< Март 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Подписка rss
Поиск Поиск
Трампа избрали… Что дальше?

09 декабря 2016 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Все продолжаются страсти вокруг избрания Д.Трампа президентом США. Победную эйфорию российских официальных СМИ даже не урезонивает комплектование Трампом своей администрации отъявленными ястребами-русофобами.

Так какие долгосрочные геополитические последствия для России следуют из победы Трампа в американской выборной гонке? Об этом мы поговорили с Варданом Эрнестовичем Багдасаряном — д.и.н., проф., зам. главы Центра научной политической мысли и идеологии.

***

— Уважаемый Вардан Эрнестович, несмотря на обилие событий, которые интересно пообсуждать, среди которых, например, разговор о государственной идеологии, сегодня хотелось бы услышать Ваш комментарий по поводу победы на выборах в Соединенных Штатах Америки Дональда Трампа. Общая тональность комментариев в России сводится к тому, что народ проявил свой суверенитет и вопреки позициям политических элит отдал свои голоса за Трампа. Так ли это?

— Я напомню фразу Франклина Рузвельта: "В политике ничего не происходит случайно. Если что случилось, то так было задумано". Сказано это было Рузвельтом достаточно давно, с того момента политические технологии, возможности управления массовым сознанием в значительной степени усилились. Сегодня есть гораздо больше оснований говорить об управляемости политическим процессом. И вдруг возникает такая странная картина: почти все социологические службы, экспертные центры ошиблись в прогнозах по поводу выборов американского президента. Просчитались с Брекзит, просчитались с Трампом. Какой ужасающий непрофессионализм! Возникает вопрос — непрофессионализм ли это? Если это действительно так, то на всей западной гумманитаристике: и науке, и политических технологиях, практиках нужно ставить крест, либо имеет место что-то совсем другое.

Первый уровень анализа может быть таким: известно, что в тотализаторах, когда все ставят на одного, а выигрывает другой, то кто-то снимает очень большой куш. А ведь такие ставки есть не только в спорте, но и в политике, даже в политике, возможно, что и в гораздо большей степени. Всем известна история о Ротшильдах, которые поставили на победу Наполеона в Ватерлоо, сами распространяли слух об этой победе, и получили дивиденды от этого ложного слуха. Если крупнейшие американские и не только американские социологические службы знали, что большинство избирателей симпатизирует Трампу и будут голосовать за него, но дали неверную информацию, значит, мы имеем дело с какой-то большой политической игрой, политическим проектом с соучастием этих служб и экспертных центров.

— Если это проект, то, что проектируется и кто стоит за проектом?

— Выборы в США зависят от политической элиты верхнего уровня, которая, собственно и принимает решения. А о том, что эта элита находится за кулисой представленных политических фигур, было известно еще сто лет назад. Если бы процесс оставался монотонный, без каких-либо изменений статус-кво, то тогда президентом США должна была стать Клинтон, если же принято решение о больших трансформациях, то для них как раз запускается фигура Трампа. Таким был наш прогноз, выдвинутый несколько месяцев назад. И, действительно, в США есть очень большие проблемы, которые надо решить. Какие это проблемы?

Во-первых, огромная, фантастическая по своим объемам, не обеспеченная ничем долларовая масса. Процветание Соединенных Штатов Америки оказывается зависимо от покупки доллара во внешнем мире. С этой необеспеченностью долларовой массы рано или поздно, что то придется делать, а пока она нависает над США и над всем миром, и в один прекрасный момент, при малейшем потрясении, может рухнуть, похоронив престиж и процветание США. Об этой проблеме в американском политическом истеблишменте говорят давно. Говорят о замене "доллара" на "амеро". Трамп, оппонируя Клинтон, рассматривал эту проблему, как одну из самых серьёзных. Именно Трамп, впервые после Кеннеди, заговорил об аудите Федеральной Резервной Системы. Причем, Ассанж предупреждал, что если победит Трамп, элита вполне может поступить с ним так, как поступила с Кеннеди. Шутки ли, аудит ФРС! Большой вопрос, Президенты определяют политику США или ФРС, определяет политический курс американских Президентов. Понятно, что, если осуществится большая финансовая реформа, то кто-то сильно пострадает.

В первую очередь пострадают страны, чьи золотовалютные системы построены на приоритете доллара, Россия в их числе, и, по-видимому, такой сценарий уже есть. Так что восторги некоторых наших пропагандистов, связанные с избранием Трампа, нужно признать несколько преждевременными. И очень тревожащий вопрос: а готовы ли наши власти к возможным трансформациям, особенно трансформациям финансовым?

Вторая проблема заключается в следующем. Существующая система мироустройства условно может быть названа паразитарной. Есть центр, определяемый как "золотой миллиард" — можно использовать и другие дефиниции — эта часть мирового общества, паразитирующая на остальных народах, цивилизациях, сообществах. В ситуации нарастания частоты экономических кризисов, у этого Центра возникает вопрос, а нужно ли поддерживать паразитарный мировой анклав в том масштабе, который существует сегодня? Когда надо было бороться с Советским Союзом, приходилось иметь и использовать союзников, в частности, Европу. После разрушения Советского Союза некоторым странам Восточной Европы был дан "зеленый свет" для вхождения в состав "золотого миллиарда". Сейчас есть вопрос, а целесообразно ли держать в этом паразитарном анклаве многие народы Восточной Европы, да и не только Восточной. Возникает новая тема: сбросить кого-то с "корабля процветания", ограничить круг избранных.

Кого же сбросить? Большой обузой, по мнению Трампа, является Европа. Трамп говорит, в частности, что Европа не хочет платить за членство в НАТО и обременяет в этом отношении Соединенные Штаты Америки. Показательно, что Трамп, в отличие от Клинтон, поддержал Brexit. Трамп, по большому счету, поддерживает распад Европейского Союза. Если это устойчивая линия Трампа, то надо ожидать, что кто-то из европейских стран, например, как Англия, войдет в новую конфигурацию мирового паразитарного анклава, а кто-то не войдет.

Исключая какое-либо злорадство, следует отметить, что возможно Европа со ставкой на Соединенные Штаты Америки просчиталась, поскольку смена курса, в результате которого кого-то с неизбежностью будут сбрасывать с корабля как лишнюю обузу, обернется, прежде всего, против Европы.

Второй рецепт уменьшения золотомиллиардной зоны — установление жестких барьеров против миграции. Трамп говорит и на эту тему. Мигранты, апеллируя к декларируемым правам о свободе перемещения, направляются в зоны процветания, и получают часть "золотомиллиардного" пирога. Трамп предлагает отсечь эту свободу перемещения. Его мигрантофобские высказывания поддерживают и европейские новые правые, которые тему ограничения миграционной динамики берут на щит и теперь связывают её ещё с позицией нового лидера крупнейшего государства в мире.

Третья проблема, с которой надо что-то делать Соединенным Штатам Америки — это моральное разложение и распад американского общества. Оно достигло при Обаме апогея. По большому счету это провал модели американского "плавильного котла". Американская нация рассыпается, уже возникли отдельные идентичности, значительное число американцев не знает английского языка. Американские социологи говорят уже не о "плавильном котле", а об "американской салатнице", где существуют отдельные этносы и их этничность выше, чем этничность американская.

Но главное даже не это, а моральное разложение. Трамп уже заявил, что будет пытаться отменить на федеральном уровне закон, разрешающий однополые браки, признанные в Соединенных Штатах Америки при Обаме. Такой поступок будет выглядеть как прямой вызов моральному разложению. Ещё одна тема: трудолюбие. Уже в своей первой, достаточно корректной речи после выборов, Трамп завел речь о возвращении в США духа трудолюбия. И это капитальнейшая проблема не только США, но и Европы: фундаментальное нежелание трудиться, отвержение труда как принцип.

Другими словами, для того, чтобы хотя бы частичного возвратиться к той модели, с которой изначально Соединенные Штаты Америки позиционировались в мире, необходимо взять курс на существенные изменения. Вполне вероятно, что на уровне сверхэлиты, то есть, людей, на самом деле принимающих решения, могло быть принято решение о том, что такие масштабные изменения не могут быть осуществлены человеком, связанным с традиционным политическим истеблишментом США, этот человек должен будет суметь взорвать существующую систему. Трамп для такой роли вполне подходит. Рузвельтовский принцип — ничего не бывает случайно, в этом случае оказывается уместным.

— Вардан Эрнестович, какие мировые проекции имеет этот проект?

— В мире по большому счету существует три глобальных идеологии: идеология либерализма, идеология, условно, солидаризма, куда входит социалистическая и коммунистическая идеология, и идеология фашизма. Я не стал бы утверждать, как это делают его оппоненты, что Трамп фашист, но определенный фашизационный вектор в его случае налицо. Этот вектор прослеживается не только в США, он существует и в Европе и, по большому счету, в мире в целом. Происходит это потому, что либеральная идеология зашла в тупик, а идеология солидаризационная с распадом Советского Союза потеряла свои позиции, на ней пытаются поставить крест. Миром, как в 30-е годы ХХ столетия, завладевают идеи фашизма.

Победа Трампа дает зеленый свет всем правым силам в Европе. Политический истеблишмент Европы в панике. Пожалуй, впервые в истории действующие политики Европы так активно встали на сторону одного из кандидатов — на сторону Клинтон — и просчитались. Сейчас многие разводят руками, кто-то затирает в интернете свои записи с негативной характеристикой Трампа. В тоже время во втором политическом эшелоне Европы — националистическом — праздник. Там можно услышать: "Сегодня Трамп в США, а завтра мы — во Франции и в других странах".

Итак, эта тема зазвучала. Если в 30-е годы узловым элементом для кристаллизации фашистской идеологии был антисиметизм, то теперь раскручивающим идеологическим элементом становится мигрантофобия и исламофобия. В риторике Трампа эти элементы присутствуют. Можно вспомнить слова либертарианца Ноама Хомского, одного из крупнейших мыслителей современности: "Я всегда думал, что, если бы фашисты могли думать рационально, они создали бы государство вроде США". Америка уже давно, по большому счету, фашистское государство и выборы 16-го года эту тенденцию только подтверждают.

Понятно, что расистские взгляды, всегда присутствовали в мировоззрении определенной части американского общества. Есть они в среде консерваторов, группирующихся вокруг республиканской партии. Один из крупнейших представителей неоконсерваторов Патрик Бьюкенен, в своей книге — бестселлере "Смерть Запада — основной вызов", пишет: " В XIX-м столетии Европа колонизовала Африку, а в XXI веке Африка будет колонизовать Европу" Эти вызовы он адресует и Соединенным Штатам Америки. Есть достаточные основания считать, что такую позицию разделяет и Трампа. В общем, с моделью права, в современном понимании, основанном на либеральных ценностях, будут заканчивать. Вот какова позиция на этот счет Бьюкенена: " История показывает, что нет, и никогда не было абсолютно равных народов, культур и цивилизаций. Одни достигали величия регулярно, другие к нему вообще не приближались. Разнятся образы жизни, религии, идеи — равенства не найти нигде. Пожалуй, важнейший и самый красноречивый и убедительный довод- то, что нет и не может быть равенства среди идей. Мы можем сколько угодно убеждать детей, что гендерное различие — суть чисто умозрительное понятие, что все цивилизации. культуры, религии, государства равноправны — реальный мир объяснит им, что их обманывали. Запад — самая развитая цивилизация в истории человечества. Америка — самое развитое государство этой цивилизации, превосходящая прочих в экономическом, научно-техническом, военном отношениях. Американцы, составляя 4% мирового населения, обладают 30% мировой экономической и военной мощи, им попросту не пристало рассуждать о равноправии наций и государств".

Эта идеология — нет равенства в принципе, де-факто — существовала и раньше, но была прикрыта либеральной вывеской о том, что якобы есть равноправие, равные возможности, равные права. Теперь маски сброшены. Нет никаких равных прав. И, по-видимому, линия Трампа — эту иерархическую модель закреплять и воплощать в жизнь.

— Вардан Эрнестович, а теперь о фактическом празднике, который в России случился после победы Трампа. Есть ли основания для праздника?

— Вспоминается недавний Брекзит. Радовались тому, что Европа трещит по швам. Но в результате брекзита к власти пришли силы, например, Борис Джонсон, фактически министр иностранных дел, активный сторонник этого брекзита, идеолог, которому принадлежат россиефобские высказывания. Он призывал блокировать, закидывать пластиком российское посольство.

Конечно, есть отчасти основания для того, чтобы приветствовать победу Трампа. Клинтон, безусловно — это модель либеральной зачистки всего мира. Она и ранее, при Билле Клинтоне, и, входя в администрацию Обамы, была сторонником силовых решений. Она настаивала на бомбардировках Югославии, на силовом варианте в отношении Ливии, Сирии. Человек, судя по всему, больной и могущий запросто нажать и ядерную кнопку. Поэтому, конечно, в сравнении с Клинтон, какое-то удовлетворение есть. Но, спасет ли нас Трамп? Будет ли это принципиальное улучшение отношений? Появится ли для России какая-то новая перспектива?

Высказывается тезис: с демократами мы никогда не ладили, всегда конфликтовали, а вот с консерваторами отношения якобы всегда были хорошими. С чего это взято? Отношения России и США испортились еще до Обамы, они испортились при Буше, при республиканце, при консерваторе. И мюнхенская речь Путина, которая стала катализатором такой конфронтации, и конфликт в Осетии случились, когда Буш был во главе Соединенных Штатов Америки. А Рейган? Республиканец, консерватор — называл Советский Союз империей зла. А Джордж Буш старший? Ведь именно при нем был похоронен Советский Союз. Эйзенхауэр, Никсон, Форд — республиканцы. Сказать, что они как то иначе, чем демократы, строили отношения с Советским Союзом, очевидно, нельзя. И если проанализировать отношения к СССР, к России республиканцев и демократов, то особой любви у какой-то из этих групп не обнаружится.

Есть геополитический интерес у Соединенных Штатов Америки, есть Американский Большой проект мирового доминирования, мирового господства. В Стратегии Национальной безопасности США так и записано — мировое лидерство. Лидерство глобальное, во всех сферах осуществляемое. И республиканцы, и демократы в рамках этого Большого проекта, интересов США, американской гегемонии будут проводить эту линию. Будет проводить её и Трамп. Меняется лишь тактика. Если демократическая партия опирается в теории международных отношений на либеральные ценности, которые должны быть имплементированы во всем мире, то консерваторы — республиканская партия — предлагает в международных делах опираться на теорию реализма.

Приоритетными являются геополитические интересы, они ставятся выше приверженности либеральной идеологии и неважно под какой вывеской выступают Соединенные Штаты Америки или их союзники, важно, чтобы эти геополитические интересы были реализованы: хоть черта можно взять своим союзником, лишь бы он служил интересам США. Теория цивилизационных войн берется консерваторами за основу.

Цивилизации находятся в конфронтации друг с другом, а над всеми над ними находится сверхцивилизация Запада с центром в Соединенных Штатах Америки, которая получает дивиденды от цивилизационных войн, которые другие цивилизации ведут друг с другом.

Если бы Президентом США стала Х.Клинтон, то её политика в отношении России, исходя из теории цивилизационных войн, скорее всего, была бы следующая: столкнуть Россию с какой-то другой силой. Такой силой может выступить исламский фактор, возможна попытка испортить отношения России с Китаем. С кем столкнуть Россию — тут версий предостаточно. А какова политика Трампа в отношении наших конфликтов в Сирии и на Украине? "Очень дорогостоящая вещь — уничтожить ИГ и требует многих жизней, так пусть это делает за нас Россия", — говорит Дональд Трамп. И по Украине. "Это проблемы Европы. Пусть Россия и Европа разбираются за эту территорию". Явно, что это не поддержка российской стороны, это попытка создать конфронтационные очаги, куда будет втянута Россия.

— Вардан Эрнестович, следует ли России ждать изменений в политике санкций?

Допускаю, что санкции могут быть отменены. Может быть даже изображена попытка, как при Обаме, "перезагрузки". Как раз в момент этой "перезагрузки" США смогли утвердиться в Ливии. По большому счету под "флагом перезагрузки" Россия утрачивала свои геополитические позиции, а США их наращивала. Вполне вероятно, что и здесь будет использован тот же ход — новый вариант "дружбы". Наши экономические трудности не столько из-за санкций, а прежде всего, из-за низких цен на энергоносители. И кто сказал, что эти низкие цены не будут поддерживаться и далее.

И вот ещё одна мысль. Когда мы находимся в противостоянии с окружающим враждебным миром, появляются идеи, которые в режиме "дружбы с Западом", "перезагрузки" не могли быть артикулированы. Это тема импортозамещения, тема реиндустриализации. Готовится законопроект "О российской нации". Когда мы находимся в противостоянии с противником, режим подталкивается в направлении патриотизма. А если не будет этого противостояния, а будет опять, как в 90-е годы, имитация дружбы, как будет вести себя российская власть?

Большая поддержка Путина населением, в том числе, связана с этим фактором борьбы с внешним миром. Да, социально-экономическое положение достаточно тяжелое, но это объясняется тем, что мы противостоим внешнему врагу. А если социально-экономическое положение будет тяжелым, а врагу мы не будем противостоять, будет ли тогда поддержка политической власти? Большой вопрос. Если санкций не будет, будет ли тогда продолжен путь на импортозамещение, реиндустриализацию.

Самые большие проблемы начнутся не под санкциями, а когда санкции будут сняты. Можно, конечно, этих вызовов избежать, если действовать первым номером. А для этого нужно иметь собственный Проект. Я даже не исключаю такого тактического шага со стороны США — это предложение России поделить сферы влияния. К чему это может привести? К тому, что Россия ввяжется в очередной конфликт, попадет в "мышеловку", в стратегическую ловушку. США никогда не являлись другом и союзником России ни геополитически, ни идеологически. Они будут вести борьбу и в жесткой конфронтации и через имитацию дружбы, но подталкивая противника к принципиальным ошибочным решениям.

Еще одна важная тема. Последнее время в Европе и в других странах возникло восприятие России, Путина как защитника консервативных ценностей. Но с избранием Трампа это уже так не выглядит. Трамп становится главным инициирующим субъектом этого условно консервативного Проекта. Кто держит Проект, кто держит смысл проекта, тот и управляет, в значительной степени, миром, реализует этот проект. Вот характерные комментарии. Урбан: "Демократия еще жива". Один из соратников Марин Ле Пен по национальному фронту Флориан Филиппо: "Их мир распадается, наш начал строиться". Сама Марин Ле Пен: "Сегодня США, завтра — Франция". Эти силы, которые позиционируются с правой, консервативной идеологией защиты традиционных ценностей обрели нового лидера. И этот лидер — не Россия.

Конечно, мы вступаем в достаточно интересное для историка время. Вспоминается знаковая работа Ф.Фукуямы "Конец истории" начала девяностых годов, однако с выборами Трампа история возвращается. Причем США, самая сильная держава на сегодняшний день, оказывается актором создания исторического нарратива. Нынешняя Европа, так же как и Россия, оказались политически не готовы к такой роли. И это очень тревожно. Надо, конечно, иметь собственное видения будущего. И необходимо это будущее строить в соответствии с собственным Проектом и собственными ценностями.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...