< Август 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Подписка rss
Поиск Поиск
"России нужен Институт реинтеграции"

01 ноября 2013 года
Закладки

Игорь Фроянов — советский и российский историк, доктор исторических наук. Профессор Санкт-Петербургского государственного университета. Общественный деятель, писатель, публицист.

Игорь Яковлевич  крупный специалист по истории Руси, автор оригинальной концепции истории Древней Руси. Статья ученого посвящена истокам и основаниям нашего многонационального единства, цивилизационной идентичности России и ответов на гуманитарные вызовы современности. 

Опубликовано ресурсом "Файл-РФ" 21 и 22 октября 2013 г.

***

И.ФРОЯНОВ: Национальный вопрос в нынешних исторических условиях приобрёл чрезвычайную сложность, даже запутанность. Причём проблемы и казусы в отношениях между этносами зачастую возникают не естественным и спонтанным образом, а искусственно, посредством целенаправленного воздействия извне.

Наша страна являет собою яркий пример сосуществования различных этносов и культур в границах единого государства. Это — полная противоположность Западу, который продолжает колониальную политику в отношении "периферии" человечества.

***

Мне припоминается Никита Хрущёв, который на всех углах и перекрёстках заявлял о том, что мир един и неделим. Не думаю, будто он самостоятельно дошёл до столь "интеллектуального" суждения. Сдаётся, что идею подбросил кто-то из советников-либералов типа Фёдора Бурлацкого. Меж тем, безапелляционное заявление, прозвучавшее из уст Первого секретаря ЦК КПСС, свидетельствовало о том, что представления о современном мире как "едином и неделимом" существовали не только на Западе, где целенаправленно внедряли дух индивидуализма, выкорчевывали традиции целых этносов, но даже в Советском Союзе, преемнике Российской империи, в котором издревле сохранялись и развивались, дополняя и обогащая друг друга, культуры сотен народов и народностей.

На самом деле, по моему убеждению, мир не един, и, с точки зрения исторически существующего многообразия, он делим. Данное обстоятельство, как мне кажется, не всегда учитывается и нынешними теоретиками национальных отношений.

Красная площадь. Вторая половина XVIII века. Художник Ф.Алексеев

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы уразуметь подлинный смысл тезисов и лозунгов "о единстве мира". Их сознательно насаждают определенные "надмировые" силы, существование и влияние которых уже открыто признается. Они заинтересованы в управлении планетой, скажем, в форме вселенского правительства. Его существование сейчас тоже не скрывается. А для того, чтобы управлять, я бы даже сказал, господствовать над миром, необходимо привести его в безликое, однообразное состояние.

Это мы наблюдаем со всей наглядностью, когда обращаемся к явлениям так называемой глобализации. Она мнёт национальное многоцветье, стирает политические грани между государствами, уничтожает самобытность и особенности культур разных народов, то есть совершает насилие над людьми всех стран и континентов.

Я бы назвал подобную практику в известном смысле "богоборчеством",

ведь, согласно библейской истине, Господь создал множество народов и языков, наделив каждого своим призванием в мире. Именно многообразие национальностей, культур, с общественной точки зрения, является наиболее значимым свойством нашего земного бытия.

Другое дело, как сохранить в гармонии это богатство? Возникает конфликт между интересами отдельных этносов, порождаемый глобалистской политикой, которая осуществляется узкокорыстной финансово-олигархической "популяцией" космополитов, всё более порабощающих мир.

В нынешних условиях происходит трансформация противоречий в сфере национальных отношений. Как бы нынешние либералы ни поносили основоположников марксизма, классы существуют: есть собственники и лишенные собственности, есть трудящиеся и паразитирующие на труде миллионов, есть, наконец, бедные и богатые. Эти разные социальные страты до недавнего времени называли классами, и данный термин не утратил актуальности. Так вот, по моим наблюдениям, современная глобалистская политика перестраивает классовые отношения в межнациональные. Более резко, чем раньше, обозначаются народы, подвергаемые эксплуатации. Не случайно сейчас развивают идеи о "золотом миллиарде", которому в будущем должно быть обеспечено существование за счёт "периферии" человечества. Естественно, при таком развороте событий межнациональные отношения обостряются. Фиксируя это в какой-нибудь отдельной стране, мы не должны забывать, что взаимоотношения, приобретающие порой неприязненный, а то и драматический характер, формируются под влиянием эгоистически настроенной группы людей, ратующей за создание нового мирового порядка.

Россия, вопреки усилиям глобалистов, до сих являет собою яркий пример сосуществования различных этносов и культур в границах общего государства. Всё это основано на давних исторических традициях. С незапамятных времён наши предки строили свою жизнь, государственность совместно с иноязычными соседями.

Возьмём легенду о призвании варягов. Она подтверждает существование межплеменного, полиэтнического (восточнославянского и финского) политического союза на северо-западе Европы. Решение призвать на правление князя со стороны было принято на общенародном собрании. Причём послы, направленные межплеменным вечем к варягам, говорили: "Земля [страна] наша велика и обильна...". Здесь ключевые слова, на которые редко обращают внимание, — "земля наша". В них отразился взгляд наших далёких предков на землю-страну как достояние разноязычных этносов, живущих по соседству в мире, согласии и единении.

Призвание варягов. Художник В.М.Васнецов

Точно так же, как на северо-западе, русские славяне на юге взаимодействовали с кочевыми народами, стараясь наладить и с ними отношения сотрудничества. Несмотря на войны и разорения, которые несли нашей земле степняки, наблюдалось, тем не менее, сближение этносов, настолько при этом тесное, что представители степи, оседая на южном порубежье Русской земли, принимали активное участие в политической жизни Киева, строительстве Древнерусского государства. Они присутствовали на вечевых собраниях, вместе с "киянами" принимали решения о приглашении или изгнании тех или иных князей. "Мы головы свои складываем за Русскую землю", — говорили тогда чёрные клобуки (печенеги, торки, берендеи и пр.). И они не лукавили.

Из этих разрозненных фрагментарных сведений мы можем заключить, что с древних времён русско-славянский этнос, в силу определённых исторических условий, был расположен к взаимному общению и даже к совместной жизни с другими народами. Нашествие Батыя во многом разрушило эту традицию, но, по мере того, как создавалось и крепло единое Русское государство, усиливалась Московия, возрождалась старая практика и система отношений с разными этносами. И об этом в тогдашнем мире знали народы, ближние и дальние.

Характерный пример. В 1492 году в Москву прибыли некие Нариман и Хозерум, послы грузинского князя Александра. Они приехали к Ивану III с прошением своего властителя о покровительстве. В письме Александра, переданном послами московскому государю, читаем: "Темным еси свет зеленого неба, звезда еси, Христианская еси надежда, Веры нашие крепости всесветлый Государь, всем еси Государем прибежище, всем еси Государем закон, бедным еси подпора и Бесерменам еси надея, законной земли грозный Государь, всем еси Князем справедливая управа, всем князем высший князь, земли еси тишина, обетник еси Николин…". Сейчас в Грузии об этом предпочитают не вспоминать… Ныне у грузинской элиты, отрешившейся от истории родной земли, иные – заокеанские покровители, использующие страну в борьбе с Россией.

А ведь не столько русские завоевывали народы, сколько те сами — добровольно — вливались в состав Руси. Формула грузина Александра "всем государям прибежище" — яркая тому иллюстрация. Именно на основах, прежде всего, добровольности, а не завоевания созидалось многонациональное русское государство,

а затем — Российская империя, вобравшая в себя различные племена, этносы, народы, культуры. Вспоминается выдающийся русский мыслитель Николай Яковлевич Данилевский, который говорил, что воздвигнутое русским народом "государственное здание не основано на костях попранных народностей. Он или занимал пустыни, или соединял с собой путём исторической, нисколько не насильственной, ассимиляции такие племена, как чудь, весь, меря или как нынешние зыряне, черемисы, мордва… или, наконец, принимал под свой кров и свою защиту такие племена и народы, которые, будучи окружены врагами, уже потеряли свою национальную самостоятельность или не могли долее сохранять её, как армяне и грузины. Завоевание играло во всём этом самую ничтожную роль…". Так что "в завоеваниях России всё, что можно при разных натяжках назвать этим именем, ограничивается Туркестанскою областью, Кавказским горным хребтом, пятью–шестью уездами Закавказья и, если угодно, ещё Крымским полуостровом. Если же разбирать дело по совести и чистой справедливости, то ни одно из владений России нельзя назвать завоеванием в другом, антинациональном и потому ненавистном для человечества смысле. Много ли государств, которые могут про себя сказать такое?"…

Памятник "Тысячелетие России" в Великом Новгороде

Важно отметить, что ни один из этносов, ни один из народов, что оказался в границах Российской империи, не сошёл с лика земли. Это особенно назидательно, если сравнивать с тем, что было в эпоху продвижения "европейцев" с запада на восток. Вспомним хотя бы Drang nach Osten ("натиск на восток") — агрессивный экспансионистский лозунг, появившийся во времена Карла Великого, проходящий через всё средневековье, а затем подхваченный в XIX веке кайзеровской Германией и в ХХ веке Гитлером, на которого работала Западная Европа, а "вскормили" и укрепили фюрера Великобритания и США. В результате "натиска" неизменно уничтожались целые народы, на пути "европейских объединителей" разрушалось и истреблялось всё…

Я далёк от того, чтобы рисовать идиллическую картину формирования процветающего русского этноса в окружении "народов-братьев": при строительстве Российского государства возникали и противоречия, и конфликты, и насильственные присоединения.

Но применение силы всегда обусловливалось исторической необходимостью укрепления границ и обеспечения национальной безопасности, причём не только русского, но и других народов многонационального государства. Поучительным примером здесь является Грузия,

которая с конца XV века домогалась российского покровительства, встречая благожелательное отношение русских государей. Уже в официальном титуле Ивана Грозного значилось "Иверский". "Грузинский вопрос" поднимался и при Петре. И только в царствование Екатерины II состоялось формальное закрепление Восточной Грузии за Россией по Георгиевскому трактату 1783 года. Вспомним Лермонтова:

  • …Сметает пыль с могильных плит,
  • Которых надпись говорит
  • О славе прошлой — и о том,
  • Как, удручен своим венцом,
  • Такой-то царь, в такой-то год,
  • Вручал России свой народ.
  • И Божья благодать сошла
  • На Грузию! Она цвела
  • С тех пор в тени своих садов,
  • Не опасаяся врагов,
  • За гранью дружеских штыков.

Не будь Георгиевского трактата, не войди Грузия в состав России, с ней было бы покончено: Персия и Турция разорвали бы её на клочья. Но, хвала Богу, наши единоверцы были спасены.

Георгиевский трактат о переходе Грузии под протекторат России

Представим, однако, конкретную историческую ситуацию: когда русские взяли под своё крыло Грузию, возник своеобразный российский анклав, окружённый другими враждебными племенами и народами. Поэтому Россия должна была подумать о защите этого анклава и, следовательно, о собственной безопасности. Достичь цели можно было только посредством присоединения Кавказа. Это один из важных, но не единственный мотив "завоевания". Дело в том, что Кавказ являлся операционным базисом, прежде всего — Турции, для разыгрывания всяческих комбинаций против нашей страны на юго-западных её рубежах. Присоединение Кавказа к Российской Империи позволило обеспечить безопасность не только русскому и грузинскому народам, но и всем этносам и племенам Кавказа, которые вошли в состав России, и (что весьма существенно) примирить враждующие племена горцев друг с другом.

Исторически Русь, Россия, прикрытая только с севера "дышучим море-окияном", с остальных сторон света была открыта для нападений извне и потому испытывала постоянное вражеское давление и с запада, и с востока, и с юга. Противодействуя этому, русский народ расширял свою территорию до пределов, обеспечивающих национальную безопасность — вот главная пружина в создании Империи. И когда мы дошли до Чёрного моря и Памира на юге и Тихого океана на востоке, на этом и закончилось формирование жизненно необходимого геополитического пространства.

Агрессивной воинственности со стороны русских не было. Многие народы Сибири, например, присоединялись добровольно и даже просили принять их под "высокую государеву руку". Происходило как бы взаимное проникновение различных традиций и укладов, а во многих случаях — обогащение культур

тех народов, которые шли под крыло России. Известно, что уровень общественного, хозяйственного, политического и культурного развития русских был выше, чем у многих присоединяемых народов (некоторые даже письменности не имели). Они обогащались — духовно и материально — за счёт общего потенциала, прежде всего — русского. При этом "титульный" этнос не возносился над другими. Ему всегда было чуждо чувство национальной исключительности. Поэтому он никогда не ущемлял традиции других народов. Наоборот, правительство московское, а потом и петербуржское создавало условия для сохранения культур различных народов и народностей.

Это — полная противоположность стилю западных стран, проводивших колониальную политику. У нас не было колоний, противопоставляемых метрополии, но формировалось единое, органически спаянное геополитическое, жизненное пространство, общее для всего населения России.

Не секрет, что русский этнос зачастую не выигрывал от ответственности за окраинные земли ни в материальном отношении, ни в финансовом, да и воевать приходилось чаще, защищая другие народы. Особенно ярко это проявилось в условиях СССР. Мы же помним, сколько сил вкладывал русский народ в подъём культуры, науки, образования, производства периферийных этносов. Зато в рамках Российской империи и её правопреемника Советского Союза мы были самодостаточны и непобедимы. Чтобы уничтожить Россию, нужно было расчленить Империю (СССР), что в результате и сделали мировые кукловоды руками агентов влияния и предателей в высших эшелонах власти. Была разыграна, в том числе, и национальная карта — искусственное разъединение народов, возбуждение в этносах взаимного отчуждения и даже ненависти. Без этого погубить Советский Союз было невозможно.

Подписание Беловежского соглашения. 8 декабря 1991 года

А в последние годы Запад готовит подобную участь нынешней России, чьи влияние и сила мешают командовать миром. Задача старая — извести русский народ как этнос, обладающий самосознанием и самопознанием, превратить его в безликую массу, по выражению мыслителей XIX века — в "калужское тесто", из которого можно лепить любые крендели. Ведь этнос — не механическое объединение разрозненных индивидов, людских монад, а живой и сложный организм, имеющий исторические корни, ценящий свою культуру и устремленный в будущее. И чтобы на этот раз до конца сокрушить Россию, в наше общество вбрасывается враждебное отношение между народами Федерации, прежде всего — между русским и другими этносами.

"Хватит кормить Кавказ! Нужно Кавказ сбросить!", — с подобными призывами могут выступать или полные глупцы или откровенные провокаторы, враги Отечества и русского народа. Теряя Кавказ, мы отказываемся от собственного прошлого, завещанного нашими предками,

и становимся уязвимыми с юга, откуда открывается дорога в центральную Россию и в Поволжье с вытекающими отсюда гибельным последствиями для страны. Иными словами, мы резко осложняем и без того ухудшенную развалом СССР геополитическую ситуацию, ставя государство на грань катастрофы.

Безусловно, вызывает беспокойство и испортившееся отношение русских к представителям бывших союзных республик. "Понаехали!" — слышно чуть ли не на каждом шагу... На первый взгляд, да — приезжают, как говорится, "со своим уставом в чужой монастырь", не хотят учить русский язык, приспосабливаться к непривычному для них культурному укладу. Однако возникает закономерный вопрос, почему "понаехали"? Вероятно, потому, что там плохо, тогда как у нас — гораздо лучше. А почему там плохо? Да потому, что уничтожен Советский Союз (историческая Россия), в чём мы, русские люди, во многом виноваты, поскольку являлись и остаёмся государствообразующим народом, ответственным за судьбу страны.

Наш двор и мои друзья детства. Ташкент. 1947 год. Фотография с сайта В.И.Уломова

"Увы, нам!" Мы оказались не на высоте, позволив разрушить наше государство политическим проходимцам типа Горбачева и Ельцина. Ведь это надо понимать! Надо чувствовать свою вину, а не перекладывать её на "понаехавших"! Позволительно далее спросить: разве "понаехавшие" сталкиваются с благополучным во всех отношениях обществом, в котором нет масштабной преступности, насилия, всевластия чиновничества, воровства, взяточничества? Разве они не подвергаются "обдираловке", произволу нечестных представителей правоохранительных органов и миграционной службы? Эти "разве" можно было бы продолжить, но и приведённых вполне достаточно, чтобы осознать: "понаехавшие" попадают в среду, которая располагает к совершению ими преступлений. Здесь опять-таки есть, к сожалению, и наша вина, что также надо понимать!

Но существует и вторая сторона медали, о которой не принято говорить.

Следует помнить о нашей исторической ответственности перед другими народами бывшего СССР. На протяжении многих веков русские создавали империю, вовлекая в неё множество этносов, входивших друг с другом в тесное соприкосновение, сотрудничество.

Дух взаимодействия, взаимопомощи особенно наглядно проявлялся в напряжённейшие, драматические моменты истории нашего Отечества. Мы как-то подзабыли, что на защиту одной на всех Родины встали в Великую Отечественную все народы Советского Союза. А сколько русских людей было принято в среднеазиатских республиках, где с эвакуированными делились последним хлебом, отдавая без остатка, что имели, для общей Победы! Невольно приходят на память волнующие своей искренностью слова Джамбула:

  • Ленинградцы, дети мои!
    Ленинградцы, гордость моя! …
    Мы родные вам с давней поры,
    Ближе брата, ближе сестры…

    К Ленинграду со всех концов
    Направляются поезда,
    Провожают своих бойцов
    Наши села и города…

    Из глубин Казахской земли
    Реки нефти к вам потекли,
    Черный уголь, красная медь
    И свинец, что в срок и впопад…

    Хлеб в тяжелом, как дробь, зерне
    Со свинцом идет наравне,
    Наших лучших коней приплод,
    Груды яблок, сладких, как мед, —
    Это все должно вам помочь.

И что теперь? Империю разрушили, "стряхнули" с себя все эти народы и говорят им: "вы суверенные, живите, как хотите, нам до вас дела нет". В реальности такого не бывает. Историческое наследство остаётся, сколько бы мы ни отказывались от него, традиции, корни не отмирают в одночасье. Но

главное состоит в том, что мы, русские, должны помнить о своей исторической роли и ответственности. В нынешних условиях было бы полезно создать министерство по делам национальностей, а с учётом перспективы — Институт реинтеграции исторической России.

Это куда нужнее и важнее уже образованного либералами института глобализации.

У государства должны быть интеллектуальные центры, которые возьмут на себя организацию объединительных процессов. И все это — зона ответственности руководства страны. Безусловно, там есть искренние национально ориентированные патриоты России, но полно и либерал-глобалистов.

Нужно упорно работать над преодолением эгоистических интересов местных элит, которые руководят отколовшимися от нас частями исторической Родины, и побуждать их к соединению искусственно раздробленной страны. Тем более, первые шаги уже сделаны — Таможенный союз показал свою эффективность и экономическую целесообразность для его участников. На очереди — Евразийский союз, призванный обозначить интересы возрождаемой Империи в геополитическом пространстве.

В перспективе нам нужно думать, чтобы соединиться вновь, пусть на каких-то, может быть, иных, чем СССР, началах, но мы должны это сделать. Только так сможем обеспечить и своё будущее, и национальную самобытность тех народов, которые вернутся к прежнему взаимодействию и совместной жизни. А желание жить в едином геополитическом пространстве в странах бывшего Советского Союза постепенно усиливается.

Источник: 1, 2

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...