< Август 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Подписка rss
Поиск Поиск
Православие и Советский проект должны объединить усилия

21 января 2015 года
Закладки

...И ЭТО ЗАДАЧА НОМЕР ОДИН ДЛЯ РУССКОГО МИРА

Ежегодно во время новогодних праздников отмечаются не только календарные, но и важнейшие исторические даты. 21 декабря родился один из наших величайших правителей Иосиф Сталин, а 30 декабря был создан Советский Союз. Православные отмечают 19 декабря память святителя Николая Чудотворца — наиболее почитаемого на Руси святого, а 7 января — Рождество Христово, пожалуй, центральное событие человеческой истории для христиан.

Эти совпадения, помимо чистой случайности, имеют и глубоко символический смысл, как бы намекая на необходимость объединения в нашем Отечестве православных христиан со сторонниками советского проекта. К настоящему времени можно с уверенностью сказать, что это является мировоззренческой и идеологической задачей номер один для всего Русского мира. Если Россия решит эту задачу, она взойдет на недосягаемую высоту, объединит вокруг себя вес Русский мир и станет центром притяжения всего свободного человечества, не желающего жить под пятой сатанинского Запада. Если мы не решим этой задачи, то окажемся на пороге внутренней смуты и уничтожения. Слишком уж могущественные силы заинтересованы в этом.

То, что и советский строй, и тем более православие являются злейшими врагами Запада, подтверждается простым историческим фактом: Запад последовательно боролся против обоих. Вначале была разрушена православная Российская Империя, затем — атеистический Советский Союз. Сегодня, когда Россия официально не является ни коммунистической, ни православной, да и вообще не имеет идеологии, Запад исходит злобой от нарождающегося на Руси объединения православных христиан и сторонников советского проекта. Почему? Потому, что это — ключ к возрождению Русского мира.

Естественно, речь не идет и не может идти о примирении христианского мировоззрения с мировоззрением коммунистическим, т.к. в некоторых вопросах они прямо противоречат друг другу. Но это и не нужно. Нам необходимо не смешение двух мировоззрений в какое-то одно, которое не устроит никого, а объединение людей на почве любви к Отечеству. А поскольку Родина у нас одна, то и история одна. Этой первичный постулат, от которого нужно отталкиваться. История Руси зиждется на православии, но имела и чрезвычайно важное советское "высказывание", которое важно расшифровать и вписать в контекст всего "языка" русской истории.

То противоречие между православием и советской идеологией, которое кажется непреодолимым, преодолевается очень легко. Речь о православных догматах и коммунистической научности. Это мнимое противоречие даже не преодолевается, а обходится стороной, т.к. никакого противоречия нет. Дело в том, что любое мировоззрение зиждется на постулатах, которые представляются незыблемыми. В основе любого мировоззрения лежит своя догматика, если угодно, аксиоматика, которая считается очевидной. Просто в православии такие положения называются догматами, а в идеологиях модерна (либерализм, коммунизм, фашизм) — научными фактами. На самом деле эти "научные факты" являются фактами только для носителей этой идеологии, настолько же очевидными, насколько для православных является самоочевидным бытие Бога. Например, в либерализме таким "очевидным фактом" считается универсальность рынка и то, что историю творит отдельный индивид — социальный атом, а эти атомы вступают в общественный договор и создают государство. Ясно, что доказательство этого положения основана на заведомой ВЕРЕ в него. Просто люди верят в разное. И поэтому наука у них разная. Ведь что означает русское слово "наука"? Научать. Но научать одному и тому же можно по-разному. Поэтому было, есть и будет множество грамотнейших людей, образованных и в духе православия, и коммунизма, и либерализма, и фашизма. Главное — это не то, чтό знать, а в духе чего.

Коммунисты посмеиваются над православно верой так же "доказательно", как либералы — над святым для коммунистов идеалом социальной справедливости, не приводя никаких доводов, кроме высмеивания. Так что нужно отринуть претензии одной идеологии на универсальность и сосредоточиться не на том, чьи "доказательства" истинны — они все равно упираются в вопрос веры, — а на том, к ЧЕМУ ведет та или иная идеология.

Православие объединило десятки славянских племен в единый русский народ, который исторически сложился именно как народ православный, освоивший пол-Евразии и притянувший к себе массу других народов, и даже подарил многим государственность. В то же время православная Россия не сумела ответить на исторический вызов западного "прогресса", под маской которого Империя была разрушена, но признаки этого появились еще задолго до 1917 года.

Советская идеология позволила совершить грандиозный экономический рывок, одержать Великую Победу, восстановить страну, но постепенно в головах людей свелась к погоне за западными шмотками, жвачками и развлечениями.

Уже на этих примерах видно, что русская история может "высказываться" по-разному.

В данный исторический момент Русский мир переживает этап жизненной необходимости новой мобилизации, и эта необходимость необычайно сближает православное и советско-коммунистическое мировоззрение сталинской эпохи, которые имеют и общую цель — возрождение всей Руси, и общего врага — либерал-глобализм. Да, они понимают это по-разному, но это не является препятствием для их синтеза. Объединение православия и советско-коммунистической идеологии означает не их смешение, а ОБЪЕДИНЕНИЕ УСИЛИЙ. Это объединение вполне возможно, если оставить православию свою нишу, а коммунизму — свою.

Православие — это мировоззрение, ведущее человека ко спасению в Царствие Божие. Коммунизм — это идеология экономического устроения общества на началах справедливости. Именно так его понял и в свое время принял русский человек, и этим русский коммунизм сильно отличается от коммунизма западного, выродившегося в легализацию всех мерзостей. Русский коммунизм — это идеал общинного устроения государства, в котором интересы целого превыше шкурных. Русская душа, до сих пор в глубине остающаяся крестьянской, потянулась к коммунизму как новой редакции православной веры.

К сожалению, материализм коммунизма со временем превратился в потребительство, но сам коммунизм остается в памяти народа своим стремлением к идеалу. А разве святое православие не ставит ту же задачу? И православие, и советский (прежде всего сталинский!) строй обращаются к личности человека, взывая к высочайшим духовным идеалам, и оба являются имперскими по духу. Просто коммунизм — это экономический строй, и не должен претендовать на мировоззренческую универсальность, а уж православие и подавно не является министерством экономики.

Изначально сам коммунизм, как западное изобретение, имеет мало общего с русской душой, для этого достаточно почитать манифест коммунистической партии 1848 г. Уничтожение семьи, бесплатность женщин, всеобщая половая распущенность — нет, не это привлекло русский народ в коммунизме. Его привлекло глубинное мистическое мессианское чувство, внутренне присущее русским и призывающее к жертвенности во имя спасения всех. Русский народ принял коммунизм как путь на Голгофу, а свои трудности — как страдания Христа. И это сравнение не является большим преувеличением, поскольку СССР имел свое распятие и одновременно искупление — Великую Отечественную войну. Не случайно в годы войны произошло примирение Православной Церкви и государства, а также обращение к тысячелетней русской истории. Внутренняя религиозность русских просто "высказалась" в коммунистических терминах.

Сталинская эпоха имеет необыкновенную историческую драгоценность — это опыт успешного противостояния с глобальным Западом, опыт быстрой духовной и экономической мобилизации страны. Это то, чего царская Россия в свое время сделать не смогла, попавшись на крючок интеграции в капиталистический западный мир. Этот опыт сталинского периода является бесценным, и его еще обязательно будут изучать.

Обычно в качестве аргумента против православия выдвигается тезис об отделении церкви (с маленькой буквы, т.е. организации) от государства, да к тому же закрепленный в конституции. В глазах либерала прописанный на бумаге пункт договора (а конституция по своей природе всегда договор) является незыблемым каноном, но на поверку этот тезис оказывается западным изобретением, от которого не то чтобы сразу нужно отказываться, но не нужно и обожествлять.

Дело в том, что отделение церкви от государства — это закономерный результат европейской — и только европейской! — истории, обусловленный Реформацией. На протяжении веков папство, как духовная власть Европы, боролось с государственной властью, чтобы подмять ее под себя. Светская власть, напротив, старалась подчинить папство себе. В этой борьбе и Тридцатилетней войне 1618-1648 гг. и выковался тот компромисс, что европейские государства должны быть устроены при юридическом отделении от них церкви, а сами церкви стали мыслиться как организации, которыми они стали по факту, в отличие от Церкви как Тела Христова (Еф. 1, 22), как понимает ее православие.

Логика же русской истории развертывалась в совершенно ином направлении. Церковь всегда была заодно с государством, а Русское государство поддерживало Русскую Православную Церковь. В этом смысле Русь явилась достойной преемницей Византии, воплощая в жизнь симфонию властей, которая запечатлена на нашем гербе.

Двуглавый орел символизирует единство духовной и государственной власти под общей невидимой Главой — Богом. Именно такой мыслилась миссия Империи — удерживать мир от конца, являться последней удерживающей преградой на пути сына погибели. Именно такой мыслилась и миссия коммунизма — спасти мир от падения в глобальное капиталистическое рабство, а СССР — указать всем народам путь к свободе. Вполне христианская мотивация — стать свободным, освободиться от власти денежных оков, только выраженная в других терминах. А "кодекс строителя коммунизма" — разве он не был похож на "кодекс" православного христианина?

Христианство без Христа — пожалуй, вот что стремился реализовать Советский Союз. И хотя ни один христианин не может принять "без Христа", мотивация поступков и устремлений советского человека сталинской эпохи носила именно христианский характер. Не случайно, что в конце своей жизни Сталин, понимая роль православия для Руси, стал на путь последовательного примирения православия и советского государства. К сожалению, этому помешала скорая смерть.

Противники объединения усилий РПЦ и государства имеют целью разрушить неизбежное в этом случае укрепление государственной мощи и восстановления границ России и духовного здоровья русского народа. Никто так, как РПЦ, не заинтересован в усилении Российского государства, даже если оно носит явно антирелигиозный характер, как было в СССР. Мощное русское государство для РПЦ — это ковчег спасения. Именно для этого со всех сторон и атакуется Церковь. Потому что метят в Россию.

Тезис об отделении церкви от государства опасен еще тем, что государственные границы меняются. Пример воплощения этого тезиса мы видим на сегодняшней Украине, которая подменила церковные каноны ничтожеством "юрисдикции" и занялась методичным изгнанием канонической УПЦ только на том основании, что она является автономной частью РПЦ. Взяв на вооружение этот тезис, захватившие власть в Киеве мятежники хотят "выжать максимум" из того забора, которым они временно отгородили Малую Русь от Великой. И тот, кто поддерживает этот тезис, неизбежно льет воду на "мельницу раскола" Святой Руси. Нужен ли нам такой тезис? Православные должны быть в одном русском государстве — вот наш ответ тезису про "отделение церкви от государства"!

Патриарх Московский и всея Руси без преувеличения остается единственной легитимной властью в России. Нет, этим мы вовсе не бросаем камень в огород ныне здравствующего государя. Его легитимность обусловлена соблюдением всех выборных процедур и законным избранием народом. Но какова легитимность самих демократических процедур на Руси? Скажем прямо, очень невысокая. Легитимность любого государственного деятеля в истории России обусловлена его обращением к ткани и духу русской истории, а не какими-то процедурами. Если бы Сталин не стал на путь восстановления разрушенной империи, он просто остался бы преемником революционера, устроившего огромную разруху, ведь в годы гражданской войны народ еще не знал, чем закончится вся кровавая вакханалия. Но гений Сталина настолько велик, что и Ленина мы оцениваем в контексте грандиозных достижений сталинской эпохи, хотя он мыслил в иных категориях, нежели Сталин.

Легитимность Путина, фактически назначенного Ельциным, точно так же обусловливается не его "законными выборами" по законам, которые легко можно переписать, а тем, что Путин стал на путь возрождения России и собирания русских земель. Историческая преемственность государственной власти в России была нарушена в 1917 году, а после 1991 года о ней можно только вспоминать. Но сила русского народа в том, что он живет не по букве, а по духу, ибо "буква убивает, а дух животворит" (2 Кор. 3, 6). Выразителем же духовной власти является Патриарх. Несмотря на упразднение патриаршества западником Петром, это не мешает Церкви быть хранительницей русской истории во всей ее полноте, ведь патриарх – лишь предстоятель.

Патриарх Кирилл нередко употребляет выражение "вся историческая Русь". Почему? Потому, что для РПЦ это является очевидным. Вдумаемся: ныне живущая Русская Церковь рассматривает единство Святой Руси как само собой разумеющийся факт! Где еще можно встретить такую твердыню? А чью память ежегодно поминают в РПЦ (и УПЦ МП)? Только из наиболее почитаемых святых это (среди прочих): святители московские митрополиты Петр (перенесший митрополичью кафедру из Киева во Владимир, а затем в Москву), Алексий, Иона, Филипп, патриарх Гермоген, замученный польскими оккупантами в 1612 г., преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский, святые князья Александр Невский и Дмитрий Донской, блаженные Ксения Петербургская, Матрона Московская и многие другие святые подвижники русского православия. При одном произношении этих имен сердце православных наполняется благоговейным трепетом к Святой Руси. Недаром среди православных христиан Украины идея единства с остальной Россией пользуется наибольшей поддержкой. В этих условиях выступать против РПЦ просто самоубийственно, и эта деятельность может исходить только от врагов России.

Нужно помнить, что единство русских земель не вытекает из коммунистической идеологии. Правда, она не вытекает и из православной догматики, но РПЦ сохраняет преемственность русской истории как свою "родословную" и потому особенно ею дорожит. Поэтому нападки патриотов на Церковь вредны — они выбивают почву из-под русского единства. К сожалению, РПЦ остается последней, но, к счастью, очень мощной нитью, связывающей Русь. И укреплять ее — наша общая задача. Верить или нет — личное дело, но понимать и принимать историческое значение РПЦ обязан каждый. Ну, а то, что "церковь препятствует прогрессу", — много ли еще таких, которые в это верят, когда навязываемый Западом "прогресс" давно свелся к одному — как уничтожить род человеческий?

Нет, "прогресс", о котором мечтает русский коммунизм, — это совсем другое. Он обращается к личности человека, как и христианство. И что поразительно: при жестком материализме он воплотил идеал христианства — жертвенность. Десятки миллионов людей трудились и жертвовали собою ради будущих поколений, создавая все то, чем мы до сих пор пользуемся: дома, в которых мы живем, заводы, на которых работаем, и даже троллейбусы, на которых до сих пор ездим. Иногда кажется, что миссия советской эпохи состояла в том, чтобы на века вперед создать задел, запас прочности, достаточный для того, чтобы прожить до нового рывка.

Сегодня его необходимость уже громко стучится. Времени мало.

Пора наконец отбросить внутренние разборки и объединить усилия в борьбе против общего врага сатанинского либерал-глобализма, строящего глобальный концлагерь толерантности, который уничтожит всех.

Пора уже отбросить взаимные претензии и понять, что Церковь не экономический строй, а сталинская экономика не организация по разрушению храмов. Их мирное сосуществование и объединение усилий не только возможно, но и необходимо. Церковь и государство не противники, а союзники. "Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (Мф. 22, 21). Это то, что нам не удалось в ХХ веке. Это то, что нам предстоит сделать в веке нынешнем.

 

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...