< Апрель 2018 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
Подписка rss
Поиск Поиск
Люди, обойдённые чувством Родины

23 октября 2013 года
Закладки

У этого явления много причин, целый пчелиный рой. Эти пчёлы, правда, не приносят мёда, зато жалят больно. В изначальном подтексте — всё-таки гордыня. Чаще всего — интеллигентская гордыня. Представление о том, что я лучше страны. Что вообще я лучше кого-либо и чего-либо. И достоин чего-то большего. Это уже алчность. Она от века присуща людскому роду, но в последние годы, увы, её легализовала гуманитарная наука, приучающая нас к индивидуализму, к вседозволенности, к брендовому культу сильной личности. "Я ничего никому не должен".

Некоторые ухитряются совмещать столь современную идеологию даже с православием. Православие для них — в большей степени красивая традиция, обряды, возможность блеснуть в обществе экзотической церковнославянской цитаткой. Побрюзжать на других, лишний раз самоутвердиться…

Откуда такое самолюбование вместо ответственности? Я думаю, человек всё-таки должен стоять на ветрах, а не прятаться в комфорте. Да ведь в комфорте и не спрячешься, голова всё равно болит о безопасности, о детях, всё равно будет болтанка между неудовлетворённостью и пресыщением.

Скепсис по отношению к своей Родине — очень сладкая конфета, к которой легко присосаться, а выплюнуть трудненько. Ждать от Родины индульгенции не приходится. Отвратительно интеллигентское нытьё о том, что Россия к кому-то оказалась суровой, кому-то недодала…

  • Надежды свои и желанья
  • Связал я навеки с тобой.
  • С твоею суровой и ясной,
  • С твоею завидной судьбой.

Да, у нас "завидная" судьба, жить в России — это не героизм, а великое счастье. Слава Богу, что наша Родина сурова и величава.

Трудно отделаться от инерции предубеждения "там хорошо, где нас нет". "Низкопоклонство перед Западом" — давняя болезнь российской элиты. Она лютовала и при Петре Великом, и при Фонвизине. Правы-таки были те, кто жёстко внедрял в советское общество патриотическую идеологию: "Простой крестьянин не пойдёт из-за пустяка кланяться, не станет ломать шапку, а вот у интеллигенции не хватает достоинства, патриотизма, понимания той роли, которую играет Россия… Надо противопоставлять отношению к этому вопросу таких людей… отношение простых бойцов, солдат, простых людей".

Что греха таить, многое в современной России можно определить двумя словами — "стыд" и "срам". Страна высоких заборов — даже на кладбищах. Страна молодых людей, с утра пьяных в будние дни. Материальное благополучие не умиротворяет. Агрессии не становится меньше. Действительно, вряд ли жизнь в России будет безопаснее, если сохранится позорный разрыв в уровне жизни 15 процентов "вершков" и 85 процентов "корешков" России. У нас ведь сложилась ситуация, как в язвительной антиутопии Уэллса: элои и морлоки, люди высшего и низшего сорта… И эта система держит "морлоков" в невежестве. Они не нужны всевобучу, разве что ГУИНу.

Зато для изящного меньшинства формируется элитарное образование. Опасная ситуация! Бесстыдный пир во время чумы — это, например, когда из-за варварского отношения бизнеса и чиновничества к вопросам престижа средненький хоккеист в нищей России вдруг зарабатывает больше, чем лучшие хоккеисты мира в НХЛ. Потому что он налогов не платит. Вот он, дикий капитализм! И за последние 10 лет он, увы, стал ещё более диким.

Культ иностранного языка как некоего сакрального и очень важного знания у нас сложился ещё в советское время. Помню по учёбе в английской спецшколе болотный дух этой морали. Престижной считалась работа, связанная с частыми поездками за рубеж.

Честно говоря, мне и в семь лет было стыдновато всё это ощущать.

Почтенные родители, достигшие высокого профессионального уровня и определённого материального благополучия в армии, в военной промышленности, в науке, почему-то хотели видеть своих детей столоначальниками торгпредств. Это худшее, что было в Советском Союзе. Что и говорить, изучение иностранных языков — дело полезное, почтенное. Но поднимать иностранные языки на пьедестал могут люди с психологией не созидателей, а прилипал, лакеев, баталёров. Часто за этим стоит желание поменять не только внешнее оперение, но и образ жизни на иностранный. На более эффектный, модный — только бы не доморощенный! Мода — страшная сила. Страшная в первоначальном значении этого определения. Она порабощает, заставляет презирать то, чему вчера поклонялся. Приучает к штампованному мышлению, к трафаретным оценкам.

Между прочим, самые штампованные мысли приходится слышать от либеральных сторонников свободного воспитания, от граждан мира. Насколько предсказуемы и примитивны их рефлексии! Маленькие принцы из оранжереи редко становятся самобытными личностями. От сильной личности у них только самомнение. Остальное — мода. Личности необходима закалка, а не оранжерея. Необходима суровая Родина. Глянцевые стереотипы — это яркая одежда, но тусклое, двуцветное мышление.

Сегодня модно жаловаться на "свинцовые мерзости" русской жизни. Восхищаться Россией они не умеют. Как же, восхищение некомильфотно! Это же пафос. Он уместен только в разговоре о поп-рок-звёздах, о дежурных "иконах стиля". А вообще-то пафоса стараются избегать. Как бедна и уныла жизнь без пафоса.

Двадцать лет выискивают в истории России постыдные эпизоды, кричат о них на весь мир, преувеличивая, как сплетницы в курилке. Рвём на себе рубашку, рассказывая о родной стране "страшную правду".

Каков итог этих разоблачений? У людей опускаются руки.  Гори всё синим пламенем! — говорят в народе. Впрочем, чаще произносят гораздо более сквернословный вариант этой поговорки. И, теряя чувство Родины, мы начинаем деградировать.

Россия — одна из немногих стран, отстоявших культурный суверенитет в ХХ веке. У нас ведь не только полезные ископаемые свои, незаёмные, но и язык. И литература, и песни. Тем временем немецкий, шведский, датский народы давно уже поют по-английски.

По мне, лучше плохонькое, но своё. Потому что если будет чужое, если запоём по-английски — упрёмся в тупик, это будет почти непоправимо.

Не всем свойственна укоренённость, есть люди, обойдённые чувством Родины, — это как обделённость музыкальным слухом. Многое связано с идеологией. В интеллигентской системе ценностей самым страшным грехом является доносительство, служение государственному правопорядку. А потерять Родину — не грех. Для других людей — и я верю, они в России не переведутся, — ничего нет превыше Родины. "Каждого художника нужно судить по законам, которые он сам признаёт над собой".

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...