< Декабрь 2018 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Подписка rss
Поиск Поиск
Иван Великий. Он вел русских, как Моисей

15 апреля 2015 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": "Памятники основателям государства устанавливаются благодарными потомками. Они являются монументальным воплощением заповеди: "Чти отца своего и матерь свою". На этой заповеди основано понятие патриотизма — любви к Отечеству. В России до сих пор нет памятника Ивану III — основателю государства, тому, кто утвердил наш суверенитет. Я считаю этот прискорбный факт национальным позором. Мы видим, как на Украине переписывается история и после гуманитарной оккупации следует политическая. Мы видим, как беснующиеся идиоты сносят памятники на украинских площадях и пытаются захватить православные храмы. Если мы хотим быть самими собой, то нам нужен памятник Ивану Великому. Благодаря ему мы прошли точку "невозврата". Он превратил нищую страну — в страну процветающую"  со скульптором Виктором Воробьёвым, автором архитектурно-скульптурной композиции, посвящённой первому государю всея Руси Ивану III, беседует Виталий Аверьянов.

Опубликовано в журнале "Изборский клуб. Русские стратегии" №2 2015 г.

***

— Виктор Николаевич, мы заинтересовались вашей работой скульптора и создателя уникальной архитектурно-скульптурной композиции, посвящённой государю Ивану III. Знакомство с проектом этой композиции не оставляет сомнений в том, что вы не просто глубоко погрузились в ту эпоху, вы фактически живёте в ней, и поэтому вы, несомненно, сможете поведать о вкладе великого русского государя в становление Московского царства, Третьего Рима.

— Мне бы хотелось начать наш диалог с актуальных аллюзий. А именно: Порошенко и нынешняя власть киевская пытаются присвоить Крестителя Руси Владимира Красное Солнышко и представить его создателем государства Украина (Украины-Руси). Это обосновывается тем, что Киев расположен на территории нынешней Украины. Однако Владимир крестил Русь, а не Украину, и речь в данном случае должна идти не о географических границах, а о реальной преемственности. Потому что различные славянские и не только славянские племена, входившие в державу Владимира и располагавшиеся между Новгородом и Киевом, объединились через крещение, через причастие крови и тела Христовых — так возникла русская народность.

Сейчас говорят, что на тот момент ещё не было церковного раскола 1054 года, и Владимир принял христианство, а не православие. И униатам такая трактовка выгодна. Но на самом деле Владимир принял христианство именно православное, принял Никео-Цареградский символ веры, который, как известно, отличается от католического таким важным пунктом, как filioque: у латинян Дух Святой исходит не только от Бога-Отца, но и от Сына. Это означает, что у них Троица разделена. Мы остались верны православию, и поэтому мы являемся настоящими преемниками равноапостольного князя Владимира.

Крещение Руси стало объединяющим для народа, но князья, верхушка, то, что сейчас принято называть политической элитой, постоянно дрались за власть, дробили некогда единое государство, что в итоге привело к возникновению множества маленьких княжеств (мне это напоминает мечту некоторых из недавнего прошлого о пятидесяти Швейцариях на территории России), а затем и к монголо-татарскому игу, поскольку Русь стала лёгкой добычей. После Батыева нашествия Киев превратился в пепелище, и митрополит Киевский и всея Руси перенёс свою резиденцию во Владимир на Клязьме. Народ воспринял Батыево нашествие как кару за грехи правителей и их междоусобицы. Казалось, что этому не будет конца. Но вот, на наше спасение, появляется правитель, который всю свою жизнь твердит одно и то же: "Русская земля — мое Отечество".

В правление отца нашего героя Василия II Тёмного в 1438 году собирается Ферраро-Флорентийский собор, задуманный папой римским для принятия унии между православием и католичеством. Византия была обложена турками, она съёжилась до территории маленького треугольничка около Босфора и небольшой части Пелопоннеса (Морея). Уния заключалась в подчинении православной церкви католикам и отказе от православного символа веры. Сохранялся лишь обряд — видимость православия. Под давлением императора, надеявшегося на помощь Запада, унию приняли. Из многочисленной византийской делегации только один участник Собора не подписал её. Это был Марк, митрополит Эфесский. Он направил окружное послание, обличавшее унию и требовавшее сопротивляться ей. Не это ли пример, опровергающий поговорку, что "один в поле не воин"?

Унию чуть было не удалось провести и на Русь. С ней в 1441 году приехал митрополит Исидор. В Москве, куда в начале XIV века из Владимира был перенесён митрополичий престол и находилась резиденция митрополитов Киевских и всея Руси, византийцев не поняли. Из Москвы Исидора прогнали, и с той поры митрополитов на Руси ставит Русская церковь. Впоследствии эту унию отверг и Иерусалимский собор 1443 года, на котором восточные патриархи предали анафеме тех, кто подписал унию.

Сейчас на Украине представители самозваного Киевского патриархата говорят, что русские первые откололись от Константинополя. Правильно сделали, потому что Константинополь в тот момент предал Никео-Цареградский символ веры. Мы не могли следовать за отступниками от православия. Надежда византийских императоров на европейскую помощь не оправдалась. Выступившее в поход войско под командованием польского короля Владислава было разгромлено под Варной турками, которых срочно привезли на своих кораблях продажные генуэзцы.

На Руси начинается страшная феодальная война, в ходе которой Василий II попал в плен к своему противнику, Дмитрию Шемяке, и был ослеплён им. Старшие дети Василия, два княжича — Иван и Юрий, находились у Рязанского епископа Ионы. И Шемяка требовал, чтобы Иона выдал детей, обещая ему, что он сделает Иону митрополитом, а в случае несогласия — возьмёт их силой. Понимая, что от Шемякиных войск нет спасения, Иона выдал детей, и во Львовской летописи есть такой эпизод, что Шемяка, будучи пьяным, хотел зашить Ивана и Юрия в медвежьи шкуры и утопить в реке. Но Иона отмолил их, и их отпустили. Местом пребывания семейства Василия II, теперь уже Тёмного, который признал Шемяку великим князем, стала Вологда. Но вероломные действия новоиспечённого великого князя и несправедливый суд, вошедший в нашу историю как "Шемякин суд", породили возмущение в столице. Оказалось, что старая власть, которой многие были недовольны, лучше новой. Игумен Ферапонтова монастыря освободил Василия от присяги, данной Шемяке под принуждением.

После этого к ослеплённому князю начинают съезжаться верные московские люди. Василий II собирает армию, идёт навстречу Шемяке, а по дороге заезжает в Тверь и заключает с князем Борисом Тверским союзный договор. Объединённое войско громит Шемяку, и тот отступает. Василий восстанавливает свои права в Москве, но война с Шемякой продолжается ещё лет шесть. И первый свой поход старший сын Василия Иван совершает в возрасте, по‐моему, восьми лет, выходит и преследует войска Шемяки. Сейчас дети в первый-второй класс ходят, а он уже участвовал в походах через всю страну. А в 19 лет он впервые выступает как главнокомандующий и одерживает на Оке военную победу над татарами, будучи официально соправителем отца.

— Тогда печатали на монетах уже не одного Василия, а двоих великих князей — отца и сына Ивана.

— Да, и через три года, когда умрёт Василий Тёмный и Иван станет уже великим князем без приставки "соправитель", он не поедет в Орду за ярлыком впервые со времён Батыя. И по праву, потому что он уже одержал над ними победу.

— Расскажите, в каких условиях происходило взросление Ивана?

— Представим себе эту ситуацию — страшная, жестокая война за престол, отец слеп, постоянное чувство опасности, и в этих условиях Иван III взрослел, как губка впитывал всё, что видел вокруг. В каком‐то смысле он стал заменять отцу зрение, зорко наблюдая за князьями и боярами вокруг московского престола.

И в 1453 году, в год падения Константинополя, у нас происходит важное событие — отравили Шемяку в Новгороде. На этом феодальная война была закончена. А несколько раньше, в 1449 году, был заключён договор между Литвой и Великим княжеством Владимирским и Московским, по которому разделялись сферы влияния: Новгород, Псков были за Москвой, Тверь стала зоной влияния Литвы, а Рязанское княжество было предоставлено самому себе. Почему важен этот договор? Он развязывал польско-литовскому королю Казимиру IV руки для борьбы с Тевтонским орденом. Москве же он развязывал руки для борьбы с Шемякой. Казимир обязался, что не будет принимать Шемяку; соответственно, Москва обязалась не принимать возможных претендентов на престол из Литвы.

Вся Европа была тогда устроена по принципу постоянного балансирования между соседями — каждое государство было окружено врагами. И в тот момент, когда, допустим, Ольгерд Литовский шёл на Москву, на него нападал Ливонский или Тевтонский орден. То есть все зорко следили за тем, как себя ведут соседи, чтобы в нужный момент вцепиться, ухватить, прирезать какую‐то территорию или просто пограбить соседей.

— То есть Иван III жил постоянно внутри напряжённой шахматной партии и был вынужден следить за всеми угрожающими ему фигурами? — Совершенно верно. В 1469 году Иван III направляет войска на Казань и принуждает её к миру, нейтрализует её и перестаёт формально, как и в случае с Большой Ордой десятью годами ранее, быть её вассалом. После "первой Казани" Иван идёт на Новгород, потому что он уже не опасается удара со стороны Казани, а разведка донесла, что хан Орды Ахмат занят войной на юге. Польский же король в этот же момент занят борьбой за чешский престол. То есть Иван подгадал удачный момент для похода на Новгород.

— Появилось окно возможностей, которого раньше не было, — все три главных врага связаны своими проблемами...

— В 1458 году король Казимир принял на своих землях митрополита — униата Григория Болгарина. Так была расколота Русская митрополия. Но продвижение унии в русских землях не шло, поэтому митрополит Григорий решил обратиться в православие и попросил ставленного султаном патриарха Константинопольского признать его митрополитом Киевским и всея Руси, что тот не замедлил сделать.

Ключевой момент — 1470 год, когда нашей Церкви понадобилась защита государя, ведь Григорий потребовал, чтобы под его начало перешли епархии Московской митрополии (после смерти митрополита Ионы наши митрополиты стали называться Московскими и всея Руси). Иван III не только не признал митрополита Григория, но и потребовал со всех наших епископов, настоятелей монастырей клятву, что впредь они не будут признавать никого, кто придёт из Византии. Так наша Церковь стала автокефальной.

А чуть позже в Новгороде умирает архиепископ. В Новгороде архиепископа выбирали на вече, вытягивая жребий. И в Новгороде были две партии — литовская и московская, первую называли "золотые пояса", или "партия белого хлеба", вторую — "партия черного хлеба". Верхушка, которая завязана на экспортно-импортные операции, то есть олигархи местные, это примерно 300 человек, 300 "золотых поясов". Белый хлеб был привозной, из Европы везли пшеницу, а чёрный хлеб — с "низовой земли". Ещё со времён Андрея Боголюбского, если хотели принудить Новгород к уступкам, то перекрывали им поставки чёрного хлеба. Основная масса новгородцев питалась более дешёвым ржаным хлебом, и, конечно, она хотела союза с Москвой. Так вот каждая из партий выставила кандидата в архиепископы. По жребию победил Феофил — на него делала ставку промосковская партия. Он, как и умерший архиепископ Иона, признавал Московского митрополита. Проигравший кандидат Пимен заявил, что готов поехать на поставление в Киев. Ни у кого не было сомнений, что, окажись он в Литве, там его утвердят. Это угрожало единству Московской митрополии.

Одновременно из Литвы приезжает в Новгород в качестве служилого князя двоюродный брат Ивана князь Михаил Олелькович, подданный Великого князя Литовского, и претендует на княжеский новгородский стол.

— А в Новгороде (в скобках заметим) князей выбирали...

— Они наёмные, да. Это новгородская особенность. И вот эти два момента — с архиепископами и с новгородским князем — послужили сигналом Ивану, что Новгород вот-вот отколется от Руси. А надо сказать, что тогда на Руси люди ждали конца света. Даже дата была известна — 7000‐й год от Сотворения мира. А далее — Страшный суд, где по вере, по грехам и по делам воздастся.

И вот по просьбе митрополита Иван собирает прообраз Земского собора, то есть собирает епископов, князей, бояр, и митрополит говорит, что вот, мол, у нас тут конец света на носу, а новгородцы решили продаться латинянам. И тогда было решено собрать нечто вроде Крестового похода. Войска московские одерживают несколько побед. Главная — на реке Солёной (или Шелони по‐новгородски, северный диалект). Иван, вопреки традиции, по которой предводители войска, попавшие в плен, откупались, впервые демонстративно казнил четырёх человек, новгородских бояр, которые выступили против него. В новгородском обозе был обнаружен договор с королём Казимиром.

На следующий год Иван отбивает нападение хана Ахмата на Оке, не подпускает его к Москве. И затем ему удаётся окончательно сломить новгородское сопротивление. Новгородцы стали жаловаться ему, что произвол в городе творится, на посадников нет управы, разбойничают, занимаются наездами. "Наезд" — это слово не из 90‐х годов, это древнее слово, которое означает вооружённое нападение с грабежом. Жаловались на тех, на кого не могли на месте найти управу. В 1475 году Иван III отправился в мирный поход в Новгород и, использовав свое право верховного судьи, осудил нескольких новгородских бояр во главе с посадником. Обижаемые своим начальством новгородцы с этого момента поняли, у кого найдут защиту от боярского беспредела.

— Получается, что его договор с Новгородом через право суда подрывал исконный новгородский суверенитет, позволяя жаловаться на высшую власть — на посадников. Я припоминаю, что, когда двое новгородцев в эти годы поехали жаловаться в Москву, они впервые назвали Ивана III "государь". Это ключевой момент.

— Да, два человека, два посла — один был вечевым дьяком, то есть вёл протоколы вечевые, а другой был подвойским, то есть вече созывал, — приехали из Новгорода и назвали его "государем". Иван сразу направил послов, которые спросили у Новгорода: "А какое государство вы хотите?" А в Новгороде говорят: "А мы никого не посылали", — и убивают этих двух, которые приезжали в Москву. Иван жалуется митрополиту: "Что я мальчик, что ли, что они себя так ведут!" Собирает войско и вновь идёт к Новгороду. Город взяли в кольцо, но боевых действий не было, грабежи он тоже пресёк.

В итоге новгородцы сдались и сами предложили ему монастырские земли, которые были своего рода средневековыми офшорами (Церковь не платила налоги, и концы новгородские, и обычные люди там хранили свои вклады, либо денежные, либо в виде земли). Иван забрал земли у богатых монастырей, бедные монастыри не тронул. Заключили договор, который сохранился до наших дней, на нём около 60 печатей висит. В летописном своде есть рисунок "пять очередей (то есть пять концов новгородских) идут целовать крест". А через год, благодаря пролитовской партии, в Новгороде вспыхнул мятеж. На этот раз Иван III повесил уже около сотни человек из литовской партии — как клятвопреступников. Вообще он казнил редко. За всё время его правления, самого продолжительного в российской истории, он казнил меньше, чем знаменитый европейский гуманист и меценат Лоренцо Медичи Великолепный — покровитель Леонардо да Винчи, Микеланджело и Боттичелли, — при подавлении заговора Пацци.

И наступает ключевой год эпохи Ивана III, 1480 год, Стояние на Угре. Немцы-ливонцы осаждают Псков, Ахмат идёт на Русь, и Казимир как будто готов выступить его союзником. Да и родные братья Ивана III, Андрей Большой Углицкий и Борис Волоцкий, подняли против него мятеж. Из этой сложнейшей ситуации Иван выходит виртуозно.

— А эпизод с растоптанной ханской басмой был перед Угрой?..

— Я думаю, что этого эпизода не было вообще. Дело в том, что Иван не мог приказать убить послов, это совершенно не в его стиле.

Что касается Стояния на Угре, некоторые современники и историки упрекали Ивана в нерешительности, в том, что он боялся Ахмата, эвакуировал семью из Москвы, сам на Угру не ехал и сына Ивана пытался оттуда отозвать. Но он выступил как организатор, как мозговой центр, как стратег. Он проявлял исключительную ответственность и осторожность, понимая, к чему могут привести решительные, но необдуманные действия. То, что Иван III человек исключительной смелости, доказывается простым фактом — он постоянно принимал участие в тушении московских пожаров. Улицы тогда в сплошь деревянной Москве были очень узкие — шириной примерно 4 метра. Пожарные и ФСОшники скажут вам, что такое обеспечивать охрану первого лица в подобных условиях. Тем более что в ту эпоху не было ни воды, ни шлангов для тушения пожаров.

При тушении пожара могли либо растащить соседний дом, либо какой‐нибудь пропитанной водой шкурой накрывать возгорание. А бывали пожары, когда города выгорали целиком.

Тактика Стояния на Угре заключалась в том, что Иван тянул время, вёл долгие притворные переговоры. Он выжидал, пока ордынская конница сожрёт всю траву в округе, войско съест весь провиант, и наступят морозы. При этом Иван организовал спецоперацию, речной десант, который жжёт ордынскую столицу Сарай. В это время верный союзник (победа нашей дипломатии) Ивана III хан Крымский (или как его ещё называли Перекопский) Менгли-Гирей ударил по южным рубежам Великого княжества Литовского. Королю Казимиру IV, подстрекавшему хана Ахмата в поход на Ивана III и обещавшему хану помощь, стало не до того.

Ивана многие призывали ударить по татарам. Духовник Ивана III Ростовский владыка Вассиан Рыло писал ему об этом. Но Иван прекрасно знал военное дело. Он понимал, что, если ордынцы несколько дней подряд пытаются перейти реку и их расстреливают в реке, — это одна ситуация. Совсем другая ситуация — если форсировать реку под прицелом татар начнут русские. В итоге его тактика сработала, и Ахмат, чтобы успеть отойти на зимовье, отступает. Главное в этой победе — армия была сохранена в целости. Избегая неоправданных потерь, Иван проявил себя как мудрый стратег.

— Здесь припоминаются слова тестя его, молдавского господаря Стефана: Иван, сидя дома, умножает свою державу, а я, дескать, ежедневно сражаясь, едва в состоянии защитить себя.

— Да, этот тесть был уникальный — Стефан Великий, отец нашей "еретички" Елены Волошанки. Причём насчёт её ереси я сомневаюсь, знаете почему? Её отец был ктитором двух афонских монастырей Зограф и Ватопед, откуда привозили к нам Пояс Богородицы. То есть это была глубоко православная семья.

— Новгородская эта ересь вызывает у историков ожесточенные споры...

— Да, как раз после присоединения Новгорода вдруг обнаружилась так называемая ересь жидовствующих. Архиепископ Геннадий Новгородский, который был до этого настоятелем Чудова монастыря, написал митрополиту Геронтию, что появились тут такие люди: у нас конец света на носу, а они и в конец света не верят, смущают жидовским десятисловием (то есть десятью заповедями), а в ответ на это Геронтий ничего не предпринимал. Некоторое время спустя Геннадий написал новому митрополиту Зосиме, бывшему настоятелю Симонова монастыря. Зосима, получив послание Геннадия, потребовал от него исповедания веры. Дело в том, что, согласно Евангелию, о дате конца света знает только Бог. И у них возник раздор. Иногда Зосиму обвиняют в ереси, ссылаясь на высказывания преподобного Иосифа Волоцкого. На мой взгляд, версия о ереси Зосимы надумана, просто люди эти были эмоциональные, неравнодушные и озлобились друг на друга. В этих обвинениях, увидевших свет после смерти всех основных действующих лиц, перемешано и искусственно притянуто к реальным новгородским еретикам ближайшее окружение Ивана III, в том числе и посольский дьяк Федор Курицын. Фактически это был наш первый министр иностранных дел. Известно, что тот, возвращаясь из Венгрии, какое‐то время пребывал в турецком плену. Оттуда он привез идею поместной системы землевладения, потому что аналогичная система действовала в Турции. И когда Курицын возвращается в Москву, с этого момента начинается частичная конфискация монастырских земель в Новгороде. Иван раздал эти земли сначала своей верхушке боярской, а затем он отнимает у неё эту землю и раздаёт в поместья. Так возникает дворянское служилое сословие. Сословие, которое более четырёхсот лет было опорой России. Но этим, естественно, недовольны бояре московские, недоволен был и архиепископ. Подсказал же государю эту идею Курицын. Отсюда, как мне кажется, возникла легенда о его причастности к ереси.

— Виктор Николаевич, по поводу поместного землевладения. Как известно, эта новация Ивана III была широко продолжена его внуком, Иваном Грозным. Кстати, Ивана III тоже ведь Грозным называли. На ваш взгляд, насколько Иван IV преемник своего деда, продолжатель его дела? И в чём их главные отличия?

— Он продолжатель в плане созидания православной империи.

Он продолжатель в плане формирования идеологии Отечества, о которой имеет смысл сказать особо. На иконостасе построенного Иваном III Успенского собора Московского кремля изображена модель Небесного мира, которому должен соответствовать мир земной. Экскурсоводы вам обязательно скажут, что иконостас сделан в XVII веке, что из времён Ивана III осталась только икона Сорока мучеников Севастийских, погибших, но не изменивших вере. Всё это так, но к XVII веку Успенский собор, как и Москва, неоднократно горели. Росписи храмов, иконы в иконостасах восстанавливались после пожаров и из‐за ветхости, сохраняя предыдущие практически без изменений. Между тем этот иконостас отражает основную идею Ивана III — идею служения. Наверху икона "Отечество", то есть вот это передача от Отца к Сыну через Святой Дух. То есть дух передавать, веру передавать, страну созидать, развивать, умножать, защищать — вот в этом идеология Отечества. C Богом не договариваются, Ему служат. А Отечество — это Троица. Иван Грозный, безусловно, человек, который служил Отечеству.

В чём отличие. Масштабы казней несопоставимые. Дед бы двадцать раз подумал, прежде чем на плаху отправить. У него же Грозный не одно прозвище, он рекордсмен по почётным прозвищам. Он и Великий, и Святой, и Державный, и Правосуд (то есть справедливый судья, законодатель). Принятый им Судебник начинался со слов "Посулов от суда и от печалования не иметь, судом не мстить и не дружить никому". То есть как он мог Россию, свою империю многонациональную и многорелигиозную, объединить — только справедливым правосудием и защитой её народов от внешних врагов.

Литовский посол Михалон Литвин пишет, что за избавление от ига русские считают Ивана III Святым. И когда я размышлял над этим, я вспомнил, что летописцы, книжники средневековые на жизнь смотрели глазами Библии, через Библию всё пропускали. И меня как будто щёлкнуло — а на кого Иван‐то похож? Приведу факты, их, как говорится, можно потрогать руками. Он правил около 40 лет, он объединил разные народы в один народ, он сделал свой народ свободным и независимым, наконец, между ним и врагами стояла водная преграда...

— Моисей...

— Моисей да. Он разрушил Золотого тельца, то есть олигархический Новгород. Ввёл поместную систему. Смысл её в том, что ты служишь Отечеству, а не свою мошну набиваешь. То есть нельзя служить Богу и мамоне. У Моисея заповеди, у Ивана — Судебник. А главная его заповедь, он всё время говорил: "Русская земля — моё Отечество". То есть служение Оте­честву — это его завет.

— То есть он совершил переход от вотчины к Отечеству.

— Да. В общем, он вёл русских, как Моисей, и вывел их в обетованную землю, из древней разобщенной Руси — в державную Россию. И, наконец, помните, в начале нашей беседы я рассказывал, как Шемяка хотел утопить маленького Ивана? Моисей означает "Спасённый из воды".

Возвращаясь к ереси жидовствующих — был ли Иван снисходителен, слишком мягок к еретикам, как некоторые считают? Дело в том, что когда речь зашла о реальном суде над еретиками, то мало у кого поднялась рука жестоко их судить. Потому что судья, и мы все это понимаем, в первую очередь рискует погубить свою душу неправедным судом. Иван сказал судьям: "Судите по Правилам святых отцов, святых апостолов и Вселенских соборов". На Халкидонском Вселенском соборе, на котором окончательно был утверждён Никео-Цареградский символ веры, а также Константинополь был провозглашён Вторым Римом, ведь тоже рассматривали дело еретиков, им были определены мягкие наказания: их разослали по монастырям. И в отношении наших еретиков на Соборе 1490 года во главе с митрополитом Зосимой было решено сделать подобное — высекли кнутом и разослали по монастырям. То есть действовали по примеру Вселенских Соборов.

Ересь была реальностью. И борцы с ересью — Геннадий Новгородский, Иосиф Волоцкий делали то, что должны были делать. Потому что они отвечают за души своей паствы. А если паршивая овца — еретик — завелась, то она губит всё стадо. И они, безусловно, эмоционально реагировали. Тем не менее у нас не возник аналог института инквизиции — хотя этого поначалу требовал Геннадий Новгородский. К чести Геннадия, он сделал из всей этой эпопеи с жидовствующими правильные выводы, он устроил школу для обучения священников, он сделал единый свод библейских текстов (Геннадиевская Библия).

— Да, это он говорил, что наши священники очень уж просты, поэтому устраивать открытые полемики с еретиками нецелесообразно... Что же касается сожжения нескольких еретиков в 1504 году, то сам факт этой казни объясняется не тем, что это был какой‐то безграничный гнев, а тем, что, как сам преподобный Иосиф Волоцкий говорил: если бы они не пропагандировали ересь, достаточно было бы сослать их в монастырь, но они её насаждали.

— Возможно, так и есть. Сейчас популярна книжка "Еретики и заговорщики", там проведён сравнительный анализ данных из "Просветителя" Иосифа с текстами, на которые ссылается Иосиф Волоцкий. И выявлены разительные несовпадения. Но при этом возникает вопрос: какие тексты были у Иосифа, на чём он основывался? Наверняка это были другие тексты и показания.

— В литературе, особенно XVI века, довольно много есть свидетельств того, что наша элита боярская с весьма большим недоброжелательством относилась к Софье Палеолог. Один из примеров: Берсень-Беклимишев говорил, что через греков пришло чуждое влияние, пошатнулись традиции... Есть и другие примеры. Что вы об этом думаете?

— Во-первых, Софья (Зоя) воспитывалась в Риме, и вся её свита была из Рима, а не из Греции. Они были униаты, или перекрещённые католики. Папа римский выступил в качестве свата. Я думаю, неверно приписывают, что благодаря этим приехавшим грекам у нас возник центральный аппарат государственной власти, я думаю, тут скорее римское влияние. Объясню почему. У нас огромная империя появилась, и римский понтификат — это же тоже огромная империя, в которой уже столетиями существовал аппарат управления епархиями, расположенными в различных государствах.

В определённом смысле верно будет сказать, что Иван вернул Софью из униатства в православие. И не стоит преувеличивать то значение, которое он придавал византийскому гербу и возникающему преемству по отношению к императорам Константинополя. Неслучайно он долгое время колебался, кого сделать наследником — внука от Елены Волошанки или своего сына от Софии. То есть для него это был не принципиальный вопрос, будут ли его потомки-государи именоваться наследниками византийских императоров по матери. Для Ивана III главное было, чтобы его преемник служил Отечеству. Это и стало в конце концов решающим доводом при выборе наследника.

Вот недавно был телесюжет о гербах на Боровицкой башне Кремля; высказывают предположение, что их установили в момент постройки башни, в 1490 году. Это как раз совпадает с распространением идеи митрополита Зосимы, что Москва — второй Константинополь. Более того, Зосима объявил, что именно для Константинополя наступил "конец света" за измену православию. Иван III стал использовать византийский герб именно как религиозный преемник, духовный преемник православного Константинополя. Не как муж Софьи Палеолог. Потому что, получается, 18 лет с момента заключения брака не пользовался этим гербом. А после Собора на еретиков, присоединения Казани принял византийский герб и титул "государя всея Руси".

— Ещё один вопрос. Собственно, такой известный сюжет, особенно сильно раздутый в XX веке, о противостоянии двух церковных школ — нестяжательской и осифлянской. Существуют на этот вопрос разные точки зрения, в том числе диаметрально противоположные. Какую роль, какое значение в этом мнимом или действительном конфликте играло желание Ивана III секуляризировать церковные земли?

— Желание было. Но есть здесь и преувеличение, ведь на церковном Соборе, посвящённом этому вопросу, во‐первых, никаких решений принято не было, во‐вторых, обсуждение шло в теоретической и нравственной плоскости — достойно ли Церкви сёла иметь. Конечно, Иван хотел секуляризации земель, потому что он нуждался в этих землях, в том, чтобы дворян было побольше, чтобы армия была помощнее. Но при этом он не ломал никого через колено, не отбирал насильно.

Что же касается самого спора, то это был век митрополитов-нестяжателей, епископов-нестяжателей, игуменов-нестяжателей. Многие из них в веригах ходили, и были крайне аскетичные люди. Относится это и к осифлянам. Ведь и осифляне отстаивали имущественные права Церкви не для себя, а для того, чтобы монастыри могли выполнять социальную миссию, кормить голодных, заниматься благотворительностью.

— Я соглашусь с вами, что по сравнению с введением новых государственных символов гораздо большее значение для Ивана имела реальная мощь, обретаемая его государством. Где та ключевая веха, которая свидетельствует о возникновении нового качества имперского самосознания в его эпоху?

— Это тот самый Собор 1490 года, о котором я уже говорил. После этого Собора митрополит Зосима пишет государю: "Ты подобен царю Константину, а Москва — второй Царьград". То есть созревает уже та концепция, которую позже назовут "Москва — Третий Рим". Смысл её: мы не изменили вере, мы теперь центр православия. Одновременно в этот же исторический момент происходит второй казанский поход — Иван III "сажает на казанский престол" присягнувшего ему хана и делает Казань вассалом Москвы. Это 1487 год. С этого момента у него уже на печати появляется титул "князь Болгарский". Что это означало? Что впервые Российское государство делает ханство — часть Золотой орды — вассалом. Вот где два главных источника рождения империи!

Поэтому я не считаю, что основанием имперского сознания была его женитьба на византийской принцессе Софье Палеолог. Рюриковичи с презрением относились к той чести, которая наследуется мужем по линии жены: это называлось "по кике" — боярин по кике, князь по кике или, как впоследствии Годунов, — царь по кике.

И когда приезжает посол Священной Римской империи Николай Поппель и предлагает Ивану III королевскую корону, что в завуалированной форме означало вассальную зависимость от императора, ему отвечают: "Мы Божиею милостью государи на своей земле изначала, от первых своих прародителей, а поставление имеем от Бога, как наши прародители, так и мы... а поставления как прежде ни от кого не хотели, так и теперь не хотим". Этот ответ был передан никем иным, как дьяком Курицыным, мнимым главой кружка еретиков.

— Многие историки считают его отъявленным еретиком...

— Говоря современным языком, его еретический кружок — это была разведшкола, в которой разведчики изучали и чужие веры, и ереси, и тайные знания...

— Откуда у вас эти сведения про разведшколу?

— Историк Вернадский писал, что Курицын руководил обширной агентурой. И литовские историки пишут про это. В этот период шла активная необъявленная пограничная война с Литвой. В этой войне агентами Курицына были в основном евреи: купцы, врачи, ювелиры. Они были вхожи во все властные дома. Версия, что жидовствующие проникли в Новгород в свите того самого князя Михаила Олельковича, была представлена Геннадием Новгородским, после расследования в Новгороде. На Курицына под пыткой дал показания всего один человек. Если вы думаете, что русское Средневековье — это такое царство произвола, в котором человека казнить, что муху прихлопнуть, то это не так. Тогда были нужны показания минимум двух свидетелей. Но второго не нашлось.

Мне кажется, чтобы понять правду, лучше просто взглянуть на карту. Благодаря в том числе и Курицыну по результатам двух руссколитовских войн Великое княжество Литовское лишилось трети своей территории, а это земли Центральной России и Черниговская, Сумская, Харьковская области Украины, Гомельская область Белоруссии. Войны носили религиозный характер. Великий князь Литовский Александр признал титул Ивана III "Государь всея Руси". Недовольные принуждением к унии православные русские князья из земель, расположенных на территориях нынешних вышеназванных областей, обратились к Ивану III за защитой. Иван обеспечил им защиту и присоединил их княжества к России. На требования Александра Литовского вернуть утраченные территории Иван III отвечал: "Я — Рюрикович. Русская земля — моё Отечество. Ты — Гедеминович. Твоё Отечество — Литва и Польша".

Надо сказать, что наши противники тоже не сидели сложа руки. Они использовали все возможные способы, чтобы ослабить Россию. Их агентура успешно работала, играя на внутренних противоречиях и устраивая заговоры, мятежи, распространяя ереси. Я уже рассказывал о том, откуда пришла ересь в Новгород. Когда удавалось, устраняли людей, близких Ивану III. Так была отравлена его первая жена (а новая семья — это далеко идущий конфликт с престолонаследием), был, по‐видимому, отравлен старший сын от первого брака и великий князь-соправитель Иван Молодой. Слишком скоропостижно скончались его братья, во всём поддерживавшие его, — Юрий Дмитровский и Андрей Меньшой Вологодский. Причём смерть могла прийти в каком угодно обличии, например под видом врача.

При Иване III было по крайней мере два "дела врачей", и обоих врачей казнили. Причём один из казнённых был уличён в том, что "залечил" Ивана Молодого, наследника, героя стояния на Угре. А через два с лишним года (13 февраля 1493 года) в Москве сожгли в деревянной клетке князя Лукомского и поляка Матиаса, переводчика с латыни, за попытку отравления самого Ивана III. То, что посланцев короля Казимира "встретили", говорит о том, что у нас появилась спецслужба.

Ересь Курицына ничем не подтверждается, а то, что Курицын готовил и посылал своих агентов в Европу, и в первую очередь в Литву, — это факт.

— И в заключение расскажите, пожалуйста, про свой проект.

 

— Памятники основателям государства устанавливаются благодарными потомками. Они являются монументальным воплощением заповеди: "Чти отца своего и матерь свою". На этой заповеди основано понятие патриотизма — любви к Отечеству.

В России до сих пор нет памятника Ивану III — основателю государства, тому, кто утвердил наш суверенитет. Я считаю этот прискорбный факт национальным позором. Мы видим, как на Украине переписывается история и после гуманитарной оккупации следует политическая. Мы видим, как беснующиеся идиоты сносят памятники на украинских площадях и пытаются захватить православные храмы. Если мы хотим быть самими собой, то нам нужен памятник Ивану Великому.

Благодаря ему мы прошли точку "невозврата". Он превратил нищую страну — в страну процветающую. По исследованиям В.Похлебкина, такого подушевого потребления мяса, рыбы и молочных продуктов, как во время его правления, наша страна больше не знала.

Он был родоначальником многих отраслей государства и хозяйства: таких как добыча полезных ископаемых, оборонная промышленность, промышленность стройматериалов в виде повсеместного устройства кирпичных заводов, транспортное сообщение, система ямской службы и почтовых станций. И первое законодательство c прообразом суда присяжных, и первая армия, подчинённая единому мозговому центру, полиция, городская стража, пожарная охрана, то есть прообраз МЧС, и спецназ, и разведка, и иностранные дела, и денежная система — всё это завязывалось при Иване III. До него штамповали деньги в разных княжествах, а после него уже был только Московский монетный двор. Он попытался утвердиться на Балтике, построил Ивангород. При нём мы присоединили Пермскую землю, совершили экспедиции на Печору и в Лапландию. При нем начали осваивать Арктику. При нём была присоединена Югра. При нём построены Московский кремль, Успенский собор и вообще ансамбль Соборной площади, а также Новгородский кремль, множество церквей и монастырей. Он брал со всего мира лучшее, не посягая на устои своей земли.

Наконец, он был великим полководцем, который добивался побед при малых потерях. Он не проиграл ни одной войны, а те походы, что возглавлял он лично, неизменно заканчивались победами. Простой факт — до него и более столетия после — Москву жгли захватчики. А при нём такого не было. Простое перечисление важных дел его 40‐летнего правления заняло бы множество страниц.

— Вы действительно самоотверженный человек. Расскажите всё же про ваш скульптурно-архитектурный ансамбль. Какие есть варианты его воплощения? Какую роль он будет играть в московском пространстве?

— Этот ансамбль спроектирован таким образом, что в центре Москвы он подойдёт практически любому свободному месту площадью в гектар и выше, тем более что такие места, связанные с Иваном III Великим, пока есть.

Вообще же композиция эта рождалась долго. Начиналось всё с одиночной конной фигуры, где Иван Великий держит посох с гербом. Но вскоре я понял, что очередная конная фигура не даст адекватного масштабу Ивана III образа. Ведь, по большому счёту, создатель России практически неизвестен её жителям. За время работы над проектом мне посчастливилось познакомиться с замечательными людьми. Среди них ныне живущие историки Н.C.Борисов, Ю.Г.Алексеев, Т.Д.Панова, А.И.Филюшкин — профильные историки, которым я показывал проект, и автор и ведущий телецикла "Кто мы?" Ф.В.Разумовский. Cреди них множество священников и мирян.

Среди них также уже ушедшие от нас: историк Вадим Викторович Каргалов; замечательный искусствовед, автор цикла телепередач "Мост над бездной" Паола Дмитриевна Волкова; реставратор, историк искусства и подвижник Савва Васильевич Ямщиков; замечательный художник Сергей Георгиевич Стручков. Они высказывали мне то, что думают о моей работе, и, вдохновленный ими, я находил силы продолжать её, несмотря на все препятствия.

Со временем композиция начала обрастать новыми уровнями, превратившись в итоге в целую систему групп, и получила окончательное название "Отечество". И сейчас я могу уже сказать, что такие работы никто не делал. Дело не в количестве фигур или в размерах (она относительно небольшая по размерам), а в степени взаимосвязи. Всё взаимосвязано — и скульптура, и архитектура, и декоративные элементы. При этом идёт непрерывный рассказ в событиях, в сюжетах, подобно клеймам на житийных иконах, причём скульптуры работают при всех ракурсах, при взгляде на них с разных сторон. Возникает полифония трактовок, интерпретаций. Возможны разные прочтения: пофигурно, погруппно, пофасадно и, наконец, в целом. Фактически этот ансамбль приобретает черты, условно говоря, кинематографические. Известный итальянский художник, поэт и, наверное, самый титулованный сценарист в мире Тонино Гуэрра, который работал с Феллини, Антониони, Тарковским, увидев мой проект, сказал про него: "Я не понимаю, как это сделано, но я умер от восторга". И мне такая оценка, конечно, лестна.

И в то же время пока вопрос с созданным ансамблем не решён. Всё зависит от власти. Задача серьёзная — ведь такая композиция может стоять только в знаковом, символичном месте, а для этого нужно культурно-политическое решение.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...