< Апрель 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Подписка rss
Поиск Поиск
Сулакшин: У России есть будущее!

30 ноября 2016 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": "Большой проект переустроения России в нравственное справедливое государство разработан. Новая Конституция страны, доктрины, законы, концепты устроения. Все это с учетом опыта нашей Родины СССР уже на политическом столе. Будущее нашей страны уже строится. И уж конечно это будущее определяется не путинизмом. И не химерами типа СССР 2.0, интеллектуальной гапоновщиной кургиняновщиной. Опыт, эмпирика переплавляются в новое знание и понимание, в Большой проект развития и похода в будущее, а не в прошлое" — приводим обширное интервью Степана Степановича Сулакшина, генерального директора Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессора.

Беседовал Михаил Борисович Конашев (Санкт-Петербургский союз ученых).

***

— На Ваш взгляд, в чем причины пассивности граждан? В частности, почему граждане не ходят на выборы и не следуют другим советам, в том числе и советам Сулакшина?

— Это не совсем пассивность. Это так называемое "голосование ногами". Люди потеряли веру власти. Веру в выборы. Есть замечательный индикатор политических процессов. Народный юмор. Слышали, наверное. "Голосуй, не голосуй — все равно получишь…". Ну да, Путина и Единую Россию. Есть такой показатель как политическая активность населения, мы ее измеряем с помощью т.н. политической температуры. Так вот сейчас период пассивного протеста. Температура самая низкая, но в ноябре уже начала повышаться. Прогноз — поднимется вновь до революционного уровня. К 2019–20 году. И еще важная вещь. Где рейтинг Путина 84%? Он ведь ассоциировался с Единой Россией. Призывал открыто голосовать за нее и прийти на выборы. А пришло всего 32% (по нашим данным). За конкурентов же партии Путина Единой России проголосовало БОЛЬШЕ, чем за ЕР (по нашим данным). Общество отвергает путинский курс, политический режим, его партию и их политическую практику. А вы говорите… Скоро народ проснется.

— Какие уроки из опыта СССР (как положительного, так и отрицательного) Вы для себя извлекли и какие с Вашей точки зрения нужно извлечь всем, кто действительно думает о будущем страны?

— Много и очень важных. Во-первых, теоретические выводы, которые вытекают из великого эксперимента. Догматика и доктринерство в средствах и путях, даже при великолепных нравственных целях, должны уступить место в государственном строительстве и общественном развитии решению многомерной задачи на оптимизацию при критерии общего успеха страны. Параметрическое пространство множественное (десятки, до 70 примерно, управляемых факторов). Функция цели также синтетическая. Должна включать все законные интересы всех законных групп при весовом приоритете конечно же большинства. А не меньшинства. Я специально заморочил слегка. Хотя сказано совершенно серьезно и профессионально.

По человечески сказать, великая идея нравственности и справедливости, прогресса человека и человечества вовсе не опровергнута. Она еще вернется. Партия нового типа, теоретическая база и политическая платформа которой уже выдвинуты, этот опыт использует напрямую. За Манифестом К.Маркса последовал Манифест Сулакшина и Багдасаряна. Большой проект переустроения России в нравственное справедливое государство разработан. Новая Конституция страны, доктрины, законы, концепты устроения. Все это с учетом опыта нашей Родины СССР уже на политическом столе. Будущее нашей страны уже строится. И уж конечно это будущее определяется не путинизмом. И не химерами типа СССР 2.0, интеллектуальной гапоновщиной кургиняновщиной. Опыт, эмпирика переплавляются в новое знание и понимание, в Большой проект развития и похода в будущее, а не в прошлое.

— Степан Степанович, Вы предлагаете партию нового типа как действительно широкую, мощную оппозиционную партию, которая бы выражала, — скажем старым, советским языком, — интересы большинства народа, большинства трудящихся. Но все предыдущие попытки создания такой партии в постсоветской России были неудачными. Почему эта должна стать удачной? На чем основана Ваша уверенность, что этот проект получится? Какие, на Ваш взгляд, существуют подводные камни, из-за которых все предыдущие аналогичные проекты провалились?

— Между прочим, большинство — это всегда трудящиеся. Не замечали? А вот меньшинство — это чаще всего паразиты. Во-первых, Партия нового типа — это не партия. Поэтому она и Нового типа. Более удачное слово не находится, хотя мы его искали — "движение", "объединение", "союз", "товарищество" и так далее. Не прирастают слова к той задаче, которую мы ставим. Что это за задача, и почему речь не о партии в соответствии с текущим российским законодательством и текущей практикой?

В Минюсте зарегистрировано 75 партий и партиек, о которых никто и не слышал, которые то регистрируют, то не регистрируют по звонку из администрации президента, и четыре назначенных там же опять просочились в Государственную думу. Наш проект, наша мысль — вне поля этой суеты. Скорее, это собирание людей в виду большущей назревшей задачи — и коньюнктурно, и исторически, для страны, и глобально, общечеловечески. Спасти от гибели и переустроить Россию. Спасти от гибели и переустрить человечество. И причем тут чуровы, памфиловы, путины и проч.? Аналоги задачи, которые мы находили, специально анализируя историю, длительную, от рождества Христова и ранее, это что-то вроде задачи первохристиан. Люди, которые начали собираться вокруг совершенно крошечного человеческого ядра, но носителя важнейшей ценностной, идеологической базы. Которая не является политически коньюнктурной, под выборы, или под самореализацию какого-то героя исторического, но которая выношена самим эволюционным процессом. Если хотите, речь о некоем социальном генетическом генезисе.

Человечество эволюционирует, оно накапливает изменчивость, у него тоже есть аппарат сохранения, аппарат развития и так далее. Не только в биологическом смысле, но в социальном и оразумленном бытии. О чем более конкретно идет речь? О том, что эволюция рода человеческого, придуманного природой, или господом, кому как угодно, происходит в направлении "от…" и "к…". От чего? От биологического предсостояния. К чему? К некоему образу и подобию, к некоему идеалу, портрету того, что есть человек и человеческое сообщество истинные, категориальные, идеальные. Не от слова идеалистические, а от слова идеал. Ответить на этот вопрос мы старались много лет, развивая глубокую, фундаментальную и прикладную научную основу, для этого ввели понятие человека истинного, или категориального. Оно, конечно, корреспондирует с идеями и платформами и предшественников мыслителей, и больших исторических этапов.

Человек истинный, или категориальный — это человек труда, человек коллективности, человек милосердия, человек совершенства, стремления к идеалу, человек любви. Любви, не столько плотской, сколько духовной. И вот 12 таких, как ни странно, ценностных, идеальных целеполаганий создают портрет. Они же, эти ценности, являются не ценниками, и не эталонами для сравнения, а мотиваторами человеческого проявления в жизни, в социуме. Человек в миру существует, когда он что-то делает, что-то предлагает, куда-то идет. И вот, исходя из этой довольно обширной теоретической фундаментальной научной базы, мы пришли к пониманию, что на сегодня главная проблема, вставшая перед человечеством в целом, и в особенности перед проваливающейся исторически Россией, — проблема расчеловечивания человека и его сообщества. Соответственно, обратная задача — как преодолеть эту проблему и как стимулировать, обеспечить, защитить процесс восстановления очеловеченности, — легли в основу ответа на практические вызовы.

Что за практические вызовы? Смотрим на нашу Россию. Что с ней происходит? Она гибнет. Она гибнет во лжи, она гибнет в непрофессиональности, в коррупции, в корыстности, в несуверенности, во вторичности, в пассивности людей, в неверии в саму возможность что-то поменять. Она, конечно, идет на историческое кладбище. Это вывод не вкусовой, мы занимаемся фундаментальными вопросами мониторинга и теории успешности сложных социальных систем. Само понятие успешности ввели. Страна должна стремиться не к конкурентоспособности химерической, которую Путин и его либеральная команда выдвигают как целеполагание, как критерий. Глупость полная! Мы — не на рынке. Государство не на рынке, и не торгует сходными товарами, чтобы говорить о конкурентоспособности. Подобный перенос понятий, экономизация критериев развития, критериев целеполагания на страну, на ее синтетическую, комплексную повестку, целеполагание, управление, развитие, мониторинг результатов, обратных связей и так далее, — полная глупость и нелепость. Что и программирует деградацию путинской России.

Вот ввели мы понятие успешности, и самый простой эффект, характеризующий успешность, — это голосование ногами. Когда из страны за постсоветское время по подсчетам убежало примерно 10 процентов населения, то это — страна-лузер, а если еще жестче говорить (словечко Грефа) — дауншифтер. Если на последних выборах по нашим математическим реконструкциям настоящей статистики, а не той, которую наследница Чурова, Элла Панфилова, представила, за "Единую Россию" проголосовало менее 8 процентов избирателей, то это — полное отвергание партии власти, президента с его призывами в пользу партии власти, курса политического и курса страны. Люди проголосовали ногами, не пришли голосовать — раз, явка 32–33 процента вместо той, которую нарисовали в отчтах, и, во-вторых, они проголосовали фактически против той действительности и того политического режима, которой правит в стране. С Россией плохо, многих волнует вопрос: а что можно сделать, чтобы вылечить нашу Родину? Целеполагание можно предложить. Какая научно обоснованная, то есть доказуемая, истинная, проверяемая, работоспособная, реалистичная, реализуемая платформа может быть в это заложена?

Когда все эти вопросы перед нами встали и дошли до в достаточной степени зрелости фундаментальных и прикладных научных разработок, то они перетекли плавно в практическую плоскость организационно-политического строительства. И первое отличительное обстоятельство на пути создания не Партии нового типа, а Собирания Людей Иной Ценностной Платформы, чем те, которые просочились во власть, — это научная платформа, научная база. Она появилась. Она наследует основным фундаментальным ценностным политическим платформам, она четко позиционируема между тремя, как их не очень правильно называют, но, тем не менее, идеологическими концепциями: социалистической (или коммунистической, коммунитарной), либеральной и фашистской. Иногда туда еще четвертую неправомочно приписывают, консервативную идеологию. Но это не идеология, а технология. Эта платформа разработана нами. Она в руках и головах. В режиме онлайн. Это инструмент и оружие.

По-научному она звучит скучно и не очень призывно: "теория оптимального устроения сложной социальной системы, основанная на балансе всех законных интересов, всех законных групп интересов". Мы действительно нашли способ решить оптимизационную задачу в пространстве около 70 показателей, описывающих устроение страны. Технократический подход. Но я же и настаиваю на том, что научная база — это не говорильня, это не клятва в присяге верности марксизму, или корпоративизму, или еще чему-нибудь. Это понимание предмета, применение научных методов на современном уровне и получение решения задачи.

Какой? Общество должно быть, и государство, которое им создается, успешным в смысле достижения тех ценностных целеполаганий, которые это общество для себя выбрало. И человек, и общество, и государство должны быть очеловечены. Можно выразиться на более специализированном языке и словаре. Например, мы выдвинули концепт нравственного государства, он описан и формализован. Сейчас мы также детально формализуем концепт государства справедливости. А что такое формализуем? Это значит, создан проект новой конституции. Новая концепция доктрины правовой, конституционной. Это целый комплект доктрин — о безопасности, об экономической политике, о региональной политике, о социальной политике, об образовании: он уже разработан. Сам шаблон сделан для разработки доктрин on-line на вызовы. Можно сказать, алгоритм, макет, модельная доктрина. Вставляй туда предмет государственного развития и управления и на выходе получаем государственные состоятельные решения, что надо делать.

Поэтому отличие от предыдущих попыток создания интегративных общественных объединений, прежде всего в этом: строгая, самостоятельная, современная, разветвленная, фундаментальная и прикладная проектная научная база. Это нас и отличает и дает новый шанс. Так же как когда, простите за скромность, Христос входил со своими ценностными императивами, Нагорной проповедью в мир и его будущую историю, так и мы сейчас двенадцать ценностных постулатов выдвинули, от них проецируется технология построения страны. Не "строя" так называемого — ненавижу это слово, — а устроения страны.

— Строй — это от казармы.

— Именно — устроения страны как предмета осознанного, осмысленного планирования, конструирования и строительства. Главнейшая на этом пути строительства Партии нового типа, и первая задача — это найти людей такого же исповедания. Просто физически их обнаружить, построить коммуникации, найти то самое ядро — ну, опять давайте улыбнемся, — современных квази-апостолов, то есть людей, которые понимают глубоко и фундаментально проблематику, научную базу, целеполагание, уверены в этом, которые в своей жизни ставят задачу помочь Родине, помочь народу, помочь миру выше, чем свой собственный меркантилизм. И такие люди уже есть. Сейчас мы планируем — опять улыбаемся, — "школу Лонжюмо"…

— Без улыбки нельзя.

— Нельзя. Потому что можно слишком много о себе возомнить, или, наоборот, предстать перед наблюдателями неадекватными людьми. "Школу Лонжюмо", то есть серию просветительских, обучающих семинаров и занятий. Дальнейший шаг — это физический поиск людей, себе подобных, которые верят и присоединяются к этой платформе. Это без современных информационно-коммуникационных технологий невозможно. Бумажная газета "Искра" ушла в историю, но зато уже есть электронный сайт rusrand.ru, который достиг летом 35 тысяч посетителей в сутки, а сейчас реально еще больше, хотя по статистике меньше, потому что начался "обстрел" интернет счетчиков компетентными органами с соответствующими целями. Но люди откликаются, мы чувствуем реакцию среды человеческой, она востребует это новое пришествие.

Опять-таки, улыбнитесь.

Я не претендую на роль великого провозвестника и лидера. Нет, я просто работаю по 14 часов в сутки много, много лет, и многие мои друзья точно также. И если наша мысль рождает некие обоснованные истины, призывы, мотивации, и люди их берут, верят, присоединяются, то значит смысл моей жизни, кроме того, что я четверых детей народил, может быть каким-то образом подтверждается. Потому мы не повторяем, не копируем опыт партий и партиек. Мы не суетились на прошедших выборах в Госдуму, потому что совершенно точно знали, что они состоялись задолго до дня голосования. Сегодня математическая реконструкция, которую мы проводим, показывает, что фальсификации столь же и еще более наглые, чем в 2011 году. Попасть в Государственную Думу, не имея в виду подчиненность администрации, клятву верности путинизму, абсолютный отказ от собственной ценностной картины жизни, невозможно. Туда попадают только достаточно карьерные люди, встроенные в систему, для которых понятия истины, правды, морали, совести, любви к Родине вторичны или пятиричны. И последнее. Мы пока не собираемся регистрировать ПНТ, Партию нового типа, потому что важен один принцип. Игра по негодным правилам негодного политического режима — обречена. Поэтому вопрос встает о том, что этот политический режим, как мы его в научном словаре квалифицируем, путинизм, должен уйти в историю, и в стране, желательно мирными, законными способами, должна произойти качественная идейно-властная инверсия. Вот это — наша мечта, над этим мы работаем. Большой проект и Большая мечта. Они для всей страны.

— Следующий вопрос связан с предыдущими и с тем, что Вы уже только что сказали, а также с тем, что о Вас пишут в Интернете, в особенности, с теми утверждениями, что может быть Сулакшин — это подставная кукла, и так далее, и тому подобное. Вы на такие, скажем так, сомнения, уже отвечали, но проблема, тем не менее, остается, и она все равно останется, в том числе по тем причинам, о которых Вы только что сказали: на Вас уже начинают "наезжать", и чем дальше и успешнее Вы будете продвигаться, тем больше будет этих "наездов", всяких фальсификаций и тому подобное. Вам все равно придется постоянно доказывать, что Вы как раз не кукла, а реальный, живой человек, что у Вас четверо детей, и так далее. Как вы собираетесь решать эту проблему дальше, и есть ли она? Тем более, как известно, в Интернете можно любой сайт сделать, особенно если деньги есть, любую картинку нарисовать. Поэтому, когда человек видит что-то или кого-то только в Интернете, у него все равно остаются сомнения: это только картинка, за которой ничего нет, или если и есть, это как те же партии, которые как, например, интернетовские "коммунистические" партии, которых, как минимум, три и все вроде бы на самом деле кремлевские?

— Есть проблемка, конечно. Не первый раз встает. Это естественное следствие политической борьбы. В борьбе ведь разные способы применяют, подлые подножки тоже. Я знаю, я борьбой занимался. Но это и проблема политического лидерства, проблема медных труб. Я попал в большую политику из лаборатории, из института ядерной физики. Никогда в жизни до того о политике не помышлял. Я томич по рождению, полжизни там прожил, работал в Томском политехническом институте. В КПСС вступал, потому что было ясно, что если ты хоть что-то в жизни хочешь сделать — профессионально, человечески, для своей страны, может быть, даже идеалистически, — то надо быть членом КПСС. Я им и стал. Но от почетных должностей, секретаря парткома, других разного уровня соблазнов, всегда отказывался, хотя и приглашали на путь партийной карьеры. Кстати, приглашали и на путь карьеры в КГБ. Для меня наука была гораздо более интересна. Она фундаментальна, она школу мне дала, понятие критерия истины и, собственно говоря, самой истины. Обычно говорят: против фактов не попрёшь. Я и не могу переть против истины. Если я её нашёл, то хоть что со мной делай, невозможно свернуть. А находится она доказуемым, вполне научным способом. И этих научных способов много.

— А потом: ведь факты можно подобрать. И у Вас будет одна картина из фактов, и другая картина из фактов.

— Конечно. И очень часто я борюсь и с собой, потому что такая психология есть, борюсь и со своим научным коллективом, и не только, против так называемого приема "притянуть за уши". Мы часто играем даже в "наоборот" — подбираем нелицеприятные факты и потом укрепляем свою собственную гипотезу. Главное тут не победу снискать, а истину. А она бывает иногда и очень неприятной. Как физики говорят: отрицательный результат эксперимента — тоже результат. Он тоже вперед продвигает, если это истина.
Так вот, человек, попадая в большую политику, во властную карьеру, кроме огня и воды, попадает и в испытание славой, медными трубами. Это даже физиологическая проблема, потому что организм вырабатывает наркотик внутренний, эндоморфин, и артисты, политики, подсаживаются на этот наркотик. Это ситуация аплодисментов, когда тебя носят на руках, когда перед тобой тысячные залы, когда тебе льстят, тебя превозносят, и так далее.

В моей жизни было интересное наблюдение, многодесятилетнее. С 1989 года я оказался среди этих медных труб, в разной степени концентрации. Экспериментирование на самом себе — это очень продуктивно. У власти есть свои внутренние "законы власти", и один из них — это поставить себя над реальным законом. Мы — власть, мы сами закон пишем, и мы пишем его под себя, и выше нас нет никого, кто бы нас проконтролировал. Всеми, кто ниже нас — народом, избирателями, мы манипулируем, потому что мы — власть. То, что выше есть для кого-то Господь, для кого-то представление о человеке категориальном, истинном, то есть о том, что называется нравственностью, для понимания многих карьерных деятелей недоступно, все это у них полностью отсутствует. Но для меня всегда присутствовало, всегда было вызовом относительно карьерной, аппаратной, политической успешности. А ведь понятно, что если у твоего политического противника инструментарий не ограничен нравственными пределами, гораздо шире, то вроде бы и его арсенал больше и возможности в борьбе. Но я пришел к мысли, что локально, коньюнктурно, может быть это и выгодно, но в масштабах ответственности перед страной, или своей собственной жизни — нет. Выиграет только тот, кто любит свою Родину, а не свой карман, или не только свой карман, кто имеет представление фундаментальное, что такое добро, что такое зло, и задает себе эти вопросы. А проиграет в конечном итоге, на Верхнем суде, тот, кто этим манкирует.

Что касается конкретности моей жизни, она, конечно, конкретна. Есть масса моих прямых эфиров, моих текстов, мои диссертации, мои книги, статьи в журналах, в газетах и тому подобное. Вы правы в том отношении, что инсинуаций тоже очень много. Например, в Википедии вписывают в мою биографию, — ведь там доступ открытый, — всякую дрянь. Мол, поддержал, например, Сулакшин расстрел Белого дома в 1993 году. Что я — снаряды подносил? Я был тогда в Томске представителем Президента России и удерживал от крови Томск. А она уже реально появлялась на площади. Главный посыл моих докладов, как публичных, таки и закрытых Ельцину, был в одном: удержать страну от гражданской войны. А пишут всякую дрянь… Мы уже устали ее оттуда вычерпывать. Это — политическая борьба. Она сейчас характерна все более грязными приемами, причем Интернет для этого дает абсолютную возможность. Но я на самом деле — парадоксально — даже радуюсь, говоря о том, что есть несколько стадий политического восхождения. Сначала о тебе вообще ничего не говорят, не замечают, а потом замечают, но замалчивают. Это стадия специальной информационной блокады.

Буквально сегодня, за час до прямого эфира на центральном телевидении, после того как меня два дня туда приглашали, позвонили и сказали: "Вы знаете, вот такая печальная новость, сегодня никак, есть стоп-лист, в следующий раз Вас обязательно позовем". Им, правда, за меня тоже достается. В перерыве на одном из каналов, в перерыве прямого эфира, ко мне подошел совершенно белый режиссер и сказал: "Вы что говорите! Нас же всех уволят! Вы нас возьмете к себе на работу?!" Вот такая картинка из жизни.

Политическая борьба усиливается. Она усиливается еще в связи с тем, что политический режим в России начал демонстрировать элементы фашизации. Причем это не ругань, не обвинения, это не эмоциональная оценка. У нас сейчас в типографии в наборе монография "Современный фашизм: новые облики и проявления". Что такое фашизм? Это совершенно строгое, и по правилам научного смыслопостроения, определение. Так вот явление наблюдается. Не только в мире, но, к сожалению, и в России. Что такое политический режим? Этот термин я тоже употребляю в строгом научном смысле, а не в смысле ругани: кровавый режим, антинародный режим и так далее. Режим — это политический лидер, его команда, их идеология, политические практики и их результаты. Глядя на путинизм, мне, да думаю все большему числу людей, совершенно ясны его характеристики и его результаты.

Поэтому всем, кто сомневается, есть ли такой человек, есть ли его творческое, политическое, проектное наследие, пожалуйста, на сайт rusrand.ru, в мой twitter (Сулакшин) — я там каждый день по несколько моих тревожных мыслей выкладываю. И еще очень милая такая зарисовка из жизни. На одном из форумов я читаю по поводу моего дневника, есть тоже такой Интернет-ресурс, и вверху фотография моих глаз, вопрос: "Ну, можно этому мужику верить, нельзя?". И ответ: "А ты на глаза его посмотри и поймешь".

— В связи с этим вопрос о материальной базе: за счет чего существует Центр Сулакшина?

— Вопрос о том, откуда деньги, часто задают и ожидают, что, конечно же, я расскажу, что нам деньги дает или Госдеп, или мы подставные и нам деньги дает администрация президента, или мы каким-то общаком криминальным пользуемся. Вообще в политической деятельности набор источников ограничен. Это действительно, государственный бюджет, который сейчас в поле, для нас недоступном — там "Единая Россия" и прочие, аффилированные с ней интересанты и подставухи, даже именуемые оппозицией. Это зарубежные деньги, что для нас тоже принципиально неприемлемо по совершенно понятным причинам. Это крупный капитал, банковский капитал, который не торопится нас поддерживать, потому что та теоретическая база, которую мы развиваем, тяготеет к интересам большинства, а не меньшинства, не рантье. Хотя предпринимательство мы объявляем видом трудовой деятельности, и в проекте Конституции это записано. Поэтому остается народная копейка, мелкий и мельчайший какой-то бизнес, и там чудаков в нашей стране хватает. Верят и поддерживают. Кроме того, мы зарабатываем, много лет выполняем творческие подряды, писали и пишем проекты законов, аналитику.

— А Вам не пытаются перекрыть эти каналы?

— Конечно, пытаются. И более того: риск того, что нас задушат, существенно выше 50 процентов. И напрасно зубоскалят в Интернете: "О, они такое пишут и говорят, а их еще не закрыли! Они, наверное, подставные". Они — зубоскалят, а в реальности все совершенно иначе. К сожалению, политический режим переходит в фазу, в которой он ужесточает отношение к мысли, к слову, к правде, к оппонированию, к критике. Ужесточение доходит до использования современных интернет технологий и до иных. Мы с этим сталкиваемся реально сегодня, в эти часы. Есть риск, реальный, если помощь не найдем, то скоро придется переходить в режим интеллектуальных катакомб. Переходить в келью, на мед и акриды. Думаю, кто-то без нас будет скучать.

— Какие главные опасности подстерегают партию нового типа в борьбе за новую Россию?

— Есть опасности. Новое всегда рождается с трудом. Реальная оппозиция опасна для режима, поэтому о ней у режима особая "забота". Первохристиан, помнится, львами и тиграми угрызали. Кое-что уже чувствуем на себе. Новое с трудом пробивается к массе. Старые привычки кое-кого к партийкам и "заработкам" на партийной ниве всплывают и здесь. Опасность в догматизме и долдонстве. Знаете, ведь "горе от ума" по грибоедову — на самом деле "горе от глупости". Опасность и в вероятности внутренней мутации, ее психологические бациллы никто не отменял. Опасность в репрессиях. Опасность в безденежьи. Опасность со стороны политических онтологических противников. Опасность в апатии и безверии. Опасность в забалтывании и теоретической несостоятельности как сторонников, так и оппонентов. Да, господи, на каждом шагу…

— Почему Вы только сейчас пришли к идее партии нового типа и пытаетесь ее реализовать?

— Почему то или иное открытие совершается сейчас, а не когда-то ранее? Ведь кажется все так ясно и просто! Классика. Но до открытия дожить и дозреть было нужно. Почему самолет взлетел в 20 веке, а не в 15-м? Мне действительно, как и моим творческим и политическим друзьям пришлось пройти длинный творческий путь. Переосмысление классических теорий, опровержение некторых из них, создание собственного когнитивного междисциплинарного аппарата, новых концепций и методологии (политического центризма, жизнеспособности и успешности сложных социальных систем, эволюции и нравственности, государственно-управленческих методик, основного конфликта развития человечества и др.). Годы понадобились пока сформировалась новая теория и методология, новая экспертная проектная и прогнозная база. Десятки монографий, научных конференций, многолетние эксперименты и мониторинги, сотни публикаций. Ленин с товарищами шли к новой стране 20 лет. Наш путь примерно такой же. Только у нас теперь есть знание, которого у них не было. Мы их, предшественников, поправляем. Подучается, что время пришло именно сейчас.

— Что в первую очередь нужно сделать, чтобы сдвинуть дело подлинного возрождения страны с мертвой точки?

— Обрести власть. Тому кругу людей и их сторонников, которые держат в руках, головах и сердцах Большой проект и Большую мечту переустройства страны. Но пред этим завоевать доверие и поддержку большого количества людей. Партия нового типа принципиально не может не быть массовой.

— Какие уроки Вы для себя извлекли из Вашей долгой и сложной политической деятельности на будущее? Как Вы сами оцениваете свою деятельность в политике и как бы Вы сами себя назвали?

— Для любого человека, который связан с публичностью, или с политикой, выводы и целеполагания на будущее определяются частью его жизни, его возрастом. Когда 26 лет назад я входил в большую политику, это был абсолютный романтизм и готовность к самопожертвованию и подвигу в силу взятых перед людьми обязательств. А я их брал тогда, это правда чистая, когда передо мной были глаза, сфокусированные на мне, количеством тысяча, десять тысяч, сто тысяч. Такое было.

Надо вообще себе представить, что это за энергетика, и что это за обязывающая коммуникация, в результате которой возникала внутренняя такая клятва: я, что бы это мне не стоило, буду выполнять взятые мной обязательства. Собственно, так я все эти годы и проживаю. Второе отличие. Тогда уровень профессионализма, обоснованности и ответственности за целеполагания, за методы достижения был абсолютно несопоставим с нынешним. Но тогда была энергетика, была готовность и признание в широком возрастном диапазоне, от самых молодых школьников до убеленных сединами людей видеть во мне публичного лидера. Сейчас ситуация изменилась. Сейчас я, если и претендую, — то это гораздо спокойнее внутри звучит, — то на реализацию своего колоссального опыта — и практического, я все-таки был на очень высоких государственных должностях, и теоретического, фундаментального, потому что издано 30–40 монографий, сбился со счета, проект Конституции, проекты десятков законов, изобретения (сейчас у меня новые пять заявок на патенты рассматриваются). Вот это мое интеллектуальное сочетание абсолютно уникально. Как и степень доктора физмат наук, и степень доктора политологии. Это единственный случай, причем случай органичный, а не купленный в пешеходном переходе. Я горжусь своими работами, потому что за ними куча открытий.

Вот этот багаж я и обязан отдать, передать, подарить, распространить, мультиплицировать. Подходит молодежь. Убежден, что следующий цикл, который по нашим прогнозам будет корреспондировать с идеями нравственного государства, государства справедливости, успешного государства, цивилизационно идентичного государства будет связан с молодыми людьми. Мы сейчас ищем эти коммуникации, и мой долг в том, чтобы работать российским Дэн Сяо Пином или Ли Куан Ю. Вот примерно такие выводы и обязанности для себя на оставшиеся десятки лет я и сформулировал. Хотя сейчас похоже вновь приходится брать на себя и ответственность, и риски публичного лидера. Сколько ни искал такого, но кто не тянет, кто боится. Плюс еще одно. Прожить нужно как можно дольше, чтобы этот ценностный багаж не исчез. Поэтому занимаюсь своим здоровьем не только потому, что годы заставляют, но и потому, что это — моя обязанность. Вот такие странные мои жизненные установки.

— Есть такое известное и употребляемое в разных контекстах выражение: "Не дождетесь!". В данном контексте — оно правильное.

— Я его бы даже расширил, потому что мои, в том числе физические исследования, показывают, что бренное существование — это вовсе еще не все существование. Оно будет гораздо более длительным, важным, многомерным. Готовлюсь.

— Вам успехов и здоровья, тем более, что Вы над ним работаете, и много сделать надо. Последний, очень важный вопрос, на десерт. Ваши близкие и друзья, они Вас поддерживают? В этом смысле Вам повезло, Вы счастливы?

— Мое счастье в том, что мои дети — их четверо, и мои внуки — их тоже четверо, меня уважают. Супруге, конечно, досталось и продолжает доставаться по-серьезному, но ее счастье как раз в том, что у нее четверо детей и четверо внуков, и я в состоянии свою семью обеспечить. Все эти годы. Могу сказать, что ни разу в жизни не влезал в долги. И друзья — звание очень для меня высокое и ответственное. Их совсем немного. Кое-кто по этой непростой моей биографии из этого звания ушел совсем в другие категории. Например, тогда, когда на очередных выборах ему предлагали две тысячи баксов, кое-кто звание моего друга продал за эти две тысячи баксов. Поэтому жизнь была в этом отношении непростой, я никому не советую ее перенять, это уникальный жизненный продукт и случай.

— Но повторили бы?

— Нет ни одного шага в моей жизни, который бы я сейчас считал постыдным и хотел бы изменить. Ошибочные, не свершившиеся решения, неудачные — были. Но они каждый раз мотивировались не моим каким-то корыстным, меркантилистским внутренним мирком, о котором только я знаю, а вот этими чудаческими, странными мотивациями космического масштаба.

— Ну, что ж успехов Вам в вашем чудачестве! И спасибо за интервью.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...