< Октябрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Подписка rss
Поиск Поиск
О знаковом выступлении Примакова

15 января 2014 года
Закладки

Речь Евгения Примакова на заседании "Меркурий-клуба", подводящая итоги 2013 год и ставящая задачи на 2014-й, знакова и масштабна по своему посылу. Многие её восприняли как наезд на правительство, его экономический блок. На самом деле это программное выступление, бросающее вызов мировой спекулятивной долларовой системе и её сторонникам, которых Евгений Максимович называет неолибералами, в том числе и в составе правительства (но не только — главные идеологи отнюдь сидят отнюдь не в министерствах). Не надо забывать, что Евгений Максимович международник, и его восприятие каждой проблемы, да и сам масштаб мышления как таковой, всегда выходит за рамки трений внутри страны. Примаков и в данном случае не ограничивается разбором действий правительства, но критикует главные посылы экономического колониализма, который своими законами и догмами удерживает под контролем экономики большинства стран мира и, в частности, не позволяет России перейти к форсированному развитию, подготавливаемому Путиным в предыдущие годы. По сути, эта речь подталкивает или подготавливает почву к окончательному отрыву от долларовой Системы и окормляющей её идеологии неолиберализма.

Не разбирая всю речь, а в ней каждый тезис заслуживает подробного обсуждения, выделю главное, на мой взгляд, для понимания всего её посыла.

"Прежде всего, нужно отметить, что существует огромная разница между неолиберальной политикой, особенно в экономике, и истинно либеральными требованиями независимости суда, прекращения вседозволенности чиновничьего аппарата, борьбы с коррупцией, с фальсификацией на выборах, за обязательность подчинения закону всех сверху донизу. Эти либеральные идеи выдвигаются и поддерживаются в нашей стране широкой общественностью, политическими партиями различных взглядов. Однако без четкого определения грани между либеральными идеями и принципами неолибералов, без противодействия неолиберальной политике возникает угроза серьезных негативных последствий для России. Если говорить о платформе российских неолибералов, то основная ее составляющая — это уход государства из экономики".

Примаков разделяет либерализм и неолиберализм, приписывая либерализму всё хорошее и красивое (независимый суд, борьбу с коррупцией и честные выборы), а неолиберализму — плохое разрушительное, как-то антигосударственность и олигархизм. Мне представляется, что это искусственное разделение явления либерализма — идеологемы, обслуживающей мировую олигархию и основанной на неуёмной жажде наживы.

Та же коррупция есть прямое следствие либерализма, и если печатание необеспеченных ресурсами долларов ФРС в центре данной системы — это верхний уровень коррупции (скрытый от глаз и потому не вызывающий неприязнь большинства), то коррупция в России и тем более в менее самостоятельных странах сводится к банальному воровству государственных ресурсов. Однако и то и другое порождено именно либерализмом, а точнее — той жажде наживы, которая породила так называемый прогресс и прикрывается разными научными теориями.

Однако реальность такова, что в мировой экономике на данный момент остались исключительно либеральные инструменты, и ими вынуждены пользоваться все страны — даже такие, как Китай, Куба, Иран, не говоря уже о Бразилии, Индии или, скажем, Индонезии. В современном мире только Северная Корея может позволить себе существовать будто на отдельной планете — за счёт поразительной духовной силы и самоограничения граждан. Все остальные, хотят они того или нет, вынуждены действовать и выживать в либеральной экономике, другой просто не существует. Разница в том, в интересах кого либеральные инструменты используются — государства и народа или олигархата. Если в интересах государства, то мы имеем пример Китая, Кубы, Ирана, Индии, путинской России, Бразилии, Венесуэлы. Если в интересах олигархата — то это неолиберализм во всех остальных незападных странах и фрагментарно в выше перечисленных. Чистых примеров первого или второго практически нигде нет, и по всему миру происходит борьба между олигархатом и национальными элитами на поляне либеральных представлений об экономике. Весь вопрос в том, что ставится во главу угла: догмы либерализма — во вред государству, или государственные интересы — с отступлением от догм.

Примаков, по сути, обозначил давно наметившуюся в России тенденцию маргинализации того самого либерализма ("нео-"), который отстаивает интересы олигархата и мировой спекулятивной паразитической системы, тем самым нанося вред государству и народу. Собственно говоря, "болотные" протесты и подковёрная война компрадоров против Путина стали реакцией на то, что власть начала отходить от либеральных догм (языком Примакова — неолиберализма) и строить экономическую политику во многом исходя из национальных интересов. Но если в предыдущие годы происходило сосредоточение страны — подготовка и начальная стадия реиндустриализации (точечный рост), восстановление госинститутов, перевооружение армии, усиление ядерного щита и многое другое — и постепенный отход от догм либерализма без резкого от них отказа, то сейчас, когда государственная власть переходит к форсированному развитию и началу основной фазы реиндустриализации с переходом на новый технологический уклад, на повестке дня полная отвязка от долларовой системы (этот процесс уже идёт не первый год и постоянно усиливается) и отказ от либеральных догм, от олигархического неолиберализма (не только экономического, но идеологии как таковой) с обозначением собственной государственной идеологии и следуя национальным интересам развития страны. Постепенный отказ от олигархического либерализма происходит в России не первый год.

Даже среди самих либералов происходит размежевание на государственно мыслящих и олигархических, и последние выносятся на обочину, становятся маргиналами. Главный редактор журнала "Эксперт" Валерий Фадеев — прекрасный тому пример: его издание регулярно и жёстко громит идеи и предложения неолиберализма, а сам он называет олирагхического наёмника Гозмана чуть ли не компрадором.

 По сути, мы наблюдаем процесс, похожий на маргинализацию леваков в компартии СССР, когда власть, оставаясь в рамках партийных понятий, очищалась от экстремистов и всех тех, кто ставили эти понятия-догмы выше интересов страны. На самом деле, Примаков озвучил то, что уже является фактом, но при этом не было особенно замечено.

В то же время он даёт понять тем во власти, кто до сих пор продолжает ориентироваться на олигархический либерализм, что это бесперспективно и даже опасно. Евгений Максимович — величина, одинаково уважаемая как государственниками, так и олигархатом. Так уж получилось...

И ещё одна важная цитата Примакова с приведённой цитатой Матвиенко:

"... неолибералы, по сути, игнорируют необходимость восстановить в России разрушенные в 90-е годы отрасли промышленности, в первую очередь машиностроение. Отказ от реиндустриализации ими нередко рассматривается в виде задачи вхождения России в постиндустриальную стадию. Между тем переход в постиндустриальную экономику в сегодняшней практике отнюдь не предполагает отход от традиционных отраслей, которые в том числе решают и проблему занятости. Естественно, речь идет об оснащении их современной техникой. <...> Постиндустриальное общество — это не только хайтек и сфера услуг. В тех же постиндустриальных Соединенных Штатах сегодня существует тенденция восстановления для покрытия внутреннего спроса производств, ранее вытесненных в развивающиеся страны. Согласен с выводом, сделанным председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко: "Страна, претендующая на лидерство и обеспечивающая собственную безопасность, не может специализироваться всего лишь на 2-3 высокотехнологичных отраслях. Поэтому перед нами стоит наисложнейшая задача — занять достойное место в новом технологическом укладе при одновременном инновационном восстановлении отраслей промышленности старого уклада".

Здесь звучит ключевой смысловой вызов глобальному распределению ролей в понимании Запада. Постиндустриальная экономика — это фетиш либерализма, навязываемый всему миру. Дело в том, что по задумке Запада в таком устройстве мировой экономике самому Западу отводится роль управления, чрезмерного потребления и генерации высокоинтеллектуальных идей (за счёт привлечения мозгов со всей планеты), а всем остальным странам — второстепенные роли фабрик, курортов, транспортных коридоров, обслуги и прочего. Естественно, что при таком раскладе именно Запад первый входит в новый технологический уклад (как и в предыдущие), а все остальные плетутся позади, либо и вовсе деградируют.

Россия же устами Примакова, Матвиенко и других государственных деятелей и не продавшихся олигархам экспертов заявляет, что такое распределение ролей её не устраивает. И что она намерена не только восстановить утерянный промышленный потенциал, но и начать построение самых высокотехнологичных и передовых производств. Усилиями как собственной науки, так и совместных разработок с незападными державами, а также, если получится, закупок технологий на Западе. Возрождаемые атомная, автомобильная, авиастроительная, оборонная промышленности и есть первый задел в этом процессе, который, безусловно, невозможен без окончательного обретения суверенитета в экономике и идеологии.

Евгений Примаков считает, что главное достижение 2013 года заключается в том, что мы отбились от наскоков неолибералов и не позволили подчинить экономику олигархическим целям. Позволю себе не согласиться: в 2013-м мы уже не оборонялись, но наступали. Да, в правительстве до сих пор происходят прения между государственниками и приверженцами либеральных догм, но окончательные решения принимаются исходя из национальных интересов. Переориентирование Центрального банка в пользу национальных интересов, установление жёсткого контроля над банковской системой, её очищение от грязных схем, выделение средств резерва на инфраструктурные мегапроекты — тому подтверждения. К тому же,

как подчеркнул Путин, постановка на боевой расчёт комплексов "Ярс" и спуск подводных лодок и кораблей не могли бы произойти без грамотной экономической политики. Это вещи взаимосвязанные: невозможно жёстко отстаивать свою позицию на международной арене и защищать Сирию, не имея внутри страны устойчивую развивающуюся экономику, это нонсенс, на одной дипломатии далеко не уедешь.

В то же время нельзя не согласиться с Евгений Максимовичем с прогнозированием перелома в 2014 году. Как верно им подмечено, даже среди экономистов правительства, ориентированных на либеральные догмы, происходит переоценка этих догм. Однако дело не в них (это люди подчинённые и сменяемые, они стратегически ничего не решают, и потому странно видеть, как Примаков преувеличивает их возможности), а в том, когда Путин даст команду активизировать процесс форсированной реиндустриализации и окончательного отрыва от долларовой паразитической системы. Судя по вчерашнему заявлению Рогозина о переходе на мобилизационный план экономики, который, правда, преимущественно касается оборонной промышленности, момент этот не далёк и, возможно, действительно наступит в начавшемся году лошади. Наряду с национализацией информационного пространства и изменением культурной и образовательной политики. Что было бы логично: ведь без оздоровления массового сознания и восстановления в стране единых традиционных ценностей невозможны никакие технологические рывки.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...