< Июнь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Подписка rss
Поиск Поиск
Вопросы к экономической политике российского правительства

30 августа 2014 года
Закладки

Государственное регулирование ценообразования становится модной темой. Раньше считалось, что государство не должно вмешиваться в рыночное ценообразование.

А сейчас началась другая крайность. Министр сельского хозяйства либерального правительства рекомендует регулировать цены административным образом. Это предложение касается определенного набора социально значимых продовольственных товаров. Но даже оно показывает определенные изменения в подходах.

Еще 10 лет назад правительственные либералы ничего подобного предложить не могли. Хотя тогда далеко не все наши граждане могли себе позволить нормально питаться. Такого рода предложения выглядят какими-то половинчатыми, непродуманными. И вообще не покидает ощущение, что наши экономические власти прыгают в зависимости от ситуации из одной стороны в другую. А ключевые фундаментальные вопросы не решаются. Проще заморозить цены, чтобы исключить социальное недовольство, чем разбираться с причинами роста цен.

Член гайдаровской команды, а сегодня заместитель председателя Внешэкономбанка Сергей Васильев заявляет: "процентная политика ЦБ РФ в нынешнем году является достаточно проциклической, она тормозит инвестиции — последний резерв оживления экономики. Два предыдущих источника роста — экспорт и потребление — уже исчерпаны. Нужно открыть закрома Центрального банка. Начать печатать деньги и финансировать за счет них долгосрочные инвестпроекты".

В 90-е годы либералы ничего подобного не говорили. Напротив, активно критиковали любые попытки построить самостоятельную финансовую систему, основанную на эмиссии рубля. В прошлом десятилетии также отвергались любые попытки изменить денежно-кредитную политику. Хотя было понятно, что экспорт и потребление могут быть лишь временными драйверами роста экономики. Эти предложения могут показаться актуальными на данный момент. Есть риск роста цен в сочетании с замедлениями темпов экономического роста.

Но почему никто не говорит о том, что административное регулирование ценообразования и развитие сельского хозяйства несовместимы? С одной стороны правительство стремится развивать сельское хозяйство и переработку, но с другой считает возможным замораживать цены. А что в этот момент должен думать производитель? Доступных кредитов для развития у него нет. И адекватную цену за свою продукцию он не получит. Как окупать вложения, строить взаимоотношения с торговыми сетями, которые также в подобной ситуации начнут давить на производителей, требовать еще большего дисконта? К этому еще стоит добавить, что премьер-министр Медведев говорит о возможности отмены продовольственных санкций. А ЦБ сообщает, что его цель по инфляции составляет 4%. Почему именно 4% не объясняет. Но производителю становится понятно, что при такой политике ЦБ кредит будет только дорожать. И непонятно, стоит ли инвестировать в расширение производства.

По сути, в экономику посылаются противоположные сигналы. Сергей Васильев говорит, что денежно-кредитная политика может поменяться. А ЦБ посылает противоположный сигнал, заявляя, что 4% является целью по инфляции и ЦБ не собирается ее менять. Производитель не может играть в такую игру. Ему нужна хотя бы минимальная определенность.

Министр экономического развития Алексей Улюкаев, а ранее зампред ЦБ сообщает, что ЦБ повысил процентную ставку, не посоветовавшись с правительством. Но разве не либералы, а господин Улюкаев относится именно к ним, боролись за независимость ЦБ от органов исполнительной власти? Разве не они говорили, что ЦБ должен проводить независимую монетарную политику и не оглядываться на требования политиков и пожелания правительства? Сменив пост, Улюкаев быстро изменил свой подход. А производитель остается в полном недоумении. Невозможно понять, что все-таки будет делать власть.

В подобной ситуации многие с теплотой могут вспомнить советские годы. Госплан работал в связке с Госснабом. Были пятилетние планы, которыми руководствовались органы власти, предприятия, сфера торговли. При всех недостатках, которые накапливались в советской системе, по крайней мере, было понятно, кто за какую сферу отвечает и к чему нужно стремиться. Сейчас в этом практически невозможно разобраться.

Вызывает недоумение также отсутствие государственной политики в области заработной платы, которая для огромного количества людей равна доходу. Чтобы простимулировать спрос на отечественные продукты нужно повышать реальные доходы населения. Т.е. заработную плату. На сегодняшний день даже в крупных городах остаются люди, зарабатывающие до 15 тыс. руб. в месяц. Это унизительно мало, но правительство не прилагает никаких усилий в решении этой проблемы. Либералы заявляют, что политика, направленная на повышение заработной платы может привести к росту безработицы и отрицательно сказаться на производительности труда. Но занижение зарплат как-то не очень помогло росту производительности труда, а низкая безработица не может являться показателем благополучия в экономике. Качество рабочих мест оставляет желать лучшего, текучка кадров, например, в той же торговле колоссальная, а многие люди работают без оформления, не имея социальных гарантий и зарабатывая унизительно маленькие деньги. Как поднимать отечественное производство, инвестировать в его развитие, если у нас отсутствует платежеспособный спрос. Нам желательно заменить некачественное замороженное мясо и пластмассовые фрукты и овощи на качественный отечественный продукт. Но это непременно скажется на ценах в сторону повышения. По крайней мере, на первом этапе, когда будут окупаться инвестиции. Что с этим собирается делать правительство непонятно. Складывается впечатление, что оно просто вопрос с заработными платами не рассматривает и не видит взаимосвязи между развитием собственного производства и готовностью потреблять отечественную продукцию.

Развитие отечественной промышленности, судя по всему, возможно только в сочетании с развитием социального государства с высокими заработными платами и социальными гарантиями. Многие экономисты могут возмутиться. Как же при завышенных расходах развиваться промышленности? Однако у нас привыкли смотреть на социальную сферу только с точки зрения расходов. Но мало кто говорит о том, что социальная сфера предполагает не только расходы, но и доходы.

Известный социолог Госта Эспинг-Андерсен в своей работе "Три мира капитализма благосостояния" выделяет три модели "социального государства". Первую из них он называет "либерально-маргинальной": согласно ей, существуют лишь два "естественных" источника социального обеспечения: рынок и семья. Государство призвано лишь дополнять эти каналы, его вмешательство должно быть временным и незначительным. Вторая модель — "консервативно-корпоративистская": государство осуществляет социальную поддержку лишь в тех областях, в развитии которых оно заинтересовано, уровень помощи, оказываемой индивиду, зависит от его места в иерархической структуре общества.

Скандинавскую модель Госта Эспинг-Андерсен выделяет в третий тип, который он называет "институциональным", а его отличительной чертой считает принцип универсализма. Универсализм скандинавской модели "государства благосостояния" означает, что система социальной защиты в равной мере распространяется на всех жителей страны: богатых и бедных, коренное население и мигрантов. Другая отличительная черта — сильное развитие общественного сектора экономики, особенно в социальной сфере: социальное обеспечение практически полностью находится в руках государства и муниципалитетов. Это означает государственное здравоохранение, государственное бесплатное высшее и среднее образование, государственное пенсионное обеспечение, общественные библиотеки, радио и телевидение. Третий признак, который обычно выделяют исследователи, — так называемое трехстороннее соглашение между предпринимателями, наемными рабочими и государством, обеспечивающее своеобразный компромисс между капиталом и трудом. И рабочие, и работодатели организованы в сильные и влиятельные корпоративные сообщества, которые ведут между собой переговоры при участии государственных органов. Забастовки, как и массовые увольнения, возможны лишь по окончании периода действия коллективных договоров. Следует упомянуть и гендерное равенство, по уровню которого Скандинавия занимает лидирующее положение в Европе.

Россия, очевидно, выбрала либерально-маргинальную модель с упором на рынок. Правда, рынок получается весьма специфический. В экономике разорваны взаимосвязи. Правительство не видит и не хочет видеть, что многие проблемы отечественного производителя связаны с тяжелым положением многих российских домохозяйств, потребляющих некачественные импортные, но дешевые продукты. Сейчас, когда есть риск роста цен, правительство стремится к их заморозке. А может лучше сформулировать принципы государственной политики в области заработных плат? Что же касается инфляции, то лучший способ ее регулирования состоит в наполнении нашей экономики качественными товарами. Хочется надеяться, что правительство начнет проводить социально ориентированную политику.

Использованные материалы: 1, 2

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...