< Июнь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Подписка rss
Поиск Поиск
Историк, чью концепцию Лукашенко рекомендовал для школ: Мы не окраина великого русского народа

27 марта 2017 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Государственный академический институт, изыскания отдельной от общерусской истории осколка прежде великой страны, поддержка президентом этих изысканий с обещанием включить новую парадигму (как пример здорового национализма) в школьные учебники — как вы думаете, где это происходит?

Это не Украина, не Молдавия, не Грузия, даже не заживший счастливо, освободившись от русского колониализма (по утверждению Н.Назарбаева) Казахстан… Это — Белоруссия, участник Союзного государства и свежая позиция ее президента Александра Лукашенка.

Даем слово публикации Белорусского государственного агенства TUT.BY, взявшему интервью у одного из авторов нового подхода к "вековому становлению белорусской государственности" — имеющему все шансы стать белорусским официальным гуманитарным мейнстримом.

Беседовала Ольга Корелина / TUT.BY

Фото: историк Ольга Левко. Фото из личного архива.

***

Лукашенко заявил, что скоро в учебниках истории будет отражен новый подход к становлению белорусской государственности. "Здесь если и есть какой-то национализм, то здравый", — заранее ответил на критику президент. Сама критика не заставила себя ждать. Российское издание "Взгляд" в материале "Белоруссия обнаружила свою тысячелетнюю государственность" назвало новый подход "неисторичным".

Что позволяет считать, что белорусское государство насчитывает больше, чем 26 лет, TUT.BY спросил у одного из авторов концепции, о которой говорил Лукашенко, — заведующей Центра археологии и древней истории Беларуси Института истории НАН, доктора исторических наук, профессора Ольги Левко. Ольга Николаевна разработала ее вместе с проректором ПГУ, доктором исторических наук профессором Денисом Дуком.

— В чем заключается ваша концепция?

— Мы считаем, что в процессе формирования государственности на землях восточных славян на равных участвовали три центра — Новгород, Полоцк и Киев. Разница в том, что в Новгород был призван варяжский князь Рюрик, чтобы объединить живущие там этнические группы. В Киеве тоже были варяжские правители Аскольд и Дир. В отличие от Новгорода, киевляне их не приглашали. Варяги осели там, двигаясь по Днепру на юг, и стали править с согласия местных элит.

Указаний, что кого-то призывали на Полоцкую землю, в летописях нет, как и нет четких археологических подтверждений варяжского населения.

— А князь Рогволод? В учебнике истории сказано, что "он пришел из-за моря".

— Рогволод — это первый полоцкий князь, имя которого упоминается в летописях. Он правил во второй половине Х века. Имя скандинавское. Можно полагать, что так или иначе скандинавский князь появился и в Полоцке. Но к тому времени там уже полтора века правил кто-то из местных, и приход Рогволода существенно не повлиял на уклад жизни.

— Какие отношения были между Новгородом, Киевом и Полоцком?

— Есть летописные сообщения, что Рюрик в 862 году пришел в Новгород, а уже в 864-м "раздал своим мужам" города, в том числе Полоцк. Часть историков трактовала это как "дал в управление". На самом деле ни в одном из "розданных" Рюриком городов нет следов пребывания варягов во власти, по крайней мере, таких как на новгородском городище. Это наталкивает на мысль, что раздача подразумевала взимание дани.

— То есть Полоцк откупался от более сильных соседей?

— Именно. Но если Рюрик отправил собирать дань с Полоцка, то Полоцк сделал своими данниками прибалтийские земли. И князь Олег (преемник Рюрика — Прим. TUT.BY) выплачивал варягам дань за Новгород, чтобы сохранить его самостоятельность. Получается круговорот зависимости — финансовой, но не политической. Это не значит, что все города должны были быть в одном государстве, хотя Новгород с Киевом в конце IX века объединились в Киевскую Русь.

— Полоцк входил в ее состав?

— В ХІ веке, когда Киевом правил Ярослав Мудрый, он отдал полоцкому князю, своему племяннику Брячиславу, три волости — Менскую, Витебскую и Усвятскую. Это было сделано, чтобы Брячислав поддержал Ярослава в борьбе с его братьями, которые тоже хотели быть великими князьями киевскими. Если бы Полоцкая земля была на тот момент одним из второстепенных княжеств в составе Киевской Руси, вряд ли Ярослав Мудрый просил бы "быть с ним за один", как сказано в летописях, и еще давал земли за поддержку. Такой шаг возможен только в отношении другого государства. Это для нас знак, что Полоцкое княжество было самостоятельным, а не входило в состав Киевской Руси. На этом молчаливо сходятся российские и украинские историки и сегодня.

— Молчаливо?

— Они как бы не замечают Полоцкую землю как объект государственного значения того же уровня, что и Киевская Русь. Полоцк постоянно пытаются поставить на уровень второразрядного княжеского центра, как Смоленск или Чернигов. В учебниках сказано, что в пору феодальной раздробленности на территории Киевской Руси возникает множество княжеств, в том числе Полоцкое. На самом деле были княжества как внутри Киевской земли, так и внутри Полоцкой: Менское, Друцкое и Витебское.

С конца XIX века историки считали, что Полоцкая земля сначала принадлежала Новгороду, потом Киеву, хотя уже краткие летописные сообщения свидетельствуют о другом. К тому же мы имеем археологическое подтверждение развитию городских центров на территории бывшей Полоцкой земли. Мы также видим, какие из них позже стали центрами самостоятельных удельных княжеств внутри Полоцкой земли, а не внутри древнерусского государства.

— Получается, раньше самостоятельность Полоцкого княжества историки недооценивали?

— Они ее просто игнорировали, будем говорить открыто. Исторические процессы на территории восточных славян трактовались не в пользу белорусских земель, что дает некоторым повод говорить: "Да не было этих белорусов! Им 25 лет! Не было у них никогда своего государства, своей территории, своей культуры и языка, они все никто!".

— В материале "Взгляда" о вашей концепции сказано, что в древнерусском государстве не было ни русских, ни украинцев, ни белорусов, а были славянские племена, которые перемешивались.

— Нам все время навязывают идею, что была единая древнерусская народность. Но позвольте, если мы все так сильно перемешались еще на том этапе, то какие же тогда основания у русских и украинцев говорить, что это их территория, это их история, это их корни? Если мы так сильно перемешались, то мы тоже можем присваивать себе и Киев, и Новгород. Но мы же этого не делаем.

— Ваша концепция затрагивает исторический период от IX до XVIII века, но во времена ВКЛ и Речи Посполитой Беларусь не была самостоятельной.

— ВКЛ и Речь Посполитая не уничтожили экономических и культурных традиций, заложенных еще во время существования Полоцкой земли. Территория осталась, неважно, чья власть пришла. У людей, живущих на этой территории, была своя историческая память. Она способствовала тому, что эти люди к XVI веку сформировали самостоятельную белорусскую народность, отличную от украинской и русской. Это не окраинные зоны великого русского народа, как их иногда пытаются представить. Великий русский народ сформировался в равно тех же условиях и на тех же основаниях, как и два других великих народа восточнославянской общности, хоть и с меньшими территориями.

— Из вашего рассказа получается, что история — очень "политическая" наука.

— К сожалению, почти на всех этапах своего развития история политизировалась, но есть постоянные величины, из которых вырастают истории отдельных народов. Конечно, всякому государству хочется видеть себя "красивым" в древности. Это в том числе и о наших ближайших соседях можно сказать. Но позволить, чтобы о твоем народе говорили, что это люди без рода и племени, мы тоже не можем. И не потому, что мы хотим политически красиво выглядеть, а потому, что у нас есть все исторические основания.

Территория Беларуси в XI веке. Автор карты — Степан Темушев

Источник

***

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Методы национализации белорусской истории (часть I и часть II)

Школьный учебник истории и государственная политика

Как князь Владимир стал украинцем: о конструировании исторического сознания

Святая Русь как антипод государства-нации

Великая, Малая и Белая Русь

Российская модель мы-строительства и вызовы дезинтеграции

Россия и вызов восстановления общей идентичности в ближнем зарубежье — I

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...