< Июль 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Подписка rss
Поиск Поиск
Головокружение от успехов?

07 марта 2014 года
Закладки

Кому-то похоже показалось, что откат от намерения ввода войск на Украину и уверения, что его не было, даже ограниченного, что воинский контингент находится в местах дислокации, а в Крыму вооруженные отряды самообороны блокируют объекты и обеспечивают безопасность и стабильность на полуострове сняли напряжение в треугольнике Россия–Украина–США (Запад).

Истинные стратегии двух участников конфликта из трех, а именно, Украины и Запада достаточно понятны. Сделать из Украины совершенно западное государство, антироссийский плацдарм. Выкорчевать восточную русско-российскую цивилизационную компоненту из украинской жизни и страны. Перенаправить подрывную деятельность и ресурсы теперь на Россию, добиваясь реализации подобного сценария в самой России. Их цель есть русский майдан — прозападный переворот в самой России, который ползучим образом подготавливается в России уже многие годы благодаря либерально-космополитической деятельности части российских властей. За периодом политологической терминологии типа "оранжевые революции" пришел новый период: технологических планов типа "майдан". Но этот план — уже с оружием в руках. С подготовленными не только сетевыми хомячками, ботами и ретрансляторами, а с боевиками с оружием и готовностью к любым преступлениям. Для Москвы таких уже готовят.

Истинная стратегия России — говорю откровенно — непрозрачна. Похоже, что ее совсем недавно не было вовсе, кроме коммерческой внешнеполитической линии экспорта газа. Соответственного этой линии выбора политических персонализированных украинских партнеров, поддержки их. И когда эти партнеры исчезли, одна попала в тюрьму, второй сбежал — образовалась дыра.

Президент России так и сказал: у меня нет партнера на Украине. Он поручил правительству контакты с новой украинской властью. Но какие реально могут быть контакты, когда она объявлена нелигитимной, кроме частично Рады, а в целом охарактеризована на высшем российском политическом уровне как "одни жулики заменили других". Это свидетельствует вновь об отсутствии согласованной стратегии. Как теперь Лавров может общаться даже хотя бы для консультаций со своим визави т.н. министром иностранных дел Украины? Или спросим иначе, а с кем он тогда может общаться? На Украине ведь де-факто нет иной политической субъектности. Ну не с Януковичем же общаться по поводу украинских дел. Тем более, что на высшем политическом уровне в России и Януковичу сказано, что он не имеет никакой политической перспективы. Один раз уже пообщались, "отвечая" на его просьбу ввести войска на Украину. Что-то из этого ничего не получилось, пришлось только оправдываться и опровергать намерения. Никто в мире не воспринимает Януковича как легитимного политического представителя Украины. Никто. Так возможно ли и дальше делать ставку на такую слабую позицию? Что она открывает впереди? Какой маневр по деэскалации, если такая цель ставится?

Нельзя же всерьез говорить о возврате к 21 февраля. Степень реалистичности выдвигаемого пакета должна быть хотя бы минимальной. В противном случае страна продолжит заводить себя в изоляцию. Нельзя исключать и военную, в том числе. Карибский урок ведь — в классических учебниках по внешней политике и кризисологии описан. Из него студенту понятно, что политического ресурса для противостояния на таком уровне — нет. Не говоря уже об экономическом и военном. Так в чем состоит выдвигаемый Россией политический пакет? Кроме контрпродуктивной идеи возврата к 21 февраля. Что требуется конкретно от новых киевских властей? Что предлагается ЕС, США? Какие предложения продвигают вперед? Односторонние действия под прикрытием довольно неэффективных интерпретаций и риторического спора с Западом как видно не дают устойчивого, с механизмом дипломатического и политического движения вперед, варианта, кроме единственного. Поставлена ли цель — войны? Даже само предположение выглядит неадекватным. Поэтому перспектива с таким подходом это эскалация конфликта. Куда она заведет? Сначала в виде вероятности военного вмешательства, теперь в виде фактически раздела Украины, даже не ее федерализации, а территориального раздела. Но это тоже вопрос на грани войны.

Абхазия и Южная Осетия это пример такого рода. Но эти государства в сотни тысяч с Грузией в 4.5 миллиона есть существенно иной геополитический актор по сравнению с 50 млн Украиной и всем Западом + США. А заодно с довольно очевидным осуждением в СНГ и с пока нейтральной позицией Китая, ограничившегося констатацией приверженности обеспечению суверенитета, территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела иных стран. Трудно интерпретировать эту позицию как безоговорочную поддержку России.

Позиция ревизии российской решимости по поводу ввода войск стала очевидной. Значит должна бы быть выдвинута новая стратегия, основанная на признания невседозволенности на международной арене. Это ведь не на Болотной площади, когда перевес сил 1:1000000 или более, и можно совсем не принимать во внимание позиции политического оппонента, а просто его гасить. Там, снаружи такие политические навыки не проходят. Но похоже осознания этого политической элитой России не происходит. В чем же актуальная стратегия России в вышеупомянутом треугольнике? Надо признаться, что ответа пока нет.

Реконструкция показывает, что позиция "с позиции силы" полностью не ушла и не сменена более реалистичной. Она втягивает в практически не обеспеченные обещания открытого или закрытого плана по адресу юго-востока Украины и даже Крыма. Тревожно, что те патриоты и русские, россиеориентированные люди, которые сейчас очень рискуют, верша свой настоящий подвиг, могут быть вскорости оставлены.

Чтобы этого не произошло, нужна стратегия. Нельзя людей позвать, дать им надежду и обещание, а потом не ответить по нему.

На стратегию, если она все-таки есть, намеки дает вопрос референдума в Крыму. Он безусловно должен был быть согласован с Москвой. Но при этом должны были бы быть просчитаны сценарии развития. И оценена готовность и ресурсная в том числе к ним. А вот ощущения этого нет. Есть ощущение продолжающейся импульсивности и состояния неточности в степени адекватности отражения ситуации. Продолжающейся упрощенности решений, какой-то непросчитанности. Есть ли новые предложения, кроме того, чтобы вернуться назад в 21 февраля? Идти-то нужно вперед!

Принятие решения Крыма о вхождении в Россию своими последствиями будет иметь такие же как и после несостоявшегося ввода войск. Но вроде бы откат от ввода войск произошел. Вот оно противоречие — налицо! А новая стратегия? Она сформулирована? Она по образцу конфликта с Грузией? Мы не хотим общаться с нерукопожатным Саакашвили (теперь Турчинов) и …потеряны годы, потерян геополитический темп, потеряно геополитическое качество на шахматной доске. Малые государства и народы защищены, но гарантировано ли их будущее? Вопрос. Права и положение русских в странах Балтии Россия, положа руку на сердце, не обеспечила на 100. На 50 — да, но не на сто. И войска туда не вводила для такой защиты. И правильно. Потому что бумеранг сработал бы ой ей как. И как раз против русскоязычных.

Украина — не Грузия. И не Балтия. И состояние России в финансовой экономической позиции с точки зрения суверенности и ресурсов стало гораздо хуже. И настроения Запада другие. Игры и спектакли о дружбе с российскими либералами и Россией могут закончиться по серьезному. Опыт грузинского конфликта для России объективно не тиражируется. Что Россия собирается делать, приняв Крым в состав Российской Федерации? Тогда, когда это нарастит конфронтацию, ввергнет страну в ее состоянии несуверенности и уязвимости финансов и экономики в тяжелый кризис, в геополитическую, экономическую и военную блокаду и изоляцию? Да к тому же внутри страны будет нарастать политический раскол и напряжение, нестабильность, которая с Болотной площади пойдет в регионы, поскольку уровень жизни, условия для крупного бизнеса станут в условиях кризиса существенно иными. Санкции и блокада при нынешнем состоянии страны это настоящий рычаг давления. Этого нельзя не понимать. Шапками их замахать или привычной позой в парламенте "чего изволите" не включая ни единственной извилины такие материальные вещи не компенсируются.

Даже мобилизация и переход на суверенные рельсы развития страны, отход от провалившейся либеральной экономической и финансовой модели даст результат только через годы. А в условиях блокады это будет еще тяжелее. Но беда даже не в этом! Пока нет и намека на такой разворот, на новую исторического значения статью "головокружение от либеральных успехов", на появление новых кадров и профессионалов без ВШЭй в голове на верхнем уровне, лидеров с новым мышлением и способностями. Нет пока намека на новую линию и объединяющую национальную идею.

Есть у России выработанное и сформировавшееся в последние годы тяжелое ограничение. Оно пока никак не видоизменяется. И наряду с сохраняющейся внутренней деградацией страна стремительно ввергается в деградацию внешнеполитического положения. Причины в общем-то те же самые. Пока они не меняются. Меня сейчас часто спрашивают, ну а что ты бы сделал? Прежде всего, осознал бы упомянутые причины и именно по ним сработал.

Осознал, что мы, говоря аналогиями, примерно в июне-июле 41-го года. Принцип "здесь и сейчас", принцип уважения реалий — сейчас важнейший. Мы в этой временной аналогии — в моменте перехода от иллюзий главного лица того времени к реалиям, за которые тогда страна уже платила тысячами жизней и погромом на оккупированных территориях. Осознал бы, что совершены тяжелейшие ошибки и стране фактически нанесен большой ущерб в материальных и трансцедентных смыслах, что именно это реальность. А вовсе не триумф бессовестной олимпиады. И дальше действовать должно в условиях этой реальности. Думать о годах реабилитации нашей страны и победе в конце! Наш 1945 впереди, я уверен в этом, но сколько труда, пота, не дай бог (!) крови придется положить для его достижения! Но не продолжения глупости, царедворского холуйства и карьеризма, не коррупции а-ля янукович, не упрощенчества и вопиющей безграмотности оголтелого либерализма. А другого, к чему нашей стране еще только предстоит прийти.

Осознал бы необходимость перестройки на совсем другие рельсы и экономики, и финансов, и риторики, и духа народного. От трескотни о демократии и рынке, свободе, которая лучше чем несвобода, пришел бы к своему родному берегу. "Знаю милый, знаю, что с тобой. Потерял себя ты, потерял. Ты покинул берег свой родной, а к чужому так и не пристал". Это Алла Пугачева пела про нас, про нашу страну сегодняшнего вида. Осознал бы необходимость поворота и мобилизации. Осознал бы, что "часть страны уже захвачена", т.е. реально уже потеряна часть геополитического пространства и потенциала России. И из этой реалии исходя, сформулировал бы новую стратегию действий. Думая о будущем, а не только о том, чтобы в 21 февраля вернуться. Каково ее конкретное содержание было бы? Так формулы высказаны, а их наполнение дело техники. Мы на эту тему уже 100 кг разработок написали. Готов и об этом говорить. Точно иное, чем сегодняшнее плавание по течению событий и реагирование, а не управление процессом даже ближайшего будущего, без представления о последствиях. Главное, что если кто-то думает — вот сейчас найдем единственно правильное решение по текущему кризису и все пойдет. В июне 41-го года тоже пытались принимать единственно правильное решение типа "приказываю: изгнать в течение 4 часов захватчиков с территории страны". Однако думать тогда нужно было и пришлось в итоге так думать — о предстоящих четырех годах невероятного испытания. О перестройке экономики, эвакуации и мобилизации. Сейчас также. Украинский кризис для России — это диагностика широкого кризиса развития нашей собственной страны. Украина уже хлопнулась в коллапс. России это планируют. Так что крымские, украинские решения лежат в стратегическом контексте. Нельзя принимать текущие решения без видения перспективы.

В действительности же, в отличие от прозрачной и очевидно враждебной России стратегии Запада, новой стратегии с нашей стороны — не вижу. Импульсивность, слабость, неэффективность, непросчитанность, неадекватность, ручное управление вижу. Отчаянную до безрассудства смелость вижу. А новой стратегии не вижу. Простите меня, если порчу кому-то обедню и настроение. Не тот момент, чтобы быть непрофессиональным и неискренним. Не выигрываются конфликты при таких кондициях. А нам нужно выстоять и выиграть! И братушек наших защитить. И я верю, что момент политической анемии закончится. Россия все равно свое возьмет!

Только правда нужна. И смелость самому себе сказать: ошиблись, напортачили — начинаем исправлять. И мозги и ответственность, чтобы открыть поворот. И волю, которая у президента России, безусловно, есть. Шанс у нашей страны есть.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...