< Август 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Подписка rss
Поиск Поиск
Что дороже: дружба или статья 205.6?

07 февраля 2017 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Авторы:  Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор; Александр Андреевич Гаганов — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

***

NotaBene: настоящая статья никоим образом не оправдывает терроризм, не признает идеологию и практику терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании. C терроризмом нужно бороться, понимать его природу, выбирать и анализировать точные и эффективные методы борьбы.

Намедни СМИ похвастались новым успехом нашей судебно-следственной системы: наконец-то осужден первый преступник за несообщение о преступлении. Наверно, мы все должны возрадоваться: наказание неотвратимо, ни один плохой человек не уйдет от ответственности. Может, и не стоило бы называть систему судебно-следственной, все-таки у нас разделение властей по статье 10 Конституции РФ. И если бы практика была такова, что следствие расследовало много-много дел по статье 205.6 Уголовного кодекса РФ ("Несообщение о преступлении"), но суды мужественно оправдывали нерадивых, но невиновных граждан, то мы бы взяли свои слова о системе обратно. А если на самом деле "дело" было одно и по нему вынесен приговор, то это пока стопроцентный успех судебно-следственной системы.

Когда Ирина Яровая и Виктор Озеров весной 2016 года только внесли свой "антитеррористический пакет" в Государственную Думу, из этого пакета сразу дурно пахнула новая антитеррористическая статья 205.6. Но общественность была больше увлечена нововведениями в сфере связи: трехлетним хранением логов и полугодовым хранением данных. Никто даже не подумал, что в этих мегатоннах информации и найти-то ничего нельзя будет. Зато шума было много, потому что duralexsedlex (типа закон вовсе не дура и суров, и его все равно надо соблюдать).

Никто даже не подумал, что наряду с этой малополезной нормой придется соблюдать и статью 205.6 УК РФ. А как ее соблюдать, вот в чем вопрос! Мы уже писали, что в некоторых случаях соблюдать эту статью будет непросто. Ну, например, практически у каждого найдется глуповатый друг или просто приятель. Напишет этот глуповатый приятель какую-то глупость у себя на "стене" в соцсети — что-нибудь этакое, мысль какую-нибудь про терроризм (по глупости, не от большого же ума). Или сделает перепост какого-то призывного материала. Да, даже сейчас, в этом нашем тексте, и примеров этих глупых фраз нельзя приводить, иначе тоже — "статья". Их можно в судебных решениях почерпнуть, примеры, за какую глупость некоторые "садятся". Конечно, за "базар" надо отвечать, так что все правильно, мы не оправдываем этих глупых людей. Но и не пытаемся вызвать ненависть к ним как к социальной группе, это ведь тоже "статья". Вернемся к нашим глупым друзьям.

Итак, друг пишет глупость, читатель, как умный человек, видит, что за такую глупость можно и на нары присесть. Говорит другу: слушай, ну не будь идиотом, удали эту ересь! А друг говорит: не удалю. Потому что, не забываем, друг глуповат, это бывает.

И вот тут возникает казус. Читатель, умный человек, случайно узнал, что вроде бы "совершается" преступление. Кажется, в этом глупом тексте усматривается призыв какой-то незаконный или оправдание терроризма, не дай Бог конечно. А может, и не усматривается. Читатель, хоть и умный, но дать точную квалификацию преступлению не может. Точнее, это вообще не каждый может. А еще точнее, могут не только лишь все, мало кто может это делать. Вообще-то, только суд может квалифицировать деяние как преступление. И только вступивший в законную силу приговор суда подтверждает, что совершено преступление. А до этого — презумпция невиновности. Тогда вопрос: откуда читатель знает, что совершается или готовится именно преступление? Тем более до того, как деяние будет квалифицировано судом как преступление. Да и все-таки речь о друге, хоть и глуповатом, как же на него доносить, его же посадят потом — и с кем тогда дружить? Еще вопрос. Что, если читатель тоже глупый, и он вообще даже не подумает, что его глупый друг написал преступную ересь, о которой надо срочно донести. Сейчас умные читатели должны сказать: а незнание закона не освобождает от ответственности! Совершенно верно, не освобождает.

Но в данном случае незнание закона препятствует образованию состава преступления. Если человек в принципе не знает, что есть такие вот террористические преступления, он не может оценить планируемое или совершаемое деяние своего друга как именно преступление. И воспринять его как антиобщественное и преступное не может! Если человек настолько глуп, что, например, вообще не считает "оправдание терроризма" преступлением, или он просто последний раз читал Уголовный кодекс до 2006 года, когда этой статьи еще не было и оправдание терроризма не считалось преступным. Можно ли тогда считать, что у этого читателя есть "достоверно известные сведения о преступлении"?

Далее — вопрос доказывания. Если Кировский районный суд уже вынес приговор, сомнений нет — с доказательствами у следствия и суда было все в порядке. К сожалению, у нас нет возможности ознакомиться с материалами дела. Поэтому нам придется задавать глупые вопросы и самим же на них отвечать. Не по этому конкретному делу, а по аналогии.

Итак, "органы" ловят некоего человека, у которого есть глупый друг, который написал глупость и т. д. И спрашивают человека: знаком ли вам ваш друг. Ну, предположим, знаком.

Следователь: А вы знали, что он готовил вот такое-то нехорошее преступление?

Человек: Ну, предположим, не знал.

Следователь: Вы же видели его пост в соцсети, где написана такая вот глупость?

Человек: Хм, вроде не видел.

Следователь: Ну как же не видели, вот же — вы прокомментировали его пост, написали "Убери эту ересь".

Человек: Вариант 1. Я ничего не комментировал, вообще первый раз вижу этот пост. Аккаунт не мой/меня взломали/это мой двойник/меня подставили/это не я комментировал — какой-то мужик мимо пробегал, говорит — мне надо срочно оставить комментарий — и оставил. У меня запись есть с камеры видеонаблюдения, и мужика этого там видно.

Вариант 2. Ну, написал, и чо? Я чо, знал, что это преступление? Друг глупость написал какую-то. Ну, он, между нами говоря, не шибко умный человек. За это теперь судят?

Вообще-то никто не обязан свидетельствовать против себя самого и признаваться, что "да, я знал, что он готовит преступление". "Но он мой друг, и истина мне не дороже".

Доказательствами по такому делу, видимо, могут быть переписка друзей, запись их разговора, свидетельские показания. К свидетелям, правда, тоже вопрос. Вот некий "свидетель" услышал, что один глупый друг рассказывает своему товарищу о том, что проходит подготовку у террористов. И с этого момента под статью 205.6 могут попасть и товарищ, и "свидетель". Поэтому "свидетель" бежит сообщать о преступлении и становится свидетелем по делу, а товарищ, который не успел добежать или решил завтра сбегать, сам становится преступником. "Ой, я как раз собирался к вам с чистосердечным признанием", — это не прокатит. Да, в примечании к статье 205.6 не кроется возможность освободиться от ответственности, если "своевременным сообщением" или "если преступление совершено впервые" и т.д. И вообще непонятно, в какой момент человек становится "преступником" по статье 205.6?

Есть ли какой-то временной лаг, в течение которого человек должен сообщить о преступлении? Или как только он узнал от друга о готовящемся преступлении, он должен сразу сказать ему: "Извини, дарагой, мне надо сделать один звонок". И следом: "Не брат ты мне, гнида".

Надо сделать одну оговорку о том, в каком случае часть вопросов будет снята. Если глупый друг уже осужден за террористическое преступление, и потом выяснилось, что его товарищ знал о его подготовке, а потом узнал и о приговоре суда, то состав "несообщения" вроде как образуется. Но только "вроде как". Потому что какой смысл сообщать о преступлении, если преступник уже под следствием и судом? Отсюда еще вопрос: несообщение об уже известном органам преступлении — это преступление? Сама постановка вопроса типа "должно ли уже быть известно о преступлении, о котором кто-то не донес" — неумная. Она упирается в другой вопрос — что первично: "органы" сначала узнают о несообщении о преступлении или о преступлении, о котором не сообщили? Кажется логичным, что органам уже известно о преступлении и также известно о недонесении. Тогда зачем доносить?

На практике все может выглядеть довольно просто. Этот пример мы уже приводили: есть некое сферическое село в вакууме, где обосновались террористы. Село маленькое, все друг друга знают и всё друг про друга тоже знают, и про террористов в первую очередь. Но никто никуда не звонит, никому ничего не сообщает, потому что еще все знают: если сообщишь — убьют тебя и всех твоих родных. А может, и все село в расход пустят. Люди боятся. И вот "органы" узнали о готовящемся преступлении или еще хуже — о совершенном. И началось следствие. Всех жителей села, соседей террористов, вызывают на допросы и спрашивают: вам знаком этот ваш знакомый сосед, а вы знали, что он готовил вот такое-то нехорошее преступление?

Предположим, выяснится, что все знали (кто-то же все равно проговорится и всех выдаст). Что дальше? Под суд все село? Похоже на круговую поруку.

Похоже на то, что закон гласит: граждане потенциальные преступники, если вы еще не "сидите", то это только по нашему недосмотру! То есть не так, вот так: граждане, если вы заметили предмет и стали в чем-то его подозревать, и подозреваете на всякий случай своего соседа, у которого вы заметили этот предмет, обязательно сообщите нам. Потому что иначе, если вдруг окажется, что ваш сосед террорист, то мы вас обоих отдадим под суд. И еще вашу жену тоже отдадим под суд, она тоже видела предмет и не сообщила. И ваших детей, достигших 16 лет, тоже под суд. А что такое "достоверно известные сведения" о готовящемся или совершаемом преступлении? Сосед сказал вам, что подозрительный предмет — это взрывчатка, а вы подумали, что он шутит? Вам же хуже. Никто не спорит: подозрительные предметы могут быть опасны, о них надо сообщать. Но пока еще трудно представить, чтобы друг доносил на глупого друга, у которого "на стене" висит глупый пост.

Вы бы сообщили об этом "куда следует"? Нет? А зря.

Теперь о главном. Закон может показаться нам "dura", но это закон, который надо соблюдать. О чем же надо сообщать "органам"?

Статья 205.6 УК РФ содержит перечень преступлений, о подготовке или совершении которых надо сообщать:

статья 205 — террористический акт (Услышали по телевизору новость о теракте — сразу сообщите куда следует);

статья 205.1 — содействие террористической деятельности (Не заклеймили, не бросились на искоренение — значит содействовали бездействием);

статья 205.2 — публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (Например… ну нет, такие примеры публично приводить нельзя);

статья 205.3 — прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности;

статья 205.4 — организация террористического сообщества и участие в нем;

статья 205.5 — организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации;

чуть по инерции не написал следующую статью 205.6, но на самом деле ее нет в перечне, то есть ответственности за несообщение о несообщении о преступлении нет, хоть это и террористическое преступление (а также несообщение о несообщении о несообщении о несообщении… в общем бумаги не хватит и ясно, что тут все население страны в списке);

статья 206 — захват заложника;

статья 211 — угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава;

статья 220 — незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами;

статья 221 — хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ. (Если у вас вымогали плутоний, но у вас его не было, и вы его не отдали, о вымогательстве надо сообщить куда следует. А вот если плутоний был, и вы его отдали, то это для вас уже статья 220);

статья 277 — посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля. (Если вы — общественный деятель, и в вас кинули тухлым яйцом опасным для жизни способом, надо сообщить об этом куда следует);

статья 278 — насильственный захват власти или насильственное удержание власти. ("Здрасьти, это орган власти? Хотел вот сообщить. У вас там власть захватили, если вы еще не заметили");

статья 279 — вооруженный мятеж;

статья 360 — нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой. (Опять же — увидели по телевизору новость о нападении на посольство, сообщите куда следует);

статья 361 — акт международного терроризма. (Не хочется повторяться. Просто сообщите, вдруг мужики еще не знают.)

Если честно, все это не смешно. И речь идет о серьезных преступлениях. Статья 205.6 в этом ряду серьезных преступлений выглядит по меньшей мере странно. Может, законодатель хочет, чтобы все на всякий случай стучали друг на друга? Как там было раньше — "лучше настучать, чем потом всю жизнь перестукиваться"? Может, законодатель хочет, чтобы мы перестали доверять друзьям? Чтобы "ты мне друг, но истина дороже"? Хотелось бы официальных разъяснений о том, как следствие и суды собираются применять и уже применяют эту статью 205.6 УК РФ. Из самой статьи, например, совершенно не следует, что об известных преступлениях сообщать не надо. Что считать "достоверно известными сведениями"? Это сообщения СМИ или агентства "ОБС" ("Одна Баба Сказала")? В течение какого времени человек обязан сообщить о преступлении? До того, как за ним придут?

Или можно делать так, как раньше поступали при незаконном ношении оружия — при себе носили заявление о его сдаче ("Ой, я как раз собирался к вам с чистосердечным признанием")? Преступления, о которых идет речь в статье 205.6 УК РФ, должны быть квалифицированы судом в качестве таковых или они названы преступлениями условно? Или все происходит одновременно: одних берем за террористическое преступление, других — в ходе следствия — за несообщение?

Спасибо, что хоть про глупые посты супруги и близких родственников можно не сообщать. Хотя их это не освободит от ответственности за собственные глупые посты. А если кому-то друг или "сожительница" дороже всех "близких родственников", то почему близких родственников можно безнаказанно не сдавать с потрохами, а друга или "сожительницу" тоже можно не сдавать, но тогда и отвечать за это?

Если столько вопросов возникает к норме из пяти строк, можно ли считать эту норму достаточно ясной и определенной? Соответствует ли она принципу правовой определенности?

И не надо говорить, что гражданина из Астрахани наказали за недоносительство очень мягко, поэтому якобы и переживать за него не стоит. Всего лишь штраф в 70 тысяч рублей (что для Астрахани не так мало, кстати). Не надо забывать, что осуждение по уголовной статье неизбежно влечет за собой судимость и массу ограничений в правах, как официальных, так и неформальных. Например, человека с судимостью могут не взять на работу. Доступ к ряду должностей для него вообще окажется закрытым навсегда. Если гражданин решит баллотироваться на выборах, в бюллетене укажут, что он был осужден за преступление террористической направленности. И кому будет нужен этот "уголовник"?

Есть такая поговорка: "Дуракам закон не писан. Если писан, то не читан. Если читан, то не понят. Если понят, то не так". Видимо, со статьей 205.6 как раз тот самый случай, когда дуракам закон писан (вспомним о глуповатом друге, которого глупость не освободит от ответственности). Но даже умными он может быть не понят, а если понят, то не так.

***

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Антитеррористический законопроект Яровой: лишение гражданства и наказание за недоносительство

Антитеррористический закон Яровой принят: что нового?

Уголовная ответственность за недоносительство и ювенальная юстиция

Что думает Верховный Суд об экстремизме?

"Публичные призывы" в Европе и в России: две большие разницы

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...