< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Подписка rss
Поиск Поиск
Уголовная ответственность за недоносительство и ювенальная юстиция

05 сентября 2016 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Александр Андреевич Гаганов — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

***

Депутаты Законодательного Собрания Пензенской области выступили с законодательной инициативой о введении уголовной ответственности за недоносительство о готовящихся или совершенных преступлениях. Законопроект еще не внесен в Государственную Думу, а в СМИ не всегда полностью раскрывается смысл предлагаемых изменений.

Смысл изменений проявляется уже в наименовании статьи, которой планируется дополнить Уголовной кодекса РФ, — "Статья 316.1. Укрывательство преступлений в отношении малолетних". Недавно по предложению Ирины Яровой Уголовный кодекс РФ пополнился статьей 205.6 "Несообщение о преступлении", предусматривающей ответственность за несообщение о подготовке или совершении преступлений террористической направленности. От ответственности по данной статье освобождаются лица, не сообщившие о преступлении, совершенном или готовящемся близким родственником или супругом.

Казалось бы, используется один и тот же метод — введение ответственности за недоносительство об определенных видах преступлений. Но это только на первый взгляд.

*

ЗА ЧТО СУДИТЬ? УКРЫВАТЕЛЬСТВО vs. НЕДОНОСИТЕЛЬСТВО

Пензенские депутаты предлагают иную схему ответственности.

Во-первых, в статье нет оговорки об освобождении супругов и близких родственников от ответственности за недоносительство и укрывательство. Это противоречит статье 51 Конституции РФ, которая разрешает не свидетельствовать против себя и своих близких. Особенно странно такая схема выглядит в контексте того, что в общей норме об укрывательстве (статья 316 УК РФ) есть оговорка об освобождении от ответственности близких родственников и супругов.

Во-вторых, освобождение от ответственности предусмотрено в том случае, если лицо активно способствовало раскрытию преступления либо после совершения преступления само сообщило об укрывательстве. Из этой формулировки непонятно, раскрытию какого преступления должно было способствовать лицо. Обычно такая формула освобождения от ответственности применяется, если лицо способствует раскрытию того преступления, в котором само участвовало. Здесь же получается, что надо способствовать раскрытию укрывательства. Но как можно способствовать этому, кроме как явкой с повинной? Также неясна и вторая часть оговорки об ответственности: если лицо само сообщило об укрывательстве после совершения преступления, то это уже мало похоже на укрывательство. Сколько времени надо не сообщать о преступлении, чтобы это было укрывательством?

В-третьих, общая норма об укрывательстве (статья 316 УК РФ) предусматривает ответственность за укрывательство только особо тяжких преступлений, то есть таких, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание. Получается, что авторы инициативы ставят преступления против малолетних, совершенные родителями или учителями, в разряд особо тяжких преступлений. Однако-де-юре это далеко не всегда так. Например, те же побои являются преступлениями небольшой тяжести. Напомним, что после декриминализации побоев без квалифицирующих признаков семейные побои остались в Уголовном кодексе. И именно семейные побои вероятнее всего будут укрываться, а значит, будут подпадать под новый состав. Если пензенская инициатива будет принята, то получится странная ситуация: законодатель уже намеренно, с двух сторон наносит удары по семье. Например, отца могут осудить за "побои" малолетнего ребенка (даже если это был легкий шлепок), а мать отправят на обязательные работы за "укрывательство". В итоге оба родителя уголовники, а ребенка забирают в детский дом. Если Уголовный кодекс будет с легкостью приводить к такой ситуации, то "укрывательством" придется заниматься уже всем обществом.

В-четвертых, укрывательство преступления и несообщение о нем — разные вещи. Несообщение о преступлении совершается путем бездействия. Под укрывательством же понимаются некие активные действия, направленные на сокрытие средств и следов преступления или преступника. Укрывательство отличается от пособничества в преступлении (часть 5 статьи 33 УК РФ) тем, что пособничество предполагает изначальную договоренность преступника и пособника о сокрытии преступника, средств или орудий совершения преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем. Укрывательство же как самостоятельное преступление — это заранее не обещанное укрывательство. Таким образом, простое несообщение о преступлении не входит в состав укрывательства. Судя по тексту пояснительной записки, авторы инициативы сами плохо представляют, за что хотят судить родителей малолетних. Очевидно, у них нет четкого понимания того, что считается укрывательством и в чем его отличие от несообщения о преступлении.

От общего состава "укрывательства" новая статья отличается еще и тяжестью наказания, хотя оба преступления небольшой тяжести. В статье 316 предусмотрено наказание в виде штрафа, либо принудительных работ на срок до двух лет, либо ареста, либо лишения свободы на срок до двух лет. В новой статье 316.1 предлагается ответственность в виде обязательных работ на срок до 200 часов, либо исправительных работ на срок до одного года. Чем обусловлен выбор именно этих видов наказания, также неясно.

*

КОГО СУДИТЬ?

Субъектами преступления согласно законопроекту являются, во-первых, родители малолетнего или "иное лицо, на которое законом возложены обязанности по воспитанию малолетнего", во-вторых, обязанные осуществлять надзор за малолетним педагогические работники, другие работники образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной организации.

Такой перечень дословно скопирован из пункта "п" части 1 статьи 63 УК РФ, посвященной отягчающим обстоятельствам. Однако в этом пункте речь идет о совершении преступления в отношении несовершеннолетнего, то есть ребенка до 18 лет. А в проектируемой статье 316.1 говорится о малолетних, то есть детях до 14 лет. Совершение преступления в отношении малолетних само по себе также является отягчающим обстоятельством, а в ряде составов оно выступает в качестве квалифицирующего признака и также отягчает ответственность (так же как совершение преступления учителем или воспитателем).

Родители, учителя и воспитатели выступают специальным субъектом всего в трех составах преступлений: "Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего" (статья 156 УК РФ), а также квалифицированные составы по статьям 150 и 151 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления или антиобщественных действий). То есть пензенские законодатели предлагают еще один состав с этим специальным субъектом. Однако если в статье 156 УК РФ специальный субъект обусловлен спецификой состава (иной субъект просто не может совершить такое преступление), то в статье 316.1 такой прямой связи нет. Получается, что родители опять ставятся в неравное положение по сравнению со всеми остальными. Если преступление в отношении малолетнего укрывают не родители и не учителя или воспитатели и если укрывается преступление не особо тяжкое, то укрыватель не несет никакой ответственности, даже административной (если только он укрывает не свое собственное преступление). А родители должны нести. Такая логика нарушает принцип равенства.

У законодателя снова получается, что главные враги детей — их родители, учителя, воспитатели и врачи. Очень странное позиционирование семейных ценностей и столь уважаемых ранее профессий.

*

АКТУАЛЬНОСТЬ ЗАКОНОПРОЕКТА

О необходимости разработки законопроекта заявило Следственное управление Следственного комитета РФ по Пензенской области. Оно представило данные о стабильно высоком количестве преступлений против несовершеннолетних, совершаемых в том числе их родителями. Статистика Следственного комитета РФ выглядит следующим образом.

Рис. 1. Количество сообщений о преступлениях против несовершеннолетних и количество возбужденных уголовных дел по результатам проверки сообщений, за 2013–2015 годы. Данные Следственного комитета РФ

Рис. 1 показывает, что только четверть всех поступивших сообщений о преступлениях против несовершеннолетних оказываются достойными внимания следственных органов и возбуждения уголовных дел. В 75% случаев информация оказывается ложной, либо заявители неправильно оценивают деяния, не являющиеся преступлениями. Если ввести уголовную ответственность за недоносительство или укрывательство (а простые люди вряд ли почувствуют разницу), то нагрузка на следственные органы по проверке и отсеиванию сообщений о деяниях, не являющихся преступными, значительно возрастет. Статистика также свидетельствует о росте количества уголовных дел, связанных с преступлениями против несовершеннолетних.

Рис. 2. Количество несовершеннолетних, признанных потерпевшими по уголовным делам за 2013–2015 годы. Данные Следственного комитета РФ

Сопоставление рис. 1 и рис. 2 показывает, что количество потерпевших и количество уголовных дел не совпадает то в меньшую, то в большую сторону. Превышение числа уголовных дел над числом потерпевших может свидетельствовать о том, что один и тот же несовершеннолетний является потерпевшим по нескольким уголовным делам. Превышение числа потерпевших над числом уголовных дел может быть связано с тем, что в одном уголовном деле несколько потерпевших.

Рис. 2 также показывает восходящую динамику по количеству несовершеннолетних потерпевших. Однако особые опасения вызывает рост числа потерпевших от преступлений против половой неприкосновенности. Это может быть связано также и с ростом раскрываемости преступлений.

В то же время статистика свидетельствует о том, что число несовершеннолетних, пострадавших от преступных посягательств со стороны близких либо членов семей, сравнительно невелико и составляет порядка 11–12%. Однако треть этих детей пострадали от преступлений против половой неприкосновенности, совершенных их родителями или другими членами семьи. Не будем рассуждать о том, много или мало 690 таких детей в масштабах всей России. В то же время очевидно, что это более чем в 10 раз меньше, чем количество детей, подвергнутых сексуальному насилию не со стороны членов семьи, а со стороны посторонних людей. Таким образом, основная опасность для несовершеннолетних исходит все же не от семьи, а от других людей.

Данных о том, сколько детей пострадало от педагогических работников или воспитателей, медработников, Следственный комитет не приводит, видимо, отдельной статистики просто нет.

Конечно, нельзя сбрасывать со счетов латентность преступлений, совершаемых против несовершеннолетних в семье. Однако Следственное управление Следственного комитета РФ по Пензенской области не представило обоснования своих опасений высокой латентности данных преступлений. В пояснительной записке к законопроекту сказано, что "по информации Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Пензенской области практика расследования уголовных дел o преступлениях против половой свободы и неприкосновенности, совершенных в отношении несовершеннолетних, показывает, что подавляющее большинство преступлений сексуального характера против детей происходит, как правило, по вине человека, знакомого или живущего вместе c несовершеннолетним". Однако из приведенной выше статистики Следственного комитета это не следует: лишь 6–7% таких преступлений совершается членами семьи несовершеннолетнего. При этом по "знакомым" несовершеннолетних официальной статистики нет. Также надо понимать, что "знакомыми" не всегда являются педагоги и воспитатели. Получается, что законопроект не учитывает этих нюансов (например, совершение преступления против несовершеннолетнего его взрослым знакомым и последующее укрывательство преступления им же).

В пояснительной записке к законопроекту также говорится о том, что случаи явного укрывательства таких преступлений родителями пострадавших детей "нередко имеют место" (насколько нередко, не уточняется).

Такое укрывательство называется в записке "аморальным и противоправным" и способствующим совершению новых преступлений. Авторы законопроекта говорят о том, что укрывательство преступлений против детей негативно влияет на психику и здоровье ребенка и лишает пострадавших возможности своевременно получить помощь для преодоления психической травмы. Однако можно предположить, что родители занимаются укрывательством преступлений против своих детей как раз в целях минимизации психических травм. Расследование преступлений против детей, особенно преступлений по 18 главе УК РФ, действительно, способно причинить немало страданий. С другим аргументом инициаторов законопроекта не поспоришь: укрывательство опасно тем, что оно препятствует своевременному раскрытию преступлений и способствует безнаказанности преступников. Однако это справедливо для укрывательства любых преступлений, не только против детей и не только родителями.

Законопроект направлен в Правительство РФ и Верховный Суд РФ для получения отзыва. Заключение Верховного Суда РФ обычно имеет немалый вес для определения дальнейшей судьбы законопроекта. Представляется, что у Верховного Суда как минимум будут замечания к проекту, а как максимум, отзыв будет отрицательный.

*

ВЫВОДЫ

1. Законопроект пензенских депутатов имеет небольшие шансы на принятие. Это обусловлено рядом факторов. Во-первых, инициативы региональных депутатов в целом редко становятся законами. Во-вторых, некоторые положения проекта не соответствуют Конституции РФ. В-третьих, авторы законопроекта не представили обоснования широкой распространенности такого вида деяний как укрывательство преступлений в отношении детей.

2. Статистика Следственного комитета РФ свидетельствует о том, что угроза ребенку стать жертвой преступления исходит в основном не от семьи, а от посторонних лиц. Таких случаев более чем в 10 раз больше, чем случаев семейного насилия. Это означает, что детей надо ограждать в первую очередь не от семьи, а от посторонних лиц.

3. Введение дополнительной ответственности за укрывательство вряд ли может способствовать защите детей от преступлений. Видимо, здесь надо искать другие способы, в том числе заниматься профилактикой преступлений против детей, а также воспитанием общества на основе ценностей.

4. Настораживают непрекращающиеся попытки ввести ответственность за недоносительство, пока только по отдельным видам преступлений, но такими темпами можно дойти и до общей нормы.

5. Еще больше настораживает желание государства любыми средствами вмешаться в дела семьи и получить как можно больше рычагов влияния на семью и отдельного человека, имеющего семью. Законопроект пензенских депутатов вполне можно считать одним из шагов по направлению к ювенальной юстиции, или точнее пробным шаром для проверки реакции общественности.

***

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Дал подзатыльник ребенку? Родителей в тюрьму, учителю — штраф

Елена Мизулина услышала нас?

Антитеррористический закон Яровой принят: что нового?

Антитеррористический законопроект Яровой: лишение гражданства и наказание за недоносительство

Профилактика правонарушений и презумпция невиновности

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...