< Август 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Подписка rss
Поиск Поиск
О сurrencyboard

06 февраля 2017 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Авторы Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор; Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

***

Сurrencyboard. Есть такой "зверь", вроде носогемота. Но, если всерьез, то все гораздо серьезнее.

Денежно-кредитная политика российского руководства давно выступает чем-то вроде "философского камня" для экспертного сообщества. Проводимый со времен Гайдара курс монетаризма расходится с представлениями достаточно компетентной части экспертного сообщества.

Если путино-набиулино-гайдаровцы выступают за таргетирование инфляции за счет сжатия денежной массы, равносильное застою, несуверенности и перманентному кризису, то вторые ратуют за суверенизацию страны и смягчение денежно-кредитной политики, восстановление монетизации экономики России в целях стимулирования экономического развития, естественного обеспечения расширенного воспроизводства и даже снижения (!) инфляции.

Основные претензии к ЦБ и правительству в сфере денежно-кредитной политики сводятся к следующему:

— жесткая денежно-кредитная политика не обеспечивает экономический рост в стране, а напротив создает условия для стагнации. Это делается с помощью высокой ключевой ставки (и еще более высокой на величину маржи ставки сети коммерческих банков), изъятия средств в резервы, хранения резервов в иностранных ценных бумагах и иностранной валюте, стимулирования перекладывания рубля в доллар и инвестирования в американские ценные бумаги вместо депозитно кредитного рублевого механизма кредитования внутренней экономики, что уничтожает уже даже сами надежды на длинные дешевые кредиты, но финансирует зарубежную экономику;

— ориентация на достижение целевого показателя по инфляции при игнорировании показателей экономического роста;

— введение режима свободно плавающего курса рубля, что соответственно привело к зависимости национальной валюты от внешних шоков, как результат — девальвации, инфляции и чрезмерной волатильности рубля, главное — к снижению уровня жизни населения;

— длительное время сохраняется режим currencyboard, при котором объем денежной массы определяется валютной выручкой от экспорта.

Относительно currencyboard рассуждений множество. От демагогических до экономически и политически значимых. Провластные эксперты утверждают, что он давно уже не действует (ну как же — велено про патриотизм рассказывать), однако еще в 2014 году мы констатировали, что его никто не отменял. В 2014 году ЦБ ввел режим плавающего курса рубля, ужесточив денежно-кредитную политику.

Что с currencyboard на сегодня?

*

РАСЧЕТ 1

Рассмотрим коэффициент корреляции (причинно-следственной связи) между притоком в страну валюты (российский экспорт в долларах США) и денежной массой (М2 в рублях), рис. 1.

Рис. 1. Корреляция между денежной массой и экспортом (по данным Росстата, ЦБ, расчет ЦНПМИ)

Корреляция практически полная. В кризис 08–09 гг. и сейчас, с 2014 года, в очевидной политической связи с санкциями и сбросом цены на нефть, она чуть ослабевает, но остается очень высокой. Более наглядно это можно увидеть на рис. 2.

Рис. 2. Динамика экспорта (левая шкала) и денежной массы (правая шкала). По данным Росстата, ЦБ

В значительной степени именно девальвация рубля позволила сохранить режим currencyboard, когда обесцененный рубль поддержал рублевые объемы экспорта, однако как показано на рис. 3 компенсация оказалась не полной, поэтому денежная масса продолжала расти (по всей видимости за счет неафишируемой частичной эмиссии), в то время как экспортные доходы в рублях стагнировали или сокращались.

Рис. 3. Динамика экспорта (левая шкала) и денежной массы (правая шкала), в млрд. руб. (по данным Росстата, ЦБ)

Таким образом, режим currencyboard согласно этому расчету в последние годы был незначительно ослаблен, по всей видимости денежная масса стала определяться не только эмиссией под экспорт, но и дополнительной эмиссией, и использованием накопленных резервов. Кубышку суверенных фондов, а также золотовалютные резервы "распечатали".

*

РАСЧЕТ 2

Есть и другие методики рассмотрения сurrencyboard, когда денежная масса сопоставляется не с валютной выручкой от экспорта, а с золотовалютными резервами страны. Хотя природа связи остается той же. Золотовалютные резервы в валютной части все-равно формируются за счет поступления валюты в страну. Россия валюту не печатает, только ввозит за счет поставок или займов. Однако этот формализм как бы уводит проблему в сторону от актуального государственного управления. Формализм определения становится пассивным.

В случае, если денежная масса в значительной степени обеспечена (коррелирует) золотовалютным запасом, то такой режим некоторой частью экспертного сообщества также называется currencyboard (рис. 4).

Рис. 4. Отношение золотовалютных резервов к денежной массе (по данным ЦБ, расчет ЦНПМИ). Виден четкий девальвационный эффект

Хотя с политической точки зрения более актуально понимать, что не некая пассивная "обеспеченность" рублевой массы ЗВР важна для суверенности страны, а реальный прирост (эмиссия) рублевой массы в связи с поступлением валюты в страну.

Ведь эмиссия может быть под потребности развития экономики страны, а может быть "по воле" иностранного покупателя российского экспорта, от которой зависит поступление валюты в Россию. Именно в этой "воле" заложен политический интерес зарубежа, который и торпедирует российские национальные интересы и безопасность в части экономического развития. Именно в этом состоит механизм десуверенизации России. В настоящее время денежная масса на 68% обеспечена имеющимися золотовалютными резервами (валютными на 57%), что является высоким показателем, хотя и несколько ниже, чем в кризис 2008—2009 гг. Поэтому и при втором подходе получается, что сurrencyboard вполне себе на месте, а девальвация стала своеобразным трюком, с помощью которого ЦБ увеличил обеспеченность рублевой массы золотовалютными резервами через обесценение рубля. Не говоря уже о том, что Правительство и Президент "надули" бюджет девальвированным рублем.

Но поскольку такой рубль пустой, то падение уровня жизни и реальных доходов населения все-равно конечно происходит.

Чем чреват для России режим сurrencyboard в таком определении? Тем, как он определяет объем денежной массы, из чего следует, что увеличить ее для нужд экономики будет возможно лишь при выполнении следующих ограничивающих условий:

— если ЦБ увеличит свои резервы, однако для этого стране необходимо нарастить экспорт. Учитывая, что основной товар экспорта — это нефть, стоимостью которой управляют фактически США (отчасти Залив) и которая сейчас значительно упала в антироссийских геополитических целях и в целях предела рынка углеводородов в пользу компаний США, дополнительный и даже восстановительный приток долларов в российскую экономику невозможен. Вероятно еще и эмбарго на российский экспорт. И если ЦБ будет и дальше следовать сurrencyboard, то денежная политика так и не будет ориентирована на задачи экономического роста;

— если ЦБ девальвирует рубль, в случае чего вновь резко упадет уровень жизни, опять вырастет импортная инфляция, но ведь именно показателем инфляции в этом году "гордились" Путин и Медведев, другой статистикой явно гордиться не приходится. Очередная девальвация станет большим ударом по стране и ее населению.

*

РАСЧЕТ 3

Для полноты картины можно придерживаться и классического определения сurrencyboard, формализм которого требует выполнения одновременно нескольких условий: денежная база М0 должна быть полностью обеспечена валютными резервами (может составлять 110–115% от М0); обеспечивается полная неограниченная конвертируемость национальной валюты в иностранную; ЦБ не имеет возможности проводить собственную монетарную политику, не может кредитовать правительство, правительство может лишь занимать на финансовых рынках; ЦБ не может быть кредитором последней инстанции для коммерческих банков и др.

Если говорить о денежной базе, то она более чем обеспечена валютными резервами (не золотовалютными, а именно валютными). На рис. 5 видно, что денежная база в широком смысле покрыта валютными резервами более чем в два раза, то есть обеспеченность явно выше среднего уровня.

Рис. 5. Отношение валютных резервов к денежной базе в широком определении (по данным ЦБ, расчет ЦНПМИ)

Но что касается остальных условий, то они не выполняются. ЦБ является кредитором последней инстанции, он может кредитовать правительство. Исходя из того, что должны соблюдаться все условия, выходит, что сurrencyboard в этом подходе вроде бы формально нет, однако это всего лишь в рамках формализма данного варианта определения, к тому же зафиксируем, что денежная база действительно в значительной степени обеспечена долларом, и пойти на ее рост, не оглядываясь на объемы ЗВР, ЦБ, увы, не готов.

*

ВЫВОДЫ

Если сurrencyboard рассматривать в широком значении как выполнение совокупности условий от обеспеченности денежной базы до ограничения в полномочиях ЦБ, то в России его вроде бы нет. С точки зрения такого формализма особых выводов для темы национальных интересов и безопасности страны, роли ЦБ в обеспечении факторов экономического развития страны не возникает.

Интересно заметить, что демагогия на эту тему от монетаристов либералов, гайдаровцев и прочих высших школьных экономистов, основана именно на указанном свойстве оторванности темы в таком подходе от реальных проблем развития. Но есть более актуальный и ответственный подход. Если рассматривать сurrencyboard как зависимость суверенной рублевой денежной массы от притока валюты через экспорт, то есть с позиций утраты государственного суверенитета, то никуда в путинские времена сurrencyboard не делся. Ослабление его в период кризиса 08–09 гг. и начиная с 2014 года непринципиально, поскольку "минимальная" корреляция в 0,75 — это очень высокий показатель связи. Да и инсайдерская информация говорит о том, что в кризисных условиях эмиссией ЦБ "грешит". И понятно почему. Когда социально-политический дым, вслед за экономическим, начинает валить из-под больших кресел, и даже трона, ввиду неспособности обеспечить развитие страны, то от демагогии монетаризма даже там чуть-чуть отходят.

Ведь если дело дойдет до "революции" в стране, то управление Россией из-за рубежа, механизмы подавления суверенитета будут полностью устранены. Придут другие люди, придет развитие России. Поэтому умные далекие дяди, реально управляющие нашей страной, некоторое ослабление удавки, с помощью которой ЦБ и правящий режим душат Россию — вполне позволяют. Но как видно из анализа даже в этом случае она, удавка, все-равно действует.

Если сurrencyboard анализировать в рамках формализма обеспечения денежной массы золотовалютными резервами или денежной базы валютными резервами, то и в этом случае в России сurrencyboard очевидно сохраняется и даже имеет тенденцию к усилению.

Нарастить денежную массу при нынешнем подходе контроля долларом обеспечения российской экономики рублем явно не удастся, поэтому единственный выход — это сокращение уровня обеспеченности рубля долларами и в целом отказ от сurrencyboard. Но ЦБ ориентирован на приверженность монетаристским подходам, отрицая свою ответственность в части стимулирования экономического роста. Что вполне закономерно, учитывая несуверенность российской экономики и наличие определенных латентных договоренностей с Западом в части финансовой политики.

Главная же причина тревожного прогноза для России лежит в политической плоскости. Президент Путин вполне одобряет описанную деятельность ЦБ, а значит и все ее последствия.

***

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Центральный Банк России и Уголовный Кодекс

Рубль против доллара: может ли Россия, как СССР, запустить свой печатный станок?

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...