< Июль 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Подписка rss
Поиск Поиск
Cаммит в Дохе. Разбор ошибок

22 апреля 2016 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина

Фото: Министр энергетики РФ А.В.Новак в Катаре 

***

Завершившийся саммит в Дохе имел закономерный итог — никаких соглашений не достигнуто, что следовало ожидать, учитывая разность политических взглядов сторон. Ставка России на непременный рост цен в результате сокращения добычи нефти ставит под сомнение способность российского руководства объективно оценивать причины падения цены на нефть.

*

ЧТО ПРОИЗОШЛО В ДОХЕ

Подготовка к саммиту началась еще в феврале этого года, когда российский министр энергетики А.Новак провел переговоры с саудитами на предмет кооперации нефтедобывающих стран, входящих и не входящих в ОПЕК, для поддержания цен мирового рынка нефти. Тогда российская сторона публично объявила, что речь идет о снижении добычи нефти на уровне 5%, но при условии достижении консенсуса со всеми нефтедобывающими странами. Перед открытием саммита формула изменилась — страны договорились о замораживании добычи на уровне января 2016 года. И эту инициативу готовы были поддержать порядка 12 стран. Но что примечательно — заморозка на уровне января для России означает рост добычи в 2016 году. Если в 2015 году мы добыли 534,2 млн тонн, то при январском уровне годовой объем в 2016 году составит 536–540 млн тонн. Такое ограничение при сохранении уровня потребления просто не может привести к росту цен, поскольку нефти на рынок поступит больше, чем годом ранее. Но кто же согласился с подобной формулой?

Государства, которые за последние годы нарастили добычу нефти, в том числе воспользовавшись снижением доли Ирана, в отношении которого действовало нефтяное эмбарго. Рассчитывать на то, что Иран добровольно применит самосанкции, присоединившись к заморозке, было глупо: экономически Иран не выигрывает от ограничения добычи, а упускает исторический момент восстановления своей доли на рынке (рис. 1), и совокупного дохода, даже с учетом якобы роста цены.

Рис. 1. Добыча нефти десятью крупнейшими производителями (по данным BP)

Политически Иран не связан обязательствами и с Россией, поскольку российская политика в отношении Ирана традиционно отличалась непоследовательностью: Кремль уже отменял поставки комплексов С-300 в Иран после того, как Иран попал под санкции. Российская установка на смену власти в Сирии также вызывает крайнюю озабоченность у Ирана. Поэтому ориентация Ирана заключается в быстром восстановлении своего уровня добычи нефти. Отношение Ирана к России скорее можно описать формулой, озвученной М.Каддафи — "будь в мире великая Россия", но ее нет, а значит готовность Ирана обеспечить Турцию газом и нефтью взамен России выглядит вполне закономерно. Аналогичен в этой связи и отказ Ливии, которая до свержения Каддафи добывала 1,6 млн баррелей в сутки, а в настоящее время только 400 тыс. б/с. Перед ней также стоит задача восстановить добычу.

Выход на саммит, зная, что два государства намерены нарастить производство, а саудиты стоят на формуле — "если все страны согласятся заморозить добычу, мы готовы. Но если кто-то решит наращивать производство, мы также не упустим возможностей, которые нам представятся", можно считать не более чем пиар-ходом, за которым реальных практических действий и не могло последовать. Что и подтвердил итог саммита, на который прибыло 11 стран-членов ОПЕК и 7 других нефтедобывающих государств, общий объем добычи которых равен почти половине от мировой. На саммите должна была быть подписана декларация, предусматривавшая заморозку добычи на уровне января до 1 октября, а также создание консультативного органа, который бы следил за исполнением соглашения. Но ничего этого не состоялось, поскольку в последний момент саудиты вновь заговорили о необходимости присоединения Ливии и Ирана к обязательствам по заморозке добычи. То есть саудиты выдвинули заранее недостижимые условия, о чем они прекрасно знали. Это была своего рода демонстративная пощечина тем, для кого вопрос нефтеобразования стал уже критическим, в то время как принц Саудовской Аравии объявил, что его страна не слишком озабочена падением цен, так как у нее есть "собственная программа развития, которой не важна дорогая нефть".

*

КРЕМЛЕВСКИЕ ОШИБКИ

Саммит в Дохе в очередной раз доказал, что Россия продолжает совершать ряд стратегических ошибок, которые продолжают тормозить развитие страны. Причем, единственным объяснением подобной настойчивости в ходьбе по граблям является монополия власти и убежденность одного человека в своих заблуждениях. При этом, как свидетельствуют инсайдеры, сказать этому человеку, что он делает очевидные ошибки охотников уже не находится. А сам этот выдающийся человек утратил способность к самооценке. Такова ловушка, в которой находится Россия.

Ошибка первая. Цена на нефть не зависит от рыночных условий, законы спроса и предложения не действуют там, где работает спекулятивный капитал. Цены на нефть управляются, а точнее даже манипулируются деятельностью фирм-спекулянтов на фьючерсных рынках и изменением объёмов нефти в стратегических хранилищах США. Физический баланс производства и потребления нефти играет вторичную роль. Это доказала и реакция рынка на новость о замораживании добычи нефти саудитами и Россией на уровне 11 января — нефть не стала расти, а напротив пошла вниз с $35,5 за баррель до $34, хотя до этого росла. В 2014 году страны ОПЕК незначительно сократили добычу нефти, но котировки отреагировали на это продолжающимся снижением. С 1979 года по 1985 год ОПЕК сокращала объемы добычи, в общей сложности снизив почти в два раза, однако цена на нефть при этом продолжала падать (рис. 2)!

Рис. 2. Добыча нефти странами-членами ОПЕК, стоимость нефти марки Brent (по данным BP)

Это явно указывает на то, что регулирование предложения нефти не привело к ценовым колебаниям. 

Ошибка вторая. Российская элита делает только то, что умеет — и это использование сырьевой экономики. В условиях низких цен она вновь сосредотачивает усилия на нефтегазовом секторе, ожидая возвращение эры благоприятных нефтекотировок. Это все непосредственно сопровождается стагнацией экономики, рецессией. Власть при этом продолжает надеяться на рост цен, апеллируя к опыту 2009 года, когда снижение на нефть было годовым и уже в 2010 году началось восстановление. Однако текущая ситуация в большей степени напоминает опыт 1980-ого года, когда на протяжении двух десятилетий цена на нефть снижалась. Итогом для нас стала горбачевская перестройка со всеми вытекающими последствиями. Если посмотреть на график цены на нефть, то можно увидеть, что падение -это уже устойчивый тренд с 2012 года (рис. 3). Текущая кривая повторяет кривую падения цены на нефть в 1981 году. Никакой схожести с опытом 2009 года нет! Единственный выход — строить самостоятельную, крепкую промышленную экономику без оглядки на нефтекотировки. Что не делается и даже не обещается.

Рис. 3. Стоимость нефти марки Brent (по данным BP)

Ошибка третья — выбор геополитических партнеров. Россия сделала ставку на Саудовскую Аравию, полагая, что эта страна в первую очередь заинтересована в росте цен на нефть. И это при том, что саудиты относятся к другому геополитическому лагерю. Сирийский кризис показал: Эр-Рияд поддерживает оппозицию, в то время как Россия оказывала содействие официальному Дамаску. Остальные ближневосточные государства также стремятся скорее использовать текущий момент: Ирак заявил о своем праве увеличить добычу до выхода на досанкционный уровень. Кувейт объявил, что к 2017 году побьет свой рекорд добычи 43-летней давности. Договориться даже на таких условиях, при которых не пришлось сокращать добычу, становится невозможным.

Кремлевской элите необходимо объективно оценивать реальность, а не как в 2009 году ждать внезапного улучшения. На этот раз оно не наступит — страну загнали в изоляционистскую ловушку. Кремль завершил своей "дипломатией" миссию по дискредитации России. Пока властная верхушка называет нашими союзниками только тех, кто ввел против нас санкции, с кем на протяжении российской истории мы вели открытое или скрытое противостояние, страна будет слабеть. И тут уже возможны два пути-либо оздоровление через потрясение или озарение народа, или же сценарий 1991 года. Выбор за россиянами…

***

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Цена нефти: между экономикой и политикой

Итоги 2015 года

Сирия: что это было?

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...