< Сентябрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
Подписка rss
Поиск Поиск
Политические партии России. Дефицит экономических программ

16 сентября 2014 года
Закладки

Многие оппозиционные журналисты и политологи утверждают, что в России не соблюдается принцип многопартийности, выборов как таковых нет. Политическое поле зачищено, и выбирать приходится между теми, кого одобрят в Кремле. Не хочется разбирать, насколько справедливы эти утверждения. Но стоит отметить, что в США также не каждый желающий может быть избранным.

Например, нынешний мэр Нью-Йорка Билл де Блазио (первый мэр-демократ за 20 лет) вряд ли смог бы занять свой пост, если бы в свое время не влился в политическую элиту, не поработал при администрации президента Билла Клинтона региональным директором Министерства жилищного строительства и городского развития США в Нью-Йорке и Нью-Джерси. Также в 2000 году де Блазио был руководителем кампании по выборам Хиллари Клинтон в Сенат США. В США любая более или менее значимая фигура есть результат внутриэлитного консенсуса и просто так рядовому американцу наверх не пробраться. Существуют жесткие социальные барьеры, построенные для недопущения во власть людей, способных и желающих менять систему. Можно быть левым или правым, сторонником социальных гарантий или их противником, но быть противником сложившейся системы компромиссов в элите нельзя. Разве мог стать президентом Рон Пол, сторонник золотого стандарта и противник финансовой элиты?

Тем не менее, в США есть варианты для электората. Они, конечно, заранее согласованы элитой, но рядовой избиратель совсем необязательно об этом знает.

Есть выбор и в России. На прошедших 14 сентября выборах участвовали представители большого количества партий — Единой России, КПРФ, Справедливой России, Родины, Яблока, Гражданской платформы и др. Вопрос не в том, что нет альтернативы на выборах.

Пожалуйста, никто не мешал голосовать на выборах за представителей, например, КПРФ. Проблема совсем в другом. Ни одна из партий не предлагает внятной альтернативы экономической политике правительства. А поэтому не так важно, сколько их представителей занимают места в парламентах разных уровней. Кремль может влиять на состав участников выборов, которых, тем не менее, много. Но влиять на наличие или отсутствие внятной экономической программы у партий Кремль не может.

Администрация президента не виновата в том, что КПРФ зависла в Советском Союзе, если смотреть на лозунги. Нет, в СССР было много хорошего, и часть советских практик было бы неплохо внедрить в современной России. Но в КПРФ не многие осознают, что, например, провести индустриализацию в текущих условиях по советскому образцу уже не получится. СССР перед сталинской индустриализацией был преимущественно аграрной экономикой, поскольку Российская Империя не успела стать индустриальной экономикой. Многое сделали, но развитие императорской России было прервано не без помощи внешних сил. Современная Россия может восстанавливать свой промышленный потенциал в основном путем формирования зрелого и платежеспособного среднего класса, а также за счет знаний, а не физического труда большого количества людей. Но все высказывания коммунистов буквально зовут нас повторить то, что повторить невозможно.

Справедливая Россия является партией самых разных людей. Сказать, что все представители партии являются левыми, социал-демократами никак не получится. Там много представителей бизнеса, которых социальная справедливость волнует в последнюю очередь. Партия ни разу не предложила проект социального контракта между обществом и бизнесом, направленного на совместное развитие российской экономики. Партия не отстаивает интересы работающего населения, не имеет предложений в области политики заработных плат. Собственно, даже если бы Справедливая Россия была бы полностью независимым от Кремля проектом, а Сергей Миронов самодостаточным политиком, голосовать за партию не имеет большого смысла для тех, кто действительно считает, что нужно менять социальную политику государства.

Гражданская платформа — весьма странноватый проект. Вроде бы правые либералы, но не видно предложений, касающихся развития частной инициативы. Общие слова активным людям вряд ли могут быть интересны. Не может быть интересна партия и левым либералам, поскольку Михаил Прохоров однажды успел напугать людей своими предложениями по реформе трудового законодательства, которые, тем не менее, полноценной инициативой не назовешь. Ирина Прохорова на известном деловом канале рассуждает о высоких материях, но интересно ли ее слушать воспитателю детского сада, считающему копейки, кассиру супермаркета, думающему как месяц протянуть, предпринимателю, возможно понимающему, что нужно что-то менять, но желающему конкретных предложений?

ЛДПР обсуждать смысла вообще нет. Партия эксплуатирует русский вопрос, делает это грубо, непрофессионально. Внятных экономических предложений не имеет. Но нравится определенной части населения. Эту партию не убрать, не заменить, пока не повысится жизненный уровень той части общества, которая выбирает ЛДПР на каждых выборах. Как это ни странно, но именно правительственные либералы, уничтожающие социальную сферу, являются главными союзниками Жириновского. Он аккумулирует протест. А потому удобен политическому руководству. Но никто насильно не заставляет за него голосовать. Это свободный выбор избирателей.

Яблоко — партия не состоявшейся в России социал-демократии. Во многом социал-демократия не состоялась по вине самих яблочников. Партия растеряла квалифицированные кадры, хотя в реформах 90-х ее нельзя упрекнуть. Всем известно, что партия сопротивлялась той модели либеральных реформ, которые проводились в России. Но низкая способность яблочников в борьбе за голоса людей привела к тому, что сейчас социал-демократия находится на периферии политической жизни.

***

Таким образом, выбор есть. Кремль не провел совсем жесткую зачистку политического поля, не сократил выбор до двух партий. Не ввел политическую монополию одной партии. Но в то же время выбора нет. По той причине, что ни одна партия не предлагает внятной экономической программы. Это же касается Единой России. Но это партия власти. Ей доверяют, поскольку ассоциируют с Путиным, даже если такая ассоциация не совсем корректная. Эта партия вполне может обходиться без программы. Но только не ее конкуренты.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...