговый оборот с русскими пограничными областями. Экономические связи Дагестана с Россией все более крепли. Сотрудничество с Россией стало для Дагестана жизненно необходимым условием.

Прочную основу экономическому сотрудничеству Дагестана с Россией заложил поход Петра I. В Дагестан стали завозиться русские промышленные изделия, железо, медь и продовольствие, в которых горцы испытывали огромную нужду.

Когда дербентский наиб Имам-Кули обратился к Петру I с просьбой помочь населению города продовольствием, Петр I приказал астраханскому губернатору: "Понеже дербентский наиб сюда писал, что жители дербентские в запасах имеют нужду и терпят великий голод,

и просил опой, чтобы их в том не оставить, того ради отправь из Астрахани в Дербент провианту пять тысяч четвертей и вели оной отдать наибу и жителям таможным, а сверх того они ныне могут свободно получать хлеб из Гиляна".

Сенатским указом от 17 декабря 1723 г. были установлены таможенные пошлины с дербентских купцов, взимавшиеся наравне, как и с российских. 4 августа 1725 г. издан другой указ Сената о бесплатном перевозе к свободной торговле вина, табака и всяких хлебных и мясных припасов и скота в Дербенте и крепости Святого Креста, через которые велась торговля с Дагестаном. На кумыкской земле около крепости Св. Крест в 1724 г. были основаны новые станицы. По приказанию Петра I для заселения этих мест при Аграхани была переселена тысяча семейств донских казаков.

Петр I имел самые широкие планы разведения шелкопряда "к северу от Дербента, до такого же состояния, как и в Гиляне". Особое внимание им было проявлено к производству винограда и вина. Осматривая в Дербенте загородные фруктовые сады, Петр I нашел там превосходный виноград и сожалел при этом, что жители не умеют выделывать хорошие вина. По его указанию из Астрахани в Дербент были присланы мастера по виноделию и из Венгрии был выписан винодел, майор Туркул, организовавший уже при Екатерине I производство красного и белого вина. По предложению Петра I в дербентских садах налажено было выращивание шафрана. Образцы его Петру I послали на пробу в столицу в специальных ящиках. Наконец во время своего пребывания в Дагестане Петр I наметил программу "использования дагестанской шерсти на русских суконных и шерстяных мануфактурах".

Находясь в составе России, Дагестан еще ближе соприкоснулся с русскими торговыми людьми. Местные купцы, в свою очередь, получили большие льготы для торговли в пределах русских областей. Это способствовало возникновению определенных традиций в производстве и сбыте сельскохозяйственной продукции и ремесленных изделий и вело к налаживанию экономической жизни в Дагестане.

Немалое значение в оживлении хозяйственной жизни имел провоз товаров транзитом через Дагестан. Товары шли из России в Закавказье и Иран, Каспийское море превращалось в удобное средство сообщения с Востоком. В 1723 году Петр I учредил в Астрахани специальное "торгующее в Персии купечество", которое и просуществовало до 1762г. Сенатским указом от 1724 года Дагестану было разрешено отпускать из России сибирское железо, свинец и порох.

Влияние России прогрессивно сказалось на развитии культуры Дагестана. Русские исследователи и путешественники внесли неоценимый вклад в дело изучения его истории, языков, этнографии и быта.

Не будет преувеличением сказать, что, начиная с XV века, наиболее верные и полные сведения о Дагестане мы находим в русских источниках. Только пользуясь этими источниками и опираясь на них, можно изучать прошлое Дагестана.

Каждая новая деталь, сообщенная русским путешественником о Дагестане и о его народах, должна рассматриваться как факт первостепенной важности, обогащающая наше представление о прошлом нашей республики.

Интерес Петра I к хозяйству, культуре и истории прикаспийских областей привлек внимание русских ученых к Кавказу. Благодаря Каспийскому походу Петра I укрепились экономические, политические и культурные связи России с Дагестаном. Дагестанцы имели возможность ближе познакомиться с русскими и воочию убедиться, что под властью России можно жить и трудиться более спокойно. Этот процесс прогрессивного развития Дагестана в составе России был практически сведен на нет событиями, последовавшими после заключения Рештского 1732 года и Гянджинского 1735 года договоров. Были прекращены все хозяйственные и административные преобразования России в прикаспийских провинциях.

***

ВМЕСТЕ С РОССИЕЙ: 200 ЛЕТ ЕДИНСТВА И СОЗИДАНИЯ

Осенью в нашей республике пройдут торжества в честь 200-летия вхождения Дагестана в состав России. Для нас, сегодняшних дагестанцев, одновременно являющихся гражданами многонациональной Российской Федерации, в этом историческом факте заключен великий, без всяких натяжек смысл.

Подписание Гюлистанского мирного договора от 12 октября 1813 года, в результате которого Дагестан был присоединен к России, явилось переломным этапом в судьбе дагестанских народов. Отныне на международном уровне получал признание исторический выбор наших предков — развиваться в составе многонационального Российского государства и быть под его надежной защитой, откуда бы ни исходила внешняя угроза.

Присоединение Дагестана к России имело многовековую ретроспективу. Как подчеркивал авторитетный дагестанский ученый Расул Магомедов, "договор этот лишь подвел итоги длительному процессу сближения, юридически оформив вхождение дагестанских земель в состав Российского государства. Дореволюционные историки считали 1813 г. началом сближения народов Дагестана, дагестанского общества с Россией. Более

верно считать Гюлистанский договор логическим завершением объективных процессов XVI-XVII вв. Следует также отметить необратимость акта 1813 г. С тех пор народы Дагестана постоянно и неотрывно находились в составе Российского государства и юридически принадлежали к его населению".

Что же двигало дагестанскими правителями, выбравшими внешнеполитическим ориентиром именно Россию? Исторически сложилось так, что владычество и постоянное соперничество Турции и Ирана — крупнейших государств того времени — было губительным для Дагестана, тормозило его экономическое, политическое, культурное развитие. Дагестанская история хранит немало примеров героической, совместной борьбы горцев с иранской агрессией, турецким гнетом. Пророссийская же ориентация большинства феодальных владетелей соответствовала общенациональным интересам горцев.

Именно Россия была реальной силой, способной оградить их от угрозы порабощения со стороны Турции и шахского Ирана. Поэтому результаты и последствия присоединения к России следует оценивать как поистине судьбоносные для Дагестана.

Избавившись от разорительных набегов, дагестанские народы получили возможность снижения экономической отсталости, налаживания хозяйственных и торговых связей, преодоления политической раздробленности. Помимо прочего, присоединение Дагестана к России открывало перспективу приобщения горцев к передовой русской и мировой культуре, содействовало ускоренному общественному развитию.

Уместно вспомнить хотя бы в самых общих чертах о том, как складывались эти исторические взаимосвязи, развивались политические, экономические, культурные контакты народов Дагестана с русским и другими народами России.

По свидетельству ряда источников, еще в древние века русские купцы стали активно осваивать побережье Каспийского моря. Уже в VII-VIII столетиях горцы и русы совместно отражали нашествия арабов. В 80-е годы Х века кавказские князья обменивались с Русью посольствами. Известен и такой факт: в 990 году эмир Дербента предпочел покинуть собственное владение и уйти в Табасаран, нежели выдать на смерть дружинников-русов.

Историки говорят об усилении взаимодействия народов Кавказа с русским народом в период правления Ивана III (1462-1505 гг.), который проводил целенаправленную политику по расширению границ Московского государства. В низовьях Терека стали селиться казаки, которые активно общались с местным населением, вели торговлю, заключали браки.

В 1557 году в Астрахань прибыли посланники шамхала Тарковского с просьбой о принятии в российское подданство. Позднее (в 1614-1632 гг.) такие договоры были заключены почти всеми дагестанскими владениями. Во время русско-турецкой войны 1676-1681 годов Асланбек Кафиркумухский на стороне русских войск принимал участие в боях с крымчаками и турками-османами под Чигирином на Украине, а шамхал Будай отказался помогать крымскому хану в борьбе против Российского государства.

Важным этапом в развитии русско-дагестанских отношений явился период, связанный с Каспийским походом Петра I. Его итогом стало присоединение к России г.Дербента и прибрежных районов Дагестана. Помимо признания российских интересов на Северо-Восточном Кавказе и в Прикаспии Ираном (по Петербургскому договору 1723 года) и Турцией (по Константинопольскому договору 1724 года) ускорилось экономическое развитие края: начато строительство дербентской гавани; возведена плотина на реке Сулак, что позволило проводить суда по Аграхану; приняты меры по организации в г.Кизляре производства и переработки шелка-сырца.

Процессы дальнейшего сближения с Россией вступили в новый этап после заключения Георгиевского договора 1802 года, в соответствии с которым дагестанские феодальные владения добровольно переходили под покровительство русского царя. Уже к 1806 году практически все дагестанские владетели и часть "вольных общин" приняли подданство России или подтвердили свою готовность к этому.

Именно с этого периода устанавливалось прямое российское управление в Дербенте, Кубе, а некоторые ханы были в течение ряда лет (до 1812 г.) отстранены от власти, как, например, Ших-Али-хан Дербентский и Сурхай-хан Казикумухский.

Русско-персидская война 1804-1813 годов и русско-турецкая война 1806-1812 годов не остановили интенсивного присоединения дагестанских владений к России, завершившегося присоединением Казикумуха и Акуша-Дарго.

По Гюлистанскому договору Иран признавал присоединение к России Дагестана, Грузии, Имеретии, Гурии, Мегрелии, Абхазии, а также Карабахского, Гянджинского, Шекинского, Ширванского, Дербентского, Кубинского, Бакинского и Талышского ханств. Признавалось и присоединение к России всего кавказского побережья Каспийского моря.

Вхождение Дагестана в новое политическое, экономическое и культурное пространство не прошло без потрясений. Колониальная политика царского самодержавия, как и гнет местных феодалов, порождали недовольство, социальный протест. Трагической и одновременно героической страницей истории Дагестана и России остается эпоха Кавказской войны 1817-1864 годов.

Рубо Ф.А. Переход князя Аргутинского через Кавказский хребет. 1892

Война завершилась историческим компромиссом. Плененный в 1859 году в Гунибе имам Шамиль спустя несколько лет вместе с сыновьями присягнул на верность Александру II. Известно содержание его послания царю со следующими словами:

"Ты, великий Государь, победил меня и кавказские народы, мне подвластные, оружием. Ты, великий Государь, подарил мне жизнь…Мой священный долг, как облагодетельствованного дряхлого старика и покорённого Твоею великою душой, внушить детям их обязанности перед Россией и её законными царями.

Я завещал им питать вечную благодарность к Тебе, Государь…Я завещал им быть верноподданными царям России и полезными слугами новому нашему отечеству".

В наши дни, спустя почти 150 лет, это "завещание" сохраняет свою историческую и политическую значимость. Мысль о служении "новому отечеству" воплотилась в жизни и судьбах многих поколений дагестанцев, ставших верными сыновьями России и братьями русского народа. Дагестан вместе со всей страной прошел большой путь — обрел государственность, учился и работал, выстоял и победил в Великой Отечественной войне, восстанавливал и строил города, пахал землю и собирал урожай, словом, созидал. И при этом неизменно ощущал поддержку русского народа, российской интеллигенции.

Каким бы оценкам сегодня ни подвергался советский период в истории России и ее регионов, нет смысла отрицать, что именно в те годы республика сделала мощный рывок в своем экономическом и социальном развитии, сформировала собственные властные, политические и гражданские институты. Не говоря уже о расцвете национальной культуры, самобытного искусства народов республики, развитии ее интеллектуального, творческого, духовного потенциала. О нашей общей гордости за то, что Дагестан стал родиной выдающихся поэтов, музыкантов, художников, которых чтит вся Россия, о которых знает весь мир…

В переломные 90-е, когда страна переживала труднейший период кризиса, изменения общественных устоев, дагестанцы подтвердили свою верность историческому выбору и России, не соблазнившись никакими "суверенитетами". Они с честью выдержали тяжелые испытания августа-сентября 1999 года, когда международные террористы посягнули на конституционный строй, территориальную целостность Российского государства, выбрав момент, чтобы, по известному выражению Хаттаба, "отобрать Северный Кавказ у русских".

Агрессия сорвалась: Дагестан сумел себя защитить, вместе с российскими воинами отстояв безопасность и единство своей Родины.

Отдавая должное стойкости духа и самопожертвованию дагестанцев, их роли в сохранении целостности государства, Президент России В.Путин назвал события 1999 года одним из примеров настоящего общероссийского патриотизма. Разгром вооруженных бандформирований предотвратил угрозу распада страны,

стал отправной точкой нового этапа в развитии и укреплении мощи России.

В последнее время вопрос о скрепляющих основах российской государственности получил особую остроту. В обществе заметно усилились тенденции межэтнической и межрелигиозной напряженности, нагнетания ксенофобии, а для нашей страны подобные проблемы являются фундаментальными. Речь по существу идет об угрозах жизнеспособности государства, которое складывалось и развивалось как многонациональное и поликонфессиональное. Северный Кавказ – это средоточие многих этносов, культур, традиций, языков, и для нас особенно актуален тезис, сформулированный в одной из предвыборных статей В.Путина, о том, что "любой человек не должен забывать о своей вере и этнической принадлежности, но быть прежде всего гражданином своей страны".

Подобное восприятие национальной, культурной и гражданской идентичности населения регионов огромной России исключает спекуляцию на провокационных лозунгах типа "Хватит кормить Кавказ!". Однако мы видим, что антикавказские настроения в стране нарастают, настойчивее становятся поползновения вбить клин между представителями разных народов.

В массовое сознание вбрасываются провокационные лозунги и ложные стереотипы о кавказцах, дагестанцах. Сегодня по большому счету испытываются на прочность узы культурно-исторического и духовного родства между русским народом и народами Северо-Кавказского региона.

Все это напоминает болезнь, от которой общество обязательно должно излечиться. Попытки разобщить народы нашей многонациональной страны, разъяснить "массам", кто "свой", а кто "чужой", не могут не вызывать тревоги за наше общее будущее.

Мы хорошо видим и то, что на ослабление вековых связей Дагестана с Россией направлены усилия разного рода радикалов, приверженцев религиозно-политического экстремизма и этносепаратизма. Сегодня они отчасти преуспели в том, что в сознании определенной части дагестанцев происходит подмена общественных, культурных ценностей. Что влияние русской культуры, обогатившей мировоззрение и миропонимание дагестанских народов, уже не такое мощное, как прежде.

Взамен нашей молодежи предлагается некий ориенталистский суррогат, сочетающий египетский кальян и японскую игровую приставку, арабский хиджаб и итальянскую сумку, пакистанский джеляб и кроссовки "Адидас".

Настойчиво навязывается мысль о духовно-нравственной и политической несостоятельности современного общества, российского в том числе. Под псевдоисламскими лозунгами камуфлируется идеология насилия, нетерпимости к тем, кто живет и мыслит иначе, и в целом — к Российскому государству. Однако, как подчеркивает и нынешний руководитель Дагестана Рамазан Абдулатипов, "ни в одной религии нет призыва разрушать государство".

Сегодня мир глобализуется, уже нет "железного занавеса", и молодые люди могут свободно изучать и сравнивать жизнь у себя на родине, в центральных областях России и за рубежом. Это сравнение может быть иногда не в пользу Дагестана и страны в целом. Но мир — это не туристические маршруты, не места, где просто "хорошо" или "плохо". Человек не может осмысленно существовать вне заданных координат — экономических, социальных, культурных, вне связей с Родиной, своим языком, семьей. Иначе нас ждет отрыв от корней и полная маргинализация.

Российско-дагестанское единство — тема чрезвычайно обширная, имеющая прямые выходы в современность (в том числе с геополитической точки зрения) и дающая пищу для размышлений, причем не только академических. В научной и околонаучной среде все еще сохраняется соблазн неоднозначных интерпретаций истории (в особенности эпохи Кавказской войны), искусственной поляризации, противопоставления "деспотичной" России "свободолюбивым горцам", нивелирования интеграционных процессов, объективно сближавших народы великого государства в единое целое.

На самом деле российско-дагестанские взаимоотношения были разными, в том числе драматическими и конфликтными, — такова историческая реальность, отрицать которую бесполезно и непродуктивно.

Думается, гораздо важнее сегодня, спустя 200 лет, попытаться на уровне современных представлений о государстве и обществе непредвзято осмыслить истинную значимость и необратимость нашего единства, озвучить "болевые точки", угрожающие межнациональному миру

и гражданскому согласию, в целом — стабильному развитию России и Дагестана.

В этом плане отрадно видеть интерес российской общественности к данной тематике, о чем свидетельствуют, например, юбилейные мероприятия, запланированные в ряде регионов. В достаточно далеком от Дагестана Оренбурге 24 октября пройдет Всероссийская конференция "Народы Кавказа в Уральском регионе" с обсуждением вопросов участия народов Северного Кавказа в экономической, общественно-политической и культурной жизни Оренбуржья на протяжении XVIII-XXI веков; будут говорить о проблемах миграции представителей кавказских этносов на Урал, об этнокультурном своеобразии и духовных ценностях народов Кавказа, о деятельности национально-культурных объединений и землячеств и т.п.

Даже беглый обзор "повестки дня" предстоящей конференции подтверждает необходимость подобных дискуссий, которые, хочется верить, не станут просто мероприятиями "для галочки".

В каждом регионе нашей страны, особенно там, где многие годы живут, учатся и трудятся выходцы из Дагестана, было бы полезно еще раз задуматься над тем, что Северный Кавказ — это органичная часть России. Что дагестанцы, как и представители соседних с нами республик, — не "мигранты", а полноправные граждане страны.

Хотелось бы, чтобы и у нас в республике программа предстоящих торжеств не ограничилась "официозом", а порадовала разнообразием культурных событий, атмосферой оптимизма, уверенности в завтрашнем дне.

Источник: 1, 2

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...