< Июнь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
Подписка rss
Поиск Поиск
"Прибыль превыше всего, но честь превыше прибыли"

29 октября 2013 года
Закладки

От редакции "РН": Автор Сергей Анатольевич Агапцов — доктор экономических наук, профессор, кандидат исторических наук, аудитор Счетной Палаты Российской Федерации.  

Опубликовано в "Литературной газете" №42 (6435) (23-10-2013).

***

Стремление получить максимальную прибыль любой ценой, обман, коррупция, рейдерство — вот нормы и стандарты сегодняшнего дня. На первый план выступают личные, эгоистические потребности, жёсткий рационализм, мораль наживы, характерная для эпохи первоначального накопления капитала. Все разумные начинания подавляются лозунгом "После нас хоть потоп", и неудивительно, что российское предпринимательство предстаёт в общественном сознании в образе остапов бендеров.

В этой ситуации ни о какой стратегии или обоснованности долгосрочных решений ни в масштабах национальной экономики, ни в масштабе регионов и отраслей, а тем более отдельных предприятий говорить не приходится. В сегодняшней России крайне необходимо возрождение добродетели, но не просто как отвлечённого понятия, а как действенной жизненной силы, и в особенности в экономической сфере.

***

ЗЕМНОЙ УСПЕХ КАК ПУТЬ К СПАСЕНИЮ

На Западе носителем добродетелей и этической традиции в своё время выступала религиозная этика, в которой коренились источники самодисциплины и внутренние стимулы развития. Кризис индустриальной, а затем и постиндустриальной цивилизации породил новый импульс к оживлению религиозного сознания. Думается, что стоит более внимательно присмотреться к роли духовности, которую дал английский учёный В.Тойнби. По его мнению, цивилизации как гигантские суперэтносы организуются религиями. Отсюда следует, что

кризис цивилизации следует понимать как духовно-религиозный кризис. В рамках этой теории выходом для России из экономического кризиса может служить восстановление духовно-нравственных ценностей в сфере экономических отношений, более справедливых, открытых и честных, чем в настоящее время.

С другой стороны, оно будет препят­ствовать деградации и моральному падению нации, вызванному отрицательными последствиями перехода к рынку.

Если говорить о европейской (западной) экономической модели, то нельзя не отметить ту ключевую роль, которую сыграло протестантское религиозное сознание в формировании промышленно-предпринимательского капитала и утверждении капиталистического способа производства. Первым, кто обратил внимание на связь с религиозными воззрениями, был М.Вебер, утверждающий, что "дух капитализма" формируется на базе такого мышления, для которого характерно систематическое и рациональное стремление к законной прибыли в рамках профессии. Носителями "духа капитализма" были, как правило, не отважные и беспринципные спекулянты и авантюристы, не обладатели больших денег, а люди, прошедшие большую жизненную школу, осмотрительные и решительные одновременно.

В характеристике капиталистического предпринимателя того времени часто обнаруживались известные сдержанность и скромность. Самому предпринимателю такого типа богатство "ничего не давало", разве что иррациональное ощущение хорошо исполненного долга в рамках призвания. Фундаментальной особенностью капиталистического частного хозяйства являлось то, что оно рационализировано на основе строгого расчёта, планомерно и трезво направлено на реализацию поставленной перед ним цели.

В этом смысле "предтечей" капиталистического мировоззрения явился протестантизм с его догматом о божественном призвании, который впервые сформулировал М.Лютер. Согласно этому определению, единственным средством стать угодным Богу считается не пренебрежение "мирскими радостями" и высокая аскеза, а исключительное выполнение своих земных обязанностей, которые определены для каждого человека его местом в жизни, его призванием.

По сути, главный нерв протестантизма заключается в том, чтобы религию, веру приспособить к нуждам промышленного развития, выдав человеческие устремления за Божьи и тем самым освятить и подтолкнуть капиталистические отношения. Ж. Кальвин дополнил доктрину М.Лютера учением о божественном предопределении (избранности ко спасению): Бог предопределил в жизни каждому его стезю: одним — к спасению, другим — к гибели. Критерием избранности является земной успех, а в качестве наилучшего средства для обретения внутренней уверенности в спасении рассматривается неутомимая деятельность в рамках своей профессии.

Лучшим способом поверить в своё личное спасение стало достижение успеха в своём деле, то есть процветание бизнеса, приумножение капитала. Чем больше денег, тем больше уверенности в своей богоизбранности.

***

ЗЛО НЕ В ЗЛАТЕ, А В ПРЕКЛОНЕНИИ ПЕРЕД НИМ

Если на Западе фундаментом рынка стал протестантизм, то в России — православие.

В силу этого в нашей стране капиталистические отношения имели уникальный, отличный от остального мира характер. У нас предпринимательство традиционно обладало такими неотъемлемыми качествами, как честь, верность, соборность, самоотверженность, служение, помощь ближнему, милосердие и пр.

Эти качества вытекали из исторически сложившейся общинности, соборности русского народа с его специфическим отношением к труду и богатству.

Зачастую выходцы из старообрядческой среды, где особенно ревностно относились к вопросам веры, такие как Гучковы, Морозовы, Прохоровы, Рябушинские, становились обладателями миллионных состояний. Проникнутые духом православной веры, они использовали свои финансовые возможности для просвещения, развития страны, укрепления духовных основ, благотворительности, меценатства и пр.

Первое принципиальное положение, на котором хотелось бы остановиться, — отношение к богатству. В корне неверно считать, что христианство совершенно отвергает богатство, пренебрегает материальной стороной жизни. Всё вещественное — творение Божие, и поэтому в нём нет зла, ибо "Господня земля и что наполняет её" (Пс. 31, 1) и "всякое творение Божие хорошо". Зло есть результат преклонения перед вещами. Если материальные блага — главная цель человеческого существования, то такая жизнь ведёт к порабощению и потере духовной свободы.

В Библии осуждается богатство, неправедно приобретённое, основанное на присвоении чужой собственности и нацеленное только на наживу. Благотворительность же — своего рода показатель эффективности общественного хозяйства и основное условие спасения души. Вспомним евангельскую притчу о богаче и Лазаре. Богач осуждается в первую очередь за безразличное и безучастное отношение к находящемуся у ворот его дома нищему и больному Лазарю.

Богданов Иван Петрович (1855-1932). "За расчётом"

Главный принцип каждого православного предпринимателя, который подвигал наших предков к "широким жестам" благотворительности и меценатства, выражен в словах святителя Григория Богослова. "Для чего не спешим, — пишет он, — пока ещё есть время, помогать сродникам нашим по естеству? Для чего предаёмся неге, видя бедствия наших братьев? Не дай мне Бог жить богато, когда они нуждаются, ни наслаждаться здоровьем, когда не окажу помощи к уврачеванию ран, ни иметь достаточно пищи, ни одежды, ни покойного крова, когда не разделю с ними хлеба, не снабжу их, по возможности, одеждой и не упокою под моим кровом! Ибо нам должно — или всё оставить для Христа… или разделять своё имущество с Христом, дабы и само обладание имуществом освятилось через то, что мы будем обладать им как должно и соучастниками в нём будут неимущие".

Подобную мысль, которой, несомненно, руководствовались в своей экономической деятельности предприниматели до революционных событий 1917 года, высказывал и другой авторитетнейший христианский учитель — святитель Иоанн Златоуст: "Хотя бы велики и драгоценны были богатства, но если человек не способен распоряжаться ими добродетельно, то все погибает и исчезает вместе с ним и причиняет владельцу крайний вред".

Таким образом, можно сделать вывод, что основными чертами "православного" капитализма были жертвенность, осознание богатства как средства для достижения более высоких и благих целей, благотворительность, умеренность в использовании своего имущества. Всё это формировало уникальный, неповторимый облик национального предпринимательства.

Милосердие и благотворительность в православии всегда безусловны. Эти идеалы христианства нашли своё отражение в великолепном памятнике русской культуры XVI века — "Домострое". Наряду с вопросами духовного устройства, религиозных обычаев, семейных традиций книга содержит многочисленные наставления о том, как следует вести хозяйство, отражает традиционные для нашей страны нравственные устои: "Лучше не грабить, чем давать милостыню. Добытое неправедно отдай обиженному, — это лучше милостыни, а Богу приятна милостыня от честного прибытка и от добрых дел".

О необходимости честного, добросовестного труда: "Люди торговые и мастеровые, и земледельцы… пусть торгуют и промышляют нажитыми праведными трудами, не ростовщичеством, но благодаря приплоду, труду и всякому урожаю… Надобно каждому человеку избегать… неправедной наживы, жить по силе своей, и по достатку, и расчётливо на прибыль от законных средств. Ибо такая жизнь благоприятна и богоугодна, и похвальна от людей, и надежда и себе и детям".

Ещё одним принципом, вытекающим из основ православного вероучения, является нестрогая прибыльность рыночного обмена. То есть отказ от стремления к прибыли любой ценой.

Достаточно вспомнить, что эпиграфом выходившей в России до революции 1917 года газеты деловых кругов "Биржевые ведомости" были слова: "Прибыль превыше всего, но честь превыше прибыли".

Это лозунг этичного бизнеса, который органически вырос из наших традиционных религиозных духовно-нравственных основ — из православия. Всё, что мы имеем, дано Богом, а поэтому обман покупателей, поставщиков, партнёров или наёмного персонала есть зло, за которое придётся заплатить очень дорого.

Евангелие учит, что каждый человек должен ценить таланты, которые заложены в нём Творцом. Непростительно зарывать их в землю, нужно их развивать и приумножать. Развившийся талант принесёт плод – пользу всем ближним. Поэтому, если Господь дал человеку талант предпринимательский, он должен не присваивать всю прибыль одному себе, но щедро делиться с окружающими. Таким образом, он приумножает добро уже не материальное, но духовное, "богатея в Бога".

***

БОГАТЕЙ В БОГА

Христианские принципы, явившиеся основой для формирования особого духа российского предпринимательства на заре капитализма и в период его становления, особенно актуальны сегодня. "Порочный курс на личное обогащение, — говорилось на прошедшем в 2007 году XI Всемирном русском народном соборе, — в ущерб государству и народу чужд исторически сложившемуся российскому общественному укладу… Доходы от продажи богатств, которыми наделил нас Творец, должны вкладываться в страну и людей… Бизнес в России должен вернуть себе авторитет через заботу о простых людях — не только тружениках, но и тех, кто не в состоянии себя обеспечить".

Воспитание глубоко верующего, высоконравственного человека — это весьма сложный и длительный процесс, однако мы хотим создать цивилизованное экономическое пространство уже сегодня. В этих условиях большое значение приобретает установление единого закона, выгодного и каждому предпринимателю, и трудовому коллективу, и государству в целом. Не менее важны чёткое соблюдение законодательства и меры ответственности за его нарушение. Иными словами, необходим "нравственный" порядок, моральное регулирование рынка обществом. Если предприниматель знает, что за нарушение закона, посягательство на чужую собственность, расхищение государственного достояния он ответит по всей строгости закона и наказание неотвратимо, это вынудит его соблюдать определённые каноны и приучит его быть честным. Нарушать закон-мораль для него станет попросту невыгодным. Со временем следование традиционным духовно-нравственным ценностям при ведении бизнеса станет хорошей привычкой, нормой поведения, как в старину, что явится универсальным инструментом саморегуляции рынка.

К тому же хорошая законодательная база даёт мощный стимул к расширению и инвестированию производства, гарантирует прибыль и социальную стабильность. Должно быть этично безусловное соблюдение закона, а не возможность его безнаказанно нарушать, должно стать выгодным быть патриотом и националистом в положительном смысле этого слова.

Поскольку роль государства в экономике России по-прежнему велика, встаёт вопрос о государственном регулировании, по крайней мере в период модернизации, и содействии становлению цивилизованного рынка. Опорой здесь могут и должны стать привычные, вышедшие из глубины веков культурные ценности. Национальная идея, вера в возможности России. Благо страны должно стать конечной целью производственной и коммерческой деятельности каждого человека, его личный деловой успех — шагом на пути к становлению престижа российской экономики.

Многие бизнесмены прошлого увековечили свои имена не только построенными заводами и предприятиями, иные из которых служат стране и по сей день. Третьяковых, Морозовых, Демидовых история помнит как щедрых меценатов, радеющих об искусстве, настоящих патриотов своего Отечества.

Но вряд ли будут помнить (разве что как Герострата) иных современников, которые слишком буквально поняли слова "деньги не пахнут". Такие люди без зазрения совести предлагают в магазине негодный товар и бессовестно нарушают заключённые договора. Сегодня можно увидеть немало примеров, когда отступление от духовно-нравственных принципов в предпринимательстве граничит с преступлением.

Настоящий бизнес — это надёжность и доверие в деловых отношениях, а конкуренция — это хоть и жёсткая борьба, но по честным правилам, где никто не позволяет себе обмануть делового партнёра. Потому что обманывать других невыгодно в первую очередь для самого нечестного дельца: с ним никто не захочет иметь дело.

В заключение позвольте вспомнить притчу о двух строителях: безрассудном и благоразумном. Если всякий, строящий своё дело, будет опираться в этом строительстве на божественные заповеди, то он уподобится "мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; И пошёл дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот; и он не упал, потому что основан был на камне. А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке. И пошёл дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот, и он упал, и было падение его великое" (Мф. 7, 24:27).

Национальная экономическая этика, базирующаяся на духовно-нравственных принципах православия, выстоит в любую бурю и станет фундаментом хозяйственной жизни России и российского предпринимательства.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...