< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Подписка rss
Поиск Поиск
11 мая

12 мая 2015 года
Закладки

11 мая очередная годовщина, связанная с событиями на Донбассе. Годовщина референдума, который мог стать и должен был стать концом нацизма на Украине, но так и не стал. Скорее наоборот: как и в случае с Крымом, где процедура возвращения так и не была доведена до конца, референдум на Донбассе не получил продолжения, что и стало причиной геноцида населения, разрушения инфраструктуры, массового исхода его жителей. Политика шаг вперед — разворот — паническое бегство далеко назад, которую демонстрирует российское руководство, не выглядит не только мудрой, но и минимально осмысленной, как бы ни пытались представить это как-то иначе разнообразные шакалы пера и гиены ротационных машин.

В своей книге я попытался оценить значение референдума, но попытался сделать это, что называется, "уровнем выше" — в рамках борьбы за Украину крупнейших мировых игроков. Целиком отрывок, наверное, не приведу — он очень большой, но самое начало, пожалуй, есть смысл:

"...Возвращаясь к началу книги, напомню: наиболее перспективным сценарием выхода из системного кризиса глобального мира может стать кластеризация его на крупные региональные и трансрегиональные рынки. По сути, этот вариант является альтернативой глобальной войне, вероятность которой довольно высока хотя бы потому, что это более привычный и понятный сценарий. Лишь риски, которые несут с собой современные средства массового уничтожения, делают исход Третьей мировой войны весьма неопределенным, что вынуждает даже ее сторонников искать иные пути разрешения проблем.

Кластеризация — проектный процесс, и уже поэтому существуют конкурирующие проекты, суть которых — обеспечить подавляющее преимущество своим создателям.

Соединенные Штаты, чья политика и привела к нынешнему глобальному кризису, предлагают своё решение в рамках невоенного и некатастрофического сценария кластеризации. Это решение — создание двух крупнейших мировых зон свободной торговли с американским, естественно, доминирующим положением в них. Это TTIP (Transatlantic Trade and Investment Partnership) — Трансатлантическое Торгово-Инвестиционное Партнерство, и TTP (Trans-Pacific Partnership) — Транс-Тихоокеанское Партнерство. ТТИП должна стать альтернативой Европейскому Союзу и конкурирующим проектом российскому Евразийскому Экономическому Союзу. ТТП конкурирует с АТЭС и АСЕАН и должен стать сдерживающим фактором в отношении растущего влияния Китая и России в Тихоокеанской зоне.

Естественно, что далеко не все европейцы поддерживают идею создания ТТИП, так как это существенным образом скажется на самой Европе, причем далеко не везде в положительную сторону.

Вынужден привести обширную цитату, однако она стоит того, чтобы использовать ее целиком. Дмитрий Добров в статье для ресурса inoСМИ.Ru 24 июля 2014 года пишет:

"...Критики ТТИП считают готовящееся соглашение антидемократическим и антинациональным, они обращают внимание на следующие пункты:

1. Снятие торговых и таможенных барьеров между США и ЕС разрушит механизмы, которые позволяют отдельным государствам Европы защищать стратегически важные сектора национальной экономики от нечестной зарубежной конкуренции и демпинга.

2. Снятие "внетаможенных" барьеров — социальных, экологических, технических и прочих норм, которые действуют на территории данного национального государства. Речь идет не только об экономическом, но и политическом суверенитете, защите прав трудящихся и потребителей.

3. Создание экстратерриториальных арбитражных трибуналов для решения инвестиционных и экономических конфликтов. Практически речь идет о попрании национально-государственного права и прямом диктате транснациональных корпораций. В случае реализации ТТИП Европа будет попросту задушена американскими концернами и юридическими фирмами. Ведь в планируемом в рамках ТТИП неправительственном арбитражном суде (Investor-State Dispute Settlement — ISDS) американские концерны смогут напрямую предъявлять иски государствам Европы.

4. Делегация ЕС под руководством еврокомиссара по торговле Карела де Гюхта ведет переговоры келейно, без привлечения общественности, широкого круга специалистов и политических партий. Национальные парламенты не принимают участия в обсуждении. Многие важные пункты скрываются от общественности. Это позволяет транснациональным корпорациям обходить нормативные акты в области здравоохранения, защиты окружающей среды и национальной культуры. Кроме того, благодаря разоблачениям Эдварда Сноудена стало известно, что переговоры европейских представителей и политиков прослушивались американскими спецслужбами, что давало делегации США значительные преимущества в ходе обсуждений.

5. Соглашение резко обострит социальные конфликты в Европе, изменит баланс сил между трудом и капиталом, гражданским обществом и ТНК. Нынешняя социальная модель европейских стран с более высокими нормами защиты, чем в США, будет пересмотрена, а "социальные завоевания" последних десятилетий отменены. Это грозит фундаментальным кризисом с далеко идущими социальными и политическими последствиями.

6. Понижение высоких санитарных, экологических и социальных стандартов Евросоюза до американского уровня. Будут полностью нарушены европейские санитарные и экологические нормы, на прилавках появятся обработанные хлором цыплята, напичканное гормонами и антибиотиками мясо, поля будут засеваться генномодифицированным маисом и так далее. Будут также разрушены механизмы защиты национальной культуры, такие как обязательное квотирование отечественной аудиовизуальной продукции во Франции. Возрастет количество "враждебных захватов", стратегические отрасли европейской экономики перейдут под контроль США. При этом все разбирательства будут решаться в неподконтрольных европейцам арбитражных судах.

7. В связи с предложением американцев об открытии общего "цифрового рынка" европейцы обеспокоены защитой частной жизни и личной информации. Как стало известно из обнародованных Эдвардом Сноуденом документов, эти нормы в интернете и телефонных сетях нарушаются американскими спецслужбами — как в самих США, так и в других регионах мира.

США крайне заинтересованы в ТТИП — не только в целях экономического противостояния с Китаем, но и получения громадного и платежеспособного рынка для своей продукции. На слушаниях во французском Сенате Доминик Стросс-Кан заявил, что Европа находится в чрезвычайно невыгодном положении. Переговоры ведутся "непрозрачно", документы не публикуются и не обсуждаются. Речь идет, по мнению Стросс-Кана, об очень сложном договоре для Европы, и наивно полагать, что он направлен только на либерализацию таможенного режима. Цель — не облегчение двусторонней торговли, так как таможенных барьеров осталось и без того мало.

США хотят навязать Европе новые нормы — технические, экологические, социальные. Ясно, что после выработки таких норм Европа американизируется и утратит свои важнейшие нормы и институты. В складывающемся многополярном мире Европа будет не самостоятельным центром силы, а экономическим придатком США. Новый рынок в рамках ТТИП обяжет европейцев отказаться от поддержки "менее продуктивных" секторов экономики, все диктовать будет спрос в США. Тенденция налицо: после распада СССР Европа все больше подпадает под политический и экономический диктат США. Если во времена Холодной войны европейцы могли балансировать между двумя сверхдержавами и сохранять относительную независимость, то сейчас ситуация резко изменилась. Создание трансатлантической зоны свободной торговли может означать окончательное сворачивание "европейской идеи", конец ЕС как самостоятельного цивилизационного и экономического блока, конец культурной идентичности Европы. Это будет полный триумф "мондиализации" в западном полушарии.

Если посмотреть на этот процесс в глобальном масштабе, то станет очевидно, что США одновременно приближаются к заключению договора о свободной торговле с Азиатско-Тихоокеанским регионом. Проект Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП) охватывает 12 стран региона — без Китая. ТТП призвано стать альтернативой АСЕАН и АТЭС, которые США считают недостаточно эффективными. Оно должно обеспечить контроль США над тихоокеанской зоной в противовес Китаю. Договор с Европой, считает Стросс-Кан, будет своеобразной "нижней челюстью" этой системы. После заключения этих двух мега-соглашений США возьмут в клещи главного конкурента и геополитического соперника — Китай.

На сегодняшний день имеются серьезные опасения, что проект ТТИП будет реализован, несмотря на все возражения. Таков негласный консенсус американских и европейских элит. Таким образом, США делают ставку на сколачивание собственного мега-блока, в котором европейцы будут играть подчиненную роль. Это нанесет серьезный удар по концепции многополярного мира, в котором учитывались бы в равной степени интересы США, Европы и стран БРИКС..."

Какое отношение все эти зоны, кластеры, Америки и Китаи имеют к Славянску, Стрелкову, восстанию на Донбассе? Самое прямое. Логика создания этих зон и привели к украинской катастрофе, государственному перевороту, бойне и геноциду в Одессе, Мариуполе, Славянске, Донецке, Луганске.

Коллаборационистская продажная элита Украины, не имея собственного национального проекта, находясь в таком буферном положении между двумя крупными игроками, как Европа и Россия, так и не сумела выработать принципы, по которым Украина сможет существовать в своих границах, взаимовыгодно взаимодействуя с обоими крупными соседями. Положение Украины предполагает лишь два возможных ее состояния — суверенное единое государство, тяготеющее к Европе и России одновременно, либо выбор одного из соседей с последующей утратой суверенитета и территориальной целостности.

Украинская элита, не обладая национальным самосознанием, предпочла второй вариант в надежде встроиться, пусть и на подчиненных ролях, в Европу с целью сохранить хотя бы на какое-то время возможность грабежа страны. Дикие коррупционные скандалы уже постмайданной Украины лучше всего говорят, для чего был совершен государственный переворот: уж точно не для процветания страны.

Однако цель Соединенных Штатов Америки и подконтрольных ей европейских элит в отношении Украины носит гораздо более глубокий характер, чем благотворительная помощь туземным ворам. Отрыв Украины от России и даже ее развал, превращение её в серую зону европейского Сомали становится причиной резкого ухудшения отношений между Россией и Европой и объективно ведет к разрыву (если не полному, то существенному) торговых и экономических связей между двумя крупнейшими европейскими игроками — Россией и ЕС.

Этим наносится удар не только по самой России, но и по ее проекту ЕАЭС, в который Россия входит, внося в качестве своей доли в том числе и экономические связи с Европой. Без этих связей вес самой России резко снижается, ее интеграционным планам наносится тяжелейший удар.

Проблема усугубляется рахитичным положением сегодняшней экономической модели России, которая продолжает деградацию, вызванную правящей олигополией, и наличием точно такой же, как и на Украине, коллаборационистской правящей элиты, которая во многом подчинена Западу и выполняет роль его агентуры.

Именно эта часть российской элиты и стала тормозом российской реакции на государственный переворот на Украине, проводя соглашательскую политику и отказываясь от отстаивания национальных интересов нашей страны на украинском направлении. Мотивы этой части элиты носят сугубо шкурный характер сохранения уже украденного у народов России и подтверждение своеобразного "ярлыка" от Запада на продолжение грабежа страны. Американское иго в этом смысле ничем не отличается от татаро-монгольского. По сути, Украина стала маркером, по которому можно четко определить кто есть кто в российском истэблишменте. Для тех, кому нацистский Киев является "партнером", иного определения, как враги России, нет и быть не может. Тот, кто требует ликвидации нацистского режима и восстановления независимой партнерской Украины при сохранении ее положения транзитного коридора между Россией и Европой — тот осознает катастрофические последствия для будущего страны и пытается предотвратить их.

Дело не в громких фразах, а в том, что стоит за двумя путями развития общей ситуации. Враждебная нацистская Украина становится могильщиком ЕАЭС, одновременно безальтернативно толкая Европу в американский проект. У противников ТТИП больше не остается аргументов в пользу более гибкой политики Европы, направленной на развитие торговых отношений одновременно с Америкой и Россией (а через нее — и участниками ЕАЭС) Европа полностью утрачивает свой суверенитет и начинает жить по правилам, которые устанавливают американцы.

Россия, подорвавшая свои отношения с Европой и существенно сократившая с ней свои отношения, теряет не только значительную часть европейского рынка, но перестает быть самостоятельным субъектом: теперь уже Россия становится большой Украиной, лишенной самостоятельности, и ей придется делать выбор между двумя крупнейшими соседями — объединенной с США Европой и Китаем. Очевидно, что для России, находящейся под управлением коллаборационистов, выбор неизбежно ведет либо к распаду, либо к подчинению одному из соседей. Собственно, это уже даже неважно — какому. Мы просто повторим судьбу Украины если не в деталях, то в целом. Наше будущее в таком случае — череда государственных переворотов, продолжение общей деградации, социальный коллапс и в конечном итоге распад на зоны влияния. У несуверенной страны в условиях быстроменяющегося мира другой судьбы быть не может, тем более, у занимающей столь важное геополитическое и геоэкономическое положение.

Не только Украина, конечно, является угрозой нашим проектам — к их числу можно и нужно отнести продолжающийся хаос на Ближнем Востоке, который в том или ином виде будет переброшен на нашу территорию.

Очень высока угроза хаотизации буферных зон между Россией и Китаем — в первую очередь региона Центральной Азии. Смысл этих угроз (во многом рукотворных и проектных) — отвлечение ресурсов на их устранение или снижение, а значит — замедление наших собственных интеграционных проектов и создания собственного регионального кластера. Однако сегодня приоритетной угрозой является именно Украина и ситуация вокруг нее.

Безо всяких сомнений, любые попытки умиротворить нацистское руководство Украины, которое демонстративно нарушает все без исключения заключенные договоренности и соглашения, бесперспективны. Киевская хунта создана с единственной целью и абсолютно несамостоятельна. Ее задача — стать непреодолимым барьером для России на пути в Европу, разрыв максимально возможного количества связей между нами и Евросоюзом, создание зоны бесконечного конфликта, отвлекающего на себя ресурсы России.

Политика российского руководства в отношении России демонстрирует тяжелую и сложную борьбу внутри российской элиты, поэтому носит столь непоследовательный и во многом хаотичный характер. И вот в этих условиях появление Стрелкова стало фактором, способным не просто изменить, а сдвинуть ситуацию в благоприятную для будущего России сторону. Нетрудно теперь понять причины ненависти к нему со стороны коллаборационистов и их пропагандистов. Истерика Кургиняна в Донецке в момент выхода Славянского ополчения из окружения весьма показательна — он и его хозяева уже праздновали победу, и тут опять нужно начинать все сначала. Осознавал ли сам Стрелков свое значение в общем раскладе? Возможно и так. Вот только на фоне крымских событий, в которых он принимал непосредственное участие, было психологически крайне сложно предположить резкий разворот политики России на 180 градусов буквально через два месяца.

Свою задачу Стрелков видел в прикрытии проведения референдумов 11 мая в Донецке и Луганске, после чего был готов вновь отойти в тень и предоставить событиям развиваться по крымскому сценарию.

Будь это так, развал Украины становился просто неминуемым — регионы Юго-Востока даже несмотря на одесскую и мариупольскую бойни, устроенные карателями из киевских зондеркоманд, объективно были бы вынуждены объявлять о своем суверенитете от Киева, после чего политика России и других внешних игроков направлялась на создание новой постмайданной Украины, выстраивание балансов на ее территории — во всяком случае, Россия, будучи победителем в этой скоротечной гибридной войне, получала колоссальное преимущество и пространство для маневра. Ее противники, напротив, становились побежденными и вынужденными действовать с менее устойчивых позиций.

Предательство Кремля стало и для Стрелкова, и для ополчения, и для населения Донбасса полнейшей неожиданностью. По сути, задача была выполнена, референдум проведен, однозначный политический результат получен. Наступало время политиков. Именно они в очередной раз и предали и Донбасс, и свою страну. Если она, конечно, их страна. Определение, возможно, излишне жесткое, однако последующие события только подтверждают его. "Партия мира" в этом раунде фактически победила, нанеся интересам России тяжелейший удар..."

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...