< Май 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Подписка rss
Поиск Поиск
Остановить мутацию страны!

30 октября 2015 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор

***

Ну, конечно, кроме остановки мутации, нужно ещё и оздоровление, и новое форматирование нашей страны, на сегодня тяжко больной. В медицинском словаре это называется "терапия", или операция, реанимация и реабилитация. На политическом языке это означает, что либерально-космополитическая модель страны, не совместимая с её успешностью и жизнеспособностью, должна быть сменена.

Сменить ее может верховодитель страны (это называем цезарианской моделью), сменить может конкурирующая часть элиты или контрэлита, сменить мог бы демократический процесс, если бы он существовал в мутировавшей стране, сменить может общество. Ни Бог, ни царь и ни герой эту услугу нам не окажут.

На этом пути работы мысли, когда понимаешь, насколько больна страна, насколько сгнила власть, её гуманитарные институты — образовательные, пропагандистские, культурные, — её экономические, социальные структуры, то начинаешь думать, что испытание предстоит, возможно, самое драматическое.

Кто или что в состоянии остановить мутацию и направить страну на дорогу выздоровления? Если это общество — то оно должно быть субъектно обозначено, структурировано. На сегодня такие структуры существуют — это партии, но они безнадёжны и суррогатны. Это профсоюзы, но они почивают на собственности и полной безотчётности и безответственности. Это творческие союзы, которые частично прикормлены властью и бенефициариатом от неё, частично ссорятся внутри себя, частично подавлены и в общественно-активном плане почти незаметны. Это так называемые цеховые союзы, или профессиональные союзы, но не классические профсоюзы, а объединения по видам экономической деятельности, в том числе, самих работодателей. Лоббируют. Некоторые из них пробились и прикупили себе кусок властных полномочий в теневом режиме и обеспечивают свои интересы. Остальные пытаются это делать, что не очень получается.

Получается, что перед страной встал вызов некоей новой консолидации, человеческой сборки, её предъявления, её действий. Когда-то в схожих исторических условиях, на грани страны, в начале ХХ века Ленин назвал ответ на такой вызов "партией нового типа". На сегодня мы тоже выдвигаем это словосочетание, но самое неудачное здесь слово — это "партия". Конечно, речь не идёт о ещё одной партийке, зарегистрированной в списке Минюста — это было бы самое бессмысленное занятие. Стоять очередь в Минюст, наблюдать манипуляторов, которым позвонят из соответствующих "центров бенефита" и прикажут не регистрировать, или затем столкнуться с отменой регистрации, или затем столкнуться с тем, что лидеры партии прикупаются или их берут "на испуг", или их физически подавляют — не имеет смысла.

На днях мы провели нашу традиционную научно-экспертную сессию на тему "Партия нового типа: необходимость в России и шансы на успех". Это было действительно и не поддельно научное собрание, мозговой штурм, семинар. Задача была отчётлива: какого типа новая консолидированная общественно-политическая структура может вмешаться в похоронный марш России. Никаких планов и никакого содержания по учредительству новой партийки современного суррогатного типа не было. На удивление сработала пресса: целый ряд заметных газет, интернет-ресурсов.

Но такие странные и глупейшие инсинуации напечатали, что диву даёшься и понимаешь, что СМИ, за редким исключением, журналистский пул — это тоже жертвы и продукты мутации. Подавай им сенсацию! Во время интервью смотрят на тебя абсолютно пустыми, отстранёнными глазами — вроде бы слышат, что ты говоришь, а публикует потом совершенно иное…

К чему свелись глубокие, важные мысли из обсуждения, которые мы проводили на этой научной сессии? К дешёвой, глупейшей "сенсации", что один из соучредителей, участник дискуссии Игорь Иванович Стрелков собирается организовать партию, партия эта будет оппозиционной Путину и она чуть ли уже не начала свою работу.

Во-первых, это совершенно не соответствует действительности, потому что не отвечает ни задачам, ни содержанию научной сессии. Во-вторых, это не соответствует историческому моменту. "Быстро кошки родятся, да они слепые". На самой сессии по большей части сходились во мнении, что переходный процесс оздоровления страны займёт несколько лет, и здесь важно не совершить фальстарт, важно не свалиться в традиционную суррогатную моду деятельности, важна последовательность: рождение новой идеологии, рождение человеческого сообщества — прежде всего, ядра убеждённых в этой идеологии людей, мотивированных спасти свою Родину, помочь ей, затем предстоит этап "идея должна овладеть массами", когда идеология, основные ценности и цели, основные пути к достижению станут понятными и дойдут до большинства населения, до статусных слоёв, до фигур влияния, политиков, экспертов, чиновников.

На сессии было выяснено, что для такого рода деятельности, которая является, конечно же, политической деятельностью, не обязательно даже регистрировать партию или какое-либо другое юридическое лицо.

Конечно же, важнее всего, чтобы пошёл процесс. Какого рода процесс? Есть такая модель, которая представляет страну как живой организм. И когда живой организм — например, человеческий — глубоко болен, то иммунная система, белые кровяные шарики, которых очень много в разных городах и весях нашей страны, активируются, находят друг друга, объединяются единой задачей: излечить тяжело больной, мутирующий организм. Мы — эти кровяные шарики. Нам предстоит объединиться в единой задаче.

Если кому-нибудь хочется называть это партийным строительством — пожалуйста, мы не возражаем. Но речь идёт о совершенно объективном и здоровом процессе: люди, которые не могут смириться с этим хамским уничтожением нашей страны, с её опусканием, с её разворовыванием, с подведением её к краху, позору и унижению, сплотившись в едином понимании этой задачи, должны за несколько оставшихся до краха лет сделать всё, чтобы он не произошёл.

Как будет называться это сообщество, какой лидер будет выдвинут из его рядов, как оно сумеет собрать национальные мозги, совесть, чувства, действия — это вопросы будущего. А журналисты, сломя голову, побежали в свои редакции публиковать недостоверную глупость: Стрелков, и где-то тут рядом суетится Сулакшин — создали новую партию, партию против Путина. Что может быть глупее?..

Если всерьёз говорить о текущем моменте, то научно-экспертный анализ показывает: развилка перед страной — даже не в три зубчика, а минимум в восемь возможных сценариев.

В дискуссии на сессии столкнулись две принципиальных позиции.

Одна — ничего делать не надо, крах неизбежен, вот когда дом будет рушиться, тут-то мы как герои-спасители и возникнем, наладим все дела, и понадобимся, и возглавим, и победим. А до этого нельзя рисковать, нельзя раздражать режим, нельзя произносить богоподобную фамилию с 90% рейтинга, а не то будет неуютно, по башке стукнут или по попе шлёпнут. Это одна позиция. Она, на самом деле, классическая и известная — чем хуже, тем лучше. То есть чем быстрее назреет нарыв, тем больше шансов, что он, наконец, прорвётся и наступит выздоровление. Но когда-то, в далёком детстве, эти самые нарывы бабка лечила мне печёным луком. Лечат ещё смазыванием йодом. И нарыв не только не назревает и не лопается потом с гноем, кровью и болью, а потихонечку исчезает, рассасывается, наступает выздоровление. Что для организма более здорово? Зависит, насколько гнойник назрел. По-разному бывает.

Есть вторая позиция по отношению к вызову к нашей стране: не ждать краха и не желать его, и считать большой трагедией, если он на страну надвинется. Тем более не произносить и не вожделеть таких, всегда трагических трансформаций, как революция — хоть оранжевая, хоть иная. Если уж наступит не нашими стараниями, — тогда будет ясно, на какой стороне быть и что защищать, но оставшиеся годы собираться как красные кровяные шарики, собирать нормальных, здоровых, нравственных, патриотичных, профессиональных, порядочных, активных людей, которых в стране очень много. Собирать в единое целое, чтобы оно стало фактором политических процессов в стране. Сделать всё от себя зависящее, чтобы успеть помочь своей стране, своему народу.

Эта позиция генерирует риски, потому что с этой позиции говорится правда — например, о недееспособности режима, например, о том, что Президент Путин, у которого вроде бы 90% поддержки народа, проводит губительный для России либерально-космополитический курс. Монополия власти делает её всё менее дееспособной и всё более повышает шансы на новые ошибки, новые тяжелейшие удары во всех сферах жизни нашей страны. Это правда! Но она генерирует риски. Конечно же, придворные политики рискуют своими карьерами, если вдруг они такое скажут. Кто-то не станет академиком, потому что побоятся проголосовать за такую персону. Кому-то задавят его бизнес. На кого-то просто будут смотреть, как на городского сумасшедшего. Но если ты убеждён в том, что это правда, и что эта правда — как тот печёный лук для нашей страны, — может быть, потерпеть, предпринять эти усилия, решиться на какие-то лишения?

Наши предки, деды и отцы добровольцами шли на фронт, поднимались в атаки против кинжального огня, зная, что через минуту решится вопрос не о карьере, назначении или доходах, а о самой жизни. Но это было неслучайно, это в крови, в памяти, в характере русского российского народа — как, думаю, и любого другого народа. Но в нашей стране представление об Отечестве, о Родине, об очень значимых ценностях, которые дороже даже, чем жизнь, были всегда и, уверен, никуда не исчезли. Не надо бояться. Надо соотнести те ценности и те якобы утраты, которые на пути к их защите могут возникнуть. Не надо бояться правды. Когда-нибудь каждый из нас останется наедине со строгим отцом, Судьёй, который спросит: "Ну что ж ты, дружок?.. Во сколько ты оценил ту правду, которую ты понимал, но смолчал — в сто рублей, в миллион рублей, в орден, в печеньку, в тридцать сребреников?..". Каждому придётся отвечать. Но на самом деле, ответ мы даём уже сегодня.

Я вижу замечательные образцы комфортного патриотизма, которые при первом дуновении ветра прогибаются ниже собственной попы. Я вижу мародёров от политики, которым хоть плюй в глаза — всё Божья роса, которые говорят любые слова, и самые высокие, а думают другое, пересчитывая при этом содержание собственных карманов.

В России сейчас разворачивается исторический фильм, который через десятки лет наши правнуки будут смотреть, как мы сейчас смотрим фильмы про Великую Октябрьскую социалистическую революцию, про распад Советского Союза. Что за роли выбрали в этом фильме?

Партия нового типа — это, прежде всего, объединение людей. Это объединение начинается. И не надо думать, что здесь собираются похожие на тех, кто удовлетворён суррогатным политическим механизмом, фарисейской партийной системой, дёрганьем за ниточки из единого центра управления, который монополизировал власть и свёл её до одного кабинета. Нет, такой задачи не стоит. Это глупая, никчёмная и ненужная задача. Это игрушки, в которые пусть играется кто-нибудь другой.

Наш призыв, наш сигнал — объединяются умные, нормальные, здоровые, патриотичные, профессиональные, порядочные люди, для которых главная задача — остановить мутацию страны и реализовать шанс России на выздоровление и на благополучие навсегда.

Это очень простой призыв — присоединяйтесь!

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...