< Октябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Подписка rss
Поиск Поиск
Таджикистан. Очерк с российской стороны

01 июня 2016 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

***

Для России Таджикистан — это постсоветское пространство, которое формально еще входит в российскую сферу влияния. Для россиян Таджикистан — это страна, ежегодно поставляющая десятки тысяч мигрантов, более половины из которых оседают в России. Слабый и нищий Таджикистан — это угроза российской безопасности, особенно исламским регионам, поскольку именно с таджикско-афганской границы начинается набирающий силу процесс новой исламизации под агрессивными лозунгами. О Таджикистане и его особенностях знать важно и нужно.

*

РОССИЯ ДЛЯ ТАДЖИКИСТАНА

В Москве встретить таджика намного проще, чем русского в Душанбе. Привычными с подачи российских властей, которые попытались наполнить российскую демографическую яму мигрантами, стали картины играющих на футбольных полях целых команд таджиков, полные палаты таджичек в московских родильных домах, обслуживающий персонал в секторе питания и торговли. Россия оказалась притягательна для них возможностью заработка. Только по данным официальной статистики в России находятся 318,7 тысяч таджиков, приехавших на заработки и для воссоединения семей. Альтернативные данные — около одного миллиона. И это не удивительно. Средняя зарплата в Таджикистане составляет — 119 $, в то время как в России — $537. Условия их работы и жизни резко контрастируют с рабочим ритмом обычных россиян, вызывая феномен рабского труда, по которому Россия заняла уже 5 место в мире по численности "рабов".

На официальном уровне острые вопросы обходят стороной. А между тем давно уже пора их поднять.

1. Проблема рабства. Когда таджики наряду с другими выходцами из Средней Азии подвергаются унижению, издевательствам, лишаются свободы передвижения и трудятся бесплатно. По данным Walk Free Foundation в России более одного миллиона человек живет в рабстве. Одно из самых громких дел — это история семьи Шолпан Истанбековой. В 2002 году ее осудили по факту насильственного удержания в магазине подростков — работников из стран СНГ, приговорив к 5 годам колонии. Вскоре она была амнистирована и вновь приступила к своей практике рабовладелицы. В 2012 году было освобождено 11 человек — женщин и мужчин, граждан Казахстана, Узбекистана и Таджикистана из магазина Истанбековой. Однако все попытки возбудить уголовное дело в отношении нее оказались тщетными. Последний отказ был получен уже в мае этого года. А сколько таких "салтычих" на пространстве России развелось из-за банальной халатности правоохранительных органов? Прошумевшая история о Шолпан вообще поднимает вопросы: а на что нам закон, если он не может защитить никого? Неужели таков реальный облик России и российского предпринимательства — рабство, издевательства. Где та старая добрая традиция меценатства, господствовавшая в начале XX века? Почему мы сползаем в яму варварства и бесчеловечности? Куда тянет нас либеральная Россия — к расчеловеченности?

2. Проблема интеграции мигрантов. Опыт Европы уже отчетливо показал, что игнорировать ее, делать вид, что ее нет — нельзя. Уже сейчас в России проживает треть миллиона таджиков молодого возраста, большинство из них не только не владеет русским языком, но и воспитывалась в атмосфере запрета и осуждения всего русского.

3. Проблема внутренней безопасности. Любые социальные страты, исключенные из общества, увеличивают риски роста преступности. Выходцы из Таджикистана не исключение. Многочисленные сводки об инцидентах касаются различных видов преступлений. И проблема не только в таджиках, вопрос стоит остро в отношении государственной демографической, этнической и миграционной политики. Разгул незаконной миграции и порождает такие явления, как разборки на Хованском кладбище. Вдуматься только. Каждый нелегал платил директору кладбища порядка 10% своего заработка. И это только минимальные озвученные суммы. Естественно, что рост таксы, по сути такой же незаконной, как и использование труда нелегалов, спровоцировал обострение. И самое поразительное, что трагедия происходит через пару месяцев после поручения президента, который 31 марта на заседании Совета безопасности РФ, посвященном государственной миграционной политике, выразил обеспокоенность высоким уровнем преступности в среде мигрантов. Тогда он поручил ведомствам "серьезно усилить оперативную и профилактическую работу по борьбе с преступностью в миграционной среде". Возникает вопрос — а что президент у нас произносит речи, лишь чтобы сотрясать воздух? Его слова хоть когда-либо подкреплялись действиями?

*

РУССКИЙ ВОПРОС В ТАДЖИКИСТАНЕ

Процесс дерусификации на постсоветском пространстве идет стремительно. В наиболее жесткой форме он протекает в удаленных от России странах с минимальным числом русского населения. Таджикистан это только подтверждает. 62% выпускников таджикских школ учатся только на таджикском языке. Русское обучение получает 0,54% учеников, то есть менее одного процента. Всего обучение с крохотной долей русского компонента в программе получает 8,4% учащихся. Менее 4% ВУЗов обучают русскому языку. А ведь именно недавние выпускники таджикских школ перебираются в Россию. При такой статистике не удивительно, что они попросту не говорят на русском языке.

Совсем недавно в Таджикистане было решено отказаться от русских фамилий, перейти полностью на таджикские. ЗАГСам запрещено регистрировать детей, фамилии которых имеют славянские окончания "-ев" и "-ов", разрешив использовать только персидские варианты их написания. Сам президент пошел на это шаг еще в 2007 году, когда фамилию Рахмонов заменил на Рахмон. Хотя русский язык и был восстановлен в статусе языка межнационального общения, с 2010 года все законы и нормативно-правовые акты в официальной прессе стали печататься только на таджикском языке. В этом году в республике был запрещен школьный последний звонок, как и иные мероприятия, напоминающие о советском наследии — "Праздник букваря" и другие. К этому стоит добавить и масштабную кампанию переименования советских населенных пунктов. Как и на всем постсоветском пространстве русские и русский язык стали первыми в списке "врагов" на выселение и искоренение.

Хотя русские традиционно не были многочисленной диаспорой и в советское время, их доля составляла 7,63%, уже в настоящий момент их осталось в Таджикистане менее полпроцента.

*

НЮАНСЫ ПОЛИТИКИ

Политическим устройством Таджикистана обычного россиянина уже трудно удивить. Что такое бессменный руководитель страны, окруживший себя своими людьми, россиянин знает не понаслышке. Отличием российской политической системы от таджикской является то, что Рахмон окружил себя своими родственниками, в то время как российский лидер — друзьями детства и молодости. В России пока юридически президент не имеет безграничных возможностей переизбираться, а в Таджикистане это уже закреплено на уровне Конституции.

Таджикистан реализует модель азиатской демократии, такой же, как в Узбекистане, Казахстане, Туркменистане. Она отличается как минимум тремя особенностями.

1. Есть лидер. Он пожизненный. В декабре 2015 года был принят закон "Об основоположнике мира и согласия — Лидере нации". Согласно нему Рахмон — лидер нации. Ранее в мае 2010 года этот статус присвоил себе президент Казахстана Н.Назарбаев. Таджикский лидер нации — "выдающаяся историческая личность нации… внёсшая достойный вклад в построение суверенного, демократического, правового, светского и социального государства, предотвратившая распад нации, исчезновение государства и избавившая народ от гражданской войны, осуществившая великие судьбоносные свершения в политическом, социально-экономическом, культурно-историческом развитии независимого государства Таджикистан". Лидер нации получает социально- экономические льготы и гарантии в период президентской деятельности и после её прекращения.

После окончания президентских полномочий лидеру нации будет выделено служебное помещение и создана Канцелярия Основателя мира и национального единства — Лидера нации. Будут предоставлены в качестве частной собственности жилой дом и государственная резиденция с необходимым государственным обслуживанием, машина с водителем, тоже кстати пожизненно! И пенсия в размере 80% от ежемесячного должностного оклада действующего Президента Республики Таджикистан. И это при том, что у простого таджика пенсия составляет 26% от средней зарплаты! Лидер нации должен был бы довольствоваться теми социальными стандартами, на которые благодаря его деятельности и вышел Таджикистан! Все прочие услуги — связь, медицина и так далее ему предоставляются за счет средств государственного бюджета. Более того, лидер нации получает полную неприкосновенность — "он не привлекается к ответственности за действия в период исполнения полномочий Главы государства", "неприкосновенность распространяется на частную собственность, а также на собственность членов семьи, на жилое помещение, служебное здание, транспорт, средства связи, переписку и документы", принадлежащие Рахмону.

На днях в Таджикистане завершился референдум по внесению поправок в конституцию. "За" проголосовали 94,5% человек. Голосовали жители за наделение президента правом пожизненного переизбрания, за снижение ценза для кандидатов в президенты с 35 до 30 лет. По стечению обстоятельств именно в следующем году сыну президента исполнится 30 лет, то есть к моменту новых выборов в 2020 году он уже будет 33-летним кандидатом.

2. Все ключевые посты занимают родственники. Лидер и его "команда" контролирует все активы государства. Портал Wikileaks опубликовал дипломатическую телеграмму посольства США в Таджикистане с данными, что Рахмон управляет экономикой страны для своей собственной выгоды. От президента до милиционера на улице все пропитано кумовством и коррупцией. Рахмон и его семья контролируют основные предприятия страны, в том числе крупнейший банк. Единственные статьи экспорта Таджикистана — алюминий и электричество от ГЭС. Эти товары производятся компанией Талко, которая только формально принадлежит государству, а фактически через оффшор контролируется президентом.

По существу Таджикистан — это корпорация, в которой акционерами являются Рахмон и члены его семьи. Простые таджики — это обслуживающий персонал корпорации, который получает крохи с барского стола. Но и тут Россию не удивить — ровно такая же модель приватизированного государства выстроена и в России. Россия — нефтегазовая корпорация, во главе с кремлевскими менеджерами и Сечиными-Миллерами, Ротенбергами-Тимченко и прочее. Социальный пакет корпорации — слабый, полным ходом идет отказ от бесплатного образования и здравоохранения. Недра по факту принадлежат менеджерам, а простой российский народ загнан в ловушку безысходности и бедности.

3. Подавление народных мятежей. Естественно, что у Рахмона, который пребывает у власти с 1994 года, как у любого политического долгожителя, по мере длительного правления растут страхи и опасения относительно угрозы государственного переворота и мятежа. Россиянам это тоже знакомо по истории с Нацгвардией, которая должна зачищать любые попытки прогнозируемых народных волнений. Таджикский президент объявил вне закона партии и объединения на основе религиозного принципа. В прошлом году в сентябре в республике была организована попытка мятежа. 4 и 5 сентября в Таджикистане произошли нападения на отдел внутренних дел города Вахдата (пригород Душанбе) и на центральный аппарат Министерства обороны, в результате чего официально погибло 18 милиционеров, хотя СМИ сообщали о 33 погибших. В нападении была обвинена террористическая группа, состоящая из бывших бойцов Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), и возглавляемая Назарзоды Абдухалимом Мирзо. На следующий день появилась информация, что экс-заместитель министра обороны страны Назарзоды приказал военнослужащим одной из частей взять оружие и следовать за ним. Всего с ним ушли 30 человек, по другим данным 100.

Официальный Душанбе обставил эту ситуацию не как вооруженный мятеж группы людей, а как мятеж одного генерала и его соратников, который обманным путем, отдав приказ от имени руководства Минобороны, приказал военнослужащим покинуть место дислокации, захватил оружие и боеприпасы. Часть военнослужащих, осознавших мотивы генерала, вернулась. Однако учитывая, что сам Назарзоды из силовых ведомств (заместитель министра обороны), его правая рука — Джунайдулло Умаров работал на должности начальника инспекции ведомства в Минобороны, сам владелец квартиры, где сообщники ждали указаний, — из силового ведомства, этот мятеж можно вполне считать попыткой государственного переворота, организованного силовиками. В исторической практике — это наиболее часто встречаемые виды силового захвата власти. Российский президент назвал этот мятеж "попыткой дестабилизации внутренней ситуации в стране".

Тогда в Таджикистане в результате перестрелки были закрыты посольства США, Германии, Великобритании и Франции. Мятеж не имел шансов на победу: слишком малочисленной была группа мятежников. К 8 сентября было ликвидировано 26 мятежников, задержаны 39 человек, изъято более 500 единиц оружия и боеприпасов, найдены несколько тайников оружия.

Это не первое столкновение силовиков с боевиками. В июле 2013 года, например, прошла спецоперация властей против боевиков незаконных вооруженных формирований, на этот раз боевиками стали непосредственно представители силовых ведомств. И что примечательно — мятеж произошел накануне празднования Дня независимости, которое состоялось 9 сентября. Напуганные власти закрыли все продовольственные и вещевые рынки до завершения празднования Дня независимости.

В отличие от остальных азиатских республик народные массы Таджикистана пока не поднимаются. Загнанный в полную нищету народ длительное время может терпеть своего правителя. Терпеть до тех пор, пока не появится фактор идейного вдохновения и оздоровления. В Таджикистане — это исламский фактор, который все больше начинает пугать Рахмона, ощущающего шаткость своего трона. Если народ восстанет, то его не спасут никакие законы о лидере нации, никакие гарантии. Измученный голодом и физическими трудностями народ легче стало обратить в любую идеологическую сферу, которая обещает лучшую жизнь для измученного Таджикистана. Конечно, ни к чему хорошему это не приведет. Мир в Таджикистане хрупок. И во многом это следствие губительного курса первого лица, который своими неуемными аппетитами и азиатской традицией ставленников установил в стране коррумпированный режим, трансформировав Таджикистан в приватизированное государство.

*

ЕСТЬ ЛИ В ТАДЖИКИСТАНЕ ЭКОНОМИКА?

На постсоветском пространстве Таджикистан считается, пожалуй, самой неблагополучной в экономическом плане страной, что и объясняет феномен, когда более одного миллиона таджиков трудится за пределами своей страны, преимущественно в России. Рассмотрим главные черты таджикской экономики в социальном аспекте.

Зарплаты низкие. В первом квартале 2016 года средняя зарплата по стране составляла $119. А в ряде сфер и того ниже. Например, в сельском хозяйстве, где трудится 45% всех занятых, заработная плата равна $37 в месяц! И это оплата труда почти половины работающих! Работники образования и здравоохранения имеют доходы в $84 и $89 в месяц. Видимо это и есть то самое великое судьбоносное решение в социально-экономической сфере, за которое Рахмон и наградил себя титулом "Лидера нации". Судьбоносное и для миллионов таджиков. И для России.

Уровень безработицы высокий. Хотя официальная статистика дает низкие показатели, стоит все же задуматься, почему в республике из 8,4 млн граждан работает только 1 млн? То есть заняты в экономике всего около 13%, хотя в трудоспособном возрасте находятся 65% населения. По всей видимости, реальный уровень безработицы равен 80%.

Уровень бедности составляет официально 35%, хотя на деле этот показатель намного хуже. Для примера, в Таджикистане из 1000 людей только 28 имеют домашние телефоны, 43 — автомобили. Страна настолько бедна, что импортирует до 60% всего продовольствия. Только на продукты питания у таджиков уходит 58,9% доходов.

Промышленное производство в плачевном состоянии. Промышленность состоит в основном из небольших устаревших заводов в пищевой и легкой промышленности, есть объекты гидроэлектроэнергии и алюминиевый завод, который в настоящее время работает значительно ниже своей мощности, да и принадлежит по факту Рахмону и его семье, то есть служит цели набить карман президента.

Специализация страны на внешней арене — сырьевая. На внешний рынок идет алюминий, электроэнергетика, хлопок, фрукты и овощи. При этом главный товар — алюминий экспортирует компания TALCO, формально принадлежащая государству, а на деле — президенту республики.

Экономика держится на денежных переводах, пересылаемых из-за границы. Совокупно они составляют порядка 50% ВВП республики.

Список "достижений" Рахмона в экономике можно продолжать и далее. Но в целом диагноз один, что для Таджикистана, что для России: государство превращено в одну большую кормушку, государственный бюджет становится частным карманом. Страной правят не по принципу равенства достоинства, а по родовой и клановой принадлежности.

*

АФГАНСКИЙ ФАКТОР

Российско-таджикские отношения — это еще одно доказательство того, что политика 2000-х годов была направлена на сдачу национальных интересов страны. После распада Советского Союза Россия взяла на себя охрану таджикско-афганской границы. В 2005 году эти функции были переданы Таджикистану, а за Россией осталось право иметь своих советников и учредить военную базу — 201 стрелковую дивизию. Конечно, ни в какое сравнение с пограничной службой эта база не шла, а ее сокращение осуществлялось последовательно с 350 человек в 2011 году до 200 в 2016. Уход России экспертами и военными расценивался как новые риски роста угроз со стороны Афганистана, в том числе дестабилизация Центральной Азии. В настоящее время среди русскоязычных жителей Казахстана, например, присутствует страх, что именно из Таджикистана может прийти угроза радикального ислама. И если Россия Казахстану не поможет, то неисламское население просто вырежут.

Хотелось бы верить, что этого не произойдет, что Россия поможет, но Донбасс говорит о вероятности обратного.

В самой республике растут случаи вербовки граждан в ряды ИГИЛ. Например, 6 мая суд Душанбе вынес обвинительный приговор двум сторонникам террористической организации "Исламское государство", подозревавшимся в организации в сентябре 2015 года покушения на президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Подозреваемые готовили покушение и теракты в Худжанде и Вахдате. Концепция ИГИЛ "священной войны по месту жительства" не требует от таджиков отправляться в Сирию, Ирак, Афганистан, а предлагает воевать на своей территории, распространяя влияние Исламского государства. По существу Таджикистан столкнулся с той же проблемой, что и Россия. Безыдейность общества, отсутствие сплачивающей нацию идеи, коррупция и кумовство, когда даже те, кто хочет любить страну, сталкивается с полным безразличием со стороны власти. Таджики вынуждены констатировать, что не государство для них, а они для государства. Именно это и становится благодатной почвой для любой духовной идеи, которая сейчас в регионе представлена исламскими ценностями. Осознавая это, президент приступает к закручиванию гаек. Последний референдум мая этого года позволил внести поправки в конституцию, закрепляющие запрет на создание политических партий и объединений религиозного и националистического характера.

Таджикистан — это трафик афганского героина и исламской угрозы. По данным Wikileaks на таджикской границе удается перехватить всего 5% трафика афганского опиата, что объясняется тотальным засильем коррупции. Остальной поток — 95% идет в Европу и Россию. Главными причинами роста этих двух угроз стала экономическая отсталость Таджикистана, по причине чего наиболее ущемленные слои населения ищут альтернативные источники заработка. Это и оплачиваемая работа в ИГИЛ, и доходы от наркооборота. Духовная безыдейность таджикской нации причина того, что президент страны не смог сплотить народ во имя высокой миссии, не смог показать им жизненные перспективы.

Угроза распространения радикального ислама в России, вербовки в ряды Исламского государства возрастает по мере нового миграционного притока из Таджикистана. В сводках новостей появляется информация, что в разных городах России задержаны уроженцы Таджикистана по подозрению в вербовке людей для последующего участия в деятельности запрещенной в России террористической организации "Исламское государство". В мае в Москве задержали 12 мигрантов из Таджикистана с огнестрельным оружием. По оперативным данным, мужчины активно общались в соцсетях с земляками, живущими в Турции и Сирии.

Учитывая, что Таджикистан — это первый форпост, отделяющий террористическую заразу от Центральной и Средней Азии и России, Кремлю стоит всемерно укреплять свою базу на таджикско-афганской границе.

*

МЕЖДУ КИТАЕМ И РОССИЕЙ

Развилка геополитического выбора Таджикистана лежит в той же плоскости, что и у других республик Средней и Центральной Азии. Это либо Россия, либо Китай. И хотя Россия еще лелеет надежду, что выбор будет сделан в пользу Евразийского экономического союза, внешняя политика республики свидетельствует о китайском векторе.

Ориентир на Россию — это инерционное развитие, оставшееся как память о едином общем государстве, общих цивилизационных основах. Сейчас Россия уже далеко от границ Таджикистана, в то время как ближайший сосед — это Китай. Территориальная близость к нему определяет структуру торгового баланса. Импорт из Китая составляет 46,6%, а из России 16,8%. Соседство с Китаем влечет и значительные издержки. Как известно, Китай непростой партнер. Любые переговоры по сложным вопросам с ним завершаются только тогда, когда условия оказываются приемлемыми для Китая. После распада СССР Китай претендовал на три территориальных участка Таджикистана. Один участок был оставлен у Таджикистана, второй поделили поровну, а от третьего 1 тыс. кв. метров была передана Китаю. А ведь при Советском союзе это были земли Таджикской ССР!

Таджикистан подсажен на кредитную иглу Китая. По некоторым оценкам 2/3 всех льготных кредитов, предоставляемых КНР странам Центральной Азии, идут в Таджикистан. 40% внешнего долга республики — это займы у Китая. Если смотреть исключительно на двусторонние займы, то на Китай приходится 86% кредитов (данные за 2015 год). России в списке кредиторов нет вообще. Кредитные средства выделяются Пекином, как правило, через Экспортно-импортный банк КНР и осваиваются китайскими компаниями, которые работают в Таджикистане с привлечением собственной техники и рабочей силы. В итоге республика не получает ни новых рабочих мест, ни развития технологий.

Китай активно использует инструменты гуманитарной экспансии. Ежегодно в Китае обучается около 1,5 тысяч таджиков, в то время как в России единицы. В Душанбе открыт культурный центр "Конфуций".

Российское влияние на Таджикистан иного характера, в нем меньше прагматизма, чем у Китая. Россия — это рынок труда для таджиков, денежные переводы которых составляют около половины ВВП республики. Россия весьма ограниченно, но осуществляет и военное сотрудничество, имея там свою базу, хотя в допутинское время Россия полностью охраняла таджикско-афганскую границу. Однако Россия текущего момента не готова и не способна взять на себя задачу прекращения наркотрафика и распространения терроризма через границу Таджикистана с Афганистаном. Россия не способна предложить и инвестиции, поскольку сама является слабой и экономически отсталой. А рублевая масса и вовсе демонетизирована. Все технологии, инвестиции в республику, как и товары, придут из Китая. А в перспективе и ставленники — наследники трона будут уже не пророссийскими, а прокитайскими. России это нужно?

Глядя на всю эту систему невольно начинаешь задумываться: а если бы в мире была бы еще та самая сильная и могучая Россия, был бы Советский Союз, допустили ли бы такое кумовство во власти, разгон коррупцию, нищету? Стали ли бы возможны все эти ужасающие социальные расслоения и культы личности, которые развелись как в азиатских постсоветских республиках, так и в России? Был бы так безыдеен и загнан буквально в трудовое рабство российский и таджикский народы?

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...