< Апрель 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Подписка rss
Поиск Поиск
Формы и методы информационной войны США против России в конфликте 08.08.08

08 августа 2015 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": В статье продемонстрирован характер влияния информационно-психологических кампаний на ход и итоги военных действий. Рассматривается роль информационного противоборства в военном противостоянии противников России в конфликте на территории Южной Осетии. Раскрываются особенности функционирования различных информационных каналов в период военного конфликта. Подвергается анализу методика развертывания в информационном пространстве антироссийской картины происходящих военных событий. Выдвигается и обосновывается гипотеза о том, что истинным противником России в "пятидневной войне" на территории Южной Осетии выступала не Грузия, а Соединенные Штаты Америки.

Автор Андрей Иванович Конуров — кандидат философских наук, докторант кафедры политологии Военного университета МО РФ, подполковник

Статья "Формы и методы информационной войны США против России в ходе югоосетинского вооруженного конфликта" опубликована в научном журнале "Проблемы безопасности" No 2(12) 2011 г.

***

Одним из главных фронтов современных войн является информационный фронт. В литературе при использовании термина "информационная война" до сих пор наблюдается смешение смыслов. Одни авторы под информационной войной понимают комплекс мероприятий по уничтожению, подавлению или нарушению функционирования систем получения, обработки, хранения и передачи информации противника, а также по защите собственных аналогичных систем. Другие этим же термином обозначают мероприятия, направленные на формирование у целевой аудитории такого восприятия окружающего мира, которое способствовало бы успешному достижению собственных целей в войне и препятствовало достижению аналогичных целей противником. Учитывая то, что в первом понятии объектом воздействия является техника, а во втором — человеческая психика, было бы оправданным в первом случае говорить об "информационно-техническом противоборстве", а во втором — об "информационно-психологическом противоборстве", представляющих собой два аспекта информационной войны. В данной статье под информационной войной будет пониматься ее психологическая сторона.

Методы и приемы информационно-психологического противоборства использовались человечеством в войнах с глубокой древности. Однако изначально информационные операции играли глубоко второстепенную, вспомогательную роль, а их влияние на характер войн было незначительным. В дальнейшем возрастание роли информационного противоборства в военной стратегии государств было связано с двумя обстоятельствами. Во-первых, ученые все глубже проникали в тайны человеческой психики, выявляя причинно-следственные связи между внешним информационным воздействием и реакцией человека на это воздействие. Во-вторых, происходило совершенствование и увеличение многообразия коммуникаций, т. е. каналов доведения информации до целевой аудитории. Крупнейшими вехами в развитии концепции информационной войны, во многом сформировавшими ее современный облик, стали изобретение Интернета и создание нейролингвистического программирования. В настоящее время можно с уверенностью констатировать тот факт, что информационное противоборство стало не просто самостоятельным театром современных военных действий, а сферой противоборства, ход и итоги которого во многих случаях оказываются более важными, чем ход и итоги собственно вооруженного конфликта.

Важность успеха в информационном противоборстве для победы в войне определяется самой природой войны как сознательной деятельности, осуществляемой для решения определенных проблем той или иной человеческой общности. Причем проблем настолько важных, что для их решения данная общность готова идти на массовое физическое уничтожение других людей. Говоря о том, что человеческая деятельность по планированию и ведению войн носит сознательный характер, мы тем самым вплотную подходим к выводу, что содержание процессов, происходящих в сознании людей, связанных с подготовкой и ведением войны, имеет ключевое значение для ее хода и итогов. Следовательно, в случае успешного решения задачи по воздействию на сознание этих людей в определенном направлении заинтересованная сторона получает возможность направить ход данной войны в выгодное для себя русло и привести его к желательному исходу.

Дополнительную ценность для общей военной стратегии информационно-психологических операций придает тот факт, что на поле информационной войны отсутствует непосредственный риск потерь живой силы. К примеру, цель, достигаемая в ходе боевой операции ценой большого числа убитых и раненых, благодаря эффективно спланированной и проведенной информационной кампании может быть осуществлена бескровно, посредством дезорганизации боевых порядков противника, снижения морально-психологического состояния его войск, насаждения среди них панического страха или, наоборот, пацифизма и благодушия. При этом следует отметить, что эффективность воздействия воюющих, а также нейтральных стран на сознание гражданского населения имеет не меньшее значение для успеха информационно-психологического противоборства.

 Информационный фон складывается в обществе в период войны из отношения населения к политике своего правительства и действиям своих вооруженных сил, из условий комплектования воюющей армии, функционирования военной экономики и ряда других сфер, влияющих на ход войны. Более того, все усилия командования по защите своих войск от вражеской пропаганды могут в итоге оказаться безрезультатными, если аналогичная работа в собственном тылу не проводится или проводится на недостаточном уровне. Так как сложившееся общественное мнение о войне будет неизбежно распространяться и на вооруженные силы.

В настоящее время представление о современном характере информационного противоборства может дать исследование соответствующих аспектов так называемой "пятидневной войны" на территории Абхазии и Южной Осетии между Россией и Грузией с 7 по 12 августа 2008 г. Главной особенностью этой войны стало то, что, несмотря на реальные боевые действия развернувшиеся между российскими и грузинскими войсками, в ходе информационного противоборства России пришлось столкнуться со всей мощью пропагандистской машины Соединенных Штатов Америки и целого ряда других, союзных им государств. Данный факт объясняется тем, что Грузия как государство в настоящее время полностью зависит от США, которые фактически являются единственным источником поддержки действующего грузинского руководства. Имеются многочисленные подтверждения, в том числе и из западных источников, того, что Соединенные Штаты сыграли большую роль в организации событий, получивших название "революции роз". Так, в частности, в статье Марка Маккиннона "Грузинская революция под маркой Сороса", опубликованной 26.11.2003 г. в канадской газете "Globe&Mail", прямо говорится о том, что "еще в феврале (2003 г. — авт.) миллиардер Джордж Сорос начал закладывать основу для свержения президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе. Тогда на средства его института „Открытое общество“ 31-летний тбилисский активист Гига Бокерия был направлен в Сербию для встречи с членами движения „Отпор“ (Сопротивление) и изучения опыта использования уличных демонстраций для свержения диктатора Слободана Милошевича. Затем летом фонд Сороса оплатил ответную поездку в Грузию активистов „Отпора“, которые провели трехдневные курсы на тему „Как устраивать мирные революции“. Эти курсы посетили более 1000 студентов"[1]. Кроме того, в своем первом интервью после отставки, данном английской газете "Daily Telegraph", Эдуард Шеварднадзе напрямую обвинил в организации массовых уличных волнений американского посла в Грузии Ричарда Майлза[2]. В последующем в политике грузинского руководства практически открыто декларировалась ориентация на интересы Соединенных Штатов. "В Тбилиси шутят, что правительство (Грузии — авт.) живет по вашингтонскому времени"[3]. Не скрывался также тот факт, что длительное время президент и члены правительства страны получали заработную плату из средств фонда Сороса[4].

После прихода к власти действующего руководства Грузии военное строительство в данной республике также осуществлялось при значительном содействии со стороны США. Только по двум программам "Обучение и оснащение" и "Поддержание стабильности" Соединенные Штаты вложили в Грузию около 1,3 млрд долларов, не считая безвозмездной помощи техникой, оборудованием и вооружением[5]. На данный момент сложно говорить о том, были ли конкретная дата и сценарий вторжения грузинских войск в Южную Осетию согласованы с американским руководством. Тем не менее данная агрессия целиком и полностью соответствует геополитическому проекту США по вытеснению России из Закавказья. В одном из выпусков новостей CNN 8 августа ведущий Майкл Холмс напрямую спросил аналитика по России американского исследовательского центра Global Insight Наталью Лещенко: "В свете упомянутой Вами западной военной и иной поддержки Грузии, можно ли говорить, по сути, о косвенной войне, если хотите, между Россией и США?"[6]. На что был получен ответ: "Да, так оно и есть".

*

ФОРМЫ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ

Ведение информационной войны предполагает создание участвующими сторонами различных информационных сообщений и последующее доведение этих сообщений до целевой аудитории. В данной статье под формами информационной войны автором понимаются средства доведения информационных сообщений. В связи с этим представляется возможным выделить следующие формы ведения Соединенными Штатами информационной войны против России во время конфликта в Южной Осетии:

Телевидение

Технологические возможности телевизионного вещания определяют главенствующую роль телевидения в формировании и корректировке общественного сознания, так как телевидение в наибольшей степени создает у аудитории эффект присутствия и сопричастности происходящим событиям. На момент начала войны на территории Южной Осетии не было ни одного корреспондента ведущих западных телекомпаний. В эфире западного телевидения демонстрировались видеосюжеты грузинской телекомпании "Рустави-2", а также ряда российских телеканалов, в частности Russia Today, "Россия" и ряда других. Кроме того, использовались материалы, подготовленные так называемыми стрингерами, т. е. частными операторами, которые самостоятельно направляются в места ведения боевых действий (куда телеканалы не направляют своих корреспондентов по соображениям безопасности), снимают там сюжеты, а затем продают их телевизионным компаниям. Первые корреспонденты CNN и BBC попали в Южную Осетию только после окончания активной фазы конфликта вместе с российскими войсками.

Телевидение стало главным инструментом формирования у мировой общественности представлений о России как об агрессоре. Так, в частности, в эфире телекомпании CNN были неоднократно продемонстрированы кадры разрушений в Цхинвале. При этом утверждалось, что это город Гори после бомбардировок российской авиации. Скандальную известность приобрел также случай с осетинской девочкой Амандой Кокоевой, которую по недосмотру пригласили вместе с тетей на телеканал Fox News, чтобы она в прямом эфире рассказала о войне в Южной Осетии, которую застала в Цхинвале. И в тот момент, когда девочка стала рассказывать об обстрелах города со стороны грузинских войск, телеведущий тут же объявил неполадки в трансляции и рекламу.

Радио

Война в Южной Осетии привлекла пристальное внимание всех крупнейших мировых радиостанций. Преимуществом для западных радиовещательных станций по сравнению с телевидением было наличие готовых каналов трансляции на российскую аудиторию таких, как радиостанция "Голос Америки", радио "Свобода", а также "Эхо Москвы", в данном конфликте продемонстрировавшие скрытую солидарность с позицией Грузии и США. В целом российский театр информационной войны стал главным для американских и солидарных с ними радиостанций, так как западное телевидение не имело доступа к российским зрителям по общедоступным каналам. А печатные СМИ в свою очередь, проигрывали радио в оперативности освещения событий.

Большая часть населения России сочувствуют и поддерживают борьбу за свободу народов Южной Осетии и Абхазии. Однако в стране существует и консолидированная, связанная с Западом общественная группа, активно выступающая против любых попыток оказания такого рода поддержки. Любые действия России, направленные на поддержку этой борьбы, могут нанести существенный урон статусу и жизненным перспективам этой социальной группы. Наряду с тем, что все российские телевизионные каналы демонстрировали согласованную политику в поддержке действий российских войск в Южной Осетии и осуждении действий Грузии и США в регионе, представители данной общественной группы в качестве доступных источников получения альтернативной информации использовали ряд радиостанций, включая указанные выше. Более того, в данных кругах информационные предпочтения большинства СМИ демонстративно игнорировались и провозглашались так называемым "массовым милитаристским имперским психозом".

На других театрах информационного противоборства роль радио была вспомогательной ввиду широкого охвата населения телевизионным вещанием, излагающим точку зрения американского руководства. В то же время нельзя не учитывать, что специфической аудиторией радиослушателей во всем мире традиционно являются люди, пользующиеся личным автомобильным транспортом, что также составляет высокий процент населения.

Печатные СМИ

Роль газет и журналов в информационной войне вокруг Южной Осетии определялась временными параметрами военного конфликта: скоротечностью, а также тем, что пик боевых действий пришелся на выходные дни, когда большинство печатных СМИ не выходит. Однако, учитывая характер целевой аудитории печатной прессы, а также тот факт, что в данном случае информационное противоборство с завершением активной фазы войны не закончилось, можно с уверенностью говорить о возрастании значения данной категории средств массовой информации для осмысления и истолкования причин, характера и итогов войны в условиях снижения насыщенности информационного пространства, прежде всего телевизионного и радио, данной темой.

Как правило, читателями газет и журналов являются люди, уровень дохода и образования которых превышает средний. Соответственно, люди, относящиеся к данной категории, чаще, чем остальные, выступают в качестве референтных групп для окружающих. Это, с одной стороны, означает их большую устойчивость к внушению, а с другой стороны — повышает ценность предпринимаемых в данном направлении усилий, так как высока вероятность того, что проникнувшись той или иной точкой зрения, такой человек может транслировать ее определенному количеству других людей, в кругу которых он считается авторитетом.

Таким образом, эффективное манипулирование читателями в целях привлечения их симпатий на сторону Грузии и США требовало использования более тонких, в большей степени выстроенных на нюансах пропагандистских приемов, чем те, что применялись на телевидении. Так, например, для захвата аудитории широко применялась неоднозначность оценок, когда в статье признавалась вина Саакашвили в развязывании военного конфликта, но при этом различными способами читатель подводился к мысли, что ответственность России неизмеримо больше.

Отдельную аудиторию информационной войны составляли читатели "желтой" прессы, публикующей статьи развлекательного и скандального характеров. В таких изданиях помещались грубые антироссийские материалы, рассчитанные на примитивное восприятие, например, что в Сухуме российские солдаты устроили импровизированный рынок, на котором продавали местным жителям награбленное в Грузии имущество.

Интернет

Данное информационное поле отличается наибольшей гетерогенностью, так как в него входят не только сетевые информационные ресурсы, но и электронные версии традиционных СМИ: телевидения, радио, газет и журналов. Другой характерной чертой Интернета является высокая интерактивность, так как размещенные в сети записи телевизионных и радиопередач, а также статьи и интервью затем активно обсуждаются на форумах. Кроме того, значительным сегментом Интернета является блогосфера, то есть сайты, на которых пользователи могут заводить личные страницы и дневники. Интернет также отличается наибольшей плюралистичностью мнений, так как в нем существуют самые низкие барьеры для входа участников. Если для создания собственного телеканала, радиостанции или газеты необходимы значительные вложения капитала, то открытие блога в Интернете практически обходится даром.

В условиях монополизма традиционных СМИ, их подконтрольности государству или крупному капиталу, отмечается тенденция ухода наиболее думающей части населения в сетевое информационное пространство, где они могут высказывать свое мнение при практически полном отсутствии цензуры. Одновременно с этим фиксируется и рост интереса к данному сегменту со стороны органов информационного противоборства, стремление завоевать авторитет и доверие среди блоггеров, чтобы получить возможность доводить свою позицию по поводу происходящих событий под маской мнений "простых людей" и "очевидцев событий".

С самого начала войны в Южной Осетии информация об этом появилась в Интернете и стала активно обсуждаться на форумах и в блогах. При этом отдельные сообщения собирали больше тысячи комментариев в сутки, что свидетельствовало о высоком интересе к данной теме. Хотя большую часть участников дискуссий составляли неорганизованные пользователи Интернета, тем не менее специалистами было зафиксировано проведение ряда скоординированных масштабных информационных кампаний, направленных на распространение в обществе ложной информации о войне в Южной Осетии. В частности в российском сегменте "Живого журнала" была помещена информация о якобы имевшей место этнической чистке представителями сил самообороны Южной Осетии грузинских сел, что и вынудило грузинское руководство отдать приказ о начале наступления.

Слухи

В ходе информационной войны США против России американская сторона активно использовала технологию так называемого "вирусного маркетинга", когда определенная информация вбрасывается в общественное сознание, минуя СМИ, через определенный круг лиц, являющихся идеологическими работниками (инициаторами), которые затем доводят ее до своих знакомых, и в результате складывается ситуация, когда дальнейшее распространение данной информации уже не требует участия инициаторов. При этом центрами вброса являются соответствующие информационные структуры, СМИ, неправительственные организации, а также идеологически мотивированные неорганизованные агенты. При этом такая информация подается как строго конфиденциальная, ставшая известной благодаря некоему уникальному случаю; собеседника просят ни в коем случае не проговориться. Первичными адресатами вброса являются люди, склонные к привлечению внимания окружающих, к преувеличениям, относящиеся к психологическому типу "душа компании", способные выдать услышанное за увиденное собственными глазами.

В ходе дальнейшей передачи такая информация обрастает специфическими подробностями, что во многих случаях позволяет успешно скрывать сам факт проведения информационной кампании по распространению слухов.

Так, непосредственно во время войны в Южной Осетии автор находился на отдыхе в военном санатории в г. Пятигорске. Спустя примерно пять дней после начала войны среди отдыхающих санатория и в целом по городу распространилась информация о том, что большое количество военнослужащих российских войск, принимавших участие в операции по принуждению Грузии к миру, постоянно находились в состоянии наркотического опьянения, и водители из-за этого даже путали направления движения, что якобы и привело к расстрелу штабной колонны 58-й армии. В подтверждение этих слов приводился такой факт, что в тех местах, где российские войска останавливались на отдых, все кусты конопли якобы были ободраны. Эта информация преподносилась со ссылкой на какого-то водителя-дальнобойщика, который в самый разгар выдвижения войск к Рокскому туннелю возил грузы во Владикавказ и на которого чуть было не наехал танк с механиком-водителем, находящимся в похожем состоянии.

*

МЕТОДЫ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ

В информационной войне против России Соединенными Штатами использовались следующие основные методы:

Отключение исторической памяти

Под исторической памятью автором понимается систематизированное и рациональное знание о прошлом. Историческая память является одним из факторов, обеспечивающих целостность общества, задающих для него систему координат и позволяющих принимать решения, в максимальной степени способствующих реализации объективных национальных интересов. Отключение исторической памяти, внедрение в общественное сознание искаженной исторической картины способны дезориентировать общество, снизить его устойчивость к манипуляциям и в конечном счете использовать его творческий потенциал для обслуживания чуждых ему интересов.

Превращение Грузии в активного проводника американской политики на Кавказе, которая носила ярко выраженный антироссийский характер, потребовало разрушения исторической памяти грузинского народа, отключения в его сознании сверхэтнических мобилизующих механизмов, что привело к рассыпанию данной общности и архаизации ее сознания. Затем была предпринята попытка создать на осколках грузинского советского народа новой грузинской нации, free democratic Georgians, с использованием технологии так называемого строительства наций (американский термин "nation building"). Главным историческим сюжетом в навязанной грузинскому народу новой картине мира стало непрерывное на протяжении веков угнетение Грузии Россией и борьба грузин за освобождение от российского гнета. Запад при этом, традиционно сочувствовал Грузии в ее стремлении к свободе, но до определенного момента, когда Россия была сильна, не имел возможности оказать действенную поддержку. В качестве одного из самых героических периодов грузинской истории стали преподноситься 1918—1921 гг., время существования меньшевистской Грузинской республики, находившейся под полным протекторатом сначала Германии, а затем Великобритании. В настоящее время согласно этой концепции грузинский народ при поддержке США вновь обрел свободу и под руководством демократически избранного президента движется к процветанию. Но Россия якобы не оставила попыток восстановить свою империю и поработить Грузию, поэтому каждый грузин должен быть готов сражаться против российской агрессии.

Ситуативная трактовка

В сообщениях американских СМИ подоплека конфликта подавалась в упрощенном виде. Южная Осетия называлась сепаратистским грузинским регионом, имеющим тесные связи с Россией, которая поддерживает там напряженность, чтобы не дать Грузии войти в НАТО. Стремление республики выйти из состава Грузии преподносилось как противозаконное, об обстоятельствах выхода Грузии из состава СССР не сообщалось ничего. Происходило сужение контекста конфликта, и ситуация преподносилась так, как будто исконно грузинский регион, подстрекаемый Россией, решил отделиться от Грузии.

Замалчивалась информация о том, что Грузия была союзной республикой в составе СССР и в ее состав входила Юго-Осетинская автономная область. 10 декабря 1990 г. парламент Грузии постановил ликвидировать автономию Южной Осетии. В Цхинвале произошли межнациональные столкновения. Грузия ввела чрезвычайное положение в Южной Осетии, туда были введены милиция и национальная гвардия Грузии. Местная милиция и осетинские силы самообороны вступили с ними в бой. Так началась первая война в Южной Осетии. 17 марта 1991 г. в СССР прошел референдум о сохранении единого государства: 76,43% граждан, имеющих право голоса, проголосовали за сохранение СССР. Грузия воспрепятствовала проведению референдума на своей территории, выйдя таким образом из существовавшего на тот момент правового поля. В Южной Осетии референдум состоялся, из 72% проголосовавших 99% высказались за сохранение СССР.

31 марта в Грузии прошел референдум о выходе из состава СССР, — большинство населения высказались за независимость. 9 апреля Грузия провозгласила независимость. Согласно советскому законодательству, если в состав союзной республики входили автономии, то они имели право самостоятельно решать, выходить ли им из Союза вместе со своей союзной республикой или оставаться в его составе. Грузия нарушила этот закон и препятствовала проведению соответствующего референдума в Южной Осетии.

После распада СССР 21 декабря 1991 г. Верховный совет Южной Осетии принял "Декларацию о независимости Республики Южная Осетия". 19 января 1992 г. в республике был проведен референдум по двум вопросам: о независимости Южной Осетии и о ее воссоединении с Россией. На оба вопроса "ДА" ответили более 98%.

Подмена понятий

Оправдание действий грузинского руководства и осуждение России в значительной степени осуществлялись за счет подмены в общественном сознании понятий "агрессор" и "жертва" агрессии. В СМИ вкратце упоминалось о том, что Грузия ввела на территорию Южной Осетии свои войска, чтобы восстановить законность и порядок в своем сепаратистском регионе, а затем в подробностях и с преувеличениями говорилось о военной операции России. При этом особый упор делался на то, что Грузия очень маленькая страна (московский корреспондент CNN Мэтью Ченс даже употребил выражение "handkerchief-size nation", "страна, размером с носовой платок"), а Россия очень большая. Таким образом, зрителю навязывалось эмоциональное восприятие России как агрессора, так как трудно поверить в то, что маленькая страна могла напасть на большую.

Кроме того, корреспонденты не упускали случая упомянуть, что Грузия — это демократическая страна, которая хочет вступить в НАТО, а ее президент получил образование в США. Также напоминалось, что в России только что произошла передача власти, при которой новый президент был избран на несвободных и нечестных выборах, а старый сохранил в своих руках все рычаги власти. Учитывая, что слово "демократия" имеет на Западе почти религиозный смысл, таких сравнений было достаточно, чтобы вина за развязывание конфликта, а также за все совершенные в ходе него военные преступления была автоматически возложена общественным мнением на Россию.

Однако даже в тех случаях, когда признавалось, что первыми начали боевые действия грузинские войска, одновременно Россия обвинялась в несоразмерности реакции. Традиционная мировая практика создания демилитаризованных буферных зон на территории агрессора, направленная на лишение его возможности угрожать или наносить удары по защищаемой территории, в случае России преподносилась как безусловное подтверждение агрессивного характера войны с ее стороны. При этом умалчивалось о том, что после первой войны в Персидском заливе США сами создали на территории Ирака зоны, запрещенные для полетов иракской авиации, и эти зоны существовали до самого начала войны 2003 г. Бомбовые удары по военным объектам грузинской армии рассматривались как территориальная эскалация конфликта.

Манипуляция числами

Неотъемлемой составляющей навязывания обществу ложной картины мира является манипуляция количественными параметрами этой картины. Как правило, информационные войны характеризуются преувеличением параметров, связанных с численностью и вооружением войск противника, с масштабами его военных потерь, жертвами собственного мирного населения и разрушениями собственной гражданской инфраструктуры. И наоборот, прослеживается тенденция к занижению численности своих войск, военных потерь, жертв гражданского населении противника и разрушений его гражданской инфраструктуры.

С самого начала войны в Южной Осетии западными и прозападными СМИ был взят курс на замалчивание подлинных масштабов гуманитарной катастрофы, вызванной действиями грузинских войск на территории республики. В первую очередь сомнению подверглась официальная численность населения Южной Осетии — 70 000 человек. Журналистка Юлия Латынина, специализирующаяся на освещении кавказской темы, в эфире радиостанции "Эхо Москвы" заявила о том, что по-настоящему в республике проживают только 30 000 человек, а все, что сверху — это мертвые души, которые Эдуард Кокойты и его правительство предъявляют России, чтобы "выбить" из нее побольше финансовых ресурсов. Основываясь на этой информации, далее представители разных изданий стали утверждать, что цифра 2 000 жертв среди мирных жителей, озвученная председателем комитета по печати и информации Южной Осетии Ириной Гаглоевой, завышена на порядки, и что на самом деле в городскую больницу поступило только несколько десятков раненых. О том, что подавляющее большинство раненых не могли сделать и шагу по улицам города, чтобы не попасть под обстрел грузинских снайперов, и что убитых вообще было некому доставлять в морги, и поэтому давать данные о количестве жертв, отталкиваясь лишь от числа раненых, пришедших в больницу, некорректно, просто умалчивалось. Несмотря на то, что город Цхинвал был полностью разрушен огнем грузинской артиллерии, в западных СМИ сообщалось, что в нем есть целые кварталы, которые вообще не пострадали. Кульминацией этого манипулирования цифрами потерь стало заявление Саакашвили о том, что в этой войне грузинского мирного населения погибло больше, чем осетинского, и что судить за геноцид надо Россию.

Приписывание ложных намерений

Приписывание оппоненту намерений, которых он не имеет, является одним из самых распространенных методов информационной войны, широко используемый военной пропагандой западных стран во время конфликта в Южной Осетии. Учитывая тот факт, что с объективной точки зрения было трудно оспаривать справедливость требований России, выполнения которых она добивалась посредством военных действий, в ход пошло использование различных домыслов об истинных целях российской военной операции. При этом тот факт, что никто из официальных лиц России никогда не заявлял о наличии у нее приписываемых ей намерений, объяснялся аудитории врожденным российским коварством и вытекающим из него наличием некоего секретного плана войны и послевоенного переустройства региона.

Президент России Дм. Медведев официально заявил, что целью военных действий со стороны России является принуждение Грузии к миру через изгнание ее войск с территории Южной Осетии. Однако уже 8 августа, через несколько часов после введения в республику подразделений 58-й армии, постоянный представитель США в ООН Залмай Халилзад, сославшись на телефонный разговор госсекретаря США К. Райс с министром иностранных дел России С. Лавровым, обвинил Россию в том, что она хочет сменить режим в Грузии. В дальнейшем эти обвинения воспроизводились М. Саакашвили, постоянным представителем Грузии в ООН Ираклием Аласания и по умолчанию ретранслировались прессой как официальная позиция российского правительства.

Наиболее фантастическим выглядело обвинение России в том, что она намеревается ликвидировать Грузию как единое государство, расчленив его на ряд мелких территориально-политических образований, отдав при этом Джавахетию Армении, а населенный азербайджанцами район Квемо-Картли — Азербайджану. Отчасти появлению такой гипотезы способствовало выступление российского политолога Александра Дугина, который высказал похожие идеи. Однако при этом следует отметить, что Дугин выступал с критикой российского правительства за недостаточно радикальный, по его мнению, подход к решению грузинской проблемы, что в конечном итоге означало, что российское правительство все-таки не собиралось заниматься вопросами внутреннего послевоенного обустройства Грузии.

*

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Mackinnon M. Georgia revolt carried mark of Soros // Globe&Mail. 2003. 26 November.

[2] Strauss J. Shevardnadze feels betrayed by the West // Daily Telegraph. 27 November.

[3] Шеремет П. Реформа в цвете хаки // Огонек. 2008. No 21.

[4] См.: Пресс-релиз Института "Открытое общество" "OSI and UNDP announce new fund to support governance reform in Georgia". 2004. 23 January.

[5] См.: Шеремет П. Реформа в цвете хаки // Огонек. 2008. No 21.

[6] В действительности Майкл Холмс употребил выражение "proxy war", точного аналога которого в русском языке не существует. Описательно его можно перевести как "война, ведущаяся чужими руками" или "война между двумя державами, в которой стороны или одну из сторон представляют не собственные вооруженные силы, а вооруженные силы странсателлитов".

Источник

***

***

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Цхинвал 2008. Подвиг медиков

08.08.08. Русский медведь

Осетия–Россия: 260 лет двусторонним отношениям

К истории осетино-грузинских взаимоотношений

В фокусе борьбы — культура

"Когнитивные войны" как особый тип политико-информационных противостояний

Информационные вакханалии как "спусковой крючок" безумия

Отравление информацией

Война за души: верить вопреки очевидности

Кризисы и массовое информационно-психологическое воздействие

Против информационной армии не должно воевать ополчение

Информационное воздействие: благо или социальный детонатор

Информационный суверенитет России: новая реальность

Мир без России

Договор Россия — Южная Осетия: значение и последствия

Как не проиграть в войне

Кавказский узел

Холодная" война-2: цели США и возможная стратегия России

Информационная война против России: хронология и методы

Особенности массовых информационно-психологических манипуляций

Информационная война: научиться мыслить в парадигме войн нового типа

Манипуляция сознанием в СМИ и не только

Информационная война против России

Информационная война. Передача "Факторы возрождения"

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...