< Август 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Подписка rss
Поиск Поиск
Об идеологической функции права

30 декабря 2013 года
Закладки

От редакции "РН": Автор Тимофей Николаевич Радько — доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, заведующий кафедрой теории государства и права Московской государственной юридической академии имени О.Е.Кутафина.

Опубликовано в научном журнале Вестник Саратовской Государственной юридической академии №4(93) 2013 г. Ниже приводится с небольшим сокращением. 

***

Опыт развития российского общества свидетельствует, что ему чужды как тотальная идеологизация всей его жизни (СССР), так и отсутствие какой-либо идеологии вообще. События 90-х гг. XX в., первое десятилетие XXI в. показывают, что отсутствие общегосударственной идеологии ведет к расколу российского общества на самые различные (вплоть до противоречивых) группы, претендующие на лидирующие роли в обществе.

Российское государство очень робко заявляет о необходимости формирования общегосударственной идеологии, а это ведет к отсутствию четких ориентиров в политике, воспитании, законотворчестве и т.п.

Дело в том, что в конце XX – начале XXI в. государственная идеология в России с подачи некоторых западных идеологов стала рассматриваться только как негативное явление. При этом негативный подход к идеологии связывался не только с коммунистической идеологией. Проблема ставится шире. Предлагается рецепт, согласно которому идеология и право — это несовместимые явления. Право должно быть свободно от идеологии, иначе оно, действуя в ее рамках, становится ущербным, не соответствующим интересам человека и гражданина. Здесь, пожалуй, верно одно. Если идеология сама по себе ущербна, то она действительно оказывает негативное влияние на право. Но если она прогрессивна, демократична, отражает насущные интересы людей, то она будет способствовать становлению и развитию права прогрессивного, демократического, закрепляющего подлинные права и свободы человека.

Позиция, согласно которой право должно быть свободно от идеологии, подкреплялась примерами из советского прошлого, которое действительно было слишком идеологизировано. Соглашаясь с подобной оценкой (о чрезмерности идеологизации советского периода в нашей истории), нельзя не заметить, что не следует впадать в другую крайность — отрицать значение идеологии для права вообще, нельзя не видеть ничего позитивного в том периоде российского истории и умышленно девальвировать многие из ценностей, сформировавшихся тогда — общедоступность в сфере труда, культуры, образования, реальность медицинского и пенсионного обеспечения, личную безопасность, отсутствие той бездуховности, которая наблюдается в российском обществе сегодня и т.д.

Поэтому

положение Конституции РФ 1993 г. о том, что никакая идеология не может быть государственной, нельзя отнести к ее достоинствам, поскольку оно противоречит истории Российского государства, всегда имевшей собственную духовную (идеологическую) силу. Не случайно "антиидеологические" позиции усилились после принятия конституции,

официально закрепившей деидеологизацию общества, в результате чего роль государственной идеологии в России была сведена к нулю. Поэтому в настоящее время российское общество не имеет четких идеологических ориентиров, оно социально аморфно и дезориентировано. Данное состояние — результат фактического прекращения осуществления государством идеологической функции с одновременным проникновением в российскую среду ценностей, сформулированных в иной духовной и политико-правовой культуре.

Вместе с тем фактор влияния права на сознание, мысли и чувства людей не подвергается сомнению ни одним из серьезных исследователей социальной роли права. Право воздействует на духовную жизнь общества. Оно само выступает духовным явлением и представляет собой "форму духовного освоения мира". Разумеется, право лежит в иной системе координат, нежели идеология, но, тем не менее, представляет собой идеологический фактор. И у нас имеются все основания утверждать, что право осуществляет идеологическую функцию.

Идеологическая функция всегда занимала важное место в системе функций права. Она предопределяется его сущностью и существует объективно как результат его действия в современном обществе, особенно в условиях поиска новой парадигмы понимания права и его роли в современном обществе, в условиях противоречивых оценок права, исходящих от различных идеологических и политических сил.

Право — регулятор общественных отношений, ему присуща, прежде всего, регулятивная и охранительная функции. Осуществляя же идеологическую функцию, право как бы решает "сверхзадачу", становится инструментом идеологии, т.е. принимает на себя определенную часть социальной нагрузки, которую должны нести другие надстроечные феномены. В юридической литературе правильно отмечалось, что право как система принципов и норм не является элементом формы общественного сознания, его не следует отождествлять с какой-либо из уже известных форм общественного сознания, в т.ч. и правосознанием.

Тем не менее, право интеллектуально по своему содержанию, неразрывно связано с общественным сознанием оно от него неотделимо. С.С.Алексеев верно говорил, что для понимания идеологической роли права существенно важно, что оно выступает в качестве средства, отражающего и выражающего духовную жизнь общества, т.е. в качестве носителя его духовных, культурных и моральных ценностей. Процесс развития современных обществ показывает, что роль права в решении идеологических задач постепенно возрастает. Постановка вопроса об идеологической функции права имеет целью подчеркнуть его более широкие социальные возможности, его большую социальную ценность.

Идеологическая функция относится к числу социально-политических функций права. Ее осуществление правом наиболее очевидно в случаях его подключения к решению воспитательных задач, связанных не только с укреплением правосознания, но и других форм общественного сознания (политического, нравственного). Выделение ее в качестве самостоятельной иногда объясняется в юридической литературе необходимостью правового регулирования культурно-воспитательной деятельности государства. Однако такое объяснение представляется не совсем точным. Реализация идеологической функции значительно шире, ее наличие предопределяется многими причинами, среди которых — обслуживание правом культуры, науки, образования стоит далеко не на первом месте. Анализ социальной роли права показывает, что выполнение им идеологической функции связано с отражением им идеологии властвующих политических сил, с превращением права в объект идеологической борьбы, с возможностью права внедрять идеи определенных социальных сил в сознание людей, активно и целенаправленно влиять на их социально-политическую ориентацию.

Одна из главных предпосылок возникновения у права идеологической функции обусловлена соответствием правовых предписаний идеологии стоящих у власти политических сил, способностью права вбирать в себя систему определенных идей. При этом право не становится простым вместилищем любой идеологии, а отражает, прежде всего, идеи господствующего класса, мысли которого "являются в каждую эпоху господствующими мыслями".

Право становится более влиятельным идеологическим фактором, начиная с конца XVIII в. Этому способствуют первые относительно демократические конституции США, Франции конца XVIII в., которые отразили передовую для того времени буржуазно-демократическую идеологию, содержавшую важные положения о разделении властей, о правах человека и т.д. В современных условиях право демократических государств превратилось в мощный идеологический фактор, стало активнее воздействовать на социально-политическую жизнь общества.

Тот факт, что в век научно-технической революции в праве увеличивается число норм технико-юридического порядка (в известной степени безразличных к идеологии), не означает умаления его идеологической функции. Приоритет права в решении важнейших проблем общественной жизни, его гуманизм, глубокая нравственная основа постоянно увеличивают его значение в системе других социальных регуляторов, что имеет огромную идеологическую ценность в условиях сосуществования различных культур и социально-политических систем. Кроме того, развитие средств информации, увеличение культурного обмена между странами, наличие развивающихся государств, определяющих свою историческую перспективу, превращают право в объект пристального внимания и глубокого анализа со стороны самых различных политических сил, что, безусловно, накладывает на него дополнительную идеологическую нагрузку.

Поэтому процесс идеологизации права в противоположность стремлениям его деидеологизации в современном мире неизбежно нарастает. Идеология как система идей, выражающих интересы и потребности определенного политического класса, воздействует на сознание людей, мобилизует (или демобилизует) их социальную деятельность.

Т.Парсонс правильно сказал, что идеология — это политическая религия. Она активно влияет на все сферы общественной жизни, проникая в политику, право, мораль, искусство и т. д. Средствами идеологии и в рамках идеологии нередко создаются нормативные, ценностные представления общества, различного рода идеалы, принципы, цели, определяются задачи. Идеологические оценки и критерии неизбежно проникают в право, становятся его органической частью, составным элементом содержания.

Современная идеологическая борьба, существующая открыто или скрыто, в конкретных вопросах выливается и в борьбу за политическую и правовую ориентацию людей, за формирование у них соответствующих политических и правовых идеалов. В этой связи наличие у права идеологической функции совершенно очевидно.

Отдельные представители науки и политики стремятся разорвать право и идеологию, пытаются доказать их несовместимость. А если кто-либо и обнаруживает проникновение идеологии в право, то усматривает в этом "засорение" права, требует его деидеологизации. Подобные утверждения порождены в отдельных случаях непониманием глубинной, объективной взаимосвязи права и идеологии, которые создаются в соответствии с интересами и волей господствующих политических сил. Право каждого исторического типа создается, изменяется и развивается в силу экономических и политических причин, а также в результате реализации идеологических воззрений пришедших к власти политических сил. Эти факты исторически бесспорны и легко подтверждаются ретроспективным анализом.

Отражение правом идеологии господствующего класса в эксплуататорских обществах довольно отчетливо прослеживается в классовом содержании правовых норм, которые, выражая волю господствующего класса, отражают и его идеологические позиции. Именно для более успешного достижения политических интересов сложилась практика идеологического усиления важнейших правовых актов путем включения в них различного рода преамбул, вводных статей. Принятие многих законодательных актов сопровождается иногда опубликованием широковещательных заявлений и деклараций.

В других, более распространенных случаях, требование деидеологизации права не более, чем заблуждение, стремление создать идеальное, чистое право вне времени и пространства. Но такого не бывает. Право, как и истина, всегда конкретно. Идеальным оно может быть только в теории. Нормативность права, его общеобязательный характер делают всеобщими те идеологические положения, которые получили отражение в праве.

Так, идеологическая функция советского права была одной из самых заметных и достаточно эффективных с первых лет существования советского государства. Исторической обстановкой того времени она была выдвинута на одно из первых мест в системе функций права.

На содержание идеологической функции права существенное влияние оказывают политические, экономические, нравственные и другие социальные факторы, которые в единстве предопределяют идеологическую направленность правовых норм. Эти факторы получают затем концентрированное выражение в руководящих идеях (принципах) права. Принципы, как известно, играют решающую роль в формировании и действии права. Важно, однако, подчеркнуть, что принцип — категория идеологическая, каждый из принципов права неразрывно связан с идеологией, служит составной частью идеологического фундамента права, отражает основополагающие идеологические установки тех политических сил, волю которых выражает право. В принципах содержатся важнейшие идейные начала, лежащие в основе права. Поэтому принципы служат одной из предпосылок наличия у права идеологической функции, они вместе с правом в целом осуществляют идеологическую функцию.

Нельзя не отметить, что в структуре идеологической функции особое место принадлежит нормам Конституции, закрепляющим реальное соотношение политических сил, наиболее существенные черты политической системы общества, основные права, свободы и обязанности граждан, порядок образования и принципы деятельности государственных органов, общественных организаций и т.д.

Идеологическая сила демократических конституций, их целеустремленное воздействие на сознание людей обусловлены также тем, что положения отражают законы общественного развития, закрепляют на высшем законодательном уровне сущность и цели демократического государства. Изучение конституций способствует укреплению правосознания, расширению правовой и политической культур, углублению знаний о государстве, его истории, территориальной организации, перспективах развития. Поэтому не будет преувеличением утверждение, что знание положений Конституции — один из существенных показателей общей и правовой культуры каждого гражданина.

Говоря об идеологической функции права, следует рассмотреть вопрос о пределах ее действия, поскольку он имеет важное для теории права значение. Необходимо отметить, что в классификации функций права и функций государства имеется много сходных моментов, однако вопросы деления первых на внутренние и внешние практически не рассматриваются.

Право создается каждым государством для решения внутренних задач, его действие ограничено пределами государственной территории. Однако данное положение не распространяется на реализацию его идеологической функции, особенность которой состоит в способности преодолевать территориальные границы и воздействовать вовне.

Собственно-юридические черты права здесь отступают на второй план, а на первый выдвигаются аксиологические, идеологические. Например, Конституция США 1787 г. являлась мощным стимулом для других народов, боровшихся за установление демократического строя, свержение диктатур. Конституция РСФСР 1918 г., Конституция СССР служили важным ориентиром для государств, строивших социализм.

Однако в принципе функции права — это его внутренние функции. Право конкретного государства, его действие ограничены границами данного государства. Поэтому следует исходить из того, что функции права как основные направления его воздействия на общественные отношения — это его внутренние функции, они не могут быть внешними подобно функциям государства. Что касается идеологической функции права, то в данном случае следует сделать некоторые уточнения, поскольку идеология не может быть жестко ограничена границами одного конкретного государства. Современные информационные технологии позволяют распространять идеи, преодолевая пограничные столбы. Поэтому идеи, на которых основываются конституции, избирательные законы, права и свободы граждан, их гарантии, становятся известными не только гражданам одной страны, но и народам других стран и даже всему миру. Особенно это касается общечеловеческих и демократических ценностей, закрепляемых правом.

Если право соответствует демократическим и гуманным стремлениям, интересам и надеждам людей, оно становится притягательным для них, гражданами каких бы государств они не являлись. Кроме того, существует множество международных организаций, добивающихся распространения реальных демократических и якобы демократических правовых институтов на все страны мира. С этих позиций можно утверждать, что идеологическая функция права — это одновременно и его внешняя функция.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на следующее обстоятельство. В литературе высказаны суждения о внешних функциях права. Например, Л.А.Морозова, говоря о внешних функциях права, имеет в виду его действие как социального регулятора общественных отношений, т.е. задачи, решаемые им, помимо регулирования общественных отношении. Она пишет, что внешние функции права находятся как бы за пределами самого права. Соответственно она выделяет культурно-историческую, воспитательную, информационно-регулятивную функции и функцию социального контроля.

В данном перечне функций, пожалуй, лишь культурно-историческая функция соответствует понятию "внешние функции", ибо посредством ее, как пишет Л.А.Морозова, "право аккумулирует духовные ценности и достижения мировой культуры". Другие функции трудно отнести к внешним, их характеристика дает основание утверждать, что это обычные функции права — социальный контроль, информационное регулирующее воздействие, осуществляемые внутри государства.

Итак, каковы основные признаки идеологической функции права?

Во-первых, эта функция есть отражение правом определенной идеологии конкретного общества: или классовой, или общенациональной, что позволяет праву более эффективно выполнять свою основную задачу — регулировать общественные отношения;

Во-вторых, эта функция всегда направлена на укрепление идеологии политических сил, стоящих у власти, причем не только правовых, но и иных взглядов и представлений;

В третьих, идеологическая функция характеризует право как прогрессивный, или, напротив, регрессивный идеологический инструмент, способствующий или тормозящий развитие общества;

В четвертых, идеологическую функцию можно рассматривать в рамках способности права осуществлять внешнее воздействие, т.е. отнести ее к внешним функциям права.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...