< Октябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Подписка rss
Поиск Поиск
Тадмор (Пальмира): удар по России

13 декабря 2016 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

***

Вести с сирийского фронта 12 декабря встрепенули весь мир. Боевики Исламского государства вновь заняли исторический город Пальмиру с памятниками всемирного наследия, освобождение которой с такими почестями отмечали в марте 2016 года.

В советской историографии Пальмира была Тадмором, Алеппо носил арабское название Халеб, а в российской политической мысли все названия с их арабского оригинала были переведены на западный манер. Впрочем, последние 25 лет Россия только и занимается тем, что интегрируется в западное сообщество и отрекается от своего советского наследия.

Пальмира снова оказались в руках террористов, а вместе с тем это шаг нанес удар по имиджу России и лично по Путину.

*

ЧТО ЖЕ СЛУЧИЛОСЬ В ПАЛЬМИРЕ?

Начиная с 8 декабря сообщалось, что джихадисты ИГИЛ начали наступление в попытке захватить Пальмиру. По всей видимости, операция была тщательно спланирована и детально проработана. Боевики атаковали сирийские правительственные войска с двух направлений — с севера и юга, захватив несколько армейских КПП и ряд небольших населенных пунктов. Информация об этом появилась в российских СМИ исключительно благодаря сообщениям зарубежных каналов. 10 декабря Би-би-си сообщило, что вооруженные подразделения ИГИЛ вновь вошли в Пальмиру, ведя бои с сирийскими правительственными войсками. Ни о каком прикрытии с воздуха силами России не сообщалась. Пока ИГИЛ последовательно атаковали город, освобожденный Россией весной, Кремль игнорировал угрозу.

10 декабря появилась информация, что сирийская армия начинает отступать из Пальмиры, чтобы избежать окружения боевиками. Сирийская армия, оказавшись в численном меньшинстве, обеспечивала эвакуацию населения, уничтожение складов с боеприпасами.

И только 11 декабря, когда город почти полностью перешел в руки ИГИЛ, российская авиация начала наносить авиаудары. Но почему, если Россия борется с террористами, на протяжении всех этих дней мы наблюдали бездействие российских сил? Ведь можно же было еще 8 декабря нанести удары по игиловцам, приближающимся к Пальмире, когда и мирное население было в безопасности. Или наша разведка не смогла вовремя сработать, а военные стратеги не оценили последствия наступления игиловцев?

11 декабря было уже слишком поздно. Город, по всей видимости, уже подготовили к сдаче, игиловцы плотно обосновались в Пальмире, то есть по факту 11 декабря Россия попыталась не отбить атаку, а повторно освободить Пальмиру. Официально еще утром сообщалось, что благодаря ударам российских ВВС игиловцы отступили на окраины города, что Пальмира якобы находится под полным контролем Сирийской Арабской Армии, хотя еще за день до этого транслировалась информация западных СМИ противоположного содержания. По сообщениям уже не западных, а арабских СМИ (Аль-Масдар, созданный в августе 2014 года и представляющий информацию по Сирии, Ираку и Йемену) боевики в результате действий российских ВКС были вынуждены отступить, но чуть позже со ссылкой уже на западные СМИ сообщалось, что над Пальмирой установлен контроль боевиками ИГИЛ. По факту битва за Пальмиру была проиграна до 11 декабря, когда у России была возможность нанесения авиаударов не по городу с мирными жителям или окраине города, а когда колоны ИГИЛ только шли к Пальмире и была замечена, если все же была замечена, передислокация сил ИГИЛ из Ракки к Пальмире.

12 декабря в Минобороны России признали, что сирийская армия оставила Пальмиру и заняла позиции на подступах к городу.

*

КТО ВИНОВАТ В ПАДЕНИИ ПАЛЬМИРЫ?

На этот счет было множество версий, большинство из которых являются компонентами информационной войны.

Версия первая. Ответственность за все лежит на США. Еще 11 декабря российский центр перемирия сообщил, что из иракского Мосула было переброшено до 5 тысяч боевиков в район Ракки и Дэйр эз-Зор, где на тот момент силы коалиции во главе с США прекратили активные боевые действия до весны. Круглая цифра 5 000 появилась без подтверждения ее реальности. США же в ответ на обвинения заявили, что силы коалиции не прекращали операций, нацеленных на изоляцию террористов в районе города Ракка.

Именно эта версия стала официальной и была озвучена Песковым, который обвинил Штаты в нескоординированной позиции — "до сих пор нет координации действий и реального сотрудничества с другими государствами, прежде всего, с США. Такое сотрудничество позволило бы нам всем эффективно избегать подобных атак со стороны террористов". По его мнению "захват боевиками Пальмиры наносит урон имиджу всего цивилизованного человечества, тех, кто сидит сложа руки и бездействует, а не России". То есть всю вину за происходящее он переложил на Штаты, в то время как именно Россия официально и легитимно в Сирии борется с терроризмом и освобождала Пальмиру, защиту которой обеспечить не смогла.

Версия вторая. Во всем виноват Асад. Именно ее как оправдание российского провала стал продвигать Соловьев, написавший в своем твитер-аккаунте "Вопрос к Асаду. Как это возможно, на территории Сирии война, а он даже мобилизацию не объявил. Чужими руками таскать каштаны из огня?" Эта версия родилась как оправдание явных военных тактических просчетов при планировании операции. Если мы виним Асада, то закономерен вопрос — а Россия-то почему молчала, если она обладает разведданными, военными силами и прочим?

Версия третья, представленная Францией. Вина лежит на России, которая сосредоточилась на Алеппо и не защитила Пальмиру. Министр иностранных дел Франции заявил, что "Русские, которые якобы борются с терроризмом, в реальности сосредоточились на Алеппо и тем самым развязали руки боевикам ИГ, вновь захватившим Пальмиру". Именно эта версия по всей видимости и будет использована против России западными СМИ.

Версия четвертая, в наибольшей степени отдаленная от пропаганды, была озвучена генералом Юрием Балуевским, бывшим начальником генерального штаба ВС России. Причина кроется в гуманитарной паузе и стратегических просчетах, допущенных российскими военными: "это опять удар по престижу. В том числе — и по нашему престижу", "то, что боевики не остановятся — это было понятно. А то, что сегодня делаем мы, мне, как военному, трудно понять — вот эти паузы гуманитарные, в частности", "понимаю, что надо обеспечивать безопасность населения, выводить его из-под огня. Но когда эти паузы длятся по неделям, и за эти недели восстанавливаются силы боевиков, у которых руки по локоть в крови, и их отпускают в том числе, как комментируют, и с личным оружием — вот этого я не понимаю".

"Какая бы ни была сирийская армия, но не отследить сосредоточение сил противника в районе Пальмиры… это неправильно. Так не должно быть. И мои коллеги, которые там есть — я тоже не понимаю их. У сирийцев, может быть, нет таких возможностей, как у нас. Но мы-то куда смотрели?". И отметим, что эти слова сказаны не журналистом, не пресс-секретарем, не политиком, а экс-начальником Генштаба ВС РФ, который без сомнения знает толк в военном деле.

Итак, главная причина сдачи Пальмиры — как военные просчеты российских вооруженных сил, которые, по всей видимости, не располагают всеми данными разведки или не ведут ее должным образом, так и вмешательство политики и закулисных интриг в военное дело, когда были затянуты гуманитарные паузы, противоречащие логике борьбы с террористами.

*

ПО КОМУ УДАРИЛА ПАЛЬМИРА?

Удар по Пальмире нанес репутационный ущерб и по России, и лично по Путину. Для России это означает ухудшение имиджа страны, которая ведет борьбу с терроризмом и в идеале должна не только освобождать, но и удерживать освобожденные территории, тем более когда речь идет о символических объектах — мировом памятнике исторического наследия. Пальмира показала, что российская разведка и российское руководство имеют серьезные бреши. И если удалось террористам взять Пальмиру, то где гарантии, что Россия удержит остальные территории. Асад их явно не в состоянии удержать. Означает ли это, что Россия должна туда втянуться остаться "навсегда"? Лавров уже заявил о том, что Пальмира может "дать передышку боевикам на востоке Алеппо". Но в таком случае следующим после Пальмиры может стать и Алеппо. И хотя Песков заявил, что Пальмира — "это удар по всему цивилизационному миру, а не России", нужно понимать, что Пальмиру освобождала России, а следовательно именно российско-сирийские силы несут ответственность за город.

Для Путина удар был двунаправленным.

С одной стороны, Пальмира показала всю неуместность пафоса, с которым был отпразднован захват Пальмиры. В марте на руинах освобожденного города был дан концерт Мариинского театра с другом Путина, фигурантом Панамского скандала, виолончелистом Ролдугиным. Пафос мероприятия должен был показать что-то, превратив Пальмиру в символ исторической победы. Отдаем должное мужеству музыкантов, исполнивших приказ. Но надо отдать должное и нелепости политических трюков руководства. Теперь Пальмира как образ, эксплуатируемый во внутренней и внешней пропаганде, пала, обнажив всю постановочность путинского "триумфа" в Сирии. Почему, спрашивал тогда Кремль, США не поздравили с победой в Пальмире? А вот теперь ясно — почему.

С другой стороны, ситуация показала, что и второй раз личные амбиции первого лица, которое решило сохранить гуманитарную паузу даже тогда, когда истекли допустимые временные сроки и США так и не предоставили карту позиций оппозиционных сил, сыграли злую шутку в области военной стратегии. Напомним, что еще 7 ноября Песков заявил, что "гуманитарная пауза как таковая имела четкие временные рамки, но режим прекращения операции российских ВКС продолжается. Это решение принималось в соответствии с позицией, занятой президентом Путиным".

Россия попеременно на протяжении с конца сентября вводила гуманитарные паузы. И если первоначально в эти короткие периоды была предоставлена возможность для доставки гуманитарной помощи в осажденный город, то уже в ноябре паузы стали продолжительнее и все более напоминали украинский сценарий, когда из Алеппо отпускали боевиков, сложивших оружие. И не сложивших тоже. На 9 декабря Алеппо покинуло 1096 боевиков, из них 953 уже были амнистированы. Длительные гуманитарные паузы содействовали концентрации сил противников. Да и позабыт уже был давно лозунг Путина, что "с террористами никто переговоров не ведет". А вышедшие террористы отправлялись на новые рубежи.

Пальмира показала, насколько неэффективно работает российская военная разведка, но насколько умеет "приспосабливаться" к провалам информационная пропаганда. Если первая фактически не предупредила о масштабах наступления ИГИЛ на Пальмиру, то вторая вела борьбу за умы населения. И в ход пускались различные уловки: от полного отрицания факта взятия Пальмиры, до обвинения в адрес других сторон или сохранения молчания по поводу Пальмиры.

Такая манера ни к чему другому, как кроме к новым Пальмирам, не привести не может.

*

КАК ПОВЛИЯЕТ ПАЛЬМИРА НА ХОД ВОЕННОЙ ОПЕРАЦИИ В СИРИИ?

Здесь возможны несколько сценариев.  

Первый предусматривает начало сухопутной операции России. Хотя Валентина Матвиенко уже успела заявить, что ни о какой сухопутной операции не идет речи, а Песков в традиционной манере ушел от ответа, адресовав вопрос Министерству обороны, информационная волна о том, что сирийская армия слаба и ей не помогает даже поддержка с воздуха, будет нарастать. И именно этот тезис может быть взят на вооружение в качестве оправдания расширения российской военной операции в Сирии. "Ихтамнеты" там уже есть. Два батальона еще добавилось только что. Речь о том, что численность сухопутных сил может быть резко наращена. Что такое Афганистан для опыта нашей страны — в этой версии напоминать излишне.

Второй сценарий предполагает продолжительную операцию воздушных сил в условиях нарастающего давления извне. Кремль будет продолжать агитировать за создание "широкой международной антитеррористической коалиции на прочной правовой базе", делать ставку на Трампа, сталкиваться с новыми обвинениями в преступлениях гуманитарного характера.

Третий — уход России из Сирии. 14 марта такой шаг уже был предпринят, однако на поверку оказалось, что сирийская карта разыгрывается в первую очередь как политическая, и лишь во вторую как военная, да и то без какого-бы то ни было намека на формат победы. Конечная цель экспедиционной операции отсутствует.

Ситуация с Пальмирой показала всю противоречивость российской политики и риторики. Выступаем за мирное решение проблемы, но сами осуществляем военную операцию. Обвиняем Турцию в пособничестве ИГИЛ, но сами позитивно реагируем на вторжение турецких войск в Сирию. Поддерживаем наступление Асада на оппозицию, и активно призываем противников Асада сплотиться и создать единую коалицию. Прикрываем с воздуха наступление войск Асада. А сами заявляем, что Асад нам не союзник. Отрицаем эффективность сил коалиции в борьбе с ИГИЛ, и тут же признаем, что вытеснение их из Ирака стало причиной падения Пальмиры, то есть Пальмира пала в результате эффективных операций Штатов по зачистке от террористов иракских территорий.

Странно все это. Тревожно все это. Не дает все это никакой позитивной перспективы выхода России после ее непродуманного ввязывания в далекую войну.

***

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Путинизм в зеркале Пальмиры: Сулакшин на "Россия 1"

Россия и Сирия: национальные интересы забыты

Новая Концепция внешней политики России 2016

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...