< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Подписка rss
Поиск Поиск
Общественное мнение и конституционные ценности в России: социологический анализ

19 мая 2016 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Надежда Хвыля-Олинтер — эксперт Центра Сулакшина, к. соц. наук.

В статье рассматриваются ценности, заявленные в Конституции России, и степень их релевантности социальным установкам российских граждан. Используется вторичный анализ данных социологических исследований общественного мнения и компаративный анализ конституционных ценностей и ценностей российского общества. Основной вывод исследования заключается в том, что конституционные ценности по многим параметрам не соответствуют ценностным установкам россиян. Законодательные нормы, которые не принимаются большинством граждан страны, не могут эффективно работать на практике. Кроме того, такой ценностный диссонанс негативно сказывается на характеристиках социума. 

Статья опубликована в Вестнике Московского университета: Хвыля-Олинтер Н. А. Общественное мнение и конституционные ценности в России: социологический анализ // Вестник Московского университета. Серия 11: Право. — 2016. — № 1. — С. 99–110.

***

Французский социолог Г.Лебон, полагая, что у каждого народа есть своя "душа", считал попытки ее изменить заведомо провальными: "Только на внешний взгляд народ круто переменяет свой язык, свой государственный строй, свои верования и свое искусство. Для того чтобы произвести подобные перемены в действительности, нужно изменить его душу"[1]. Но на это, по мнению ученого, требуются тысячелетия.

Что произошло в России после развала СССР? Россиянам была навязана чуждая их менталитету модель жизнеустройства, в основе которой лежали неолиберальные ценности. Сконцентрированы они в высшем законе — Конституции, которая определяет модель страны в целом, паттерны повседневного поведения и является регулятором социальных взаимодействий.

В данном исследовании основной выступает следующая гипотеза — если Конституция действительно корреспондирует с тем, что, пользуясь терминологией Г. Лебона, называется "душой" народа, то содержащиеся в ней ценности должны мотивировать большинство членов общества к определенным действиям. Тем более что с момента принятия Конституции прошло более двух десятков лет и срок ее существования в данном формате уже превышает средний возраст конституций стран мира. Если же характеристики социума, проявляющиеся в общественном мнении, не согласуются с конституционными ценностями, то это говорит о неэффективности данного документа и в первую очередь той идеологии, на которой он основывается.

Проанализируем наиболее яркие характеристики либеральной модели страны, ценности, содержащиеся в Конституции РФ, и то, как они согласуются с общественным мнением, опираясь на результаты общероссийских социологических опросов и экспертных оценок.

Либерализм ставит в основу триады государство-общество-личность последний компонент, обладающий обязательными качествами — ответственностью, индивидуализмом и свободой. Эти качества, несомненно, важны, и, так или иначе, признаются значимыми почти в любой современной социальной системе. Значимыми, но не приоритетными по отношению к интересам государства и большинства населения. Тезис об ответственности личности влечет за собой вопросы "за что?" и "перед кем?". Согласно либеральному постулату доминирования личности над обществом формируется представление о том, что человек становится, как бы "сам себе мерилом". Государство при этом не должно мешать личности в ее деятельности, самовыражении, самореализации и т. д. В таком случае вопрос о том, перед кем личность несет ответственность, остается открытым, снимая тем самым и проблему ответственности в принципе, так как если нет контролирующего субъекта, то сам факт взыскания становится формальным.

Идея противопоставления личности обществу звучит неубедительно, так как на практике ее воплощение приводит к двум последствиям: либо общество как единый социальный организм перестает существовать совсем, либо часть его, объявившая себя либеральной, автоматически становится в нем маргинальной группой. Первый вариант наблюдался, например, в эпоху буржуазных революций XVII—XVIII вв., прокатившихся по Европе под эгидой либерализма. Второй вариант не менее опасен, чем первый, так как в случае прихода этой группы к власти, речи о защите интересов большинства населения идти уже не может, и общество становится ресурсом для сохранения привилегий либерального меньшинства.

Свобода как обязательная составляющая либеральной модели государства для россиян обернулась свободой не "для", а "от" — от традиций и устоев, уважения к истории своей страны, памяти о своих предках. Результат обретения такой свободы зафиксировали социологи: с конца ХХ в. произошло значительное ухудшение нравственного климата в российском социуме.

Дистанцирование личности от социума воспитывает индивидуализм, логичное проявление постановки в центр внимания отдельно взятого человека (антропоцентризма). В каждом обществе степень свободы индивида в итоге определяется исходя из политических и культурных традиций. Социолог Д. Шляпентох на примере западного общества описал проявления индивидуализма в семье, в отношениях с окружающими и политических воззрениях[2]. В частности, социолог указал на риски для США, связанные с концептом индивидуализма. Жизнь в либеральной стране строится по принципу комфорта для собственной персоны — отсюда, например, и относительно ранний исход из родительского дома детей, и культивирование частной жизни, материального достатка, превозношение своей точки зрения по любому вопросу, и стремление оппонировать власти. Индивидуализм, вплоть до атомизма, ставит под сомнение существование общих ценностей и, следовательно, ведет к самоуничтожению социума. Политический деятель А. де Токвиль изложил основы идеологии либеральной демократии в фундаментальной работе "Демократия в Америке"[3]. В ней он сравнил индивидуализм с эгоизмом, считая первый гораздо более опасным проявлением природы человека, так как он "убивает" общественное благо.

Индивидуализм постепенно становится характеристикой, присущей и российскому обществу, хотя чужд его ментальности. В Центре научной политической мысли и идеологии были разработаны спектры базовых ценностей и на основе авторской методологии в январе 2015 г. методом экспертного опроса было опрошено 182 члена Экспертного сообщества "Российский сетевой интеллект". В частности, по 11-балльной шкале была произведена оценка степени выраженности тех или иных характеристик в обществе. Оказалось, что россиянам индивидуализм сегодня присущ в гораздо большей степени, нежели коллективистские устремления (рис. 1).

Рис. 1. Экспертная оценка состояния российского общества по шкале коллективизм-индивидуализм-эгоизм

Процессы, происходящие в области выбора россиянами ценностей между индивидуализмом и коллективизмом, очень интересны. В постперестроечной России отмечается стремление к индивидуальности, но затем начинает преобладать тренд на конформизм, а с 2009 г. происходит возвращение к нонконформизму. Похоже, что в периоды активной либеральной пропаганды традиционные ценностные установки искусственно деформируются (рис. 2).

Рис. 2. Динамика проявления конформизма в российском обществе (данные ВЦИОМ)

Сторонники либеральной парадигмы подразумевают, что общество обладает важной характеристикой — самоорганизацией. Наличие гражданского общества как независимого от государства субъекта, вовлеченного в деятельность политических институтов, способного формировать общественное мнение и влиять на политические процессы, либерализм подразумевал еще в классическом своем варианте. Фактически самоорганизующееся общество является антиподом модели, когда строительство социума происходит под контролем государства. Отметим, что на протяжении всего исторического пути нашей стране была присуща склонность именно ко второй модели (релевантной территориальной протяженности страны, ее этническому многообразию и даже религиозным установкам).

О том, существует ли в России сегодня гражданское общество и насколько россияне тяготеют к самоорганизации, ведутся споры. Попытки перейти к самоорганизующейся модели были связаны для нашей страны с глубочайшими потрясениями, например с революцией 1905 г., развалом СССР. Так как развитие гражданского общества зависит от традиций не в меньшей степени, чем от наличия демократии или частной собственности, трудности с которыми связано его становление в России, объяснимы. На неразвитость структур гражданского общества указывают результаты социологических опросов.

а) Больше половины россиян не смогли назвать действующую общественную организацию. Немногочисленные респонденты, сумевшие дать ответ на поставленный вопрос, чаще всего называли "Гринпис" (6%), различные благотворительные организации и фонды (5%) и даже "Единую Россию" (4%) [4]. Последний факт указывает на непонимание того, что такое общественная организация и какие функции она призвана выполнять.

б) Готовность россиян выражать гражданскую позицию и нести ответственность за происходящее вокруг снижается по мере расширения границ предлагаемого для оценки участка (дом, город, страна). За происходящее в пределах дома и двора, в котором они проживают, чувствуют себя ответственными 77% граждан, в пределах города — 49%, в пределах страны — только 41% [5].

в) Вывод о том, что институты общественного регулирования сегодня крайне слабы, был сделан в отчете "Потенциал гражданского участия в решении социальных проблем"[6]. Исследователи отмечают, что авторитет общественных организаций в глазах населения снижается, как и потенциал российских граждан в решении общественных и государственных задач.

Таким образом, говорить о наличии в России работоспособного гражданского общества на сегодняшний день нельзя. Россияне, веками придерживаясь позиции патернализма, и сегодня, как правило, не проявляют активной гражданской позиции.

Если же структуры, подобные гражданскому обществу, формируются, то почти наверняка они являются либо производными от действующей власти, либо представляют собой совокупность ангажированных Западом оппозиционеров, целью которых является не столько защита интересов населения и реализация функции контроля, сколько борьба за власть в стране. А если выражаться точнее, то борьба с государством — за сокращение объема его функций и сведение его роли к функциям "ночного сторожа". Идея необходимости в либеральной системе самоорганизующихся субъектов и лозунги о проявлении гражданской позиции в настоящее время фактически используются для формирования структур псевдогражданского общества, деятельность которых направлена не на созидание, а на разрушение. Примером тому является ряд "цветных революций", организованных на постсоветском пространстве и имевших самые негативные последствия для стран, в которых они произошли.

Прежде чем перейти к анализу того, источником каких ценностей является действующая Конституция РФ, посмотрим, как в ней ставится вопрос о ценностях. Принципиальный момент — в конституции России запрещена идеология, т.е. тот активно — деятельностный посыл, который задает тон государствостроительству, любым сферам жизнедеятельности страны, обозначает спектр высших ценностей и их практический потенциал. Вполне в духе либеральной идеи всеобщего равенства провозглашается идеологическое многообразие — вместо ценностно выверенной стратегии развития предлагается спектр всех возможных мировоззрений, которые могут существовать где-то "в быту", но не имеют права быть общегосударственными.

Такой отказ от ценностной унификации на самом высшем уровне свойствен всего нескольким государствам мира — кроме России запрет на идеологию существует в Болгарии, Молдове, Таджикистане и Узбекистане, еще в ряде стран (например, Украине, Белоруссии, Чехии) установлены частичные ограничения на идеологию. И это совсем не является отличительным признаком цивилизованного по европейским меркам государства. Кроме того, либеральную модель в принципе нельзя считать лишенной идеологии, несмотря на постулируемые санкции. Как было показано выше, страна существует по либеральным законам, которые фактически и являются проявлением идеологии. А конституционный запрет — своеобразная ловушка, идеологическая мимикрия, позволяющая защищать интересы богатого меньшинства, оправдывать тупиковые постулаты жизнеустройства, разрушающие российскую государственность. Для удобства анализа ценности были разделены на сферы: социальная, гуманитарная, региональная и финансово-экономическая, а также внешняя и внутренняя политика. Будучи ограниченными рамками данной работы, проанализируем наиболее актуальные для жизни рядовых граждан сферы — социальную и гуманитарную.

*

1. ЦЕННОСТИ ГУМАНИТАРНОЙ СФЕРЫ.

К гуманитарной сфере относится культура, религия, образование и воспитание, здравоохранение, демография, наука и т. д. О глобальном значении культуры для человека и государства говорил русский филолог Д.С.Лихачев: "Культура представляет главный смысл и главную ценность существования как отдельных народов и малых этносов, так и государств. Вне культуры самостоятельное существование их лишается смысла"[7]. Частота употребления в Основном Законе страны слова "культура" является своеобразным маркером придаваемого этой сфере значения. В действующей либеральной Конституции РФ термин "культура" встречается одиннадцать раз: этот показатель, например, в Китае выше более чем в два раза, как и в Конституции СССР, где насчитывалось двадцать семь обращений к данному термину[8].

Если смотреть через призму прав и свобод, выдвигаемых либеральной моделью, то культурные ценности обозначаются через свободу творчества и предпринимательства, а также через право на участие в культурной жизни, на пользование культурными учреждениями, доступ к культурным ценностям. Но реализоваться эти права не могут без участия государства, следовательно, без наделения его определенными обязанностями по сохранению культурного наследия, формирования культурного облика страны, обеспечению условий для развития культуры. Таких апелляций в рамках либеральной модели не предусмотрено.

Есть еще один существенный момент. В действующей Конституции речь идет о многонациональном народе — данная конструкция без конкретизации не имеет смысла, а существование русского народа и его культурных и ценностных накоплений никак не обозначается. По этой причине и понятие культуры становится крайне неоднозначным и размытым: утрируя, с такой же вероятностью можно вести речь о культурных традициях племени майя как об источнике культурных ценностей и культурного наследия нашей страны. Ценность религиозного компонента в либеральной модели не представлена совсем. И даже наоборот, ценность религии нивелируется — в Конституции указано, что "никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной". И далее — "религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом".

Иными словами, провозглашается равенство религиозных объединений и относящихся к традиционным для России религиям (прежде всего к тем, которые оказали решающее позитивное влияние на самосознание, язык, культуру, государственность и т. п.) и к современным течениям, пришедшим на территорию нашей страны из-за рубежа и зачастую откровенно чужеродным по своим духовным качествам.

Право на образование в Конституции закреплено, однако не отражены обязанности государства по обеспечению данного права, что фактически является способом переложить эти обязанности с государства на институт семьи. Кроме того, речь идет об обязательности лишь основного общего образования, а бесплатность более высоких уровней обеспечивается только в государственных и муниципальных учреждениях, что способствует разрастанию коммерческого сектора.

Граждане России имеют право на охрану здоровья и медицинскую помощь, при этом в ранг обязанности данный компонент не возводится. Следовательно, предлагается не превентивный, а реакционный подход, не обеспечивающий в полной мере сохранение и наращивание социального потенциала.

Проблема демографии, давно назревшая в нашей стране, в действующей Конституции никак не отражена, что является недопустимым с учетом сложившейся в данной сфере критической ситуации.

Развитие научного потенциала, судя по игнорированию данной темы в Конституции, не предусматривается. Собственно, в том числе и это привело к деградации отечественной науки, "утечке мозгов" и попыткам реформировать научную сферу, ориентируясь на некие западные лекала. В Конституции слово "наука" употребляется минимальное по сравнению с другими странами количество раз и более чем в три раза реже, нежели в Конституции СССР, чей научный потенциал являлся одним из самых мощных в мире[9] (рис. 3).

Рис. 3. Частота употребления термина "наука" в конституциях стран мира

Социологические опросы относительно вышеперечисленных ценностных направлений показывают следующее.

Во-первых, россияне воспринимают великую культуру в качестве неотъемлемой характеристики великой державы, причем отмечают роль этой составляющей наши соотечественники в 1,8 раза чаще, чем приоритет прав и свобод человека (23% и 13% соответственно)[10].

Во-вторых, большинство граждан нашей страны в той или иной степени религиозны, т. е. игнорировать или отрицать религиозные ценности на конституционном уровне неприемлемо.

*

2. ЦЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ.

К социальной сфере относится: социальная защита граждан, труд, занятость, семья и т. д. Социальные ценности, закрепленные в Конституции, являются ориентиром для постановки целей и задач государства относительно как общества в целом, так и отдельного человека и призваны сбалансировать интересы государства и общества. В Конституции заявлено, что Россия — государство социальное, что человеку предоставляется право на труд, отдых, социальное обеспечение, жилище, охрану здоровья и медицинскую помощь, образование. В Конституции речь идет о том, что политика государства "направлена" на создание соответствующих условий. Трактовка используемого термина "направлена" представляется размытой, так как "направленность" и достижение результата все-таки не одно и то же. Сегодняшние тенденции таковы, что социальная защита превращается в сферу по оказанию услуг[11], а государство последовательно свое присутствие в социальной сфере сокращает.

Из перечня социально значимых забот государства, приведенного в Конституции, ясно, что социальное государство в нашей стране, по сути, призвано не обеспечить условия для развития человеческого потенциала, а выполнять функции социального работника. На практическую нереализуемость концепта социального государства указывает то, что на практике доступ к социальным благам для большинства населения не упрощается, а затрудняется. Вводится платное образование, платная медицина, возможности реализации права на жилье ухудшаются, безработица и социальное расслоение растет, а материальное благосостояние большинства граждан снижается. Это говорит о том, что установленные нормы или неработоспособны, или в них заложен какой-то иной смысл, нежели они анонсируют.

Право на труд определяется Конституцией как "право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены"[12], что означает право скорее на охрану труда, чем на труд как таковой. Соответственно государственная политика занятости и борьбы с безработицей не регламентируется.

Степень внимания к ценности семьи можно проследить, определив частоту употребления термина "семья" в тексте Конституции — он встречается трижды, что является одним из самых низких показателей в мире. Реже — только в Основных законах Германии и Швеции, которые, собственно, и переживают сильнейший кризис института семьи [13] (рис. 4).

Рис. 4. Частота упоминания в конституциях различных стран слова "семья"

Социологические опросы показывают следующее.

Во-первых, большинство россиян считают обеспечение достойного уровня благосостояния граждан прямой обязанностью государства [14].

Во-вторых, без государственной поддержки большинство россиян существовать не может, причем за годы либерального эксперимента эта уверенность только окрепла [15]. И дело не только в свойственном россиянам патернализме. Причина в том, что прогрессирует социальное неравенство и увеличивается разрыв в доходах бедных и богатых.

В-третьих, именно право на медицинскую помощь, социальную защиту и бесплатное образование россияне чаще всего отмечают в качестве наиболее ущемляемых в России [16].

Когда заявленные ценности не выступают мотиватором поведения граждан, создаются предпосылки для ценностной аномии, в таком случае убеждения, мировоззрения и ценностные ориентации формируются стихийно (или не стихийно), и тогда остро встает вопрос о формирующем их субъекте (если не государство, то кто и с какой?).

Это и происходит. На критическое состояние ценностной системы россиян указывает ряд исследований. Институтом психологии РАН был проведен экспертный опрос с целью выявить динамику психологического состояния российского общества [17]. Экспертам было предложено оценить по 10-балльной шкале силу выраженности 70 параметров (35 положительных и 35 отрицательных). Результаты оказались сенсационными — ученые зафиксировали рост всех без исключения негативных характеристик и снижение подавляющего большинства позитивных.

Можно было бы засомневаться в оценках экспертов и упрекнуть их в субъективности. Но опросы, проведенные среди населения, подтверждают экспертные результаты [18]. Три четверти российских граждан считают, что моральное состояние общества стало ухудшаться в 1990 г., половина респондентов уверена, что этот процесс продолжился и в 2000-е гг. Причем оценки состояния морали гораздо более пессимистичны, чем, например, состояния экономики, международной политики или распространения коррупции. По мнению самих россиян, за последние 15–20 лет в обществе существенно усилились агрессивность и цинизм, а такие качества, как патриотизм, верность, доброжелательность и душевность, напротив, становятся дефицитом. Деформация социальных норм и ценностей признается нашими согражданами в качестве одного из важнейших факторов, тормозящих развитие российского общества, наряду с проблемами социальной и гуманитарной сфер [19]. И это очень важно, поскольку осознание проблемы является первым шагом к ее устранению.

Завершая исследование, можно сделать следующий вывод. Между государственными ценностями и общественными существуют явные разногласия. Эта ситуация очень болезненна для страны как минимум по двум причинам. Во-первых, законодательное закрепление норм практически не имеет смысла в том случае, если они не принимаются большинством граждан, не отвечают его потребностям и интересам. В таком случае они остаются формальными нормами, неработающими на практике. Во-вторых, ситуация навязывания ценностей пагубно сказывается на характеристиках социума, который не имеет возможности преодолеть возникший диссонанс. Задаваемые через либеральную Конституцию нормы поведения по многим аспектам вступают в противоречие с общественным мнением. Ценности, заложенные в основном законе страны, не приняты обществом, соответствующие принципы жизни не закрепились в общественном сознании за более чем двадцатилетний срок своего доминирования в правовой сфере. Если бы предлагаемые населению императивы были релевантны его ментальности, истории и глубинным нравственным установкам, то их принятие должно было произойти естественным путем — в противном случае навязываемые ценности становятся источником "социальных болезней".

***

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Лебон Г. Психология народов и масс. СПб., 1995. С.8

[2] Шляпентох Д. Незнакомые американцы / В. Шляпентох // Родина. — М., 1992. — N10. — с. 98 — 104 С. 99

[3] Токвиль А.де. Демократия в Америке. М., 2000. С. 375

[4] URL: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114932

[5] Источник данных: "ФОМнибус" — опрос граждан РФ от 18 лет и старше. Июль 2014. 43 субъекта РФ, 100 населенных пунктов, 1500 респондентов. Интервью по месту жительства (URL: http://fom.ru/Obraz-zhizni/11691).

[6] Сводный аналитический отчет "Потенциал гражданского участия в решении социальных проблем" (электронный ресурс): URL: http://www.levada.ru/books/potentsial-grazhdanskogo-uchastiya-v-reshenii-sotsialnykh-problem

[7] Лихачев Д. С. Раздумья о России. СПб., 1999.

[8] См.: Научный макет новой Конституции России. М., 2011. С. 76.

[9] См.: Научный макет новой Конституции России. С. 378

[10] Общественное мнение — 2014. М., 2014. С. 39.

[11] См.: Сулакшин С. С. Человек и государство: развитие и управление. Сб. тр. М., 2014. Т. 1.

[12] Ст. 37. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с поправками от 30 декабря 2008 г., 5 февраля, 21 июля 2014 г.)

[13] См.: Научный макет новой Конституции России. С. 77

[14] URL: http://www.levada.ru/25-10-2011/na-chto-rasschityvayut-i-na-kogo-nadeyutsya-rossiyane

[15] URL: http://www.levada.ru/30-01-2015/rossiyane-nazvali-sebya-naibolee-ushchemlennymi-v-medpomoshchi

[16] Там же.

[17] См.: Юревич А.В., Юревич М. А. Динамика психологического состояния российского общества: экспертная оценка // Нравственность современного российского общества: психологический анализ / Отв. ред. А. Л. Журавлев, А. В. Юревич. М., 2012. С. 21–41.

[18] См.: Горшков М.К., Тихонова Н. Е. Социокультурные факторы консолидации российского общества. М., 2013. С. 8.

[19] См.: Проблемная повестка современной России. М., 2015. С. 184.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...