< Июнь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Подписка rss
Поиск Поиск
"Перестройка" — запланированное убийство государства

30 января 2017 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Вардан Эрнестович Багдасарян — д.и.н., проф., зам. главы Центра научной политической мысли и идеологии.

***

Исполнилось ровно тридцать лет с провозглашения М.С.Горбачевым курса перестройки. Новый курс был объявлен в докладе генерального секретаря "О перестройке и кадровой политике", открывшим работу Пленума ЦК КПСС, состоявшегося 27—28 января 1987 года. До этого времени в качестве ориентира государственной политики использовалась идеологема "ускорения", соотносившаяся с прежней мобилизационной моделью советской государственностью. Потребовалось пять лет реализации нового курса и великая держава перестала существовать. Сегодня можно говорить, что Советский Союз погиб не в силу внутренних, заложенных в характеристику самой системы обстоятельств, а именно в результате затеянного реформирования. Именно перестройка и уничтожила СССР.

Осмысливая произошедшее, попытаемся декомпозировать факторы и субъекты гибели Советского Союза, соотношение объективных и субъективных обстоятельств.

*

СССР — СВЕРХДЕРЖАВА

Советскому Союзу к началу 1980-х годов принадлежал статус одной из двух сверхдержав. В глобальном противостоянии он имел все возможности одержать победу. СССР обладал планетарной идеологией, мощнейшими вооруженными силами и крупнейшим ВПК, экономической самодостаточностью, общегосударственными институтами мобилизации, лучшей системой образования, подчиненной решению задач национальной безопасности первоклассной наукой, значимыми квалификационными потенциалами населения, духовноориентированной культурой. Однако при всех этих преимуществах он потерпел поражение. В выявление его причин историки все чаще называют фактор "предательства элит".

За год до начала перестройки видный американский экономист, один из разработчиков теории конвергенции Дж.-К. Гэлбрейт писал: "Русская система сдает экзамен, поскольку в отличие от западной промышленности она полностью использует человеческие ресурсы". Представление об устойчивости модели СССР разделяли многие ведущие советологи, такие как С.Биалер из Колумбийского университета. "Советского Союза, — утверждал он в 1982 г., — ни сейчас, ни в ближайшие десять лет не коснется настоящий кризис системы, потому что он является гордым властелином огромных неиспользованных ресурсов, которые могут обеспечить ему политическую и общественную стабильность и позволить пережить даже самые большие трудности".

Не верил в возможность скорого распада Советского Союза даже такой опытный стратег американской внешней политики как Г. Киссинджер. По прошествии многих лет он признавался, что так и не понял рациональных побудительных мотивов, заставивших М. С. Горбачева идти по пути государственной дезинтеграции. О непредопределенности исхода геополитической борьбы свидетельствовала и Маргарет Тэтчер: Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании: "Благодаря плановой экономике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей… Если при этом учесть огромные природные ресурсы СССР, то при рациональном ведении хозяйства у Советского Союза были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков". Сходное признание принадлежит директору ЦРУ Роберту Гейтсу: "Мы понимали, что Советский Союз ни экономическим давлением, ни гонкой вооружений, ни тем более силой не возьмешь. Его можно разрушить только взрывом изнутри".

К началу процесса развала коммунистической системы совокупный военный потенциал ОВД был даже выше потенциала НАТО. (Рис. 1). Из различных видов вооружений преимущество Северо-атлантического альянса имелось только по количеству боевых вертолетов.

Рис. 1. Соотношение военной техники ОВД и НАТО (1989 г.) (количество единиц)

Приведенные сравнительные показатели военно-технической оснащенности позволяют констатировать, что гонки вооружений Советский Союз, по меньшей мере, не проиграл. Существует популярная точка зрения будто бы СССР уступил Западу экономически. Однако при сопоставлении динамики экономических показателей Советского Союза и США легко убедиться, что коммунистическая хозяйственная система не только не проигрывала, но постепенно обходила американскую. (Рис. 2). Темпы роста в последние десятилетия существования СССР были не столь высоки, как, скажем, в эпоху индустриализации, однако на Западе они имели еще более низкую интенсивность.

Рис. 2. Производство в СССР к уровню в США

Таким образом, и в экономической гонке Советский Союз не проигрывал. Утверждение разработчика теории гибели цивилизаций П.Кеннеди об "имперском перегреве" как факторе дезинтеграции советской государственности статистически не подтверждается. Экономических ресурсов у СССР было вполне достаточно для поддержания высоких геополитических амбиций, характерных для статуса "мировой империи".

Так в чем же, в таком случае, состояли причины гибели Империи?

*

РАЗРЫВ С РЕЛИГИЕЙ

Реальный советский социализм связывался с атеистическим мировоззрением. Диалектический материализм был положен в основание официального взгляда на мир. Церковь рассматривалась в качестве классового врага. Такая позиция была отчасти определена кризисным состоянием самой Церкви, прельщением ее материальными благами, легитимизацией социальной несправедливости.

Для советского проекта конфронтация с религией имело самые негативные последствия. Из доктрины социального государства были изъяты идеальные основания, представление о вечной высшей жизни. Постепенно материалистичность становилась доминирующим основанием социума. Изъята была идеальная константа, которой в религиях выступал Бог. Идеал духовной солидаризации был подменен потребительством, идеей "большой колбасы".

Безусловно, и среди атеистов было много высокодуховных людей, готовых пожертвовать собой ради идеалов социальной справедливости. Но общий тренд консюмеризации был налицо. Консюмеризационный процесс был производен от процесса секуляризационного. Общество без трансцендентной идеальной перспективы посыпалось, подверглось эрозии нравственного разложения. Идеалы социальной справедливости к концу советской эпохи приобрели формальный, схоластический характер. Реально в построение коммунистического общества мало кто верил. Посещавшие по путевкам западные страны, да и страны народной демократии, восторгались материальным достатком при капитализме. Критерий материальной выгоды вытекал напрямую из отрицания объективности высшей духовной субстанции.

Но существовала ли приговоренность в конфликте социализма и религии? Такая приговоренность отсутствовала. Ни то что не было принципиальных противоречий между религией и социалистической идеологией, а сами традиционные религии утверждали в земной жизни принципы социализма. Использование христианской платформы для реализации замысла построения государства социальной справедливости было бы тем синтезом, который мог обеспечить устойчиво высокий уровень духовной мощи СССР. Требовалось соединить религиозное учение Христа и научное учение Карла Маркса. Но такое соединение не произошло.

*

ОТКАЗ ОТ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЕКТА: ОТ ЧЕЛОВЕКОСТРОИТЕЛЬСТВА К КОНСЬЮМЕРИЗМУ

Коммунистический проект являлся, прежде всего, проектом антропологическим. Построение государства социальной справедливости в СССР было сопряжено с проектом человекостроительства. Новый преображенный духовно человек сможет преодолеть рецидивы буржуазной несправедливости. Человекостроительство являлось главной задачей, по отношению к которой все остальное, включая и экономику, производное. Идея коммунистического преображения человека соотносилась с идеей преображения христианского и брала из нее истоки.

Пока в центре советской идеологии находился проект создания нового человека, СССР с очевидностью побеждал своих идеологических противников. Он побеждал их, прежде всего, в мегаэволюционном плане, представляя собой более высокую ступень социальной эволюции. И новый человек действительно формировался. И этот новый человек действительно побеждал, побеждал по всем направлениям. Популярность коммунистической идеи в первые четыре послеоктябрьские десятилетия была огромной. На этот период приходилась восходящая фаза советского проекта. Нисходящая началась после того, когда на XXII съезде КПСС была принята новая Программа партии, взявшая ориентир — максимальное удовлетворение потребностей человека. Коммунизм мыслился теперь ни столько как общество справедливости, сколько как общество неограниченного потребления. Антропология советского человека была переакцентирована с духовной природы на природу биологическую. В этом виде советский человек уже не отличался от человека буржуазного. Это был эволюционный откат. И вместе с ним коммунистическая идеология в глобальной борьбе за умы и сердца начинает сдавать свои позиции.

В брежневские годы биологическая доминанта еще более усиливается. Разлагается элита. Потребительские настроения охватывают комсомол. Впоследствии именно из "комсомольских тусовок" выйдут циники периода первоначального накопления капитала. За фасадом государства справедливости выстраиваются анклавы, культивирующие в повседневной жизни прямо противоположные принципы.

Идеологическое обновление, возвращение к исходным идеалам человекостроительства было возможно. Вместо этого государство в период перестройки двинулось в прямо противоположную сторону, легитимизировав консюмеризм и делегитимизировав идеологию справедливого общества. Советский проект был свернут, СССР ликвидирован.

Итог был неутешительный. Человек консюмерист и конформист не счел необходимым выступить в критический момент в защиту государства.

Численность КПСС неуклонно росло. К периоду распада Советского Союза количество членов партии составляла вместе с кандидатами на вступление порядка 19 миллионов человек. Численность комсомольской организации достигла почти 42 миллиона человек. Но грянул август 1991 года, и 60 миллионов конформистов ничего не сделали для спасения Советского Союза, коммунистической модели жизнеустройства. (Рис. 3).

Рис. 3. Почему КПСС не спасла Советский Союз?

*

СОВЕТСКАЯ СИСТЕМА ПОДМЕНЯЕТСЯ ЗАПАДНОЙ

Кризис позднесоветского общества являлся не следствием неуспешности советской системы, а напротив, результатом отступления от нее. Болезнь вызвали привнесенные из вне инородные элементы. Сама же система, даже на излете советской государственности, оставалась вполне жизнеспособной. "Застой? — выражал удивление в отношении современного идеологического клише бывший руководитель Госплана СССР Н.К.Байбаков. — Я этого явления не припомню. Несомненно, было замедление темпов развития. Но чтоб промышленность, сельское хозяйство топтались на месте — это не так. Кому-то, видимо, понравилось слово „застой“, и пропагандистский аппарат постарался обыграть его на все лады. Но разве можно назвать застойным период, когда за 20 лет (1966—1985 гг.):

— национальный доход страны вырос в 4 раза,

— промышленное производство — в 5 раз,

— основные фонды — в 7 раз?..

Несмотря на то, что рост сельскохозяйственного производства увеличился за этот период лишь в 1,7 раза, реальные доходы населения росли примерно такими же темпами, что и производительность общественного труда, и возросли в 3,2 раза; приблизительно в 3 раза увеличилось производство товаров народного потребления на душу населения… Да, действительно, темпы экономического роста были ниже, чем в предыдущее пятилетие, но в сравнении с развитыми капиталистическими странами, кроме Японии, они были выше или равны". Таким образом, идея демонтажа социализма диктовалась не столько экономической необходимостью, сколько субъективными соображениями новой генерации кремлевских прожектеров.

Часто говорят сегодня о том, что СССР понес поражение в "холодной войне", столкнувшись с новыми технологиями межгосударственной борьбы. Технологии, конечно, важны. Но дело не только и даже не столько в технологиях. Акцент на технологиях может привести к ложному выводу, что достаточно современной России взять на вооружение новый технологический инструментарий и победа за ней. Так ли это?

Главный вопрос — это вопрос о системе. Прежняя советская система — успешная в борьбе с геополитическими противниками была деконструирована и заменена новой, программирующей поражение. Эта система была построена в соответствии с рецептурой западнических теорий.

Что же произошло? Существовало к началу 1980-х годов две мир-системы — западноцентричная и россиецентричная. Россия (СССР, а ранее Российская империя и Московское царство) находилась в альтернативе к Западу. Соответственно, Запад — в альтернативе к России. С конца 1980-х годов происходит глобальная трансформация. Суть ее заключалась в принятие Россией ориентира вхождения в мир-систему Запад. Что означало такое вхождение? Оно означало, прежде всего, принятие ценностной платформы западной мир-системы. А эта платформа, как указывалось выше, выстраивалась на альтернативности в отношении России. Получалось, что новая Россия оказывалась в альтернативе к самой себе, становилась "Анти-Россией".

Советское государство выстраивалось на определенной ценностной платформе. Утверждаемые им ценности, восходившие, действительно, к соборным идеалам православной Руси, противопоставлялись ценностям буржуазного мира. Обнаруживаются девятнадцать такого рода пар ценностных противопоставлений:

— коллективизм — индивидуализм;

— солидаризация — конкуренция;

— идеократия — деиделогизация;

— мессианство (спасение мира) — интеграция в мировое сообщество;

— трудовая собственность — частная собственность;

— человек — социальная личность — человек — индивидуум;

— альтруизм — прагматизм;

— минимальность потребностей — потребительская культура;

— герой — жертва — герой — супермен;

— психологическая культура — культура развлечений;

— воспитательная школа — школа образовательных услуг;

— социальное равенство — социальная селекция успешных;

— свобода во имя — свобода от;

— государство как большая семья — договорное (контрактное) государство;

— братское единение народов — толерантность;

— надэтническая цивилизационная идентичность — неэтническая идентичность гражданской нации;

— государственно-общественная мобилизация — приоритетность частного;

— нестяжательство — прибыль — мерило успешности;

— нелегитимность ростовщического капитала — приоритетность банковского сектора экономики.

Гибель Советского Союза программировалось отступлением от собственной цивилизационно-ценностной повестки. И не просто отступлением, а принятием ценностей альтрнативного проекта.

Соответствующий тренд был задано еще с конца 1980-х годов. И в этом тренде мы находимся по сей день. Тренд выражался идеей десоветизации. Но ведь советская система возникла не на пустом месте, она продуцировалась определенной матрицей. Это была матрица русской цивилизации. Русская цивилизация, русскость, возникла, в свою очередь, на основе православного христианского выбора.

Эта встроенность советское в русское, а русского в православного, означало, что попытки деконструировать советское обернутся деконструкцией всего цивилизационного здания. За десоветизацией объективно последовала дерусификация. Дерусификация, в свою очередь, объективно ведет к дехристианизации.

Последовательность в осуществлении борьбы с проектом российской цивилизации выглядит следующим образом. Вначале уничтожается СССР, как непосредственное воплощение цивилизационной государственности. Затем, следующим шагом, уничтожается Россия, как матрица, порождающая проект социальной справедливости. Борьба против идеологии коммунизма оказывается и борьбой с Россией, имманентно связываемой с этой идеологией. Позднее прозрение было выражено словами: "Мы думали, что нас не любят потому, что мы „красные“, а нас не любят потому, что мы русские". Существует и исторически реализуется мировой западный проект. Его целевой ориентир — мировая гегемония Запада. Главным препятствием в достижении этой цели исторически выступила Россия. Достичь мирового господства без устранения данного препятствия было невозможно. Попытки его устранения военным путем не увенчались успехом. Разрабатываются новые технологии борьбы с российской (тогда советской) государственностью, акцентированные на подмене общественных ценностей и поражение коллективного сознания. Такая тактика борьбы привела к успеху.

"Перестройка" явилась рубежом, задающим западнический тренд развития страны. Позднесоветская элита принимает идеологию западничества, подразумевающую материальный комфорт. Ориентир социальной справедливости снимается с актуальной повестки. В 1991 г. происходит первая "цветная революция", следствием которой было принятие курса встраивания России в западноцентричную мир-систему. По мере этого встраивания российское государство лишалось своих суверенных потенциалов. Когда процесс становится уже необратимым, России дают понять, что в качестве самостоятельного и целостного геополитического субъекта ее существование подошло к концу.

Исходная точка, программирующая уничтожения России, обнаруживается в факте западнического выбора. Гибель СССР, оказывается, таким образом, не программируемым исходом нежизнеспособной системы, а отступлением от цивилизационно идентичной модели государства, соединении ее с системой, выстраиваемой на иной ценностной платформе.

*

ПРЕДАТЕЛЬСТВО ЭЛИТ

Целенаправленное деструктивное воздействие по отношению к СССР со стороны внешних противников является исторически естественным процессом борьбы за геополитическое доминирование в мире. Наличие такой борьбы прослеживается на протяжении всей истории человечества. Но сводить объяснение к оценке — СССР развалило Центральное разведывательное управление США — мало что дает для понимания причин гибели Советского Союза. Почему, возникает вопрос, в таком случае, КГБ не смогло развалить США? Почему он не смог или не захотел противдействовать операциям по развалу?

Для осуществления операции развала внешний противник должен был иметь силы, на которые бы он мог опираться внутри СССР. Но эти силы должны были откуда-то взяться. Почвы для их появления в рамках модели государства социальной справедливости объективно не существовало. Возникновение таких сил связывалось с вовлечением статусной части советского общества в мировую потребительскую сеть. Политические деятели СССР могли и оставаться убежденными ленинцами, но у них имелись семьи, дети, друзья. Из детей представителей коммунистической номенклатуры выйдут многие радикальные либералы-западники. Каналом распространения потребительской морали становится учрежденная в 1964 году сеть фирменных розничных магазинов "Березка", осуществляющих торговлю за иностранную валюту. Другим каналом являлись поездки за рубеж. Правоохранительные органы смотрят зачастую сквозь пальцы на деятельность "фарцовщиков" и "валютчиков". Создается теневой бизнес "цеховиков". Традиционно создание этих анклавов капитализма объяснялось хроническим товарным дефицитом в СССР. Но год от года производство товаров народного потребления увеличивалось. Следовательно, причина дефицита заключалась не в объемах производства, а в опережающем росте потребительских запросов. А это уже было само по себе следствием усиления потребительской морали.

Индикатором характеристики морального состояния советского общества является динамика продаж населению ювелирных изделий. Роскошь в официальной коммунистической модели рассматривалась как проявление буржуазного образа жизни. Однако духовные идеалы коммунизма все более теряли привлекательность.

Позднесоветское общество и, прежде всего, элита оказались охвачены синдромом потребительского перерождения. Покупка ювелирных изделий являлась кроме того одной из форм латентного процесса первоначального накопления капитала. Золото было более надежнее по своей стоимости, чем бумажные деньги. За пятнадцать лет с момента занятия Л.И.Брежневым поста генерального секретаря, стоимость проданных ювелирных изделий возросла в 45 раз. Этот рост существенно превышал темпы увеличения зарплат и сбережений населения. Соответственно, речь шла о нелегальных источниках доходов.

Возникает элитарный слой, который мысленно ассоциировал себя с Западом, который прельстился западным материальным искушением, образами красивой жизни. Возникла развилка-либо войти в круг мировой элиты, либо оказаться в нише отверженных. Какие могли быть модели ответа в отношении данного вызова? Либо мы мобилизуемся и догоняем Запад, либо входим в западный мир в лице отдельных успешных представителей. Мобилизации никто не хотел. Принятие же второй модели по сути дела и означало крушение системы социальной справедливости.

В среде лиц, имеющих высокий, по советским меркам, уровень потребления, и складываются, главным образом, группы недовольных моделью социальной справедливости и равенства в СССР. Снятие соответствующих ограничителей давало бы им возможность легализации капиталов, перехода к образу жизни по лекалам преуспевающей части западного общества. В этой среде преимущественно и организовывалась работа ЦРУ и иных структур, связанных с задачами "холодной войны".

Особая роль в борьбе против СССР отводилась диссидентскому движению. Сравнительно недавно Майкл Ледин, специалист по внешней политике США, бывший консультант Совета Безопасности США и Государственного Департамента сделал следующее признание: "Кто при Рейгане думал, что мы сломаем СССР? А ведь прошло какие-то 8 лет! Мы просто взяли на зарплату диссидентов и все. Случилась демократическая революция, и страна разрушилась. Если мы таким способом смогли сломить Советскую империю, поддерживая какую-то горстку людей, выступавших за реформы, а этих людей по пальцам пересчитать можно было, кто может сомневаться, что мы обрушим иранское правительство с таким же успехом!". Равно в той же мере, в которой СССР поддерживал коммунистические группы на Западе, ЦРУ и другие западные спецслужбы поддерживали диссидентов в СССР. Безусловно, далеко не все советские диссиденты были связаны с иностранными государствами, но для определенной части эта связь имела определяющее значение. Задача диссидентства заключалась в формировании и расширении среды сторонников децивилизования. Из этой среды и вышли кадры, реализовавшие в дальнейшем курс перестройки.

Выдвижение на пост Генерального секретаря ЦК КПСС М.С.Горбачева, известного еще до 1985 года своими неортодоксальными взглядами, было встречено с надеждой на движение СССР в выгодном для Запада направлении. Запад не только приветствовал возвышение Горбачева, но и в определенном смысле содействовал этому. Интересы Запада совпали с интересами части партноменклатуры. Сросшиеся с "теневой экономикой" группы влияния негласно ориентировались на легализацию частной собственности.

Не обошлось и без фактора "агентов влияния" в высшем политическом истэблишменте СССР. Шла "холодная война" и противники в ней пытались довести свою резидентуру до политически значимых высот. Новая генерация советской партноменклатуры оказалась достаточно восприимчива к такого рода обработке. Чаще всего в качестве ведущей фигуры американского влияния в Кремле называется "прораб перестройки" А.Н.Яковлев. О том, что реформы целевым образом были направлены против советской системы государственности, Александр Николаевич прямо признавался впоследствии в своих мемуарах: "Я много и въедливо изучал работы Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, Мао и других „классиков“ марксизма, основателей новой религии — религии ненависти, мести и атеизма. […] Давным-давно, более 40 лет назад, я понял, что марксизм-ленинизм — это не наука, а публицистика — людоедская и самоедская.

Поскольку я жил и работал в высших „орбитах“ режима, в том числе и на самой высшей — в Политбюро ЦК КПСС при Горбачеве, — я хорошо представлял, что все эти теории и планы — бред, а главное, на чём держался режим, — это номенклатурный аппарат, кадры, люди, деятели. Деятели были разные: толковые, глупые, просто дураки. Но все были циники. Все до одного, и я — в том числе. Прилюдно молились лжекумирам, ритуал был святостью, истинные убеждения — держали при себе. После XX съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды „идей“ позднего Ленина. […] Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработали (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и „нравственным социализмом“ — по революционаризму вообще. […] Советский тоталитарный режим можно было разрушить только через гласность и тоталитарную дисциплину партии, прикрываясь при этом интересами совершенствования социализма. […] Оглядываясь назад, могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика — механизмы тоталитаризма против системы тоталитаризма — сработала".

В поражении советского проекта политически определяющую роль сыграл, таким образом, фактор "предательства "национальной элиты". Предательство и как буквально государственная измена (прецедентов такого рода было тоже предостаточно), и как измена в отношении поколенчески реализуемого Советским Союзом и его сторонниками проекта государства социальной справедливости. Дала сбой система фильтрации элиты, социального лифтинга. Получил преобладание принцип клановой кооптации. Все это также являлось отступлением от модели советского государства в ее чистом виде.

*

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ ПЕРИОДА ПЕРЕСТРОЙКИ КАК ЛЕГАЛИЗАЦИЯ КАПИТАЛА

Советская партноменклатура все более тяготилась узкими для себя рамками социализма. За ширмой социалистического строя были сколочены крупные капиталы. Легализация их объективно предполагала демонтаж социализма. К 1985 г. "теневой сектор" экономики СССР уже мог рассматриваться как альтернатива советской модели хозяйствования. Противоречия между "советским" и "теневым" сектором все более усугублялись. Замедление темпов роста экономики СССР в значительной степени обусловливалось выводом капиталов в негосударственные ниши. Видимых выходов из этой ситуации было два. Первый вариант предполагал наступление на теневой сектор, "закручивании гаек". Андроповский курс и ранняя горбачевская политика в духе "ускорения" соотносилась с обозначенным подходом. Второй подход состоял в легализации частного капитала, в постепенном отказе от социалистических принципов. Данное направление соотносилось с курсом "перестройки".

Первоначально инициаторы реформ ориентировались преимущественно на преобразование экономической сферы на путях ускорения социально-экономического развития и научно-технического прогресса. На 1986–87 гг. приходится "ренессанс" идей НЭПа, выраженных в поздних работах В.И.Ленина. По мере "пробуксовки" реформ руководство СССР к 1987–88 гг. пришло к выводу, что в стране построен "тоталитарный социализм", и необходима политическая реформа для его устранения и перехода к демократии. С этого момента перестройка преподносилась на официальном уровне как революция. Вскоре были поставлены вопросы реформирования государственного устройства СССР и перехода к рынку. Эти реформы и стали фактически революцией, приведя к уничтожению советского государства.

С 1987 г. начинается осуществление реформ в экономической сфере, сводящихся к выводу ряда ниш из-под государственного контроля. Принятый в 1987 г. Закон "О государственном предприятии (объединении)" предоставлял последним значительные полномочия, сводя к минимуму их ответственность перед государством. Предоставление трудовым коллективам права выбирать директоров способствовало тому, что руководители постепенно освобождались от ведомственного контроля, что подрывало управляемость экономики. Закрепление за предприятиями права бесконтрольного выхода на внешний рынок создавало почву для получения неучтенных государством доходов и снижало заинтересованность предприятий в плановой экономике.

Еще более разрушительные последствия для хозяйства страны имело принятие в 1988 г. Закона "О кооперации". Под лозунгом возврата к идеям ленинского кооперативного плана фактически допускалось создание кооперативов при госпредприятиях. Эти кооперативы работали на государственном сырье с нанимаемой государством рабочей силой. Но при этом они получили полную свободу деятельности (выбор ассортимента продукции, установление цен и зарплат и т.д.) и практически освобождались от контроля со стороны государства. Как следствие, начинается обналичивание денег, перекачка активов госпредприятий в кооперативы, рост цен на их продукцию, усиление дефицита за счет вымывания дешевого ассортимента и усиление недовольства кооперативами в обществе. Росла теневая экономика, появлялись соответствующие ей новые формы преступности. В 1990 г. начинается острый кризис потребительского рынка — как в военные годы, страна была "посажена" на карточки и талоны. Фактически плановая экономика была разрушена, но реальные шаги по переходу к рынку так и не предприняты.

Распад единого экономического пространства во многом спровоцировал дезинтеграцию союзного государства.

Советский Союз к концу перестройки сталкивается с опасностью утраты экономического суверенитета. Быстрый рост дефицита бюджета, размера внешнего долга, сокращение золотовалютных резервов делали всё более актуальной экономическую помощь Запада. Но западную элиту устраивал вариант контролируемой деградации СССР.

*

ГЛАСНОСТЬ — ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ ПРОПАГАНДЕ ПРОТИВНИКА

Политика гласности явилась на практике снятием цензурных преград перед пропагандой противника. В рамках гласности начался масштабный пересмотр отечественной истории. Конечно, интерпретация ее в советской историографии уже тогда устарела. Но на смену старым мифам нередко приходили новые. При этом, в отличие от прежних мифов, новые носили разрушительный характер по отношению не только к официальной идеологии, но и к государству в целом. Развенчание практически всех советских руководителей и практически всего, что осуществлялось под их началом — Октябрьской революции, военного коммунизма, индустриализации, коллективизации, якобы неумелого ведения Великой Отечественной войны, целинного проекта, гигантских строек и т. д. — подводило общество к выводу о тупиковости советского проекта и нереформируемости государственной системы. Отдельные попытки противостоять огульному отрицанию как советской, так и отечественной истории вообще (статья Н.Андреевой "Не могу поступаться принципами", в "Советской России") наталкивались на жесткую реакцию горбачевской команды. Гласность в ее перестроечном варианте стала фактором подрыва ценностных оснований государства. Смягчение отношения к Церкви, выразившееся в торжествах по случаю крещения Руси, сопровождалось с другой страны с распространением оккультизма, магических практик, деятельности сект, иностранного религиозного проповедничества.

Впервые после 1920-х годов СМИ захлестывает волна русофобии. Протест против кампании русофобии заявляли в своем обращении к властям ведущие отечественные писатели — "Письмо 74-х": "Под знаменами объявленной „демократизации“, строительства „правового государства“, под лозунгами борьбы с „фашизмом и расизмом“ в нашей стране разнуздались силы общественной дестабилизации, на передний край идеологической перестройки выдвинулись преемники откровенного расизма. Их прибежище — многомиллионные по тиражам центральные периодические издания, теле- и радиоканалы, вещающие на всю страну.

Происходит беспримерная во всей истории человечества массированная травля, шельмование и преследование представителей коренного населения страны […] Тенденциозные, полные национальной нетерпимости, высокомерия и ненависти публикации „Огонька“, „Советской культуры“, „Комсомольской правды“, „Книжного обозрения“, „Московских новостей“, „Известий“, журналов „Октябрь“, „Юность“, „Знамя“ и др. вынуждают заключить, что пасынком нынешней „революционной перестройки“ является в первую очередь русский народ. […] Люди русского происхождения — ежедневно, без каких-либо объективных оснований именуются в прессе „фашистами“ и „расистами“. […] Русофобия в средствах массовой информации ССР сегодня догнала и перегнала зарубежную, заокеанскую антирусскую пропаганду. […] Русский человек сплошь и рядом нарекается „великодержавным шовинистом“, угрожающим другим нациям и народам. Для этого лживо, глумливо переписывается история России, так, что защита Отечества, святая героика русского патриотического чувства трактуется как „генетическая“ агрессивность, самодовлеющий милитаризм. […] „Прогрессивная“ пресса, в том числе и органы ЦК КПСС, насаждает кощунственное понятие „русского фашизма“…"

*

МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ — СЦЕНАРИЙ ДЕЗИНТЕГРАЦИИ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА

В Советском Союзе была создана уникальная система межнациональных отношений. Американское агентство "Stratfor" дает ей сегодня следующую оценку: "Советский Союз — самый успешный пример русской государственности за всю ее историю. В то время удалось создать новую идентичность, которая объединила всех без исключения жителей советского государства нового типа, независимо от расовой, религиозной, национальной и прочих принадлежностей… Стратегия коммунистов была переменчиво успешной, но всеобъемлющая советская идентичность действительно сыграла важную роль собирателя большой части населения Советского Союза. Она создала новый вид патриотизма, массового энтузиазма и гордости быть советским гражданином, благодаря советской идентичности постоянно подпитывалось желание бороться за социалистическую родину и идеалы в тяжелые времена… Такие чувства обычно становились особенно интенсивными во времена больших кризисов, таких как Великая Отечественная война и время от времени во времена Холодной войны. Создание советской идентичности было самой успешной попыткой Москвы объединить множество народов России под властью Кремля за всю историю России". Однако с началом горбачевских реформ межнациональные отношения резко обостряются фактически синхронно по всем союзным республикам.

Причина столь быстрых изменений кроется в первую очередь в политике властей, фактически поощрявших сепаратистские тенденции как способствующие целям радикальной перестройки советского общества. Известны случаи, когда руководители партийных комитетов сами организовывали антикоммунистические и антигосударственные акции.

При вспыхивании межнациональных конфликтов повсеместно фиксируются факты провокаций. За счет провокаций, часто — с пролитием крови, национальные общности сталкивались друг с другом.

Высшее же руководство в таких ситуациях либо избегало применения силовых средств, либо уходило от ответственности за их использование. В этих и других подобных ситуациях виновниками кровопролития объявлялись армия и правоохранительные органы. Это подрывало их авторитет в глазах всего населения и способствовало тому, что в момент, когда для сохранения Союза потребовалось их вмешательство, эти структуры, наученные горьким опытом, отказались от выполнения своих прямых обязанностей.

*

ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕФОРМА — ПРОЦЕСС ОТСТРАНЕНИЯ КПСС ОТ ВЛАСТИ

Одним из инструментов развала Советского Союза стала политическая реформа в том виде, в котором она начала проводиться с 1988 г. Сама идея освобождения партии от несвойственных ей функций и передачи власти Советам (как того требовала Конституция) казалась очевидной в условиях объявленной демократизации. Но Советы не были готовы к изменению своего фактического статуса. Ставший высшим органом государственной власти СССР Съезд народных депутатов был слишком громоздким для законотворческой деятельности в условиях быстрых изменений настроения в обществе. Съезд стал дополнительной возможностью заявить о себе на всю страну силам антикоммунистического и сепаратистского толка. В результате позиции КПСС и ее авторитет в обществе ослабевали, но и Советы не стали реальным институтом государственной власти. Попытки Горбачева найти выход в учреждении должности Президента СССР лишь дали новый импульс республиканскому сепаратизму, т. к. республики вводили аналогичные посты, а занявшие их лица, как правило, брали курс на суверенизацию.

Критические последствия для судеб советской государственности имела деидеологизация общественного сознания. Разочарование населения в идеях коммунизма началось задолго до перестройки. Но именно политика перестройки возвела антикоммунизм фактически на уровень новой государственной идеологии. И если Горбачев постепенно эволюционировал к социал-демократии, то всё большая часть общества переходила на либерально-прозападные позиции. СССР как система, как общественно политический строй терял свою привлекательность в глазах населения в сравнении с Западом.

Предложенная на место коммунистической идеологии концепция приоритета общечеловеческих ценностей стала в скрытой форме признанием горбачевским руководством поражения в идеологической войне с Западом. Именно так это воспринималось и противниками СССР. Провозглашение новых ориентиров привело и к тому, что антигосударственные силы в самом Союзе, в мировом социалистическом лагере поняли, что могут действовать безнаказанно. Отдельные попытки власти применить силу для сохранения государственности расценивались в радикальных кругах и западной элитой как возврат к тоталитаризму. Горбачев в подобных ситуациях, как правило, предпочитал выводить себя из-под удара, перекладывая ответственность на армию и правоохранительные органы. Но такая позиция подрывала доверие и к лидеру СССР, и к его силовым структурам. В результате к 1991 г., когда от силовиков требовалось предпринять действия по сохранению Союза, в т.ч. и с применением насилия, не оказалось ни структур, ни руководителей, способных и готовых выполнить эту задачу.

*

"НОВОЕ МЫШЛЕНИЕ" — КУРС ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ УСТУПОК

В политике перестройки выделяется внешнеполитическая составляющая, выраженная формулой "нового политического мышления". Она преподносилась как отказ от приоритета классовых ценностей в пользу общечеловеческих. В реальности это стало политикой односторонних геополитических уступок, сдачи позиций. На Западе эти уступки воспринимались как победу над СССР в "Холодной войне". Лично М. С. Горбачев добился высокой популярности на Западе, оценок в качестве лучшего правителя в истории России.

Об отношение же союзников и сторонних наблюдателей к внешнеполитическому курсу Горбачева можно получить представление из приводимых ниже цитат.

Ли Куан Ю, премьер-министр Сингапура: "Михаилу Горбачеву следовало насторожиться, когда средства массовой информации враждебных государств стали хвалить его, вместо этого он следовал их увещеваниям и вызвал распад страны… так как ЦРУ могло только мечтать".

Эрих Хоннекер, генеральный секретарь ЦК СЕПГ: "Сейчас каждому стало понятно, что КПСС под руководством Горбачева сдала империалистам и Советский Союз, и все страны Варшавского договора. Сейчас все начинается снова, возможно, третья мировая война уже идет… По радио передали, что Горбачев прибудет в Берлин, чтобы получить титул почетного гражданина города. Какая же это двойная мораль! Бывшего Генерального Секретаря КПСС прижимают к груди те же люди, которые сажают в тюрьму другого генсека. Я надеюсь, что жители столицы ГДР отблагодарят его соответствующим образом за предательство. За уничтожение предприятий, ликвидацию рабочих мест, массовую безработицу… Меня тошнило от „общеевропейского дома“, о котором трещал Горбачев. И потом его советник, этот Яковлев… Есть ли совесть у этого Горбачева? Я все еще хорошо помню этого мелкого буржуа от перестройки… Придя к власти, он сначала капитулировал как генсек, а потом погубил и всю КПСС. Сейчас он живет на деньги своих кредиторов, доллар стал тяжелее рубля. Все сторонники холодной войны от Рейгана до Буша встают на его защиту. Горбачев, очевидно, и сам не заметил, как превратился в подлеца".

Мохаммад Наджибулла, президент Афганистана: "Ваш Горбачев нас предаст. Да и вас самих тоже. Но запомните — тогда больше союзного вам Афганистана уже никогда не будет. Потому что афганцы — не забывают предательства".

*

СУВЕРЕНИЗАЦИЯ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК — КУРС РАСПАДА

Идея региональной суверенности была доведена в перестроечный пропаганде до логического абсурда, когда суверенным по отношению к государству объявило себя образующее его ядро. Суверенизация России, тогда РСФСР, означала крах СССР. Принятие Декларации о государственном суверенитете было поддержано большинством делегатов I Съезда народных депутатов РСФСР. Против проголосовало только 13 человек, за — 907.

Еще до "августовских событий" новое руководство РСФСР признает государственную независимость Литвы. Подписываются договоры между РСФСР и другими, объявившими о своем суверенитете республиками, о межгосударственном сотрудничестве. Процесс распада был, таким образом, запущен целевым образом и до Беловежского соглашения, и до "августовского путча". Государственный суверенитет самопровозглашенных в качестве независимых государств бывших союзных республик признается и во внешнем мире. Первой признала независимость Литвы Исландия. В сентябре независимость Прибалтийских республик признают США. Политика Соединенных Штатов по осуществлению дезинтеграции СССР совпадала с курсом, проводимом новым антисоветским руководством РСФСР.

Импульс дезинтеграции перешел далее от союзных республик к автономным. Запускается процесс распада РСФСР. О своем государственном суверенитете заявляют в 1990—1991 гг. Чечено-Ингушетия, Татарстан¸ Якутия, Чувашия, Марий Эл, Бурятия, Калмыкия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария.

Декларация о государственном суверенитете РСФСР пролонгировала целый пакет законодательных актов и политических решений, подрывающих единую советскую государственность. Были упразднены органы народного контроля РСФСР. Специальным законом о механизмах народовластия запрещалось совмещение партийных и государственных должностей. По сути, это означало отстранение партии от управления и декоммунизацию власти более чем за год до "августовского путча". Через месяц после принятия Декларации о суверенитете Верховный Совет РСФСР принимает закон, объявляющий все банки, действующие на российской территории, включая Госбанк СССР, собственностью России. Законом "О собственности на территории РСФСР" и Постановлением "О создании зон свободного предпринимательства" осуществлялся переход к рыночной модели экономики, противоречащей советской экономической модели.

Принятая правительством РСФСР программа "Мандат доверия на 500 дней" предусматривала приватизацию государственной собственности и освобождение цен. Законом о защите экономического суверенитета РСФСР определялись незаконными любые сделки союзных ведомств с золотом, алмазом, ураном и т.п. на российской территории. Второй Съезд народных депутатов РСФСР принимает закон о введение частной собственности на землю. Законом "Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР" устанавливался российский республиканский контроль за природными ресурсами и промышленностью, находящимися на территории России. С принятия закона "О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР" устанавливалась процедура ратификации указов Президента СССР, Верховный Совет и Совет Министров получали право приостанавливать действие союзных актов. Все эти законы имели сепаратистский характер и как проявление сепаратизма должны быть квалифицированы.

*

"ЛИКВИДАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ"

Политика руководства СССР период перестройки может быть охарактеризована как политика государственной самоликвидации. Возглавляемая М.С.Горбачевым команда реформаторов исторически выступила в качестве "ликвидационного комитета". Одно за другим им упраздняются советские институты государственного жизнеобеспечения. Гибель Советского Союза являлось целевым программируемым результатом курса реформ. "Беловежские соглашения" не инициировали демонтаж СССР, а являлись лишь одной из вех инициируемого горбачевским руководством политического процесса.

Ликвидационный курс руководства СССР отражен в следующем хронологическом перечне:

24 февраля 1988 г. — ликвидация Министерства для легкой и пищевой промышленности и бытовых приборов СССР

10 апреля 1989 г. — ликвидация Госагропрома СССР

27 июня 1989 г. — 14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства промышленных средств связи

6 марта 1990 г. — принятие "Закона о собственности в СССР", допускающего собственность иностранных государств, международных организаций, иностранных юридических лиц и граждан.

24 апреля 1990 г. — принятие закона "О языках народов СССР", предоставляющего право республикам устанавливать государственные языки.

26 апреля 1990 г. — принятие закона "О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации", утверждавшего государственную суверенность союзных республик и вводившего понятие "субъекты Федерации".

1991 г. — ликвидация системы колхозов и совхозов.

25 февраля 1991 г. — ликвидация Организации Варшавского договора.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Государственного планового комитета СССР.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Государственного комитета СССР по ценам.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Государственного комитета СССР по материально- техническому снабжению.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Министерства тяжелого машиностроения СССР.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Министерства медицинской промышленности СССР.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Государственного комитета СССР по вычислительной технике и информатике.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Министерства станкостроительной и инструментальной промышленности СССР.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Министерства лесной промышленности СССР.

10 апреля 1990 г. — принятие закона СССР "Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик", предоставляющий право республикам владения природными ресурсами на своей территории.

28 июня 1991 г. — ликвидация Совета Экономической взаимопомощи.

Август 1991 г. — переподчинение Отдела правительственной связи, 8-е главное управление (правительственная связь и криптография) и 16-го управления (радиоэлектронная разведка и криптография), выведенных из состава КГБ СССР и объединенных в Комитет правительственной связи СССР.

28 сентября 1991 г. — роспуск ВЛКСМ, отсутствие замещения комсомола в области молодежной политики.

4 сентября 1991 г. — упразднение 4-го отдела КГБ СССР, проводящего работу с религиозными организациями, что привело к неконтролируемости инорелигиозной пропаганды и распространения сектантства.

5 сентября 1991 г. — создание неконституционного органа управления страной Государственного Совета СССР, осуществляющего непосредственно ликвидационную политику.

6 сентября 1991 г. — неконституционное признание Госсоветом СССР независимости прибалтийских государств.

Сентябрь 1991 г. — упразднение управления по защите советского конституционного строя КГБ СССР (управление "3", бывшее 5-е управление).

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства оборонной промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства авиационной промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства судостроительной промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства металлургии СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства нефтяной и газовой промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства угольной промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства электротехнической промышленности и приборостроения СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства радиопромышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства электронной промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства химической и нефтеперерабатывающей промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства юстиции СССР.

26 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства общего машиностроения СССР.

28 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства гражданской авиации СССР.

30 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства печати и информации СССР.

3 декабря 1991 года — ликвидация Главного политического управления Советской Армии и Военно-морского флота.

3 декабря 1991 г. — снятия запрета на свободное хождение иностранной валюты, Внешэкономбанк начал свободную продажу иностранной валюты населению.

3 декабря 1991 г. — принятие закона № 124-Н "О реорганизации органов государственной безопасности", на основании которого ликвидируется КГБ.

14 декабря 1991 г. — ликвидация Высшей аттестационной комиссии при Совете министров СССР.

18 декабря 1991 г. — ликвидация Министерства внешнеэкономических связей СССР.

18 декабря 1991 г. — ликвидация Госстандарта СССР.

20 декабря 1991 г. — ликвидация Государственного банка СССР.

*

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДЕМОНТАЖ СВЕРХДЕРЖАВЫ

Произошедшее в 1991 году имело все признаки государственного переворота и противоречило действовавшей на тот момент Конституции СССР и советскому законодательству. Согласно статье 5 Конституции наиболее важные вопросы государственной жизни должны были быть вынесены на всенародное обсуждение и ставиться на всенародное голосование. Ввиду этого Беловежские соглашения не могли иметь юридической силы, как антиконституционные.

До 1990 года право выхода республик из состава СССР хотя и обозначалось в Конституции, не было процедурно прописано ни в одном законе. Закон №1409–1 от 3 апреля 1990 г. "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР" такие процедуры устанавливал. Выход республики из состава СССР предполагал проведение референдума, инициируемого республиканским Верховным Советом, на котором идею отделения должно было поддержать не менее 2/3 граждан, проживающих на территории республики и имеющих право голоса. Такого референдума в РСФСР никогда не проводилось. Во время же референдума 1990 года подавляющее большинство советского населения высказалось за сохранение Союза. Кроме того, Закон устанавливал право каждой из автономий на самостоятельное волеизъявление о выходе из СССР. Это практически означало, в частности, что Крымская АССР, Абхазская АССР, Южно-Осетинская АССР должны были бы проводить самостоятельные референдумы. Отдельно следовало даже учитывать позицию компактно проживающих на территории республик и составляющих большинство на локальных территориях национальных меньшинств. Из этого следовало, в частности, что русские, компактно проживающие на территории союзных республик, при выходе их из состава СССР могли высказаться за сохранение соответствующих регионов в Союзе. Очевидно, что при соблюдении этих правил даже в случае распада границы на постсоветском пространстве были бы совершенно другими.

Если решение о выходе из состава СССР по итогам народного волеизъявления не принималось, а именно это и произошло на референдуме о сохранении Союза 1991 года, повторный референдум мог быть проведен не ранее чем по прошествии десяти лет, то есть в 2001 году. Если же на референдуме решение о выходе поддерживалось более чем 2/3 граждан республики, то устанавливался переходный период до пяти лет. За время этого периода должны были быть урегулированы вопросы границ, имущества, финансовых обязательств. Одним из пунктов предусматривалось установление гарантий республики о содержании исторических и культурных памятников, мест захоронений. На последнем году переходного периода мог быть проведен повторный референдум, и, если он отменял решение предыдущего, республика оставалась в составе СССР. Республика окончательно выходила из состава Союза после того, как Съезд народных депутатов СССР подтверждал удовлетворенность сторон в согласовании интересов. Из Закона "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР" в реалиях распада Советского Союза не было соблюдено, как известно, ничего, что позволяет давать ему оценку как юридически нелегитимного свершения. Сложение с себя М.С.Горбачевым полномочий президента не должно было означать демонтаж союзного государства.

Согласно статье 127 Конституции СССР "Если Президент СССР по тем или иным причинам не может далее исполнять свои обязанности, впредь до избрания нового Президента СССР его полномочия переходят к Вице-президенту СССР, а если это невозможно — к Председателю Верховного Совета СССР". При отставке М. С. Горбачева и.о. президента автоматически, в соответствии с конституционной нормой, становился Г. И. Янаев, при невозможности — А.И.Лукьянов. Через три месяца должены были, согласно Конституции, состояться выборы нового президента.

"Беловежские соглашения" не упраздняли СССР, а констатировали, что он фактически прекратил свое существование. Советский Союз институционально продолжал существовать еще 18 дней. Решение о его роспуске и создании СНГ было принято Советом Республик Верховного Совета СССР и отражено в Декларации от26 декабря 142-Н. Совет Республик Верховного Совета не имел право принимать такое решение, как противоречащее результатам референдума о сохранении Союза и установленным процедурам, предусматривающее созыв Съезда народных депутатов. Де-юре Советский Союз имел все основания продолжать свое существование. Упразднение его и перераспределение властных полномочий было связано с осуществленным государственным переворотом.

Политически распад СССР был инициирован сверху. Он был незаконный и противоречил действовавшей Конституции. Он противоречил волеизъявлению народа, высказавшегося в подавляющем большинстве за сохранение СССР. Между тем, "Прораб перестройки" Александр Николаевич Яковлев, предсказывал: "За распадом Союза начнется распад РСФСР. Он неизбежен, и по той же самой схеме. Он уже начался. И никакая сила тут не поможет, ибо сила — это кровь".

*

УРОКИ СССР

Таким образом, согласиться с современной идеологемой о фатальной обреченности советской системы невозможно. За семидесятилетнюю историю существования СССР были более тяжелые во всех отношениях времена, нежели кризис конца 1980-х — начала 1990-х гг. Успешно преодолевая их, советская модель доказывала свою жизнеспособность. К гибели государственности привело не сохранение системы, а напротив, отступление от принципов ее функционирования, обнаруживавшееся в политике перестройки. Когда иносистемные новации превысили критическую массу, произошла парализация управления. К крушению СССР привело не отсутствие преобразований, а само, осуществляемое на ложной идеологической основе, реформирование. Советскому Союзу были нужны другие реформы, направленные на дальнейшее развитие модели государства социальной справедливости в свете изменяющихся мировых вызовов.

Отрицательные исторические уроки советского проекта могут быть сведены к следующему. Для реализации идеи построения государства социальной справедливости в будущем необходимо предусмотреть:

— во-первых, наличие высшего идеала, поддержание высокого уровня духовности членов общества;

— во-вторых, принятие антропологической модели преображенного нравственного человека, субъекта построения справедливого жизнеустройства;

— в-третьих, поддержание сущностных характеристик системы, запрет на ее встраивание в идеологически иные системы, или смешение с другими социальными системами;

— в-четвертых, обеспечение рекрутинга национальной элиты в соответствии с критериями государственной идеологии и обеспечения безопасности страны, недопущение ее перерождения;

— в-пятых, высокая мобилизационная готовность к борьбе с внешними противниками государства социальной справедливости.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...