< Июнь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Подписка rss
Поиск Поиск
Кто сейчас буржуи — ясно, а кто сейчас пролетариат?

10 декабря 2016 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Разговор в рамках вебинара №77 на тему: "Кто сейчас буржуи — ясно, а кто сейчас пролетариат?", состоявшегося 2 ноября 2016 года.

***

Вопрос мне прислал участник наших общих размышлений по фамилии Филоненко. Вопрос был острый: почему, мол, Степан Степанович не созрел для защиты русского пролетариата? На что я ответил, что кроме русского есть и бурятский, и татарский, и башкирский пролетариат и тому подобные…

Кто такой сейчас пролетариат и кто такие сейчас классы, апелляцию к которым мне активно предлагают? Так родилась тема сегодняшнего размышления. Она звучит так: "Кто сейчас буржуи — ясно, а вот кто такой пролетариат?".

*

ДИСКУССИЯ АКТИВИЗИРУЕТ МЫСЛЬ

Вообще-то разговор этот не праздный. Он отчасти теоретический, но при этом очень важный. Почему важный? Потому что страна на таком изломе, страна перед такими масштабными проблемами, с такими глубочайшими корневыми болезнями и вирусами, что болтовня, разговоры и отсебятина просто безответственны. Нельзя без серьёзного научного подхода, без строгой модели и базы при диагностике того, что происходит, при выборе критериев целеполагания в борьбе за те или иные жизнеустроения и переустроения страны. Во всем этом нужна серьезная, строгая основа, ля-ля тополя уже не проходят. И я думаю, многие начинают это чувствовать, потому что неблагополучия, угрозы, тревоги резко активизируют мысль.

Так вот, от простого словаря, в котором нас учили когда-то в годы марксизма-ленинизма, от ленинских уроков диалектического материализма, научного коммунизма и так далее, приходится переходить к новому осмыслению реалий, построению моделей и обретению в руках и в мозгах инструментария, с помощью которого можно отвечать за тон диагностики, призывы, проекты. Я благодарю Филоненко за эту подачу. Дискуссия нужна. Я тоже нуждаюсь в дискуссиях, потому что они активизируют мысль.

*

НЕУВАЖЕНИЕ К КАРЛУ МАРКСУ?

Марксизм, классы, теория, основной конфликт человечества, категории, к которым меня призывают апеллировать и при этом убеждают: "Не надо, Степан Степанович, ничего выдумывать, всё это есть, вот возьмите четыре тома „Капитала“, много интерпретаций, переложений теми, кто именует себя марксистами".

Почему это меня не вполне устраивает? Прошло ведь 150 лет. За это время много пришло в жизнь нового, развитие не останавливалось не только по факту отношений, процессов, устроения человеческого общежития, что собственно и есть предмет теоретиков, в том числе предмет изысканий в марксизме — устроение человеческого общежития. Многое произошло. И всё это надо проигнорировать, забыть и удовлетвориться тем уровнем мысли, моделей, теорий, объяснений, которые великолепные мыслители нашли 150 лет назад? Отчего же не попытаться продвинуться вперед и не поэксплуатировать собственные мозги? Почему надо себя приучать к тому, что ты вторичен, ты не самостоятелен, ты не способен? Кто сказал, что сегодняшние мыслители не могут быть столь же эффективными в построении модели для постижения, осознания мироустроения на базе стопятидесятилетнего опыта, кумуляции ещё множества идей, теорий, которые порождены за это время?

Почему марксизм как следование великому мыслителю нужно превращать в подобие сектантства, в верование, в догму? Мне кажется, что именно это как раз неуважение к Карлу Марксу, его творческому подвигу, его наследию. Не надо молиться на Карла Маркса! Надо уважать наработки предшественников и идти дальше, опираясь на них. Карл Маркс выдвинул и обосновал представление об основном конфликте устроения человечества для своего и предшествующих периодов. Это, прежде всего конфликт труда и капитала, который выражался в эксплуатации человека человеком, дифференциации достойного и недостойного. Это факты жизни, которые отражали бесправность и униженность людей "второго сорта", людей, не имевших средств производства или, как сейчас говорят, основных фондов, не имевших капитала.

Карл Маркс анализировал формацию, которую именовали капитализмом, именно в той связи, что на смену традиционному обществу с традиционными способами производства и распределения начали приходить другие институты, другие отношения, основанные на доминанте капитала. Но уточню, во-первых, капитала, как материально выраженного в праве собственности на средства производства, и, во-вторых, капитала финансового, который тогда только начал зарождаться. Но на сегодня их баланс стал противоположным. Тогда, на заре капитализма, когда происходило первичное накопление, финансовый капитал был ещё маленьким. А капитал, который становился производительным, был фактором прогресса, развития, ускорения объёмов и качества производства материальных благ.

*

ОСНОВНОЙ КОНФЛИКТ ЖИЗНЕУСТРОЕНИЯ — КОНФЛИКТ МЕЖДУ ЧЕЛОВЕКОМ И АНТИЧЕЛОВЕКОМ

На сегодня это соотношение изменилось. Теперь финансовый капитал является в полной мере спекулятивным капиталом. Речь идет о ренте как механизме паразитизма (хотите по Марксу — эксплуатации). И сейчас мы подойдем к тому основному конфликту, который, уважая Маркса и его открытия 150-летней давности, я считаю необходимым сегодня сформулировать иначе. Если Карл Маркс говорил, что основной конфликт — это конфликт труда и капитала, наемного работника и собственника средств производства, конфликт по поводу распределения материальных благ, то Степан Сулакшин сегодня говорит, что основной конфликт жизнеустроения и развития человечества — это конфликт между человеком и античеловеком, это процессы расчеловечивания. Это вопрос ментального и, хотите, духовного состояния человека.

Открытие ли это? В каком-то смысле нет. Потому что большие и настоящие религии давно выдвинули тезис об "образе и подобии", о портрете, категории человека истинного, который только и имеет право в полной мере называться человеком. Противоположность такому человеку — это те или то, во что темная сила пытается превратить каждого из нас, наших детей и большую часть человечества сегодня и навсегда. Этот конфликт становится основополагающим.

Маркс выдвинул свою основную идею в проекции на общественные и политические усилия, на политический процесс, в виде Манифеста коммунистической партии. Мы с моими товарищами выдвигаем Манифест грядущего человечества, который выполняет ту же роль. Мы его так и обозначили — манифест №2. Этот наш Манифест порождает политическую программатику, способы определения проблем, способы выделения критериев для целеполагания, нахождения средств и методов, чтобы противостоять обозначенной угрозе. И угроза эта является не только внутрироссийской, хотя здесь она приобрела наиболее хамские формы и размах. Расчеловечивание, озверение, утрата высоких ценностных мотиваций и обликов — проблема всего мира. Просто у нас ещё и государство стало отчужденным от высоких ценностей.

Оно запретило себе идеологию и занимается тем, что выращивает потребителей, а на самом деле — обслугу для высокорангированной новой касты, членов известного кооператива. Такой взгляд порождает теоретическую, методологическую и фактически аксиоматическую и аксиологическую базу. А сия база позволяет по-иному увидеть устроение страны. Это Конституция — новоустроение будущей России.

*

СОЦИАЛИЗМ: ВСЕ ПОНЯТНО — БУРЖУЙ ПРОТИВОСТОИТ ПРОЛЕТАРИАТУ

Что мы имеем на сегодня? Буржуй, который когда-то противостоял, как класс в той давней терминологии, пролетариату, лишенному доступа к средствам производства, был достаточно легко идентифицируем. Это был собственник средств производства, который, эксплуатируя наёмный труд, отчуждал от эксплуатируемого продукт этого труда, присваивал, накапливал через прибавочную стоимость новые добавленные объемы капитала. Богатый богател, а бедный беднел и становился всё более унижен: работал по 18 часов в сутки, не имел возможности для восстановления своих человеческих сил. Известно, к чему всё это привело: к социальным напряжениям, к череде социальных революций, к советскому опыту Великой Октябрьской социалистической революции, к социальному государству (welfare state в западном словаре).

Буржуй как образ и адресат был понятен. Пролетариат тоже был очевиден и понятен. Почему? Потому что тогда, на заре зарождения капитализма, машинное фабричное производство было простым: вот хозяин, вот его станок, а вот рабочий, который вкалывал на этом станке. Вот буржуй, вот пролетарий. Причем, даже сельскохозяйственных пролетариев (находящихся практически в таких же отношениях эксплуатации) особо за таких не почитали. Людей других профессий, не машинных рабочих, тоже не относили к этому, так называемому, классу. Да и особой нужды не было, потому что теория говорила: доминантой в будущей социалистической революции и фактором её развития является гегемон — пролетариат. А какая-то там мелкобуржуазная, несознательная, рутинная часть общества (крестьяне и зажиточные, которых кулаками начали называть) значения не имели. Вся идея фокусировалась на идее гегемона, ведущего, подавляющего все остальные группы, классифицируемые как классы по отношению к средствам производства. К средствам производства тогда относились фабричные, преимущественно бурно растущие машинные средства производства материальных благ. Но картина-то изменилась!

*

КАПИТАЛИЗМ: КТО БУРЖУЙ, А КТО ПРОЛЕТАРИАТ?

Ну и что же такое капитализм? Каким он тогда рождался и каким является сейчас, в своей сути, в основе? Капитал имеет разные облики воплощения в человеческих отношениях. Это не только материальные средства производства, но это ещё и финансы. И по мере того, как созревал сей вид строения человеческого общежития, стало понятно, что основным, доминирующим признаком данного мироустроения являются деньги. На сегодня они с незначительного уровня выросли до огромного. Деньги стали самодовлеющим фактором. Деньги генерируют деньги. Они множатся из ничего. На проценте делают деньги, не производя ни грамма материальных благ, но производя право на потребление таких благ для капиталиста, то есть собственника не только фабрик, заводов и станков, а еще и этих самых денег.

Мало того, ситуация становится еще хуже: можно даже не иметь деньги, но иметь право на эмиссию денег и на этом генерировать для себя право на потребление благ. Это есть так называемый сеньёраж, гениальное изобретение начала 17 века (Великобритания), когда частному банку были даны права государственного банка эмитента национальной валюты. Потом этот опыт породил Федеральную резервную систему США, которая в значительной своей части является частным предприятием, но выполняет общественно значимую государственную функцию эмиссии денег. На этой эмиссии владелец получает свои дивиденды и свои права на потребление благ. В биологической природе — это некий образчик жизни, который не предпринимает усилий, не бегает за добычей, не сторожит её в засаде, но потребляет источники для своего существования и называется паразитом. Он сидит на другом организме, сосет из него, паразитирует. Это, примерно, то же самое, что и эксплуатация человека человеком.

Понятие ренты включает в себя главным образом возможность получения благ не за счет труда, а за счет права на получение тех самых благ. Откуда это право возникло? С чего всё начиналось? Из права на основные средства производства, на основные фонды, из права собственности на финансы, которые порождают финансовую, банковскую и торговую ренты. Добавляется процент, и собственник финансов получает соответствующие дивиденды на их обороте и на их залоге. Это также право на интеллектуальную собственность, что в отличие от времен Маркса на сегодня становится все более и более важным примером этой самой ренты.

Посмотрите, я талантливый художник или иной автор какой-то интеллектуальной собственности, поэт-песенник, баснописец. Я создал продукт. Он действительно ценен, потому что рожден высококвалифицированным интеллектуальным трудом. Он продается. И это есть источник жизни и воспроизводства художника, автора и его будущего нового творчества. Все хорошо. Автор продал свой продукт — умную книгу, стихотворение или песню, получил за неё деньги и на эти деньги живет дальше и может производить свои творческие продукты.

Но, кроме этого, происходит и следующее. Он запрещает использовать свои песни, басни и другие творческие продукты без выплаты ему за авторское право. Он превращается в кого? Совершенно верно, в паразита. Он превращается в капиталиста. Только капитал его не станок, как 150 лет назад, а интеллектуальная собственность, которую он продает многократно и бесконечно, уже ничего не производя. Так же и ростовщик, банкир даёт деньги взаймы под процент. Он тоже паразит. Он ничего "не делает", но получает рентный доход от своего права на эти финансы. Конечно, что-то он и делает, и вопрос тут состоит в размере маржи.

Так же отчасти возникает рента на природные ресурсы. Светит солнышко, растут бананы и прочие перцы с огурцами. Человек подставил руки, банан упал. Человек привез его в северный город и продал с наценкой, получив ту самую часть ренты за счет того, что солнышко ему светило на огороде где-то там, в Средней Азии. Я сейчас не хочу его ни в чем упрекать. Я лишь показываю, что виды ренты, то есть дохода из ничего (без затраченного труда) и возможности получения права на приобретение материальных благ, стали довольно разнообразными. Здесь нет упрощения, мол, труженик пахал и сеял. Не о деталях, а о принципе говорим. Всегда есть доля трудового и нетрудового дохода. Важно их соотношение.

Есть уже и совсем оригинальный капитал, который я называю "условным", и рента с этого капитала. Это административные, властные или бюрократические ресурсы, — капитал, который приватизирует коррупционер. Это очень хорошо видно по сегодняшней российской власти. Он, коррупционер, на этот свой условный капитал (административные полномочия) тоже состригает ренту в виде взяточничества, в виде теневой коррумпированной деятельности, когда свой карман не различается с бюджетным, в виде сращивания своего семейного бизнеса с государственным оборотом средств, ресурсов и денег.

Есть ещё один вид паразитизма — рента от монополизма. Для этого достаточно всего лишь факта, что ты на рынке один и можешь шантажировать покупателя, особенно когда твои услуги или товары для него жизненно важны. Значит, мы начинаем понимать, что проблема труда и капитала трансформировалась в проблему трудового характера права на получение благ и нетрудового, паразитарного механизма обретения этого права.

Способов паразитизма, то есть рентного извлечения этого права, этих благ стало достаточно много не только со станка, которым владел буржуй 150 лет назад, а угнетаемый рабочий на нем трудился, чтобы как-то свести концы с концами. Напрашивается и вопрос, а какая разница человеку, паразитирует ли на нем некая персона-буржуй или паразитирует государство? Ведь сегодняшнее государство точно так же отбирает часть прибавочной стоимости от каждого гражданина страны, возмещая кому оплатой труда, кому социальным пакетом, кому перенесенными во времени пенсионными выплатами. Но это только часть доходов. Остальные отчуждается в бюджет, в фонды. И идет на… А куда попало иной раз уходит.

В Советском Союзе средства возвращались человеку через общественные фонды потребления. А сейчас они возвращаются в другое место. Например, на кредитование странных трюков "Балтфинанс" группы и "покупку" "Юкоса" или "Роснефтью "Башнефти", дальнейшей приватизации. Вы понимаете, о чем идет разговор. Поэтому вопрос о достоинстве человека, о справедливости в его отношении тоже начинает входить в проблемное пространство эксплуатации человека человеком, пространство, которое породило 150 лет назад столь четкие и понятные для того времени классы. Ну и где эти классы сегодня? Если буржуй, эксплуататор понятен, это собственник разного вида капитала, объединенный тем, что у него есть право ренты — нетрудового обретения права на получение благ, то кто же такой его визави? Кто сегодня этот самый пролетариат?

Совершенно ясно, что это не фабричный рабочий. Во-первых, потому что фабричное, прямое, машинное, физическое производство свою долю существенно уменьшило. Во-вторых, потому что на земле, которая тоже является средством производства, особым правда типом, машинные, механизированные, автоматизированные, поточные способы производства уже мало чем отличаются от фабричного машинного производства. Более того, продукты питания начинают уже синтезироваться в тех же самых цехах. Но сельскохозяйственный рабочий пролетариатом не был. Он был отсталым, с частнособственническими инстинктами членом общества, который никак не мог выступать передовым классом, гегемоном, каким был пролетариат, которому кроме цепей терять было нечего. Я цитирую, естественно, те постулаты теории, которые 100–150 лет назад были верны. На них сейчас тоже "молиться" прикажете?

На сегодня эти постулаты уже не верны. А кто такой член общества, который производит интеллектуальную собственность, то есть человек умственного труда? Он пролетарий или нет? Он же создает стоимость. Там есть и прибавочная стоимость. Она приносит из чего-то ту самую ренту (роялти), о которой я говорил. Ведь если я как автор переуступил свои права на интеллектуальный продукт следующему собственнику, то он тот самый капиталист, тот самый буржуй, который на этом виде собственности реализует свою ренту. Так кто здесь буржуй, а кто пролетарий?

А офисные работники? Их всё больше появляется в сфере услуг, и они тоже трудятся, обеспечивая логистику управления различными процессами, организацию материальных и нематериальных потоков. Кто они? Пролетарии или не пролетарии?

Наконец, акционер. Я рабочий. Я хожу каждый день на завод и работаю там на токарном станке. Я классический пролетарий. Но у меня еще в сейфе лежит пачка акций, на которые я получаю доход с этого же завода. Стало быть, я тоже являюсь сособственником данного завода. Или других заводов, других объектов собственности. Я кто? Я пролетарий? Или я буржуй, потому что у меня есть часть этой долевой (или складочной) собственности на средства производства? Или я немножко пролетарий, а немножко буржуй? И часть меня будет гегемоном над оставшейся моей же частью?

А если я самозанятый товарищ? Называлось это ПБОЮЛ — предприниматель без образования юридического лица. Или ИЧП — индивидуальный частный предприниматель. Гаражник, например. Я себе и хозяин средств производства, и сам работаю. Так кто я такой, пролетарий или нет? Я пришел в присутствие, бюрократическое, административно-государственное, и стою перед лицом этого самого коррупционера, буржуя, который стрижет ренту со своего административного условного капитала. Я перед ним пролетарий или кто?

Это все — пытаться перенести классификацию, понятийную аксиоматику модели 100-150-летней давности в неизменном виде на современность и еще упрекать меня, чего ты тут изобретаешь, почему ты не подписываешь, не копируешь под кальку величайшие достижения Карла Маркса. Это просто неправильно. Это ослабляет. Это минимум делает исследователя или социального проектировщика, прогнозиста слабым и беспомощным. Вы хотите, чтобы я (или другой кто-то) стал слабым и беспомощным? Наверное, нет.

Коллега Филоненко, я вам сейчас выставил целый ряд соображений. Они открытые, они логичные, они доказуемые. Может быть, сейчас вы готовы хотя бы отчасти соглашаться с той позицией, которую я занимаю и буду занимать? Как человек творческий, как человек, отвечающий за свои призывы и за тех людей, которые уже откликнулись, я иду с ними вместе дальше. И, между прочим, не просто на прогулку в аллеи. А в те темные аллеи, где риски прячутся в каждом углу и с каждым шагом вперед их становится все больше. И если мы ограничиваем себя догматикой, то не сможем этим рискам противостоять. Нас уничтожат, нас обманут, нас проведут за три понюха табаку, и мы не сможем выполнить своих обещаний, не сможем переустроить нашу страну, не сможем привнести добро в тот мрак, в который погружается сейчас путинская Россия.

*

НОВОЕ УСТРОЕНИЕ СТРАНЫ ТРЕБУЕТ ЧЕТКИХ КРИТЕРИЕВ

Почему термин "класс" на сегодня стал неадекватным и когнитивно, и творчески беспомощным, я рассказал. Но классификацию, структуризацию общества, конечно, нужно делать. Нужно видеть и понимать, как объединены группы, которые называются (я это использую) группами интересов, каково их составляющее начало. Человек — социальное существо, его социальность, общественность, коллегиальность, коллективность, кооперативность формируется не просто так. Интерес, если он схожий, соединяет людей. Интерес — это психологическое состояние человека, которое мотивирует его на действия в целях удовлетворения потребностей. А потребности для образца жизни, каковым является человек, это необходимость в его обмене веществом, энергией и информацией с окружающей природой. Это аксиоматика смысловая, понятийная.

Тогда становится ясным, что группы с общим, похожим интересом — это действительно политический актор. Например, так называемый "свет". О слова "светский". Он блистает по ресторациям, под софитами, на своих тусовках, на красных дорожках. Этих людей меньшинство в стране. В основном эта публика относится как раз к тем самым новым буржуям (нехорошо звучит, но эта терминология абсолютно адекватна), которые живут в основном с помощью паразитарных методов обретения права на получение материальных благ. И мы понимаем их роль в механизмах производства, распределения, потребления, в механизмах общественных и политических отношений, процессов и процедур. Мы понимаем, что есть паразиты, а есть люди.

А вот что я могу понять, если употреблю слово "класс" в той картине, которую нарисовал, я не знаю. Это не продвигает никуда, кроме как в подобие каких-то молений на замечательное историческое интеллектуальное наследство Карла Маркса.

Возникает еще одна важная вещь, как проекция этих размышлений, — теоретическая вещь, но она абсолютно практична. Почему? Потому что новое устроение страны, жизнеустроение человечества требует очень четких критериев. Критерии 150 лет назад были такие: от меня отбирают созданную мной прибавочную стоимость, я хочу, чтобы она оставалась со мной. И этот конфликт, вопрос как разделить между капиталистом и наемным трудом прибавочную стоимость, решался на основе обретения неких прав, которые закреплялись конституционно, законодательно в социальных механизмах государства. Но на сегодня это в меньшей степени первично и акцентировано как вопрос, а что же человеку нужно, если все его первичные потребности удовлетворяются?

Почему мы считаем несправедливым, что средняя зарплата у российского гражданина 35 тысяч рублей в месяц, а товарищ Сечин получает 5 млн. рублей в день? Что здесь неправильного, несправедливого? Нам подсовывали идею, что демократия, рынок, свобода дают равенство прав. Почитайте конституцию, действующую на сегодня: у вас есть права на труд, на доходы, на обогащение и т. д. Но есть ли у вас возможность реализовать эти права? Получается, что эта возможность есть только у того, у кого есть деньги, у кого есть административные ресурсы. Нужно это переустраивать? Нужно. Но опять необходим критерий, говорящий — до какой степени? Может ввести прогрессивную шкалу налога на доходы физических лиц? До какой величины? 99,9 процента отбирать или 85,7 процента? Где этот критерий? Критерий, конечно, не в пресловутой дележке всем поровну. Вовсе нет. Это профанированный подход.

Критерий состоит в том, что надо обеспечить равенство для всех людей в части не материальной (это проще, это вторично), а в части достоинства человека. Достоинство больного члена общества, который вообще не может трудиться, не меньше, чем у капиталиста и чем у здоровяка, который зарабатывает себе своим трудом. Как видим проблема материального в обеспечении справедливости не является единственной.

*

РАВЕНСТВО ДОСТОИНСТВ ИЛИ ОТ КАЖДОГО ПО СПОСОБНОСТЯМ, КАЖДОМУ ПО ПОТРЕБНОСТЯМ

Существовали важные формулы советского времени. Их бы нужно выписать на кремлевской стене большими буквами: "От каждого по способностям, каждому по труду". То была формула социалистического устроения. А формулой коммунистического устроения, как перспективного, асимптотического приближения к иному жизнеустроению человечества, была следующая — "От каждого по способностям, каждому по потребностям". Я бы добавил по потребностям нравственным, разумным, нестяжательским. Ставлю вопрос о равенстве достоинств. Здесь не обойтись без социализации частной собственности, без перераспределительных механизмов, без роли государства, его доли участия в жизни общества. И не надо обращать внимание на истерики, которые закатывают Кудрин, Нечаев и прочие любители примитивного либерализма. Государство, мол, у нас сейчас задействовано на 70 процентов, надо его сокращать. Его нужно ровно столько, чтобы обеспечить главную императивную цель — равенство достоинства каждого члена нашего общества, каждого гражданина страны. Это означает, что мы ведем речь не только о большинстве членов общества, но и о меньшинстве. Интересы меньшинства мы в своей новой конституции, в своей политической программатике Партии нового типа тоже видим, уважаем и будем обеспечивать.

Предприниматель может быть не только паразитом, когда задрана маржа, процент, когда торговая надбавка необоснованна, когда у человека, создающего материальные блага, отбирается большая часть этого блага. Предприниматель может быть представителем трудовой деятельности, как мы записали в конституции. Почему? Потому что он создает производство, рабочие места. Он рождает логистики управления. Он занимается инновацией. Он переплавляет свои таланты в весь этот комплекс и, получая на издержки свои трудовые оплату труда ровно так, как наемный работник, он получает еще и премию, которая стимулирует его на развитие. Это фактор прогресса. И только слепой не видит, что этот фактор прогресса в рыночных обществах, в экономиках с частной собственностью существует и работает. Догматика же и доктринерство не приемлемы. Тут вопрос оптимизации. Какой должна быть маржа, чтобы работали стимулы прогресса и еще не возникало бы явления паразитизма. Регулировать, а не диктатуру пролетариата опять вводить. Вот в чем вопрос.

Некоторые говорят, давайте всю частную собственность уберем, это буржуазная психология, она все равно… Что все равно? Частную собственность регулирует общество. Если этот самый собственник с буржуазной психологией не желает подчиняться регуляциям и начинает захватывать себе большую часть доходов, премией ему за это будет тюрьма. Только и всего. Поэтому модель, которую мы в ПНТ выстраиваем, отличается от той, какую выстраивал Маркс и какая существовала в СССР, где собственность была на сто процентов государственной. Оптимальное соотношение частной и государственной (или общей, общественной) собственности должно иметь критерий. Это равенство достоинства каждого члена общества. Там есть и материальная компонента, но главной является та, которая человека делает человеком.

Поэтому мой ответ такой: в современном конфликте, аналоги которого описывал Маркс, визави античеловеку, расчеловечивателю — это человек. Нынешний пролетарий, точнее аналог пролетария столетней давности, — это каждый человек со своим достоинством, которое требует себя обеспечить. Вот кто в моем понимании на сегодня занимает место и нишу пролетария, пролетариата, который сто лет назад действительно взорвал античеловечное жизнеустроение и дал человечеству, дал людям в нашей стране, в Советском Союзе, шанс. Не игнорируем мы, не презираем, не отвергаем все богатство теоретических накоплений, которые были сделаны до нас. Но себя глупее других не считаем. И полагаем, что современные вызовы требуют современного научного осмысления, ответа и проектирования, социального, политического проектирования более доброго, более праведного, более справедливого, более нравственного жизнеустроения не только нашей страны, но и человечества.

Я прошу вас извинить за разговор, может быть, слишком теоретизированный. Но согласитесь, друзья, что из каких-то базовых, казалось, даже простых аксиом, на самом деле следствия вытекают не меньше, чем судьбы человечества в ближайшей и отдаленной перспективе. А моя ответственность, как человека, который заставляет себя думать, сомневаться, перепроверять, состоит в том, чтобы, прежде всего, для самого себя картина мира, картина конфликтов, а также критериальное, ценностное, целевое поле были системными и обоснованными, чтобы теория служила интеллектуальным оружием в борьбе с теми силами, которые сейчас опускают нашу страну во мрак.

***

***

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...