< Сентябрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
Подписка rss
Поиск Поиск
Социальное расслоение недооценивается

14 сентября 2014 года
Закладки

Труд французского экономиста Томаса Пикетти "Капитал в 21 веке" быстро обрел множество противников. Одни из них говорят, что Пикетти преувеличивает уровень неравенства, использует сомнительную методологию. Другие, что в неравенстве как таковом нет ничего плохого, поскольку оно стимулирует как отдельных людей, так и целые страны самосовершенствоваться. Однако есть экономисты, политики и даже бизнесмены, которые серьезно отнеслись к работе Пикетти.

Пол Кругман: для всех стало неожиданностью, когда Пикетти вместе с коллегами показал, что доходы пресловутого “одного процента” самых богатых членов общества и еще более узких групп являются на самом деле важным фактором, обуславливающим увеличение неравенства. И это открытие сопровождалось еще одним откровением – разговорами о наступлении второго “Позолоченного века”. Кому-то этот вывод мог показаться преувеличенным, но на самом деле он таковым не является; например, в США доля национального дохода, приходящегося на один процент самых богатых американцев, описывается с помощью U-образной кривой. Так, до Первой мировой войны в Англии и в Соединенных Штатах на один процент самых богатых граждан приходилось около одной пятой части национального дохода. К 1950 году эта доля уменьшилась более чем наполовину. Однако, начиная с 1980 года, вновь произошло резкое увеличение доли доходов, приходящихся на один процент самых богатых американцев. В итоге, в Соединенных Штатах ситуация вновь вернулась к тому, что было сто лет назад.

Кристия Фриланд: Пикетти написал свой "Капитал" в такое время, когда даже у критиков капитализма нет иного выхода, кроме как смотреть на него глазами Черчилля, говорившего о демократии, что она ужасная система, если не считать все остальные. Огромным провалом революционных наследников Маркса стало то, что они преподали нам урок: уничтожение капитализма — это не преодоление его недостатков. Мы наблюдаем это сегодня в наших собственных обществах. Единственное, что хуже плутократов, это их отсутствие. Хотя жители Сан-Франциско восстают против своих миллиардеров из сферы высоких технологий и даже блокируют автобусы Google, остальной мир от Москвы до Малайзии пытается создать копию Кремниевой долины. Вот почему самыми успешными обществами в 21-м веке станут те, чьи плутократы читают Пикетти и помогают найти политические ответы на действие тех экономических сил, которые он столь мощно описал. Пикетти показывает, что экономика послевоенной эпохи, когда Запад переживал период устойчивого и коллективного роста, была историческим исключением. Для наших западных демократий это также было политической необходимостью. Капитализм сталкивается с угрозой собственному существованию. И частью решения проблемы могут стать умные плутократы.

Ник Ханауэр: Многие из нас думают, что мы особенные, потому что "это — Америка".

Мы думаем, что мы неуязвимы перед теми силами, которые начали Арабскую весну или революции: французскую и русскую, если уж на то пошло. Я знаю, что вы, приятели-однопроцентники склонны отклонять этот вид доказательств. Многие из вас говорили мне в лицо, что я совершенно спятил. И да, я знаю, что многие из вас убеждены, что поскольку как-то раз вы видели бедного ребенка с Айфоном, постольку неравенство — фикция.

И вот что я вам скажу: вы живете в придуманном мире. Все хотят верить в то, что когда дело дойдет до переломного момента, когда ситуация из просто дрянной для масс превратится в опасную и социально дестабилизирующую, — мы, так или иначе, узнáем об этом изменении заранее. Любой студент, изучающий историю, знает, что всё случается не так. Революции, как банкротства, наступают постепенно, а затем внезапно. Однажды кто-то поджигает себя, затем тысячи людей оказываются на улицах, и прежде чем вы узнаете об этом, страна уже в огне.

И тогда у нас нет времени, чтобы добраться до аэропорта, вскочить в свой Gulfstream Vs и улететь в Новую Зеландию. Так это происходит всегда. Если неравенство продолжит расти, как и раньше, — в конечном счете, это произойдет. Мы будем не в состоянии предсказать, когда именно, и это будет ужасно для всех. Но в особенности для нас.

А что же Россия? В России происходит то же самое. Можно бесконечно долго ссылаться на статистику, которая сообщает нам о росте реальных доходов населения на протяжении последних 15 лет. Но реальность со статистикой не всегда совпадает. Я могу говорить о тех примерах, которые известны лично мне. А известно мне, что некоторые совсем не глупые люди, достаточно трудолюбивые не могут найти работу больше, чем на 15 тысяч рублей. И они не приезжие из стран СНГ, кого мы уже давно считаем рабами. Это наши граждане. И всем наплевать, что они едят, как оплачивают коммунальные услуги, есть ли у них деньги на метро, чтобы утром в толпе добраться до работы, а в конце месяца думать, как распределить эти крохи. Если мы говорим о широкой русской душе, считаем себя отзывчивыми, готовыми придти на помощь, то просто обязаны поднимать этот вопрос. Обязаны говорить об этой проблеме громко, чтобы слышали все. От районного чиновника до президента, от владельца магазина до олигарха.

Но оставим эмоциональный аспект. Перейдем к прагматике. Россия должна в обозримом будущем осуществить технологическую модернизацию, освоить новые технологии, воплотить новые технологические решения на практике. Но для этого нужен определенный социальный договор. Все должны быть готовы к определенным переменам. И каждый член общества должен получить в случае успеха свою долю.

Томас Пикетти

Если человеку не гарантирована его часть национального богатства, то ради чего он будет трудиться? Если будущее он рассматривает исключительно в мрачных тонах, то можно ли убедить человека в том, что поработав сейчас, он сможет лучше жить в будущем? Как бы много сейчас не говорили о национальном единении и патриотизме, эффект будет временный.

Человек хочет жить хорошо в родной стране. А лозунгами сыт не будешь. К сожалению, чиновники, предпринимательское сообщество в основной своей массе этого не понимает. И есть вероятность, что в случае успешного перехода к новому технологическому укладу, основную выгоду получит опять же узкая группа людей, а не все общество в целом. А это предполагает определенные риски. Мало добиться успеха. Его нужно еще удержать. И сделать это можно только всем обществом.

Но будет ли интересно людям работать на кого-то, не ощущая реальных изменений на себе? Очень сомнительно. Хочется, чтобы чиновники, олигархи, бизнесмены все же почитали Пикетти.

На авторынке сложилась показательная ситуация, показывающая, как небольшое количество богатых, как минимум, не беднеет. А несостоявшийся российский средний класс скатывается в бедность. Думаю, комментарии излишни.

Генеральный директор "Lamborghini Москва": Чем сегмент более массовый, тем серьезнее на него влияют макроэкономические факторы. На нашем сегменте кризис отражается не так кардинально. Глядя на результаты Volkswagen, Toyota, особенно Ford, хочется плакать. Если посмотреть на сегмент выше, на большую немецкую тройку, то у них нет такого серьезного падения. Так, у Mercedes-Benz из-за хорошего модельного ряда в продажах есть хороший плюс. Что касается люксового сегмента, то все хорошо у Porsche, Bentley, Ferrari. А марка Lamborghini практически в два раза улучшила результат.

Когда денег становится меньше, то бедные автоматически становятся банкротами. А когда богатый человек страдает от кризиса, он становится менее богатым, но не бедным.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...