< Сентябрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
Подписка rss
Поиск Поиск
Освобождение Освенцима и вселенская миссия России

27 января 2015 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Аркадий Малер: Эту статью я написал 5 лет назад и некоторые патриоты говорили мне тогда, что она недостаточно "актуальна". 

Фото: Январь 1945 г. Освобожденные дети из концлагеря Освенцим. Этим детям уже ничего не грозит, кроме кошмаров по ночам и памяти, от которой никуда не деться. Из 1 миллиона 300 тысяч узников Освенцима дети составили около 234 000. Из них 220 000 еврейских детей, 11 тысяч цыганских; несколько тысяч белорусских, украинских, русских, польских. К дню освобождения Освенцима в лагере оставалось 611 детей. 

***

27 января 1945 года советские войска под командованием маршала Ивана Степановича Конева (1897-1973) освободили крупнейший нацистский концлагерь “Аушвиц”, известный также как Освенцим. Это событие знаменовало собой освободительную миссию русской советской армии, а в 2005 году Генеральная Ассамблея ООН признала 27 января Международным днем памяти жертв Холокоста.

Изначально Освенцим это название польского города, расположенного через 60 километров к западу от Кракова, оккупированного нацистской Германией в 1939 году. Немцы назвали его по-своему — Аушвиц и под этим названием он известен во всем неславянском мире. В районе Освенцима-Аушвица немецкие власти построили знаменитый концентрационный лагерь, а точнее, целый комплекс концлагерей, сделавший это название нарицательным.

Но на сегодняшний день память о преступлениях против человечества, как точно сформулировали обвинение против нацистов на Нюрнбергском процессе, исчезает вместе с последними свидетелями этих преступлений и далеко не каждый школьник не только в Германии, но даже в Польше и самой России представляет себе, что такое концлагерь и почему память об этом кошмаре никогда не должна покидать человеческий род, если он ещё хочет оставаться человеческим. Идея изолировать ту или иную категорию врагов и пленных в специально отведенных помещениях, и доводить их до смерти нечеловеческим трудом и бесконечными психобиологическими экспериментами не имеет автора — её инициаторов можно представить где угодно и когда угодно, но только в стране победившего национал-социализма, в “цивилизованной” Германской империи ХХ века эта идея воплотилась в жизнь в полной мере, с немецкой методичностью и нордической невозмутимостью.

Невозможно вычислить точное число всех людей, погибших в Освенциме, так же как и во всей системе концлагерей любого тоталитарного государства, потому что сама идея концлагеря не предполагает статистики.

Идея уничтожать людей в газовых камерах, приводящая в ужас сегодня любого вменяемого человека, тогда и там считалась верхом прогресса и даже наиболее “гуманным” средством из всех возможных, — ведь людей нужно было убивать не по одиночке, а целыми сотнями и желательно без лишней крови. Первое испытание газовой травли в Освенциме было проведено 3 сентября 1941 года по приказу заместителя коменданта лагеря оберштурмфюрера СС Карла Фрицша, когда за короткое время от удушья погибли 600 советских военнопленных и ещё 250 узников. В дальнейшем за один день в концлагере могло быть уничтожено более 20000 человек. Люди погибали и от пыток, и от голода, и от невыносимой работы, и при попытке побега, и если кто-то заподозрил их в непослушании, и от собственных попыток покончить с собой в этом аду, сотворенном руками человеческими.

В целом, по общим расчетам, в одном Освенциме погибло около полутора миллиона (!) человек. При этом, комендант этого лагеря в 1940-43 годах Рудольф Гёсс на Нюрнбергском трибунале заявил, что погибло около двух с половиной миллионов (!) человек, и признался, что самих людей никто не считал. Когда 27 января 1945 года русские освободили Освенцим, на его территории обнаружилось около семи с половиной тысяч заключенных, а на складах одежды — 1 185 345 мужских и женских костюмов. За небольшое время нацисты успели вывести и убить более 58 тысяч человек.

Встречу армии маршала Конева с Освенцимом можно сравнить разве что со встречей армии Сципиона с Карфагеном — так же как римляне вдруг увидели капище Ваала с телами тысячи сожженных людей, принесенных в жертву этому демону, так и русские вдруг увидели тот ад, который уготовила им “просвещенная” Германия. Это была встреча с варварством, выдающим себя за культуру. И нужно было обладать очень сильной волей к жизни и надеждой на спасение, чтобы и после этой встречи продолжать делать вид, что ничего подобного не было. Именно поэтому философ Теодор Адорно сказал, что писать стихи после Освенцима — это варварство, ибо чем лучше мы, оставшиеся в живых, чем те, кто оказался в этом аду?

Опыт Освенцима указывает нам на то, на что может быть способен человек, переставший воспринимать человечество как ценность. Люди, живущие в Германии в 30-40 годы ХХ века, ничем не хуже любых других людей, живущих когда-либо и где-либо, но они только смогли создать государство, систематически уничтожающее людей по этническому признаку и искренне уверенное в том, что так будет продолжаться всегда. Это свидетельство той бездны зла, в которой совершенно добровольно может оказаться человек и от которой его пытается оградить всё то, что мы ещё называем культурой. И сегодня во всем мире есть очень много людей, которые готовы были бы устроить не один Освенцим, если бы у них была такая возможность, а наши переживания по поводу прошлого они воспринимают не более, как наши личные проблемы,

— ведь им же и в голову не может прийти, что любой новый Освенцим может коснуться их самих, и зачастую в первую очередь.

Точно также в нашем мире всё больше людей, считающих Великую Отечественную войну не более как “советско-нацистской” и с удовольствием готовых порассуждать о всех “прелестях” немецкой оккупации. Но Освенцим — это именно то, что могло бы случиться с каждым из нас, а также и с каждым из них, если бы нацистская Германия победила советскую Россию. Если бы они победили во Второй мировой войне, они — прибалтийские националисты, “бандеровцы”, дивизия “Галичина”, т.н. “Русская освободительная армия” генерала Власова и т.д. Если бы они победили, то у нас был бы Освенцим. Именно поэтому из ненависти к исторической России они сегодня готовы перешагнуть последнюю черту и отрицать даже то, что признано во всей европейской цивилизации, частью которой они так хотят считать себя видеть, — отрицать трагедию Холокоста и Великую Победу 1945 года. И как они могут призывать к сочувствию их собственной исторической боли, если его ценой становится полное равнодушие к реальной боли всех остальных.

Факт освобождения русской армией Освенцима до сих пор не достаточно оценен в мировой истории. В Советской России это событие расценивалось как естественная составляющая общей победы над гитлеровской Германии, а на Западе образ русского воина-освободителя тщательно вытеснялся американским, так что теперь средний европейский школьник может быть уверенным в том, что все концлагеря были освобождены именно американцами, а русских в войне как будто бы и не было вовсе. Но есть факты, которые отрицать невозможно — как именно Россия, прежде всего, победила во Второй мировой войне, так именно Россия освободила Освенцим 27 января 1945 года. Это величайшее достижение нашей национальной истории, не только не менее, а даже более важное, чем запуск спутника или полет Гагарина, потому что здесь речь идет непосредственно об освобождении живых людей и победе над античеловеческим режимом всех времен и народов, который мог бы при однажды уничтожить всё человечество. С освобождением Освенцима Россия ещё раз проявила свою историческую миссию, а советский режим впервые получил моральное оправдание, так что СССР до и после войны — это практически два разных государства. Поэтому освобождение Освенцима должно стать одной из главных страниц в учебниках русской истории, именно у нас о нем должны сниматься фильмы и передачи, а само это событие должно стать символом вселенской миссии России как страны, не раз спасавшее европейское человечество от смерти.

Источник

***

До сегодняшнего дня уцелело всего три фотографии, сделанных на территории лагеря заключёнными. На первой — раздетых догола еврейских женщин ведут в газовые камеры. На двух других показаны огромные кучи из человеческих тел, сжигаемые на открытом воздухе.

 

Освобождая лагерь в Освенциме, Советская Армия обнаружила на складах около 7 тонн волос, упакованных в мешки. Это были те остатки, которые лагерные власти не успели продать и отправить на фабрики Третьего рейха. Проведённый анализ показал, что на них имеются следы цианистого водорода, особого отравляющего компонента препаратов под названием "Циклон Б". Из человеческих волос немецкие фирмы в числе других изделий производили волосяную портняжную бортовку. Найденные в одном из городов рулоны бортовки, находящиеся в витрине, были отданы на анализ, результаты которого показали, что она изготовлена из человеческих волос, скорее всего — женских.

Очень трудно представить себе те трагические сцены, которые ежедневно разыгрывались в лагере. Бывшие узники — художники — пытались передать атмосферу тех дней в своем творчестве:

Сцены из жизни лагеря Аушвиц. Построение на площади поверок

Перед отправкой в газовую камеру. Художник - бывший узник Владислав Сивек (Wladislaw Siwek)

На работу

Возвращение узников с работы. Некоторых обессиленных заключенный несут их товарищи, чтобы конвоиры не пристрелили изможденного человека на месте. Художник - бывший узник Владислав Сивек (Wladislaw Siwek)

Духовой оркестр, состоящий из заключенных, играет марш во время возвращения узников с работ в лагерь. Художник - Мстислав Кошчельняк (Miesczyslaw Koscielniak)

Заключенным разрешили помыться. Художник - Мстислав Кошчельняк (Miesczyslaw Koscielniak)

Пойманные беглецы, которых ждет смертная казнь. Художник - Мстислав Кошчельняк (Miesczyslaw Koscielniak). За всю историю Освенцима было совершено около 700 попыток побега, 300 из которых увенчались успехом, однако если кто-нибудь бежал, то всех его родственников арестовывали и отправляли в лагерь, а всех заключённых из его блока убивали. Это был весьма действенный метод препятствовать попыткам бегства. 

*

Фотографии 14-летней Чеславы Квоки, предоставленные Государственным музеем Аушвиц-Биркенау, были сделаны Вильгельмом Брассе, который работал фотографом в Аушвице, нацистском лагере смерти. В декабре 1942 года польская католичка Чеслава родом из города Wolka Zlojecka была отправлена в Аушвиц вместе со своей матерью. Через три месяца они обе скончались. В 2005 году фотограф (и созаключенный) Брассе рассказал, как фотографировал Чеславу: "Она была так молода и так напугана. Девочка не осознавала, почему она здесь и не понимала, что ей говорят. И тогда капо (тюремная надзирательница) взяла палку и ударила её по лицу. Эта немка просто выместила на девочке свою злобу. Такое красивое, юное и невинное создание. Она плакала, но ничего не могла поделать. Перед тем, как фотографироваться, девочка вытерла слезы и кровь с разбитой губы. Признаться, я чувствовал себя так, будто это меня избили, но не мог вмешаться. Для меня это бы закончилось фатально" (источник).

Тяжелая работа и голод приводили к полному истощению организма. От голода узники заболевали дистрофией, что очень часто кончалось смертью. Эти фотографии были сделаны после освобождения; на них представлены взрослые узницы, весившие от 23 до 35 кг.

В Аушвице кроме взрослых находились и дети, которых направляли в лагерь вместе с родителями. Прежде всего это были дети евреев, цыган, а также поляков и русских. Большинство детей-евреев погибало в газовых камерах сразу же после прибытия в лагерь. Немногих из них после тщательного отбора направляли в лагерь, где они подчинялись тем же строгим правилам, что и взрослые. На некоторых из детей, например, на близнецах, проводили преступные эксперименты.

 

Дети, жертвы экспериментов доктора Йозефа Менгеле (Аушвиц-Биркенау Государственный музей архив)

Йозеф Менгеле. Считал ли Менгеле свои эксперименты серьезными исследованиями, учитывая ту небрежность, с которой он работал? Большинство операций проводились без анестетиков. К примеру, Менгеле однажды удалил часть желудка без анестезии. В другой раз было удалено сердце, и снова без наркоза. Это было чудовищно. Менгеле был одержим властью. 

Опыты на близнецах 

Карты записей антропометрических данных подопытных узников в рамках экспериментов доктора Менгеле

Страницы книги учета умерших, на которых указаны имена 80 мальчиков, погибших после инъекций фенола в рамках медицинских экспериментов

*

Отбор в подвалах 11 блока. Художник - бывший узник Владислав Сивек (Wladislaw Siwek) 

 

Перед казнью у Стены смерти. Художник - бывший узник Владислав Сивек (Wladislaw Siwek) 

Казнь во дворе 11 блока у Стены смерти

Один из страшнейших экспонатов — макет одного из крематориев в лагере Аушвиц-II. В среднем в таком здании за сутки убивали и сжигали около 3 тысяч человек... 

 

В концлагере Аушвиц крематорий был расположен за лагерной оградой. Самым большим его помещением был морг, который был переделан во временную газовую камеру. Здесь в 1941 и 1942 годах уничтожали советских военнопленных и евреев из гетто, расположенных на территории Верхней Силезии.

Транспортировка тел казненных у Стены смерти узниками из зондеркоммандо. бывший узник Владислав Сивек (Wladislaw Siwek)

Слезы

*

Охрана, надзиратели и вспомогательный персонал лагеря. Всего Аушвиц охраняло около 6 000 эсэсовцев. 

Сохранились их анкетные данные. Три четверти имели полное среднее образование. 5% — выпускники университетов с ученой степенью. Почти 4/5 обозначили себя людьми верующими. Католиками — 42,4 %; протестантами — 36,5 %.

 

На отдыхе

 

Эсэсовский хор 

Освенцим. Члены СС Helferinnen (надзирательницы) и офицера SS-ца Karl Hoecker сидя на заборе едят чернику из чашек , в сопровождении баяниста

 

Отдыхают...

 

Вечер трудного дня

 

После работы: Рихард Баер, неизвестная персона, лагерный врач Йозеф Менгеле, комендант лагеря Биркенау Йозеф Крамер (частично заслонен) и предыдущей комендант Освенцима Рудольф Гёсс (не путать с тезкой и почти однофамильцем – "летуном" Рудольфом Гессом) 

*** 

 

Освобождение Освенцима. Советская медсестра держит в руках девочку Зинаиду Гриневич. Вот как об этом рассказано в материале об спасенной девочке:  "Затем ещё старая газетная вырезка. С фотографией, сделанной в Освенциме вскоре после освобождения. Дети в арестантской одежде со старческим печальным взором. Колючая проволока, дозорные вышки. Слева медсестра держит в руках завёрнутого в одеяло ребёнка — Зинаиду.

Снимок сделан незадолго до того как её, вместе с двумя другими детьми, отправили во Львов, в детский дом. Трёхлетний ребёнок был уже несколько месяцев в разлуке с матерью, которую отправили в концлагерь Равенсбрюк. Бартья и сёстры уехали в лагерь в Литву. Зинаида была слишком слаба для переездов. Кроме того, концлагерным палачам она была нужна в качестве подопытного кролика. Её снова и снова заражали различными болезнями. Краснухой, ветрянкой. А затем нацистские медики испытывали на ней противодействующие лекарства. Зинаида относится к тем детям, которые пережили пытки". 

История еще одного ребенка из этой фотографии, пермячки Лиды Симаковой: "Из меня три года брали кровь для солдат вермахта... В конце 80-х я возглавила группу наших туристов, посетивших Польшу, в том числе Освенцим. В Польше к нам относились очень плохо. Часами держали на вокзале, с обедами задерживали, в гостинице поселили в самые худшие номера. Когда мы ждали автобус, какие-то молодчики подходили к нам, что-то выкрикивая в наш адрес, плевались. Называли нас оккупантами. Это при том, что со времени войны прошло менее полувека. Я молчала и делала вид, что всё это ко мне не относится. Насколько я переоценила свои силы, я поняла, увидев Освенцим. Он предстал нашим глазам уже музеем. Под него оставили несколько немецких бараков. Всё было в каком-то тумане. Нас повели в комнату с проектором. К нему вело помещение с решёткой. За решёткой - детские вещи: игрушки, которые мы делали из подручных средств, много детской обуви и одежды. Потом включили проектор и стали прокручивать момент освобождения детского сектора. И тут я узнала себя, ту девочку, три года живущую одной мыслью — выжить. Ноги стали ватными, вырвался какой-то нечленораздельный звук. Плёнка кончилась, а я не могла встать. Польский гид, не скрывая осуждения, сказал: "Впервые вижу человека, который добровольно вернулся в Освенцим". 

Я помню ужас Минского гетто: издевательства полицаев, голод, холод. Помню, как нас затолкали подобно скотине в вагоны, а потом повезли. Чесотка, вши, бомбёжки… Охрана разбежалась. Поезд стоял с запертыми вагонами. Он был похож на застывшую гусеницу, в чреве которой корчились от ужаса люди. Иногда поезд подбрасывало и выкидывало с рельсов: это означало, что бомба угодила в какой-то вагон. И снова долгое маневрирование, стоянки, неимоверный зуд по телу, голод. Но рядом была мама. Она держала меня за руку, было не так страшно. А потом мы приехали в Краков: всё вокруг в несколько рядов было оцеплено автоматчиками с овчарками. Первое, что сделали с нами, — отобрали у детей мам. Невозможно передать, что творилось в моём сердце, когда уводили маму. Потом был Освенцим — ад, монотонно пережёвывающий наши жизни, ужасающий своей стабильностью. Единственной целью каждого из нас было прожить ещё один день. Здесь маленькие дети превращались в изворотливых старичков, способных угадывать настроение "воспитательницы" по её шагам за дверью. Первое время со мной был мальчик-ровесник Стёпка, наш сосед ещё по Брестскому гарнизону. Когда нас разлучали с мамой, она кричала вслед, чтобы я держала его за руку, что отныне мы брат и сестра. Спали мы на нарах по двое. Я, держа за руку Стёпку, думала, что держу руку мамы. Но в скором времени Стёпку отправили в газовую камеру.  — Я всю жизнь ждала маму. Искала её везде: в лицах прохожих, в смутных голосах из памяти..." 

 

Освобождение 

Советские солдаты у дверей барака.

Советские солдаты общаются с детьми, освобожденными из Освенцима

 

Дети-заключенные концлагеря Освенцим показывают лагерные номера на руках

Использованные материалы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...