< Март 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Подписка rss
Поиск Поиск
Эволюция партийной системы России

11 января 2013 года
Закладки

Современная российская партийная система, хотя и копирует во многом западные образцы, не лишена также черт, унаследованных от советской эпохи и короткого, но бурного периода партийного строительства до 1917 г. В России ко времени формирования политических партий в конце XIX – начале XX в. сложилась авторитарная политическая система. Участием населения в политической и социальной жизни управляло государство. Население было практически отстранено от создания общественных институтов, инициатором их формирования выступало также самодержавное государство. Характерной чертой политической культуры в России было неразличение "политического" и "государственного", свойственное феодальному обществу. На Западе это было уже в прошлом. В России же "политическое" стало составной частью "государственного", в результате был создан имманентный императив самодержавия как патерналистско-вассальной политической системы.

Выражением сущности этой системы стала уваровская формула "Православие, самодержавие, народность", которая и на рубеже веков оставалась основным регулятором общественно-политических отношений в России. Важно заметить, что российское государство и система "государство-общество" принципиально отличны от структур западного типа. Природно-климатические и социально-исторические условия вывели разные формулы наибольшей цивилизационной успешности для Запада и России. Математическая теория убедительно доказала, что существует два типа государств: так называемые Х-тип и Y-тип (рис. 2.45).

Их различия носят фундаментальный характер, и особенностью России как системы "государство – общество" является более значимая и доминирующая роль государства. При этом государство как институт больше напоминает социальную оболочку самого общества, чем противопоставляется обществу. В фазовом пространстве типов государства на рис. 2.46 (результаты моделирования Малкова С.Ю.) видно, что существуют два устойчивых состояния, характерных для этих типов системы "государство - общество". Они разные. Не хуже и не лучше одно другого. Это две различные цивилизации. И если проецировать это различие на политическую систему страны, то для России партийный институт менее органичен, чем для западных государств.


Первые политические партии в России появились в конце XIX – начале XX в., что стало закономерным следствием пореформенного развития. Буржуазные реформы Александра II модернизировали экономику страны, но в политической сфере прежний феодально-авторитарный, рестриктивный характер самодержавия сохранился. Сломать традиционную для России патерналистскую политическую культуру в результате реформ также не удалось. Социальная модернизация общества проходила несравненно более медленными темпами, чем экономическая модернизация. Россия по национальному менталитету и социальному составу населения оставалась крестьянской страной, что не могло не сказаться на программах и деятельности формирующихся политических партий. В то же время в России продолжали формироваться новые социальные классы, прежде всего буржуазия и рабочий класс. Новая для тогдашней России модель капиталистического общества должна была инкорпорироваться в самодержавно-авторитарный строй царской России при упорном сопротивлении двух последних российских императоров политической и социальной модернизации. Неспособность помещичье-дворянского слоя изменить свое мышление порождала в этих кругах отторжение новых российских реалий. В результате российскую правящую элиту на рубеже XIX-XX вв. сковал психологический консерватизм, отодвигавший ее на периферию исторического процесса преобразований. Она постепенно утрачивала свое доминирующее положение.


Российская буржуазия формировалась в условиях абсолютистского режима и феодальной, по существу, системы. Ее политическое самосознание и поведение целиком зависели от этих условий. Это сдерживало развитие ее социальной активности, обретение символов и ценностей буржуазности. Всё это тормозило буржуазную стратификацию в стране, консервировало изжившие себя феодальные отношения, превращая их в опасный балласт, в скрытую угрозу социальной стабильности.

Отношения российской интеллектуальной среды с самодержавием со времени активного проникновения идей Просвещения в Россию в XVIII в. начали приобретать характер иррационального противостояния.


К концу XIX – началу XX в. оно имело уже вековую традицию и привело к их окончательному взаимному отчуждению. Опасность такого отчуждения для России крылась в разрушении мировоззренческого фактора российской исторически гомогенной среды. Во многом для российской думающей публики XVIII-XIX вв. идеи, приходившие с Запада, были инокультурными идеологическими символами. Они вносили перемены в её представления, но эмпирического – исторического и повседневного – опыта для осознанного восприятия этих идей недоставало, российской интеллектуальной среде были незнакомы традиции работы демократических институтов, как и западный уровень свободы личности. Оппозиционная интеллектуальная элита, уверовав в свою непогрешимость, видела свое историческое предназначение в переустройстве России по своему плану, в котором самодержавию отводилась роль политического статиста и (или) аутсайдера, а народу – статус послушного и управляемого объекта политической системы, который должен был принять предложенную ему модель развития страны. Особенно этим отличались представители социалистических партий. Именно подобный "прогрессизм" был доминантой мышления русских интеллектуалов, которые стали главным идейным генератором партийного строительства в России на рубеже XIX-XX вв., при политической инерции большинства населения страны, в основном крестьянского по составу. Российские партии рождались как натужный, привнесенный в Россию, несвойственный ей проект.


Благодаря политическому отчуждению, ставшему характерной чертой российского авторитарного режима, население страны вообще к началу XX в. не имело опыта обладания политическими правами и свободами. Но быстрый рост численности рабочего класса и городского населения вызывал к жизни процессы, характерные для буржуазного общества начала XX в. Рабочие начали вести борьбу за свои экономические права, еще не до конца осознавая политические аспекты этой борьбы. Дореволюционный период российского партийного строительства показал, что, несмотря на рестриктивно-терминальные меры правительства против формирующихся политических партий, происходил закономерный процесс становления партийной системы, хотя он и был прекращен после революции 1917 г. с утверждением однопартийной системы в СССР.


Политические партии дореволюционной России можно типологизировать по двум признакам: территориально-национальному и идеологическому. По территориально-национальному признаку политические партии в России делились на: общероссийские, региональные, национальные. По идеологическому признаку выделяются партии социалистического направления, либеральные партии, правомонархические партии и союзы. На первом этапе развития российской партийной системы возникали в основном национальные политические партии. До 1905 г. в империи действовало 56 национальных партий и движений (9 либерального и консервативного направления и 47 социалистической ориентации). В этот же период заявили о своем создании только две общероссийские партии. Первой в 1898 г. возникла Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП), впрочем, активно действовать она начала только с 1903 г. Партия социалистов-революционеров де-факто появилась в 1902 г., деюре – в конце 1905 г., когда прошел ее учредительный съезд.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...