< Апрель 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Подписка rss
Поиск Поиск
Ценностное измерение государственных и политических документов: высшие ценности государства как управленческая категория

16 августа 2016 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": О ценностях российского государства после десятилетий либерально-космополитических реформ наконец-то начали говорить с самых высоких трибун. К ним неоднократно в своих выступлениях аппелирует президент Российской Федерации. Тема ценностей присутствует в Посланиях Федеральному собранию. Последний инфоповод об актуальности национальных ценностей в государственном управлении преподнесла спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Время показывает, что пока эти все заявления довольно популистские и не ведут к качественной трансформации государственной политики.

Но как должна имплементироваться ценностная повестка в государственном управлении? Вопрос этот далеко не тривиальный. Потому начинаем публикацию цикла статей о государственных и политических документах как средствах трансляции и закрепления высших ценностей в сознании народа.

Детальному исследованию этой проблематики посвящена фундаментальная монография Центра авторства В.Э.Багдасаряна и С.С.Сулакшина "Высшие ценности Российского государства" (серия "Политическая аксиология"), опубликованная еще в 2012 году, фрагменты из которой и легли в основу данного цикла статей.

Приводимый ниже материал "Высшие ценности государства как управленческая категория" воспроизводит "Введение" книги и задает основную развертку актуальности высших ценностей, их классификации и проблемно-тематической декомпозиции.

Фото: монумент "Рабочий и колхозница" в Москве. Источник: vova2k8.photosight.ru 

***

О ценностях российского государства после двадцатилетия либерально-космополитических реформ вновь начали говорить с самой высокой трибуны. К ним апеллирует в своих обращениях президент Российской Федерации. Тема ценностей присутствует в Посланиях Федеральному собранию. Однако разъяснений, что понимается под высшими ценностями российского государства не содержится ни в одном официальном документе. Содержание провозглашаемого ценностного выбора становится в отсутствие государственного и политического определения его смысла и статуса предметом субъективного и даже личного понимания. В такой ситуации о едином, устойчивом ценностно определенном стратегическом курсе государства не может быть и речи. Но ясно, что любое управление, как и осмысленное движение, в социальном развитии без ценностей как целевых генераторов не обходится. Вопрос в их конкретном выборе, в том — являются ли они явными или теневыми, осознанными или навязанными лоббистами или внешним влиянием, гармоничны ли стране или противоречат ее традициям и цивилизационным кодам и формулам успеха, относятся ли к конституционным константам страны.

Реальная политика России выстраивается на основе определенного набора ценностей, но что он собой представляет и откуда он взялся в общем-то непонятно. Необходимость преодоления сложившейся парадоксальной ситуации стала главным побудительным мотивом настоящего исследования.

В ходе него предстояло ответить на ряд вопросов. Что есть ценности применительно к государственному управлению? Откуда берутся ценности соответствующего государства? Кто их генерирует? Каковы формы и механизмы их трансляции? В чем они могут состоять? Как они сохраняются и преемствуют, как они закрепляются в материальной практике? Есть ли для них правовая и даже конституционная форма закрепления?

Ключевыми для разрабатываемой темы категориями являются "государство" и "высшие ценности". Под государством в данном случае понимается организованность и упорядоченность (пассивная и активная) существования территории, деятельности проживающего на ней населения при единой системе государственного управления. Речь, таким образом, идет не о государстве в узком смысле слова, а именно о государственности — понятии, близком к понятию страны.

Сущностные признаки страны выражаются триадой необходимых компонентов: территорией, народонаселением, публичной властью. Фундаментальность (необходимость и достаточность) этих составляющих вытекает из факта их неустранимости. Невозможно в обозримой ретроспективе найти государство без территории, народонаселения и власти. Все обнаруживаемые исключения относятся к племенным временам и потому не могут быть экстраполированы на современную эпоху. В этом смысле гибель государства при изъятии любого из компонентов: завоевании — захвате территории, этноциде — истреблении, ассимиляции или деидентификации народа, безвластии — анархии или управленческой дерегуляции — становится неизбежной. Попытки применения каждой из этих, по существу, агрессий неоднократно делались противниками России, подводя российское государство к черте гибели.

Под высшими ценностями российского государства понимаются специфические желаемые состояния и характеристики наиболее важных для его жизнеспособности факторов, выступающих и деятельностными мотиваторами для народа и государственной власти. Соответственно, жизненно важные факторы государства определяются как внешние и внутренние обстоятельства, существенно влияющие на сам факт и устойчивость его существования (развития). Эти дефиниции основываются на развиваемой Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования методологии витального подхода к сложным социальным системам. Государственность, сообразно с ним, понимается как форма существования сложного социального живого организма.

Еще В.И.Вернадский развивал идею о разноуровневых формах жизни[1]. В качестве одного из уровней ноосферного существования в настоящей работе видится функционирование сложных социальных систем. Главная ценность для живого организма — это жизнь. Следовательно, высшая ценностная номинация государства заключается в целеполагании — "страна должна быть". Потенциалы, значимые для ее существования, в совокупности формируют степень ее жизнеспособности. Жизнеспособность страны, соответственно, зависит от действия широкого круга факторов. Соподчиненные единой интегральной ценностной цели — жизни государства, они составляют перечень его ценностей. Одни из них имеют более, другие менее весомое значение для жизнеспособности страны. Наиболее значимые факторы для жизни страны, находящиеся на первых уровнях факторной декомпозиции, составляют категорию высших ценностей. Таким образом, понятие высших ценностей государства не носит вкусового релятивистского характера, они введены как четко определенная категория. Она, как будет видно в дальнейшем, носит объективный характер, цивилизационно вариативна и вычислима для каждого конкретного большого государства или цивилизации. Именно поэтому высшие ценности государства являются критически значимыми для реальной практики государственного строительства и управления. Они ведут государство к успеху. Пренебрежение ими, соответственно, ведет страну к краху.

Рассматриваемые применительно к "живой" системе факторы должны иметь деятельностно-мотивационный характер. Деятельностными субъектами государства выступают власть и народ. Следовательно, ценности становятся факторами жизнеспособности тогда, когда они являются активной принадлежностью государственной власти и общества, неотъемлемой атрибутикой их ритуала, мотивации и самой многообразной деятельности.

Возможно, например, что жизнеспособность страны зависит от неких космогонических процессов. А.Л.Чижевский открыл влияние солнечных ритмов, а Л.Н.Гумилев предложил теорию пассионарности[2]. Однако, не являясь социальным мотиватором, космогонический процесс не может быть отнесен к высшим ценностям России. Необходимо, чтобы соответствующая ценность была воспринята в качестве таковой на уровне массового сознания, мотивировала бы народ и власть на свершения во имя дальнейшего существования Родины.

Применение витального подхода к социальной системе позволяет занять твердую и обоснованную позицию в аксиологическом дискурсе. Высшие ценности государства, сообразно с ней, не могут быть даны свыше и не могут быть искусственно выдуманы. В этом смысле интенция типа — придумать национальную идею — принципиально неприемлема. Ценности не изобретаются, они присущи системе, они выявляются посредством изучения особенностей функционирования и факторов жизнеспособности каждого конкретного государства.

*

ВЫСШИЕ ЦЕННОСТИ ГОСУДАРСТВА КАК УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

Функцию закрепления и защиты общественно значимых ценностей выполняет государство. Выявлять и закреплять их в культуре — удел общества. Права и свободы человека — это только одна из составных частей находящегося в ведении государственной защиты ценностного арсенала. Ими он далеко не ограничивается. Каждое государство исторически выработало свой специфический набор иерархии ценностных ориентиров. Для российского государства, имеющего в своем основании самостоятельную цивилизационную парадигму русской цивилизации, тематика специфичности ценностного выбора представляется особо актуальной. В этой связи возникает проблема номинации высших государственных ценностей. Для того чтобы это номинирование имело объективные основания, необходимо выработать методологию выявления общественно значимых ценностей.

Наука о ценностях — аксиология — существует довольно давно. Однако до настоящего времени она развивалась преимущественно вне практического применения, ограничиваясь сферой этнографической, культурологической и этической феноменологии. Новационность поставленной и решенной авторами задачи заключается в соединении аксиологического дискурса с практикой государственного управления[3].

Подход по использованию ценностей в качестве управленческой категории составляет один из базовых методологических принципов Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования. Установление ценностных целей является сообразно с методологией Центра исходным этапом в процессе выстраивания государственных политик. Соответственно ставится задача анализа высших ценностных оснований государственной политики Российской Федерации в целом.

Структура работы основывается на логике примененного в ней компаративистского анализа. С одной стороны, это историко-компаративистское, с другой — страново-компаративистское исследование.

Первое направление дает максимально широкую развертку высших ценностей российского государства в пространстве исторического времени. Глубина исторического анализа определяется доступностью сопоставимых эмпирических данных. Проверка значимости различных ценностных ориентиров для российского государства осуществляется по критерию устойчивости и воспроизводства их на различных исторических этапах.

Исследуются и исторические трансформации. Самовосстановление ценности при возможных ее морфологических модификациях на том или ином этапе также означает ее имманентную связь с существованием российского государства (рис. В. 1).

Рис. В. 1. Методика историко-компаративистского (ретроспективного) анализа

Если при смене исторической модели государства в последовательности модель Московской Руси (Третий Рим) — модель Российской империи (православие — самодержавие — народность) — модель СССР (коммунизм) — модель РФ (идеологическая неопределенность) обнаруживаются некие неизменные, исторически устойчивые ценности, то это подтверждает гипотезу об аксиологической преемственности исторической России.

Применение методики страново-компаративистского анализа позволяет выявить универсальные ценности государств мира и наряду с этим определить идентифицирующие отличительные особенности ценностей российского государства (рис. В. 2).

Рис. В. 2. Методика страново-компаративистского анализа

Соотношение между собой полученных данных может выражаться в установлении как их оппозиций (принципиальное отличие российских государственных ценностей от ценностей других государств), так и иных соотношений. Например, констатации "матрешечного" соотнесения общего и частного. Например, традиционная религия как универсальная ценность, православие — специфическая ценность российского государства.

Если ценностный портрет России и других стран полностью совпадает, то это будет означать иллюзорность тезиса о существовании особой российской цивилизации. И, наоборот, при несовпадении аксиологических профилей стран следует признать специфичность российского цивилизационного ареала. Методика странового анализа используется также на предмет выявления существующих в мировой практике форм нормативного закрепления, генерации и массовой трансляции высших государственных ценностей. Соподчиненным инструментарием выступает контент-анализ, применяемый к текстам конституций стран мира и программам политических партий. Обоснована авторская гипотеза о наличии ценностного компонента позиционирования соответствующего государства в официальных документах высокого государственного уровня.

Впервые к слабоформализуемому в традиционном гуманитарном дискурсе феномену высших российских ценностей применяется инструментарий "статистического портретирования". До настоящего времени высшие ценностные ориентиры России постигались в основном интуитивно, в установленной в философии "русской идеи" традиции экзистенциального постижения. В результате доминирования данной тенденции возникает крайний релятивизм в определении высших российских ценностей, и неизбежно дезавуирование самой научной темы, превращающейся фактически в раздел публицистики. Новационность предлагаемого в настоящем исследовании подхода заключается в анализе высших ценностей российского государства на основе строгой системной методологии и использования методик, характерных для точных наук.

*

КЛАССИФИКАЦИЯ ВЫСШИХ ЦЕННОСТЕЙ

Исторический и страновый подход в исследовании ценностей подводит к их классификации. Структурообразующими классификацию параметрами выступают характеристики естественного ценностного континуума — время и пространство. Различные масштабы исторического времени позволяют выделить следующие категории ценностей: вечные (значимые для человечества во все времена), мегаисторические (масштаб существования цивилизаций и народов), эпохальные (масштаб эпохи), поколенческие (масштаб поколения), конъюнктурные (масштаб текущих событий) (рис. В. 3).

Рис. В. 3. Классификация ценностей по параметру времени

Аксиологические различия пространственного происхождения выводят на следующие классифицируемые типы ценностей: универсальные, национальные, локально-групповые и индивидуальные (рис. В. 4).

Рис. В. 4. Классификация ценностей по параметру пространства

К высшим ценностям государства относятся первые два уровня в обеих предложенных ценностных классификациях.

*

ПРОБЛЕМНО-ТЕМАТИЧЕСКАЯ ДЕКОМПОЗИЦИЯ

Общее содержание предлагаемой читателю работы наглядно иллюстрируется с помощью проблемной декомпозиции и имеет вид своеобразного проблемно-тематического дерева (рис. В. 5).

Рис. В. 5. Проблемно-тематическая декомпозиция исследования

Ввиду предложенного в основной дефиниции двухкомпонентного понимания ценностей — одновременно как факторов жизнеспособности и как мотиваторов деятельностной активности государства и народа — внимание в данном случае акцентируется на выявлении несиловых оснований государственности. Именно идеальные ориентиры, а не материальные потребности задают "белый пакет" ценностей человечества, восходящую динамику его развития от животного к собственно человеческому состоянию.

*

ПРАКТИЧЕСКАЯ НАЦЕЛЕННОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Приоритетная потребность отвественного государственного строительства заключается в формировании документа (или модификации существующей нормативно-правовой базы), официально определяющего набор высших ценностных ориентиров Российской Федерации.

Ввиду того, что основным законом государства является Конституция, номинация высших государственных ценностей должна закрепляться прежде всего на конституционном уровне. Настоящая работа непосредственно подводит к выводу о том, какие ценности должны найти отражение в Основном законе Российской Федерации.

***

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. М., 1989; Вернадский В. И. Живое вещество и биосфера. М., 1994; Философия и методология науки: В. И. Вернадский. Учение о биосфере / Ред. П. С. Карако. Мн., 2007.

[2] Чижевский А.Л., Шишина Ю.Г. В ритме Солнца. М., 1969; Чижевский А. Л. Земное эхо солнечных бурь. М., 1976; Карнаух В. К. Космические циклы и социальные ритмы: концепция А. Л. Чижевского // Деятели русской науки XIX–XX веков. Вып. I. СПб., 2001. С. 122–137; Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 1992; Гумилев Л. Н. Этносфера: История людей и история природы. М., 1993.

[3] Чавчавадзе Н. Э. Культура и ценности. Тб., 1984; Философия и аксиология. Велико Търново, 1993; Столович Л. Н. Красота. Добро. Истина: Очерк истории эстетич. аксиологии. М., 1994; Леонтьев Д. А. Ценность как междисциплинарное понятие: Опыт многомерной реконструкции // ВФ. 1996. N 4; Kluckhohn С. Values and Value-Orientations in the Th eory of Action // Toward a general theory of action. Camb., Massachusets, 1962; Parsons T. Th e Social System. N.Y., 1964.

***

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ

***

***

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...