< Сентябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Подписка rss
Поиск Поиск
Вызов неизбежной грядущей властно-идеологической инверсии, реанимации и реабилитации страны — I

16 февраля 2016 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Приводим фрагмент главы 3.7 первого тома новой фундаментальной коллективной монографии "Россия и мир. Российский мировой проект", в которой рассмотрен вопрос о роли мировой миссии России в истории и в формировании потенциалов российской государственности. Нашей стране предстоит возврат к своей органической роли в мире. Российский мировой проект видит мир, отличным от американоцентричной глобалистской модели.

Авторы 2-х томного труда Центра "Россия и мир. Российский мировой проект" под общ. ред. С.С.Сулакшина:

Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э., Балмасов С.С., Безруков А.Э., Белов П.Г., Богдан И.В., Вершинин А.А., Вилисов М.В., Генюш С.В., Гудков Д.Д., Ермолов М.О., Каримова Г.Г., Кравченко Л.И., Куропаткина О.В., Колесник И.Ю., Лексин В.Н., Орлов И.Б., Путинцев И.С., Сазонова Е.С., Тимченко А.В., Хвыля-Олинтер Н.А., Шестопалова А.В., Шишкина Н.И.

Фото: Один из самых больших неосуществленных архитектурных проектов в истории — Дворец Советов — символ Победного Социализма и новой Москвы.

***

Интересы России и интересы человечества объективно тождественны, если представлять их в мегаэволюционном пространстве человечества. Восстановится цивилизационно идентичная Россия, — и человечество получит основания для изменения паразитарной, построенной по принципу антропологической иерархии, модели современного мироустройства. Российская грядущая властно-идейная трансформация приобретает, таким образом, всемирно-историческое значение.

Существующая модель России как страны в ее внешне — и внутриполитических, экономических, социальных сферах жизни, сфере безопасности является неприемлемой. В предположении или даже презумпции выживания и развития России ее смена неизбежна. Это означает необходимость комплексной модернизационной программы для России.

Серия работ Центра научной политической мысли и идеологии представляет детализированные программы такого рода. Однако к практической реализации на уровне существующей власти они не принимаются. Признавая целесообразный модернизационный концепт на словах, российский политический класс не принимает его в практическом смысле. Представление о механизмах и трендах элитообразования в современной России позволяет диагностировать имманентную связь российских элит с существующей экспортно-сырьевой, несуверенной, асоциальной, полукриминальной моделью государственного развития. Для кого и для чего, возникает естественный вопрос, пишутся такого рода программные документы по модернизации страны, если современный политический класс никогда их не примет? В силу формальной логики ответ состоит в ротации элит, в результате которой к власти придет управленческая команда, способная к реализации истинных (т.е. в интересах жизнеспособности России) модернизационных стратегий. Не исключает эта логика и вдруг желания элиты поменять свой курс. Хотя бы в целях собственного политического выживания.

Представляет поэтому интерес, изучить вероятные политико-технологические концепты властно-идейной трансформации. Определенные аналогии по типу самого теоретического продукта могут прослеживаться с ленинской работой "Государство и революция"[1]. Современные политико-технологические концепты такого рода носят, как правило, закрытый характер. Имеются все основания утверждать о существовании аналогичных разработок, положенных в основу управления "бархатными" и "оранжевыми" революциями. Без наличия политических технологий ни один проект такого уровня, как изменение модели государственного развития, сегодня не реализуем. Очевидно, что соответствующая полит-технологическая база необходима и для реализации задачи российской оздоровительной модернизации. Существенным становится тут замечание об авторском подходе и убежденности в отношении открытости, законности и эволюционной естественности процесса. Желать для России революций и переворотов является совершенно аморальным.

*

УГРОЗЫ МОДЕРНИЗАЦИОННОГО ЗАПАЗДЫВАНИЯ

История России представляет череду примеров катастрофических последствий для страны вследствие запаздывания в реализации модернизационных задач. Главным препятствием всякий раз оказывались сопротивление и инерционность политических элит. Видением задач модернизации страны исторически высшая российская власть, как правило, обладала. Не доставало именно технологического инструментария (рис. 3.7.1).

Рис. 3.7.1. Исторические последствия сопротивления элит модернизации России

"Некем взять", — объяснял Александр I причины откладывания решения модернизационных задач в его царствование. Между тем в декабристских кружках формировался достаточно талантливый слой контрэлиты. Не доставало одного — проекта элитной ротации[2].

Потребность в системной модернизации Московского царства в XVII в. была очевидна практически для всех монарших представителей дома Романовых. Необходимо было ликвидировать, прежде всего, усугубляющееся научно-техническое отставание России от Запада, оборачивающееся угрозами безопасности в случае военных столкновений с европейскими государствами. Но это предполагало заимствования по линии секулярной науки и образования. Церковь и воцерковленное московское боярство было категорически против. Пойти на принципиальную ломку сложившегося патриархального уклада русские цари вплоть до Петра I не решались, ограничиваясь реформами в рамках существующей парадигмы развития. Итогом стала катастрофа 1700 г. под Нарвой. Последовавшая затем запоздалая петровская модернизация осуществлялась с рвением, стоившим культурного и демографического надлома России.

Почти сто лет продолжалась рефлексия высшей государственной власти в России на необходимость отмены крепостного права. Сама идея достаточно четко осознавалась уже в период екатерининского правления (особенно она актуализировалась во время работы Уложенной комиссии 1767—1769 гг.). В дальнейшем, вплоть до Александра II, не было ни одного государя, который не ставил бы перед собой задачи отмены крепостного права. Но это означало бросить вызов составлявшей опору престола дворянской элите. При Николае I в. разные годы было создано 11 специальных секретных комитетов, подготавливающих проект освобождения крестьян. Однако дальше проектных разработок дело не шло. Только катастрофа Крымской войны заставила императорскую власть пойти на запоздалые реформы, проведенные к тому же с ориентацией далеко не на передовые образцы.

И вновь — игнорирование модернизационных задач. Сохраняемое дворянское землевладение, с вытекающей из него ориентацией на зерновую экспортную модель развития, обрекало Россию на вытеснение в зону мировой периферии. Русско-японская и Первая мировая война наглядно проявили процесс стремительной деградации Российской империи на фоне модернизированных противников. Однако от решения ключевого аграрного вопроса императорская власть устранилась. Политическая и экономическая системы России продолжали сохранять признаки феодального строя.

В результате объективная потребность в ликвидации структур и институтов, препятствующих модернизации страны, была реализована снизу посредством трех последовавших друг за другом революций. Связав свою судьбу с дворянско-поместной элитной корпорацией, самодержавие по сути подписало себе исторический смертный приговор. В этом принципиальное отличие российской монархической власти от существующих поныне ряда европейских монархий. Королевская власть Европы сама являлась основным проводником модернизации, пойдя на союз с новыми модернистски ориентированными политическими классами против прежней феодальной и иерократической элиты.

Гибель СССР также стала в определенной мере следствием модернизационного запаздывания. Уже в 1970-е гг. стала очевидной перспектива смены парадигм развития ведущими странами мира. Новые тенденции нашли отражение в актуализации интеллектуального капитала. Однако этот ориентир вступал в противоречие с интересами позднесоветской номенклатуры, связывающей свое благополучие с экспортно-сырьевой парадигмой функционирования СССР и контролем материального распределения. Сегодня уже не обращается внимание на тот факт, что перестроечный концепт звучал первоначально как "перестройка кадровой политики". Сам замысел глобальной ротации элит принадлежал, как известно, Ю. В. Андропову. Провал его в горбачевский период, реальная победа номенклатуры над реформаторами отражают всю сложность и ответственность формирования политико-технологических концептов такого рода[3].

Отсрочка модернизации не отменяет необходимости решения модернизационных задач. То, что не было реализовано на стадии заката существования СССР, вновь актуализируется. Четверть столетия в мировой технологической гонке держав было Россией потеряно. И вновь прежняя коллизия между модернизацией и парадигмой сырьевой модели экономики. При этом исход противостояния далеко не очевиден. Вполне вероятен сценарий "перестройка-2" с новым элитаристским разделом страны под вывеской укрепления демократических институтов на местах и регионального самоуправления. Напротив, в тех случаях, когда у власти хватало стратегического видения и политической решимости для осуществления властных ротаций, модернизация была успешна. Такие ротационные процессы были, в частности, в модернизационных прорывах Александра III и И. В.Сталина, в Китае, Сингапуре и т. п. Речь, естественно, не идет о способе сталинских политических чисток. В моральном отношении ни для властей, ни для народа, в своем большинстве, сегодня они неприемлемы. Тем не менее, можно констатировать их целевую эффективность (достижение результата) в контексте исторического времени, определяемого перспективой будущего столкновения с Германией.

"Ленинская интернационалистская гвардия" для победы в войне нового типа не подходила. Нужен был новый тип управленца и командира. Идеологически необходимость для страны модернизации лучше всего раскрывают слова И. В. Сталина, произнесенные им в начале 1930-х гг. на встрече с промышленниками:

"Задержать темпы — это значит отстать. А отсталых бьют. История старой России состояла, между прочим, в том, что ее непрерывно били за отсталость. Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Били шведские феодалы. Били японские бароны. Били все — за отсталость. За отсталость военную, за отсталость культурную, за отсталость государственную, за отсталость промышленную, за отсталость сельскохозяйственную. Били потому, что это было доходно и сходило безнаказанно.

Помните слова дореволюционного поэта: „Ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка Русь“. Эти слова старого поэта хорошо заучили эти господа. Они били и приговаривали: „ты обильная“ — стало быть, можно на твой счет поживиться". Они били и приговаривали: "„ты убогая, бессильная“" — стало быть, можно бить и грабить тебя безнаказанно". Такой уж закон эксплуататоров — бить отсталых и слабых. Волчий закон капитализма. Ты отстал, ты слаб — значит ты неправ, стало быть, тебя можно бить и порабощать. Ты могуч — значит ты прав, стало быть, тебя надо остерегаться"[4].

***

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Ленин В.И. Государство и революция // Полное собрание сочинений. 5-е изд. Т. 33. М., 1974.

[2] Эйдельман Н.Я. "Революция сверху" в России. М., 1989.

[3] Багдасарян В.Э., Сулакшин С. С. Властная идейная трансформация: Исторический опыт и типология: монография / под общ. ред. В.И.Якунина. М.: Научный эксперт, 2011. — 344 с.

[4] Сталин И.В. О задачах хозяйственников. Речь на первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности 4 февраля 1931 г. // Правда. 05.02.1931. No 35.

***

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

***

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Почему неприемлем нынешний облик страны?

Для чего и какой "придумана" Россия?

Страна, государство и человек

Форсированная модернизация Сталина

Советский прорыв: послевоенное восстановление СССР

Послевоенная модернизация СССР

Опыт государственной реформы Петра Великого и современная Россия

Российская цивилизационная идентичность

Неадекватность в механизме подготовки государственных решений России XX — начала XXI веков

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...