< Октябрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Подписка rss
Поиск Поиск
Иван Киреевский о европейском просвещении

05 ноября 2013 года
Закладки

Иван Васильевич Киреевский — русский мыслитель первой половины 19-го века. Из работы "О характере просвещения Европы и о его отношении к просвещению России":

"Европейское просвещение во второй половине XIX века достигло той полноты развития, где его особенное значение выразилось с очевидною ясностью для умов, хотя несколько наблюдательных. Но результат этой полноты развития, этой ясности итогов был почти всеобщее чувство недовольства и обманутой надежды. Не потому западное просвещение оказалось неудовлетворительным, чтобы науки на Западе утратили свою жизненность, напротив, они процветали по-видимому еще более, чем когда-нибудь; не потому, чтобы та или другая форма внешней жизни тяготела над отношениями людей или препятствовала развитию их господствующего направления, напротив, борьба с внешним препятствием могла бы только укрепить пристрастие к любимому направлению, и никогда, кажется, внешняя жизнь не устроивалась послушнее и согласнее с их умственными требованиями.

Но чувство недовольства и безотрадной пустоты легло на сердце людей, которых мысль не ограничивалась тесным кругом минутных интересов, именно потому, что самое торжество ума европейского обнаружило односторонность его коренных стремлений: потому что при всем богатстве, при всей, можно сказать, громадности частных открытий и успехов в науках общий вывод из всей совокупности знания представил только отрицательное значение для внутреннего сознания человека; потому что

при всем блеске, при всех удобствах наружных усовершенствований жизни самая жизнь лишена была своего существенного смысла, ибо, не проникнутая никаким общим, сильным убеждением, она не могла быть ни украшена высокою надеждою, ни согрета глубоким сочувствием.

Многовековой холодный анализ разрушил все те основы, на которых стояло европейское просвещение от самого начала своего развития, так что собственные его коренные начала, из которых оно выросло, сделались для него посторонними, чужими, противоречащими его последним результатам, между тем как прямою собственностию его оказался этот самый разрушивший его корни анализ, этот самодвижущийся нож разума, этот отвлеченный силлогизм, не признающий ничего, кроме себя и личного опыта, этот самовластвующий рассудок — или как вернее назвать эту логическую деятельность, отрешенную от всех других познавательных сил человека, кроме самых грубых, самых первых чувственных данных, и на них одних созидающую свои воздушные диалектические построения?

<...>

Посему можно сказать, что не мыслители западные убедились в односторонности логического разума, но сам логический разум Европы, достигнув высшей степени своего развития, дошел до сознания своей ограниченности и, уяснив себе законы собственной деятельности, убедился, что весь объем его самодвижной силы не простирается далее отрицательной стороны человеческого знания; что его умозрительное сцепливание выводных понятий требует оснований, почерпнутых из других источников познавания; что высшие истины ума, его живые зрения, его существенные убеждения — все лежат вне отвлеченного круга его диалектического процесса и хотя не противоречат его законам, однако же и не выводятся из них и даже не досягаются его деятельностию, когда она оторвана от своей исконной совокупности с общею деятельностию других сил человеческого духа.

Так западный человек, исключительным развитием своего отвлеченного разума утратив веру во все убеждения, не из одного отвлеченного разума исходящие, вследствие развития этого разума потерял и последнюю веру свою в его всемогущество. Таким образом был он принужден или довольствоваться состоянием полускотского равнодушия ко всему, что выше чувственных интересов и торговых расчетов (так сделали многие, но многие не могли, ибо еще сохранившимися остатками прежней жизни Европы были развиты иначе), или должен был опять возвратиться к тем отвергнутым убеждениям, которые одушевляли Запад прежде конечного развития отвлеченного разума, — так сделали некоторые; но другие не могли потому, что убеждения эти, как они образовались в историческом развитии Западной Европы, были уже проникнуты разлагающим действием отвлеченного разума и потому из первобытной сферы своей, из самостоятельной полноты и независимости, перешли на степень разумной системы и оттого являлись сознанию человека западного как односторонность разума, вместо того чтобы быть его высшим, живительным началом".

***

Русским людям ущербность голого интеллекта, "самовластвующего рассудка", была понятна давно. Более того, Иван Киреевский прекрасно образованный в европейском смысле этого слова и при этом не утративший русское православное миропонимание, проследил в своих работах развитие этого процесса, который начался с одностороннего понимания христианства католицизмом и вылился в либерал-марксизм, национал-фашизм и нынешний деструктивный постмодернизм с тотальным наступлением на традиции, мораль, нравственность и элементарные нормы приличия.

Печальные результаты так называемого "просвещения" в виде исключительно линейного бездуховно-логического восприятия мира видны теперь не только в Европе, но и в России. По всему миру распространилась эта невидимая зараза, выедающая нутро человека бессмысленностью и неверием,

оставляющая там чёрную пустоту. Добро и зло не просто смешано в единый грязный ком, но вообще отменено как понятия — нет ни зла, ни добра, ни неба, ни земли, всё условно.

И даже многие из воцерковлённых православных людей, читавших святых отцов и прекрасно осведомлённые об опасности этой заразы, всё равно поддаются ей и волей-неволей мыслят в повседневной жизни по лекалам грубейшего материализма. А любая попытка взглянуть на мир как на неразрывное единство видимого и невидимого, как на творение Бога и его главную загадку, вызывает лишь обвинения в мистицизме, мракобесии или, в лучшем случае, в детской восторженности и наивности (забывая о том, что говорил о детях Христос).

В то же время всё больше людей приходят к осознанию тупика такого способа мышления и существования. Всё больше людей, впав в отчаяние от выбрыков голого разума, открывают свои сердца навстречу давно забытым смыслам и словам. Здесь нас поджидает другая опасность — под видом духовности и просветления преподносят свои учения разного рода мошенники и экстремисты, которые обманом уводят человека в расставленные ловушки, порой очень жестокие и не менее дьявольские, чем "чистый разум".

Тем не менее процесс этот в целом не остановить и не извратить. Процесс отрезвления от религии неверия, процесс, противоположный европейскому рациональному просвещению, усмиряющий гордыню разума и одновременно дарящий разуму новые возможности в виде познания неосязаемого, процесс, который зачастую, пытаясь опорочить, называют "новым средневековьем" и "новым мракобесием", но который родит новое истинное просвещение — просветление и одухотворение, этот процесс набирает обороты и именно он поможет человечеству в 21 веке найти выход из сложившегося тупика и спастись на самом краешке падения в бездну, в которую увлекал нас продвинутый Запад и его прогресс.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...