< Август 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Подписка rss
Поиск Поиск
Сирийская карта во внешней политике России

18 сентября 2015 года
Закладки

От редакции "России навсегда": Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

***

Сирийский конфликт, вышедший за рамки внутреннего, в международной повестке рассматривается в контексте трех вытекающих из него проблем: миграция сирийских беженцев в Европу, борьба с ИГИЛ и в терминах дипломатии Запада — поддержка Россией правящего режима в Сирии. С начала сентября вопрос военного присутствия России в арабской республике обсуждается на самом высоком уровне. Если ранее основной акцент был смещен на привлечение России к коалиции против ИГИЛ, то новые попытки Запада сопряжены с политикой принуждения России под угрозой новой изоляции и через запретительные меры отказаться от военного сотрудничества с Президентом Сирии Б.Асадом.

Бурная реакция США и их союзников относительно российско-сирийского военного сотрудничества вызвана тем, что изначальная ставка втянуть Россию в коалицию стран, борющихся с ИГИЛ, куда не входят правительственные силы Сирии, не оправдалась. В конце августа спец посланник США по Сирии Майкл Ратни посетил Москву, а также Эр-Рияд и Женеву, где провел переговоры по поиску путей мирного решения сирийской проблемы. В контексте уже неоднократно проводимых бомбардировок по территории Сирии войсками стран коалиции сформулированная повестка этих переговоров и заявления в духе, что "военного решения этой проблемы не существует", являются ничем иным как политическим лукавством. Формула, выдвинутая тогда Россией, звучала как "создание международного широкого антитеррористического фронта по борьбе с терроризмом", в состав которого будут входить и Сирия, и Ирак, и Саудиты. Российский акцент, таким образом, был смещен с вопроса преодоления кризиса в Сирии на проблему стабилизации положения на Ближнем Востоке через борьбу с терроризмом. Только в случае России — это борьба при активной поддержке Б.Асада, а в версии США — это борьба с ИГИЛ в союзе с сирийскими повстанцами, выступающими за смещение действующего легитимного президента.

*

ВОЕННОЕ ПРИСУТСТВИЕ РОССИИ В СИРИИ

В начале сентября появилась первая информация о готовности России направить в Сирию боевую авиацию для борьбы с боевиками "Исламского государства". Западные СМИ публиковали сообщения, что в Сирию прибыли два больших десантных корабля ВМФ России с вооружением и техникой, два транспортных самолета Ан-124 и еще один гражданский борт, а также подразделения морской пехоты. Основные поставки техники пришли в порт Латакия, где идут бои правительственных войск с боевиками. Информационный фон вокруг данной ситуации накалялся и уже практически привел к тому, что именно Россию начинают винить в западной прессе в бедах, обрушившихся на Европу.

Информационную кампанию в прессе о наличии российских войск в Сирии стоит рассмотреть с двух возможных точек зрения.

Первая: российское военное присутствие в Сирии — это реальный факт, который российская сторона пытается умалчивать, как и наличие войск на Донбассе. Первая информация об усилении российского военного присутствия в регионе появилась в конце августа, на что пресс-секретарь Д.Песков отреагировал заявлением, что не стоит верить информации о том, что российские военнослужащие, в частности, летчики ВВС, якобы намерены принять участие в бомбардировках позиций ИГ. Через пару дней Министр иностранных дел С.Лавров заявил, что Россия никогда не скрывала, что "поставляет военную технику официальным сирийским властям с целью борьбы с террористами".

Российский президент уверял, что Россия оказывает поддержку техникой и поставками вооружений в рамках контрактов, подписанных еще пять-семь лет назад. Следующим шагом стало заявление пресс-секретаря, что он не располагает информацией о том, увеличилась ли российская военная помощь сирийским властям. На следующий день представитель МИДа М.Захарова в интервью газете The New York Times заявила, что Россия будет продолжать оказывать помощь Сирии в области борьбы с террористической угрозой. И в этот же день информация об отправке российских самолетов в Сирию была окончательно подтверждена, когда Болгария отказалась предоставлять воздушное пространство страны для пролетов российских военно-транспортных самолетов с гуманитарной помощью Сирии. Свой отказа МИД Болгарии мотивировал тем, что Россия указала ложные цели полетов и перевозки грузов.

Стоит отметить, что попытки США сплотить коалицию государств, блокирующих полеты российских военных судов, не увенчались успехом. Греция отказалась по просьбе США закрывать воздушное пространство для российских самолетов. Иран также объявил, что не препятствует пролетам российских самолетов с гуманитарной помощью в Сирию через иранское воздушное пространство. Однако Болгария ввела запрет, Турция запретила полеты, Украина усилила контроль по вопросу перемещения российских самолетов в Сирию в воздушном пространстве над нейтральными водами. В итоге из трех возможных вариантов маршрута полетов — через Турцию, через Болгарию и Грецию, через Иран и Ирак остается открытым пока только один маршрут, который в случае давления на Ирак может быть перекрыт.

Вскоре после запрета Болгарии российская сторона обосновала необходимость присутствия военных специалистов РФ в Сирии. Глава МИД заявил, что "российские военнослужащие в Сирии есть, они там находятся много лет". Если в России и нет вооруженных сил, то военные специалисты, осуществляющие подготовку сирийской армии, и военная техника российского производства в стране есть. При этом хотя формально и утверждается, что эта техника идет в рамках ранее заключенных контрактов, а новые с Сирией мы не подписываем, так как "экономическое положение Сирии сегодня очень сложное. Денег на закупку оружия у них нет", не исключено, что поставки техники в Сирию осуществляются в долг.

Российская сторона также не отвергла (пока на стадии обсуждения) предложение Сирии создать в Латакии пункт обслуживания российских ВМС по аналогу уже существующего в Тартусе или даже военную базу, которая могла бы стать стабилизирующим фактором. По данным США в аэропорт Латакии уже было доставлено мобильное оборудование для создания центра управления полетами, который по прогнозам может стать хабом для осуществления воздушных операций. Из вышеизложенных фактов следует, что от отрицания как такового военного присутствия Кремль перешел к формуле — Россия помогает Сирии в рамках ранее предусмотренных контрактов, но не исключает при этом усиления своего военного присутствия.

Вторая, альтернативная гипотеза сводится к тому, что это попытка поиска формального повода для усиления давления на Россию. В пользу этого факта свидетельствует то, что хотя представители Вашингтона заявляли о проверке правдивости данной информации, почти сразу было объявлено о внесении ряда российских организаций в список компаний, на которые распространяются санкции в связи с нарушением акта о нераспространении (ядерного оружия) в отношении Ирана, КНДР и Сирии. Сирийская сторона опровергла слухи о присутствии российских сил в республике, назвав эту информацию "фабрикацией западными разведывательными кругами".

Выстраиваемая США комбинация сводится к следующему: в Европе искусственно разжигается пропаганда проблемы беженцев, которые направляются в том числе и из Сирии, где ведутся активные боевые действия. Потоки мигрантов, создающих такие огромные проблемы как для экономики еврозоны, так и для простых европейцев, будут только расти при усилении конфликта в Сирии, который якобы возрастает за счет российского участия. В итоге Россию обвинят не только в создании гуманитарного кризиса беженцев в Европе, помощи "преступному режиму" Б.Асаду, но и в спонсорстве терроризму, продлении военного конфликта. Схожая формула уже была озвучена П.Порошенко на ежегодной встрече Ялтинской европейской стратегии (YES) — "в эти дни российские так называемые зеленые человечки высаживаются в Сирии, инспирируя рост насилия на Ближнем Востоке и провоцируя дальнейшее увеличение количества беженцев в ЕС".

Президент России также указывал на стратегию Запада — "сегодня предпринимаемые попытки чуть ли не возложить вину на Россию за возникновение проблемы (беженцев). Якобы проблема беженцев возникла из-за того, что Россия поддерживает законные власти в Сирии". При такой логике цепочки связей между российской помощью Сирии и международными проблемами, порожденными сирийским кризисом, уже и недалеко до новых санкций или даже более страшного сценария в виде введения эмбарго на российские энергоресурсы. Представитель госдепа Джон Кирби уже заявил, что Вашингтон может применить механизмы для дальнейшей изоляции России. Угроза эта реальна в свете того, что "международное сообщество уже объединилось против действий России на Украине" и остается единым.

Вероятность первой гипотезы отрицать бессмысленно. Россия действительно наращивает свое присутствие в регионе, и обосновать политику возвращения России в Сирию после того, как мы почти покинули Тартус, можно несколькими мотивациями российского руководства.

Первая: возвращение России вызвано необходимостью борьбы с реальной угрозой, которая исходит от ИГИЛ. Иными словами, это вовлечение в борьбу с терроризмом на стороне Б.Асада. Как сообщил Кремль, "Россия намерена и дальше помогать Сирии в противодействии терроризму". В частности, страна предлагает в качестве выхода создание широкой коалиции по борьбе с ИГИЛ, куда, напомню, должны войти стороны, преследующие разные интересы, в том числе борьбу за власть в Сирии. Поэтому вероятность создания такой коалиции, где каждый член будет иметь разнонаправленные целевые ориентиры, близка к нулю. На это указывает даже президент Сирии — "западные государства, покровительствующие террористам, не могут сами вести борьбу с терроризмом. Нельзя одновременно быть против террористов и вместе с ними". И только Россия делает вид, что не замечает нелепости повторяемой формулы борьбы с терроризмом в рамках широкого фронта.

Вторая: это попытка защитить режим Б.Асада в условиях явно готовящегося силового захвата власти. По словам министра иностранных дел РФ С.Лаврова "мы помогали и продолжаем помогать сирийскому правительству в оснащении сирийской армии всем необходимым, чтобы она не допустила в Сирии ливийского сценария и других печальных событий, которые происходили в этом регионе из-за одержимости некоторых наших западных партнеров идеями смены неугодных режимов". Б.Асад неоднократно заявлял, в том числе и в интервью российским СМИ, данным 15 сентября этого года, что "к власти он приходил с согласия народа, через выборы, и если уходить — то по требованию народа, а не по решению США, СБ ООН, Женевской конференции или Женевского коммюнике". Сирийский Президент оказался в тяжелой ситуации: сформированное информационное поле создает иллюзию того, что с уходом одного человека все в стране изменится. На это же делали ставку в Ираке, Ливии. Итог очевиден — отсутствие сильного лидера вело к неуправляемому хаосу, породившему угрозу в виде Исламского государства. Без Б.Асада вся сирийская территория станет частью преступного халифата.

Третья: Сирия — это разменная монета в будущем, которую Россия постарается обменять на обещания понизить санкционное давление. В СМИ по заявлению Д.Пескова все больше становится инсинуаций о проведении переговоров России с Западом о смене правящего режима в Сирии. Учитывая политику России в ливийском сценарии, тактику полного разоружения Сирии под предлогом благих намерений, такая гипотеза выступает вероятной.

Четвертая: российское вовлечение в сирийский конфликт — это умышленно организуемая "пятой колонной" политика во власти, направленная на уничтожение России. Если учесть, что в одиночку с Б.Асадом, который контролирует только пятую часть своей территории, справиться с ИГИЛ невозможно, отстоять Б.Асада после того, как он был лишен единственного средства защиты — химического оружия, будет сложно, напрашивается закономерный вопрос — а зачем России вмешиваться в сирийский конфликт? Конфликт, который из регионального грозит перейти на уровень столкновения с США и ЕС. Если в ситуации с Украиной такая вероятность была исключена, поскольку на Украине не было иностранных вооруженных сил, то в Сирии — это уже более вероятный сценарий, поскольку войска коалиции наносят авиаудары в том числе и по сирийской территории. В сентябре о своем согласии направить свои сухопутные войска в Сирию в рамках международной коалиции по борьбе с боевиками Исламского государства объявила Бельгия. В начале сентября Франция начала разведывательные полеты над сирийской территорией. Таким образом, контингент сил Западного блока в регионе увеличивается, риски столкновения с силами Запада возрастают.

Для международного сообщества сложившаяся ситуация чревата следующими негативными последствиями.

Во-первых, учитывая историю формирования ИГИЛ, неэффективность борьбы с этим образованием, текущий геополитический расклад сил, формируемый не столько вокруг проблемы борьбы с Исламским государством, сколько вокруг сирийского вопроса, стоит предположить, что не ИГИЛ является главной мишенью Запада и России на Ближнем Востоке. А это значит, что эффективность борьбы с этим террористическим образованием останется крайне низкой, что будет в будущем порождать проблему целостности и стабильности отдельных регионов, прилегающих к ИГИЛ, поскольку стратегия террористической группы сводится к построению мирового халифата. Пока США и Россия выясняют друг с другом отношения, реальная угроза в лице Исламского государства, распространяющего свои воззрения как клетки раковой опухоли по всему миру, только ширится. По заявлению сирийского президента экспансия ИГИЛ продолжается, несмотря на деятельность коалиции.

Во-вторых, разворачивается очередной этап Холодной войны, но на этот раз уже не две мировые державы вовлечены в региональные конфликты на Украине и в Сирии, а мировая держава и государство с ядерным оружием, но значительно уступающим Штатам потенциалом во всех сферах. Стороны не сталкиваются друг с другом открыто, только через посредников — украинское правительство с жителями Донбасса, антиправительственные мятежные силы с войсками Б.Асада. Но итог остается один — напряженность в международных отношениях растет, а Россия, так и не преодолевшая в 2000-ые годы последствия либерального эксперимента, обнажает свою беспомощность и на международной арене.

Российская внешняя политика, как и внутренняя, полна противоречий. И сирийский конфликт в этом отношении не исключение. С одной стороны, Россия в ООН отстояла режим Б.Асада. С другой стороны — она полностью лишила его средств к защите в будущем, вынудив пойти на сделку по ликвидации химического оружия. С одной стороны страна наращивает военное присутствие в Сирии, при этом реализует это под завесой тайны, не открыто апеллируя к необходимости борьбы с терроризмом. Но с другой стороны — не пообещает ли она защитный зонтик Б.Асаду, но под угрозой новых жестких санкций откажется от ранее данных обещаний? Сценарий Донбасса дает на это исчерпывающий ответ.

***

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Сирия: что дальше?

"Наших войск там опять нет"

О Сирии, шапке и Сеньке

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...