< Ноябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Подписка rss
Поиск Поиск
Какой должна быть экономическая политика России в условиях санкций

11 августа 2015 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Вардан Эрнестович Багдасарян — д.и.н., проф., зам. главы Центра научной политической мысли и идеологии

***

Россия в настоящее время находится в условиях форс-мажора. Состояние необрежневизма, определяемое потоком нефтедолларов, было резко прервано в 2014 году. Симптомы надвигающегося потрясения выстраивались в событийную канву 2008 — 2013 гг.:

1. наиболее значимое среди крупных геоэкономик падение ВВП в результате мирового экономического кризиса;

2. первая проба со стороны мирового проектировщика сброса цен на нефть в новых геополитических условиях;

3. южноосетинская война — первый после распада СССР прямой военный конфликт России во внешней сфере, жесткая антироссийская риторика Запада;

4. угроза Дж. Маккейна в адрес Путина, которого, по словам бывшего кандидата в президенты США, ожидает судьба М. Каддафи;

5. настоятельная рекомендация американского вице-президента В. В. Путину не идти на новый президентский срок;

6. белоленточное антивластное движение в России, марши протеста;

7. слова М. Ромни о России, как главном геополитическом противнике США;

8. принятие Конгрессом США "закона Магнитского", направленного против российских элит;

9. резкое расхождение позиций РФ и США по Сирии;

10. кампания за бойкот Сочинской Олимпиады в западном медиапространстве в знак протеста против нарушения России прав сексуальных меньшинств.

Исходя из данной хронологии, ситуация 2014 года была вполне предсказуема. Однако для российской элиты она оказалась неожиданной, стала форс-мажором. Государство к ней ни по одной из сфер не было готово. Ситуация показала, что в Российской Федерации отсутствует мониторинг критических угроз, сценарное прогнозирование вероятных вызовов. Это означает, во-первых, что форс-мажоры будут при существующей модели российской государственности возникать и в дальнейшем. И, во-вторых, что возникающие форс-мажоры, ввиду почти тридцатилетнего курса на разгосударствление, могут каждый в отдельности стать фактором системного кризиса. Любой укол, неопасный сам по себе для здорового организма, может для больного оказаться смертельным. Отсутствуют принятые государственными органами технологические схемы управления в критических условиях. Не существует в современной российской гуманитаристике методологии государственного функционирования в условиях кризиса. Учебники, описывающие монотонное развитие, исходящие из условно "нормальной ситуации", оказываются принципиально непригодны. А ввиду того, что череда форс-мажоров выстраивается в единый кризисный процесс, то значит, нет вообще никакой адекватной ситуации методологии.

Экономические санкции были восприняты российской, прозападной в своем большинстве элитой, как "гром среди ясного неба". Однако ничего нового в санкционной политике Запада в действительности нет. Достаточно процитировать в этом отношении Вудро Вильсона: "Страна, подвергнувшаяся бойкоту, близка к капитуляции. Приложите экономические, мирные, тихие, смертельные меры, и в применении силы не будет необходимости. Это ужасное лекарство. От него никто не гибнет за пределами бойкотированного государства, но оно создает давление, которого, на мой взгляд, не может выдержать ни одна современная страна". Санкции рассматривались как тактика экономической борьбы, которая заменяет борьбу военную. Слова Вильсона были произнесены в контексте реализации санкционной политики в отношении Советской России.

Сегодня, по сути дела, ту же самую тактическую линию проводит Барак Обама. "Россия изолирована, а ее экономика разорвана в клочья", — заявил он в ежегодном послании Конгрессу США. Российская экономика в понимании американского президента оказалась "разорвана в клочья" потому, что была изолирована. Санкции являются, таким образом, средством геополитической борьбы и, соответственно, надо правильно понимать целевые ориентиры их введения. Вместе с тем, возникает вопрос: а когда Россия жила вне санкций? Сегодня антироссийские санкции Запада преподносятся как нечто эксцедентное. Однако исторический анализ показывает, что продолжительную часть своей истории Россия находилась под тем или иным пакетом санкций.

Запреты на торговлю с московитами существовали еще во времена Ганзейского союза. Известны прецеденты применения санкций Британской империи и США против Российской империи. Советский Союз весь период своего существования находился под то усиливающимся, то ослабевающим санкционным давлением. Созданный в 1949 году Координационный комитет по экспортному контролю целевым образом решал задача недопущения поставок в СССР товаров стратегического характера. КОКОМ прекратил свое существование только в 1994 году. Принятая в 1974 году поправка к Закону о торговле США (поправка Джексона — Вэника), ограничивающая торговые связи со странами нарушающие права человека, была отменена в отношении России только в 2012 году. Санкции против РФ в связи с украинскими событиями являются в этом отношении преемственными к длительной антироссийской санкционной политике Запада. Отсюда и выстроенная исторически российская система жизнеобеспечения, в том числе, российская модель экономики, расходящаяся принципиально с либеральной теорией, определялась реалиями геоэкономической изоляции. (Рис. 1.).

Рис. 1. Россия значительную часть своей истории находилась под санкциями

Насколько санкции распространены в современном мире? Реконструкция мировой карты осуществления санкционной политики США и ЕС в конце XX — начале XXI века позволяет видеть, что под санкциями находились или находится едва ли не полмира. Санкционная карта демонстрирует, что никакого свободного рынка не существует. Экономические процессы политически управляемы. Идеологема свободного товарообмена оказывается обманом. Между тем, методология экономических учебников и государственного управления в России выстроена именно на основе этой иллюзии. (Рис. 2).

Рис. 2. Страны мира, находившиеся в конце XX — начале XXI века под экономическими санкциями США и ЕС (1985—2015 гг.)

Совершенно забывают сегодня, когда говорят об экономическом успехе Китая, что некоторое время назад КНР также находилась под экономическими санкциями. Эти санкции были введены в 1989 году после известных событий на площади подавления Тяньаньмэня. Экономические санкции действительно сказались на снижении экономического роста КНР. Но это замедление продолжалось только три года. Китай нашел такие рецепты государственного управления, которые позволили обратить создавшееся положение ему на пользу. (Рис. 3).

Рис. 3. ВНП КНР и санкции

Возможна ли в условиях санкций иная политика, отличимая от той, которую проводит сегодня Правительство Российской Федерации. Есть данные цифры, как выстраивался бюджет. Целесообразно сравнить модели расходов государственного бюджета. Современная российская модель сравнивалась с моделями расходов государственного бюджета в КНР и в СССР периода индустриализации. Для сравнения специально были взяты китайский и советский примеры, как указание на механизмы обеспечения экономического прорыва. В сталинском СССР по данным на 1936 год на экономику в структуре расходов государственного бюджета уходило 46,9%. Плюс еще было 17,5%, выделяемых средств на местные бюджеты, тоже шло преимущественно на экономические нужды. Вкладывая преимущественно в экономику, советское руководство создавало тягач, тянущий за собой все прочие сферы, включая социальную и культуру. Современный Китай в структуре расходов тратит на экономику, конечно, меньше, чем сталинский СССР, но тоже довольно много — 29,6%. Российская Федерация, по данным за 2014 год, выделяет на экономические нужды только 14,1%. Деньги же, идущие на социальные и другие нужды, без соответствующего инвестирования экономики тривиально проедаются. Механизмов осуществления экономических прорывов в данном варианте не заложено. (Рис. 4).

Рис. 4. Экономика в структуре расходов государственного бюджета и исторические прорывы

Мировой исторический опыт осуществления государственной политики в условиях санкций хорошо известен. Прежде всего, это опыт Советского Союза. Экономическая блокада Советской России предопределила формирование модели экономики, которая была единственно возможной в сложившихся условиях, хотя и расходилась с первоначальной теорией большевиков о построении "государства нового типа". Определенные рецепты из советской практики противодействия санкциям могли бы были взяты на вооружение и сегодня. (Рис. 5). Напомню основные элементы этой практики:

  • централизация управления народным хозяйством;
  • индустриализация;
  • коллективизация;
  • среднесрочное пятилетнее директивное планирование;
  • огосударствление денежно-кредитной системы;
  • государственная монополия внешней торговли;
  • государственная валютная монополия;
  • большие государственные проекты;
  • социалистическое соревнование, пропаганда труда;
  • использование труда заключенных;
  • прорыв блокады за счет нейтральных стран, контрабандные коридоры;
  • движение в поддержку СССР за рубежом (Коминтерн);
  • технический шпионаж;
  • создание системы государственных НИИ.

Рис. 5. Опыт СССР по противодействию санкциям

Могут, конечно, возразить, что это советский опыт и к современным реалиям развития мира он не применим. Но обратимся в таком случае к опыту современного Ирана — страны с совершенно другой идеологией. Как говорят американские эксперты, никогда в истории не вводилось столь жестких санкций, как это было применено по отношению к Исламской Республике. Экономическая политика Ирана в этих условиях оказалась весьма корреспондентной экономической политике большевиков. Важнейшими элементами модели экономики Исламской Республикой в сложившихся условиях стали следующие:

  • — использование для международных расчетов средств, альтернативных доллару США и евро (национальные валюты, золото, бартер);
  • — фиксированный курс иранского риала;
  • — национализация банков;
  • — принятие закона о банковских операциях без ростовщического процента;
  • — государственная монополия внешней торговли;
  • — ограничение государственным сектором сфер тяжелого машиностроения, энергетики, нефтехимической промышленности, страхования, транспортных коммуникаций;
  • — использование в международном сотрудничестве компаний-посредников;
  • — государственное субсидирование сельского хозяйства;
  • — контрабандная доставка валюты, необходимых товаров и технологий, контрабандный экспорт;
  • — распространение исламских ценностей, осуждение экономики паразитизма;
  • — национальная система образования;
  • — национальная система науки.

Совокупно система принятых Исламской Республикой мер была определена как "экономика сопротивления". (Рис. 6)

Рис. 6. Опыт Ирана по противодействию санкциям

Находящийся при шахском правительстве в еще большей степени, чем сегодня Российская Федерация, в зависимости от экспорта нефти Иран смог принять курс экономической суверенизации и противостоять блокаде. Вопрос — сможет ли Россия? Но у Ирана было то, чего нет у Российской Федерации — артикулированный идеологический проект.

Конечно, вопрос о ресуверенизации России, по большому счету, упирается в идеологию. И здесь уместны аналогии с собственным историческим опытом. В 1927 году, когда Британия грозила экономическими санкциями и, более того, разорвала дипломатические отношения с СССР, была выдвинута формула: "Наш ответ Чемберлену". "Наш ответ" предусматривал и форсированную индустриализацию, и создание современных образцов вооружения, и развитие собственных научных школ. Сегодня России, очевидно, нужен новый идеологически артикулированный "ответ Чемберлену".

***

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Так что такое идеология?

Идеология как фактор государственной успешности: сравнительный, исторический, страновый анализ

Государственная идеология как фактор национального суверенитета (Доклад Багдасаряна Вардана Эрнестовича на конференции "Государственная идеология и современная России" 28 марта 2014 г.). ВИДЕО

Санкции +. Что еще в арсенале давления Запада на Россию?

Факторы победы и поражения в конфликте в Новороссии

Вызовы новой изоляции и альтернативы государственной стратегии России

Чего добивается Запад и США антироссийскими санкциями?

Деидеологизация российской политики как фактор ослабления влияния России на Украине

Мифология рыночного фундаментализма — основное препятствие развитию России

Уроки Сталина

Форсированная модернизация Сталина

Послевоенная модернизация СССР

Советский прорыв: послевоенное восстановление СССР

Начало "холодной войны": ответ Сталина на "дипломатию силы"

Как не проиграть в войне

Дееспособность государства. Три фактора

Механизм формирования национальной идеи

Образ будущей России

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...