< Февраль 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  
Подписка rss
Поиск Поиск
О роли мировой финансовой элиты

22 декабря 2013 года
Закладки

Невозможно не обратить внимание на тот факт, что в последнее время в России многие эксперты начали часто говорить о Рокфеллерах и Ротшильдах, их влиянии на мировую политику и экономику, национальных лидеров и политические элиты в различных странах. Что-то действительно представляет интерес. Например, некоторые исторические изыскания Андрея Фурсова всегда интересно почитать. Тем более, что Фурсов все-таки внимательно проверяет исторические факты, пытается сопосоставить прошлое с настоящим на основе этих фактов.

Но многие, кто пытается Фурсову подражать в этом плане, часто высказывают сомнительные вещи. Например, экономист Михаил Хазин, который ранее вместе с др. экономистом Олегом Григорьевым предлагал весьма интересную трактовку мирового экономического кризиса, сегодня все больше ударился в развитие той темы, которой занимается Андрей Фурсов. Но, естественно, хазинская интерпретация событий и фактов весьма далека от фурсовской.

Во-первых, явно видно, что Хазин сильно упрощает действительность. Если Фурсов говорит, что мировая финансовая элита вовсе не ограничивается одной-двумя семьями, то Хазин старается все свести к минимуму. Так гораздо проще развивать линию конфликта между элитными группами. Чем меньше групп, тем проще зафикисировать конфликт. Даже если по факту этого конфликта и нет. По крайней мере в том его виде, который нам пытаются представить.

Во-вторых,

упрощая до какого-то совсем примитивного уровня систему взаимоотношений между элитами, Хазин тем самым упрощает и политические и экономические процессы в мире и отдельных странах. По его логике даже в России действия элитных групп так или иначе связаны с деятельностью кланов Рокфеллеров и Ротшильдов и российская элита поделена

по принципу поддержки одного из кланов. Чтобы не быть голословным, нужно сослаться непосредственно на высказывание Андрея Фурсова, а далее сравнить его с высказыванием Михаила Хазина.

Андрей Фурсов: "Ситуация несколько сложнее. Я думаю, что когда мы говорим, что идет борьба между Ротшильдами и Рокфеллерами — идет не только борьба, но есть и сотрудничество. Ротшильды — это финансовый капитал, Рокфеллеры — это не только финансовый капитал, но это еще и реальная экономика. То есть, существуют зоны, где у них нет противоречий и столкновений, Ротшильдами и Рокфеллерами не исчерпывается мировая верхушка. Это 12-20 людей, которые находятся между собой в сложных отношениях, в чем-то они сотрудничают, в чем-то они борются друг с другом.

Помимо Ротшильдов, есть еще более "крутая" семья, она, может, и не такая богатая, как Ротшильды, но статус ее значительно выше, потому что она значительно древнее, семья Барухов, есть те же Оппенгеймеры, не надо зацикливаться на Ротшильдах и Рокфеллерах, хотя они, действительно, на первом плане".

А вот что говорит Хазин — "Одновременно с этими процессами и после дела Строс-Кана наша российская элита также раскололась на две части. Одна из них решила, что надо развивать независимый финансовый центр, а другая — что нужно остаться в подчиненном положении под МВФ и все попытки независимости подавить железной рукой. Координатором первой группы является Ротшильд, а второй, понятное дело, МВФ. Те, кого у нас "политолухи" называют "семейными" или "либералами", дружат с МВФ. А те, кого принято именовать "патриотами" и "силовиками", дружат с Ротшильдами".

Таким образом, можно увидеть, что Фурсов видит и др. участников мировой финансовой системы, которые сотрудничают и борются друг с другом за влияние. А по логике Хазина, элита состоит из двух мощнейших кланов, она раскололась, что вызвало раскол в национальных политических элитах. Понятно, что позиция Фурсова выглядит более реалистично, так как Фурсов не пытается упростить реальность в целях ее подстраивания под экономическую теорию.

Но в чем очень сложно согласиться как с Фурсовым, так и с Хазиным?

Во-первых, в том, что они слишком большую роль отводят мировым финансовым кругам. Да, эти круги, безусловно, влиятельны, имеют возможность в сжатые сроки решать острейшие финансовые вопросы. Но экономика намного сложней, чем просто игра ряда мировых финансовых кланов.

В экономике существуют некоторые закономерности, которые неподвластны как национальным правительствам, так и мировым финансовым игрокам. Например, никто не отменял экономические циклы, технологические уклады и т.п., которые происходят и формируются во многом независимо от воли человека (каким бы влиятельным он ни был).

Человек может только направлять эти процессы в нужном направлении. Некоторые события в экономике вообще находятся за пределами объяснения экономической наукой. Здесь уже нужна помощь не только экономистов, историков, социологов, но даже религиоведов, так как некоторые события иначе как желанием высших сил объяснить невозможно. На мой взгляд, это не преувеличение, а как раз реальная жизнь, которая сложна и многогранна.

Во-вторых, Фурсов и Хазин явно принижают возможности национальных элит. Ставят их в зависимость от мировых финансовых кругов. Но такого строгого подчинения нет и быть не может. За исключением случаев, если страна оказалась в сложной экономической ситуации. Например, как Украина. Но если страна сохраняет контроль за ключевыми активами, власти управляют экономикой, имеют стратегический план на будущее, то подчинить страну мировым финансовым кланам будет не так просто.

В-третьих, эксперты упускают из виду, что, например, тот же клан Рокфеллеров свое влияние приобрел в 19 веке в период индустриализации американской экономики. И сохранял его примерно до 70-х гг., пока не начал стремительно меняться мировой рынок нефти. Эти изменения были сопряжены со снижением роли группы нефтянных компаний под названием "Семь сестер". Для справки: Семь сестёр — термин, введённый в 1950 году бизнесменом Энрико Маттеи, тогдашним главой итальянской государственной нефтяной компании Eni, чтобы описать семь нефтяных компаний, которые преобладали в мировой нефтяной промышленности с середины 1940-х до 1970-х годов. В состав группы входили: British Petroleum, Exxon, Gulf Oil, Mobil, Royal Dutch Shell, Chevron и Texaco.

Но усиление ОПЕК, которое, по сути началось с принятием Декларации от 1968 года "О нефтяной политике стран — членов ОПЕК", в которой подчеркивалось неотъемлемое право всех стран на осуществление постоянного суверенитета над своими природными ресурсами в интересах их национального развития, роль "Семи сестер", в числе которых были компании, вышедшие из Стандарт ойл, несколько снижается. Начиная со второй половины 80-х гг. нефть становится биржевым товаром. Даже появляется такой термин как "бумажная нефть". Разнообразные инвестфонды начинают влиять на ценообразование в большей степени, чем когда-то влияли "Семь сестер" и ОПЕК. Финансиализация и виртуализация мировой экономики не могли не расшатать роль и значение представителей реального сектора экономики на Западе (а Рокфеллеры в первую очередь представляют реальный сектор). Не могло в прежнем виде сохраниться и влияние Ротшильдов, так как сегодня в мировой экономике слишком много игроков, которых сложно контролировать.

Но чем это важно для России? Во-первых, не стоит слишком много внимания уделять роли и влиянию мировых финансовых кланов. Стоит верить в свои силы и свою страну. Даже если порой это делать очень тяжело. Во-вторых, необходимо помнить, что наши основные конкуренты и противники все же не кланы и семьи, а конкретные страны.

Роль клана или семьи может повышаться или снижаться в конкретной стране, но сама страна остается. Понятно, что ни Ротшильды, ни Рокфеллеры не имеют однозначного влияния на Белый дом. Поэтому разговор идет не с ними, а с тем, кто в Белом доме. В-третьих, кланы и семьи не могут поставить под полный контроль мировую и национальные экономики и разделить между собой влияние, так как они тоже порой вынуждены подстраиваться под объективные экономические процессы, природа которых экономической науке до сих пор до конца неизвестна.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...