< Апрель 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Подписка rss
Поиск Поиск
"Интурист" СССР как идеологический актор "холодной войны": из системной борьбы

20 марта 2017 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Вардан Эрнестович Багдасарян — д.и.н., проф., зам. главы Центра научной политической мысли и идеологии.

***

Россия с 2014 года вступила фактически в фазу новой "холодной войны". Однако ее система, построенная по либеральным лекалам, демонстрирует принципиальную неготовность к борьбе с внешним противником. Большевики в свое время под условия внешнего давления реорганизовали всю государственную машину. От идеалов государства, построенного по образцу Парижской коммуны, они были вынуждены отказаться. Каждая сфера жизнеустройства, каждый общественный институт соотносился с реалиями противостояния с внешним миром. И это не было идеологической прихотью, а являлось способом выживания в условиях геополитических и цивилизационных войн.

Сфера туризма являлась фактически передовой "холодной войны". Она принципиально отличалась от той модели консюмеристского туризма, который сложился в постсоветской России. Рассмотрим опыт развития сферы иностранного туризма в СССР с тем прицелом, что для победы в противостоянии с наступающим Западом придется пойти на ее соответствующие реорганизации в будущем.

Туризм оказался одной из наиболее индикативных сфер перехода мира к нелинейному сценарию развития. Серия революций, определенных как "арабская весна" и производные от них военные потрясения, нанесли удар по традиционному распределению туристских потоков. Для стран региона, чья экономика зависела в значительной степени от туризма, это стало фактором экономического падения. Исламизация явилась непрогнозируемым политическим обстоятельством ослабления конкурентов на мировом рынке туристских услуг.

На сфере туризма не могла не сказаться также новая конфронтация между Россией и Западом. Евросоюз установил запреты на поездки организованных туристских групп в воссоединенный с Россией Крым. Сократился почти на треть поток российских туристов в Европу. Потери в туристской сфере в связи с конфронтационными отношениями Россия — Турция побудили турецкое руководство пойти на политические уступки.

"Новая холодная война" является определяющей характеристикой современного периода истории. Вне ее, как явления системообразующего, не может не находиться любая общественная ниша, включая нишу туризма. Однако методологии и методики управления туризмом применительно к реалиям "холодной войны" на настоящее время нет. Туристская сфера по-прежнему не рассматривается через призму задач обеспечения национальной безопасности. Впервые в контексте факторов ее обеспечения туризм упоминается в новой Стратегии национальной безопасности России (от 31 декабря 2015 года). Однако ни в научном, ни в учебном, ни в практическом планах данный ракурс туристской деятельности пока не акцентирован, и соответствующее положение не развернуто. Между тем, существует исторический опыт "холодной войны 1.0". Туризм являлся, как известно, одной из ее важнейших составляющих. Преимущество, достигнутое противником в этой сфере во второй половине 1980-х годов, если называть произошедшее своими именами, стало фактором поражения СССР в войне в целом.

Известно, какое впечатление производило на представителей позднесоветской элиты посещение стран Запада с его демонстрацией комфорта. Одной из таких фигур, очарованной американским комфортом, был посетивший США в 1989 году будущий первый президент Российской Федерации Борис Ельцин. Оценка им увиденного в Соединенных Штатах была, не в последнюю очередь, эффектом проявления идейно-психологической обработки туриста из страны противника.

"Всю мою жизнь, — признавался Ельцин, — я представлял себе Америку из учебников истории. Теперь, за полтора дня пребывания здесь, мое представление о США изменилось на 180 градусов. Похоже, что капитализм не находится на последней стадии загнивания, как нас учили… Наоборот, похоже, капитализм процветает. То, что вы здесь называете трущобами, у нас было бы вполне нормальным жилищем". Соответствующие умонастроения среди туристов, выезжавших в капстраны, были характерны не для одного Ельцина, явившись фактором формирования латентной оппозиции в позднесоветской элите.

Однако победа Запада на туристском участке "холодной войны" не была запрограммирована. Борьба имела двухсторонний характер и шла с переменным успехом. Был период, когда на фоне неудач в войне во Вьетнаме, администрация Л. Джонсона пыталась ввести ограничения на выездной туризм и обвинения в "железном занавесе" адресовались США. Советский Союз не являлся закрытым государством. Только за десятилетие 1975–1985 годы его посетило пятьдесят миллионов иностранных туристов из 162 страны мира.

Соответственно, СССР также как его противники не мог не использовать туризм в пропагандистских целях. Но эта пропаганда отличалась от пропаганды, заложенной в западных туристических программах. В противоположность образу материальной комфортности быта, с чем выходил западный туризм, советский туризм выдвигал образ справедливого будущего. Существовали соответствующие инфраструктуры, позволяющие использовать туристическую сферу как инструмент глобальной борьбы. Ровно так, как шла идейно-психологическая обработка советских туристов на Западе, осуществлялась пропагандистская работа с иностранными туристами, пребывающими в СССР. Ключевая роль отводилась Всесоюзному акционерному обществу "Интурист". К опыту его деятельности применительно к вызовам "холодной войны" целесообразно обратиться в связи с усиливающейся новой конфронтацией России и Запада. Это обращение тем более целесообразно ввиду недостаточной проработанности истории "Интуриста", документов организации, хранящихся в Государственном Архиве Российской Федерации, прежде всего, в Объединенном фонде Ф. Р-9612 (Учреждения по руководству иностранным туризмом в СССР).

Основная задача состояла в ведении идеологической пропаганды среди иностранных туристов. Помимо экскурсионных программ этому служили проводимые для туристских групп лекционные занятия. Каждый второй иностранный турист прослушивал такие лекции. Более 60% иностранных туристов участвовали в различного рода тематических вечерах.

Для осуществления пропагандистской работы требовалось первоначально разрушить те стереотипы в отношении советского общества, с которыми иностранцы приезжали в СССР. В условиях глобальной "холодной войны" средства массовой информации всех тех государств, которые входили, условно, в блок "капиталистического мира", вели акцентированную негативизацию образа Советского Союза. В ряде из них существовали специальные структуры, ответственные за идеологическую проработку туристов, направляемых в СССР. Специальный информационный центр по работе с туристами, готовящимися к поездке в Советский Союз, существовал, в частности, в Соединенных Штатах Америки. Американские граждане инструктировались там в отношении возможных приемов советской пропаганды. Особенно агрессивны и наиболее стереотипизированы в отношении СССР, как отмечали работники "Интуриста", были приезжающие из США и Великобритании. Довольно враждебно настроены к СССР были также и испанские туристы, но после завершения франкистского периода их отношение стало сравнительно мягче.

В практической работе с иностранцами советские гиды-переводчики должны были иметь страново дифференцированный подход. Проводилось разграничение туристов из социалистических, капиталистических и развивающихся государств. Среди групп прибывших из капиталистических стран, помимо граждан США и Великобритании, особое внимание уделялось туристам из Западной Германии и Японии — стран недавних противников во Второй мировой войне.

Применительно к работе с туристами, прибывшими из социалистических стран, решалась задача не ломки стереотипов, а наоборот, подтверждения их ожиданий в отношении СССР, сформировавшихся в результате соответствующей пропагандистской обработки еще у себя на родине. Работа с туристами из соцстран осложнялась под влиянием происходивших в этих странах внутриполитических обострений. Специальные инструкции были разработаны, в частности, в 1969 году в отношении работы с туристами из Чехословакии. В отчетах гидов-переводчиков отмечалось более благожелательное после событий подавления "Пражской весны" отношение к СССР туристов словаков в сравнении с туристами чехами. Работникам Интуриста рекомендовалось в данном случае учитывать национальные различия.

Помимо дифференциации пропагандистской работы в зависимости от страновой принадлежности туристов, устанавливались рекомендательные разграничения в связи с социальным статусом туристского контингента. Градация проводилась в соответствии со степенью общественного влияния человека у себя на родине. К первой категории значимости относились писатели, журналисты и адвокаты. На второй позиции находились преподаватели вузов и учителя средних школ. Последнюю ступеньку в этой негласной иерархии занимали пенсионеры и домохозяйки. Рабочие и крестьяне находились на предпоследней ступеньке. Обращает внимание, что этот подход принципиально отличался от ортодоксального марксистского взгляда о гегемонистской роли пролетариата в грядущих общественных трансформациях. Людям интеллектуального труда, способным повлиять на сознание широких масс, оказывалось в работе с иностранными туристами первостепенное внимание. Предполагалось, что среди групп иностранных туристов в СССР направляются провокаторы, задача которых состоит в противодействие советской пропаганде. Гидам-переводчикам давались специальные инструкции, как отвечать на провокационные вопросы, как вести идеологическую дискуссию в сжатом временном формате.

Проводился разбор типичных провокационных вопросов, предлагались шаблоны возможного ответа. Провокаторы в группах иностранных туристов рассматривались как враги страны, и умение дать отпор врагу входило в круг обязательных профессиональных качеств гида-переводчика.

Выделялось несколько тем, наиболее значимых в презентации перед иностранными туристами образа СССР. Одной из главных в этом перечне являлась тема социального обеспечения советских граждан. Более высокий уровень сервиса на Западе должен был уравниваем в интуристской пропаганде представлением социальных возможностей трудящихся в СССР. Традиционным приемом было использование цифр о затратах населения капиталистических стран на здравоохранение, образование, коммунальных платежей, налоги. В экскурсионные программы непременно включались такие компоненты, как демонстрация быта советских граждан, посещение производства, выезд в образцовые колхозы, визит в Университеты. Меньше, несмотря на запросы иностранцев, уделялось внимание истории страны. Советский Союз должен был, по замыслу разрабатываемых программ, восприниматься как государство, устремленное в будущее.

В любом социальном проявлении, в котором иностранцы могли обнаружить отставание СССР от Запада, требовалось найти обстоятельства, представляющие его как преимущества. Одним из таких примеров служила рекомендация гидам по ответу на вопрос о причинах небольшого, в сравнении с западными столицами, количества частных автомобилей у жителей Москвы. Столкнувшись с таким вопросом, гид должен был задать встречный вопрос о времени, затрачиваемым за рубежом для того, чтобы добраться до работы. Иностранцы, в соответствии со сценарием моделируемого диалога, начинали жаловаться на "автомобильные пробки". И тогда гид пояснял, что в СССР правительство, крайне заботясь об экономии личного времени трудящихся, развивает систему общественного транспорта, а потому иметь частный автомобиль гражданам нет смысла.

Организуемый для иностранных туристов лекторий непременно включал лекции, посвященные представлению официальной позиции СССР по международному положению. Особенно масштабно тема внешней политики Советского Союза освещалась по линии деятельности Интуриста во время Фестиваля молодежи студентов 1957 года и Летних Олимпийских Игр 1980 года.

В исторической части экскурсионной программы центральное место отводилось теме революции и лениниане. Образ В.И.Ленина неизменно включался в любую экскурсионную программу, вне зависимости от места и формата ее проведения. Только в Москве и Московской области по перечню Интуриста фигурировало 150 связанных с деятельностью В.И.Ленина объектов экскурсионного показа. Ленинский образ при этом преподносился не столько как проявление культа, сколько через призму замыслов реализуемого советского проекта. Подчеркивалось всемирное значение Октябрьской революции, что должно было актуализировать преподносимый материал в восприятии иностранцев. В московские интуристовские программы традиционно наряду с презентацией образа Ленина включалось также представления образов Г.Димитрова, Л.Н.Толстого и А.А.Фадеева. Георгий Димитров, бывший лидер Коминтерна, символизировал мировое политическое значение советского проекта. Писатели Лев Толстой и Александр Фадеев презентовали мировую роль русской и советской культуры.

Дореволюционная история России представлялась в программах Интуриста всегда дозировано. Ее представленность была заметно расширена в позднесоветский период. Во время проведения Олимпиады-80 данная компонента занимала уже значительное место. Одна из главных причин дозированности дореволюционных исторических памятников была связана с возникающей в этой связи темой религии. Вопросы о положении религии в СССР были традиционно наименее удобными для гидов, и их появление старались не провоцировать. Посещение действующих храмов никогда не входило в экскурсионные программы "Интуриста", что, случалось, вызывало недовольство со стороны иностранцев.

Особое внимание уделялось раскрытию темы многонациональной природы СССР. Идея интернационализма при сохранении множественности национальных идентичностей должна была присоединять иностранцев, позволяла самим принять советский проект. Гиды-переводчики должны были знать о прецедентах межэтнических конфликтов в СССР и при возникновении соответствующих вопросов давать разъяснение о позиции советского руководства. Эта позиция состояла в основном в ссылках на ленинские принципы национальной политики, дружбу народов, что позволяла разговор о прецедентах перевести на характеристику модели советского жизнеустройства в целом. Обязательным было знание Конституции СССР, выдержки из которой приводились как отражение подлинного положения жизни общества. Косвенная пропаганда советского образа жизни велась через создание максимально высокого уровня комфорта для приезжающих в СССР иностранцев. На собственных граждан создаваемые ниши высокого сервиса не распространялись. Обслуживание иностранцев не окупало себя экономически. Оно велось не по критериям рентабельности, а именно по критериям идеологической работы.

Приоритетность идеологии перед доходами особенно наглядно проявилась при проведении Олимпиады-80. В инструкциях гидам-переводчикам указывалось, что при низком качестве обслуживания у иностранных туристов будет складываться негативное впечатление об СССР в целом. Приводились примеры, когда отдельные иностранцы критиковали Советский Союз, который, создавая космические корабли, не может обеспечить принятых в Европе стандартов сервиса.

Вместе с тем, интуристовские работники не должны были копировать деятельность сервисных служб на Западе. Обслуживающему персоналу предписывалось при демонстрации дружелюбности к иностранным туристам, сохранять высокое достоинство советского человека. Указывалось, на услужливость, льстивое отношение к клиентам работников сферы обслуживания в США, добивающихся через лесть получение чаевых от туристов. Такой тип отношений считался для Советского Союза неприемлемым.

При оценке качества обслуживания в СССР иностранцы традиционно были неудовлетворенны дефицитом туалетных комнат, отсутствием в них туалетной бумаги, неразвитость услуги предоставления автомобиля в прокат. Но еще не означало проигрыша в соревновании по презентации быта. Существовали факторы компенсации указанных неудобств. Среди них, в частности, находился хороший, в сравнении, уровень питания иностранных туристов в СССР. Для туристов из ряда стран поездки в Советский Союз воспринимались как своеобразное "алкогольное турне", что тоже косвенно работало на образ особого советского (в данном случае русского) дружелюбия.

Чтобы побеждать противника в столкновении двух пропаганд требовалось наличие высокопрофессиональных кадров. Готовых кадров такого рода для сферы иностранного туризма ни одно высшее учебное заведение не предоставляло. "Интурист" сам взял на себя функции подготовки профессиональных пропагандистов. Аналитическая работа велась в рамках созданной в структуре Интуриста Проблемной научно-методической лаборатории. Уровень предоставляемых ей разработок соответствовал самой высокой планке новых технологий информационно-психологической борьбы. С 1974 года проводились регулярные системные социологические опросы среди иностранных туристов, позволяющие корректировать практику пропагандистской работы.

Гид-переводчик должен был обладать энциклопедическими знаниями. В перечень вопросов, на которые ему вменялось в обязанность давать профессиональный ответ, входили и сведения об уровне зарплат советских граждан по профессиональным категориям, и информация о факультетах в ведущих вузах, и справки о сроках возведения домов, находящихся в коридоре экскурсионного показа. В "Интуристе" была создана специальная картотека вопросов и ответов в диалогах гидов-переводчиков с иностранными туристами, включавшая двадцать профильных разделов.

Особое внимание в подготовке гидов-переводчиков отводилось разбору "методов идеологических диверсий". Давались ситуационные методические рекомендации ведения полемики и пресечения попыток антисоветской пропаганды со стороны туристов-провокаторов. Соответствующие занятия с гидами проводились, как правило, в осенне-зимний период при содействии общества "Знание". Гиды-переводчики получали закрытую для общества в целом информацию о диссидентском движении в СССР. При возникновении соответствующих вопросов со стороны туристов о преследовании инакомыслия в Советском Союзе они должны были способны ответить по каждому предъявляемому прецеденту. Указывалось, к примеру, как отвечать на обвинения в адрес СССР, выдвигаемые в произведениях А.И.Солженицына.

Судя по отзывам иностранных туристов, пропагандистская работа с ними по линии Интуриста была достаточно эффективной. Многие уезжали из СССР под впечатлением от реализуемого советского проекта. Были и признания об изменении отношения к Советскому Союзу в позитивную сторону. Говорилось о лжи антисоветской пропаганды за рубежом. Характерно в этом отношении одного, покидающего СССР после туристического визита гражданина Аргентины: "Прежде всего, я без преувеличения скажу, что ошеломлен тем, что увидел во время поездки по вашей стране. То, что я увидел у Вас, резко изменило мое мнение о вашей стране. Я увидел народ, который подает стремление к целеустремленности в своем созидательном труде, настойчивости в борьбе за мир, и потому, считаю, что народы мира и, в частности, Латинской Америки должны поддерживать Советский Союз в борьбе за мир, в стремлении к миру и прогрессу".

На основании исследованного архивного материала по пребыванию иностранных туристов в СССР можно констатировать, что идеологическая война в туристической сфере не была проиграна.

Интурист выдерживал пропагандистское соперничество с соответствующими структурами противника и по отдельным составляющим борьбы "за умы и сердца" их переигрывал. Применяемые им технологии и уровень подготовки кадров находился на самом высоком уровне. В современных условиях эскалации международной напряженности, развития новых форм "когнитивной войны" в мире, усиливающегося внешнего информационного давления на Россию, изучение и тиражирование опыта "Интуриста" представляется крайне востребованным.

***

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Что такое идеология? (Тезисная лекция)

От "холодной войны" к "холодной войне": причины воспроизводимости конфликта

Начало "холодной войны": ответ Сталина на "дипломатию силы"

"Когнитивное оружие" как инструмент десуверенизации

Какая Стратегия нужна России для победы в войнах нового типа

Десять составляющих методологии патриотического воспитания

Молодежь как будущее России в категориях войны

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...