< Май 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Подписка rss
Поиск Поиск
Труженики

08 февраля 2017 года
Закладки

На Украине свирепствует экономический кризис. Он гонит на улицы нищих, изнемогающих от голода и болезней, он побуждает обанкротившихся предпринимателей тянуться к шифоньеру за оружием. Количество эмигрировавших из страны за последние 3 года перевалило за 5 миллионов, большинство из них — молодые люди…

Но существуют и те, кто в условиях социально-экономической катастрофы умудряются расширяться. Одна за другой, сегодня в столице, невзирая на общественную неплатежеспособность, рождаются мелкие газеты. В их размножении заинтересованы, как зарубежные медиакорпорации, так и местная власть. На корреспондентов, как известно, сегодня возлагается судьбоносная миссия — они несут просвещение в массы. Им одним известны имена виновников всех бед, обрушившихся на головы украинского народа.

Ради любопытства я стал подписчиком одной такой газеты, родившейся совсем недавно. Я не читаю украинскую прессу, не смотрю телеканалы, которые содержат лица, чисто на интуитивном уровне, — мне глубоко неприятные. Я решил стать подписчиком из корыстных побуждений.

Дело в том, что это молодое ежедневное издание проводило викторину, на сотого или тысячного подписчика. Вот я и подумал — почему бы не испытать удачу? Читать все равно не стану, а поучаствовать — могу вполне… И вот, не прошло и получаса, как мне на почту пришло извещение о выигрыше. Газета громко приветствовала своего внезапного тысячного победителя (в письме присутствовала даже анимация!). Меня приглашали прямо в редакцию. Не могу сказать, что не обрадовался, — кто ж не любит получать подарки? — а потому, не теряя времени, я помчался в центр Киева.

Офис газеты находился в верхних этажах известного в столице торгового центра. Зеркальный лифт доставил меня к нетронутым вершинам, где кроме сонного охранника не было людей. Здесь, среди белых стен и пустынных коридоров, в кабинетах, в поте лица трудились недюжинные умы. Предприимчивые головы изобретали все новые новости для нации. Так мне думалось.

На пороге нужного офиса, меня встретила улыбчивая девушка-секретарь. Она предложила мне пройти в отдельный, специально оборудованный зал, который находился прямо посреди рабочей комнаты, он был окружен со всех сторон стеклянными перегородками. В центре его стоял круглый стол, вокруг которого располагались многочисленные кожаные кресла. Вне этого сооружения, по ту сторону стеклянного ансамбля, находились компьютерные кабинки, где и сидели сотрудники редакции. Через стекло я мог наблюдать за рабочим процессом. Девушка-секретарь торжественно заявила, что вручать ценные подарки мне будет сам шеф-редактор, и он зайдет сюда, в эту стеклянную "теплицу", с минуты на минуту.

Я с комфортом разместился в кресле и стал рассматривать молодых корреспондентов. Их было трое, тех, которые попадали в поле моего зрения. Справа, ближе к окну, за ноутбуком сидел парень лет тридцати, он мне почему-то напомнил того журналиста, который систематически посещает конференции Владимира Путина, в реглане с надписью "укроп". Сперва я даже подумал, что это он и есть, но приглядевшись внимательнее — понял, что ошибся. У этого борода была более густой и глаза — небольшие, пристально смотрящие. Он импульсивно бил по клавиатуре и кричал девушке, слева от него, про некие картинки, которые "должны были бы по замыслу передавать весь смрад". Говорил он на украинском. — Майя, мне без разницы. Если крымских новых нет таких, возьми фото этого сезона с Затоки. Там фекалий навалом. Ты понимаешь, надо так, чтобы читатель глядя — мог унюхать, ощутить всю меру зловония! Глазами, — понимаешь?

Симпатичная русая девушка с азартом двигала мышкой.

— Велимир, я пыталась в гугл-мэпс пробить, но там нет. Кацапы свой кал крымский прячут, а показывают — наоборот — положительные стороны. Есть старые фото, где отходы видны в воде, но это еще когда Крым наш был… Не вариант!

Девушка говорила на чистом русском. Судя по произношению, она была киевлянкой. Совсем неправда, что киевлянина нельзя вычислить по произношению. Специфика существует, особенно она ощутима на контрасте с приезжими из регионов.

— Ну, ищи значит: "летний сезон Затока или Железный порт". Заштукатурим немного…. Давай, короче, живее…

Вскоре, на горизонте, с кофейным стаканчиком в руке, появился шеф. Это был грузный, темноволосый мужчина с заплывшими, мешковатыми глазами. Вначале он взглянул на Велимира. Потом перевел свой равнодушный, с едва уловимым оттенком недовольства взгляд на меня. Глядя сквозь стекло на прибывшего тысячного подписчика, он обращался к подопечным.

— К четырем материал должен быть готов. Дольше тянуть не можем. Это к тебе, красавица, и к тебе (шеф ткнул указательным пальцем в сторону Велимира) относится. Саня, не слушает. Саня занимается оформлением текста афиши.

Саня — это, видимо, молодой человек, находившийся слева от Майи.

Главред подошел к Сане и впился глазами в монитор. Они у него удивительным образом расширились.

— Так-так… "под новый год посмеемся вместе над совковой Россией…". Так-так… "все сказки русского мира в одном флаконе…". Пойдет, дружок! Только… только шрифтом нос ему, блин, не подмажь! Игорек его нос полдня выводил! И да, помимо "совковой" вставь еще — "путинской России".

Я понял, о чем шла речь. На столбах и рекламных стендах Киева уже как неделю были развешены афиши, призывающие прийти на вечер "новогоднего юмора". Организаторы и участники мероприятия планировали на протяжении трех часов поливать грязью Россию и ее жителей. Низкопробные шуточки, построенные на клевете, с расчетом на окончательно деградировавших людей… Никогда бы не подумал, что уважающее себя печатное издание будет заниматься оформлением подобных нижепоясных афишек.

Шеф-редактор похлопал Саню по плечу и, походкой качающегося судна, направился ко мне в "теплицу".

— Простите, у нас сегодня просто аврал. Вадим Григорьевич…

Главред протянул мне свою потную, трудовую руку. Пока он произносил дежурные речи, я рассматривал интерьеры. Все стены пространства за стеклом были завешаны разноцветными бумажками, где делались какие-то пометки.

Здесь же висели карикатуры предприимчивого Игорька. Еще много всякой мишуры: календари, агитплакаты, и даже, — не поверите, — портрет действующего президента с булавой в руке. Подобное творчество можно увидеть также на Андреевском спуске. Внезапно Вадим Григорьевич прервал свою речь и как-то вопросительно посмотрел на меня. — А вы, случайно, не пишете? — Я? Нет… — Жаль. Мне почему-то показалось, что пишете. Мы активно взаимодействуем с подписчиками. Ищем интересные материалы, — тут шеф прервался, сделал паузу. — Ведь на нас, обозревателей, сегодня ложится ответственная миссия. Наши ребята сражаются за целостность Украины в АТО, так? Ну, а мы на информационном фронте помогаем, как можем. Вот сейчас у нас идут 3 репортажа, и все — по врагу, по вражине… Вот Майя готовит статью по отвратительным дорогам Петербурга и еще одну антикрымскую. Антисанитария, сплошные помойки, кишечные палочки уходящего сезона, ну и все в таком духе…

Тут из "зазеркалья" послышались голоса подопечных. Судя по всему, у Майи и Велимира возникли трудности с поиском нужных фотографий.

— Блин, да я что, была в твоем Петербурге?! Я в "Рашке" вообще никогда не была! Короче… я беру за образец дороги в нашей Корытне, Черкасская область.

— Тю, ты что, странная?! — воскликнул бородатый Велимир. — Подкорректируй фон, усиль тона, и вот тебе — окраина Питера, точь-в-точь.

— А ты был в самом Питере? — с любопытством спросила киевлянка старшего товарища.

— Был, давно еще, подростком. Серый, каменный город, ничего особенного. Там только Арбат более-менее смотрится…

Сперва я подумал, что мне послышалось. Но никто из коллег и не подумал поправить Велимира, допустившего неточность. Вероятно, по причине усталости…

— Маечка! Маечка, не ограничивай себя! — крикнул через стеклянную стенку главред.

— Вот… рабочий процесс кипит! — он вновь обратился ко мне. — Многие наши подписчики, можно сказать, своего рода — волонтеры, — присылают нам свои "боевые" материалы. В основном, конечно, по России. Разумеется, по части воображения, мы их почти не ограничиваем. Да сейчас и время такое… ну, вы понимаете… Ставятся иные задачи…

Меня потрясали равнодушие и цинизм, с которыми этот человек произносил свои речи. Неужели такие понятия, как честь, совесть, стыд, наконец, — современным мейкерам информации совершенно чужды?! Это исключительно украинское явление или же общемировое? Как могут готовить репортажи для такой крупной страны как Украина люди — совершенно некомпетентные? И как ими могут руководить циники, откровенные фальсификаторы, которые уже даже не стыдятся говорить в глаза подобные вещи своим подписчикам?

— А мы формируем команду, исходя из идеологических соображений в том числе… — словно читая мои мысли, внезапно произнес Вадим Григорьевич. — Перед нами ставятся конкретные задачи. И нам нужны соответствующие люди для их реализации. Искренне верующие, с большим патриотическим сердцем, так сказать… М-да, очень жаль, что вы не пишете.

— Простите, не владею…

В конце концов, главред вручил мне выигрышный пакет. Прогнозируемо это были блокнотик и шариковая ручка, чему я чрезвычайно обрадовался. Ведь теперь, я имел возможность по горячим следам запечатлеть доблестные образы тружеников информационного фронта.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...