< Июль 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Подписка rss
Поиск Поиск
Китай и Россия: ретроспективная оценка эффективности рыночных реформ

19 апреля 2017 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Анатолий Иванович Чистобаев — доктор географических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, профессор кафедры региональной политики и политической географии Института наук о Земле Санкт-Петербургского государственного университета (Санкт-Петербург).

Приводим весьма показательный анализ перехода экономики Китая и России с планового хозяйства на рыночные отношения. При общих исходных позициях, реформы осуществлялись по-разному: в Китае — без ломки сложившихся жизненных укладов и стереотипов поведения, направляющей роли Коммунистической партии КНР; в России — на основе "шоковой терапии", бесконтрольной приватизации общенародной собственности. Как следствие, разными оказались и результаты реформ: в Китае — постепенный рост объемов производства, стабильный курс национальной валюты, создание второй в мире экономики; в России — разрушение материально-технической базы, падение объемов производства, качества жизни населения, утрата геополитических позиций второй сверхдержавы планеты с своим глобальным ценностным и идеологическим проектом.

Опубликовано в научном издании: Новые горизонты глобального мира: сборник научных трудов / Балт. гос. техн. ун-т. — СПб., 2015. — С. 296–304.

Фото:  Шэньчжэнь — город парков и небоскребов, один из самых крупных и современных городов Китая, мегаполис с населением свыше 10 млн. жителей. В самом недалеком прошлом маленький рыбацкий поселок.

***

ВВЕДЕНИЕ

Автору этой статьи довелось на протяжении нескольких десятилетий работать в области региональной политики, стратегического и территориального планирования субъектов государственного и муниципального управления, разрабатывать соответствующие документы для использования практики принятия управленческих решений. При этом весьма примечателен тот факт, что опыт работы приобретался в условиях действия разных общественных формаций: бывшего социалистического лагеря, социалистических и развивающихся стран. Вряд ли какому-либо поколению ученых выпадет возможность приобрести в будущем такой опыт. Ныне термины "социализм" и "капитализм", как и другие "-измы" нечасто встречаются на страницах научной литературы. Однако это вовсе не означает, что изучение трансформации общественных укладов утрачивает актуальность. Ведь, как говорится, на ошибках учатся, причем рекомендуется учиться не на своих, а на чужих ошибках. И, конечно, еще более эффективно учиться не на плохих, а на хороших примерах.

В свете сказанного, изучение и сопоставление опыта рыночных реформ в Китае и России, оценка их эффективности и социально-экономических последствий, имеет важное значение для развития науки вообще и общественной географии в частности. Нельзя не отметить практическое значение накопленного опыта — ведь экономические реформы проводятся и будут проводиться и в других странах. Этим определяется актуальность и значимость данной статьи.

*

ИСХОДНЫЕ ПОЗИЦИИ

Обе страны, Китай и Россия, на протяжении десятилетий принадлежали к числу стран социалистического лагеря. В России этот период составил 70 лет. В Китае он не имеет четкого временного исчисления, поскольку до сих пор поддерживается коммунистическая идеология, в названии страны сохраняются слова "народная республика", все реформы осуществляются под руководством Коммунистической партии Китая.

В РСФСР, входящей в состав СССР, после победы в гражданской войне большевики приступили к восстановлению разрушенного хозяйства на основе плановой экономики. Первым программным документом был План ГОЭЛРО, на основе которого осуществлялась электрификация страны. Первый пятилетний план (он был разработан в 1927/28 гг.) определил основные задачи и направления развития народного хозяйства на ближайшую перспективу. Одновременно была осуществлена коллективизация крестьянского хозяйства. Во второй пятилетке началась индустриализация народного хозяйства, в ходе которой возникли крупные предприятия металлургии и машиностроения, а затем — легкой и пищевой промышленности. Производство средств производства (группа, А) на протяжении всех лет Советской власти опережало производство предметов потребления (группа Б). На первых порах этот принцип, безусловно, был правильным, но со временем он утратил свою первоначальную значимость. В стране явно не хватало многих предметов потребления, их качество, особенно относительно проникающих из-за рубежа сведений о моде, далеко не всегда удовлетворяло запросы населения. Все более очевидным становилось действие "принципа": производство ради производства. Попытка изменения этой ситуации (например, осуществления реформы, получившей название "Косыгинская". Как следствие, в 1980-х годах обнаружился острый дефицит многих видов товаров. Провозглашенная во второй половине того десятилетия так называемая перестройка не привела к успеху, а, наоборот, усугубила положение дел в стране.

Китайская Народная Республика (КНР), первоначально строила свою (социалистическую) экономику по образцу и подобию СССР. Между этими странами установились дружественные отношения, плодотворно проявившиеся не только в сфере экономики, но и в политике и культуре. Однако такой характер взаимоотношений продолжался недолго — немногим более 10 лет. В 1960-х г. противоречия достигли такой силы, что неотвратимо привело к разрыву добрососедских отношений, к военным конфликтам (особенно это проявилось на острове Даманском в Приамурье, когда с обеих сторон погибли люди). Начиная с этого момента, китайское руководство провозгласило курс на "достижение благоденствия в рамках народной коммуны", на преобразование менталитета и образа жизни китайского общества в период "культурной революции". Все эти усилия властей привели к краху достигнутого ранее, сама жизнь требовала осуществления экономических реформ. Они начались в конце 70-х годов прошлого века.

*

ОСОБЕННОСТИ И СОДЕРЖАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ

Если не считать упомянутой выше "Косыгинской" реформы, то надо признать, что власти Китая раньше, чем советское руководство признало необходимость экономических преобразований. В 1978 г. по инициативе и при непосредственном руководстве Дэн Сяопина (после "десятилетия хаоса") приступили к разработке радикальных социально-экономических реформ. Они осуществлялись по четко разработанной программе, учитывающей менталитет китайского общества и реальные возможности страны. В программных документах построения нового общества уже не было лозунгов, призывающих, как это случалось ранее, перескакивать через исторические этапы, полагаясь лишь на субъективные воззрения вождя. Дэн Сяопин для достижения цели создания социалистической рыночной экономики выдвинул в качестве первоочередных две задачи: во-первых, строительство социализма с китайской спецификой; во-вторых, разработку и реализацию программы "четырёх модернизаций": промышленности, сельского хозяйства, образования и обороны. Задача по ускорению экономического развития не выдвигалась. Основные инвестиции направлялись на создание инфраструктуры, развитие приоритетных отраслей промышленности, сельского хозяйства, науки и культуры, жилищно-коммунального сектора.

Вместо прежнего лозунга "опора на собственные силы" китайская экономика открывалась для иностранных инвестиций и, одновременно, всё в большей мере участвовала в мирохозяйственных связях.

Реформы в промышленности явились продолжением сельскохозяйственных реформ: первостепенное внимание уделялось созданию предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья. В городах и сельской местности были построены тысячи новых предприятий лёгкой и пищевой промышленности, по выпуску товаров бытового назначения. Накопив капитал, государство приступило к модернизации тяжелой промышленности: налаживанию выпуска более дорогих и наукоёмких изделий, включая электронику, космическую и ракетную технику. Важно ещё раз заметить, что внедрение рыночной экономики происходило при неизменной социалистической политической системе, с учётом реалий жизни китайцев, их традиционной культуры.

Российские реформы осуществлялись иначе. Объявленная во второй половине 1980-х годов перестройка не имела под собой какого-либо научного обоснования, целевых установок и соответствующих им задач. Шоковая терапия, давшая положительный эффект в некоторых странах бывшего социалистического лагеря, за короткое время привела к обнищанию подавляющей части российского населения.

*

ПОСТУЛАТЫ РЫНОЧНЫХ РЕФОРМ

Дальнейший ход рыночных реформ в Китае и России также существенно различался. Так, если власти Китая защищали интересы производителей всех форм собственности, то российская государственная машина на протяжении всего последнего десятилетия прошлого века была обеспокоена сохранением собственности у той самой "элиты", что ограбило население страны. И если в арсенале государственного управления в Китае находились (и сейчас находятся) такие рычаги воздействия на ход осуществляемых преобразований, как контроль над рыночными процессами, прямое и косвенное регулирование их, вплоть до административных воздействий, то в России всё было отдано во власть стихии рынка. Слова "рынок сам всё расставит по своим местам" звучали из уст "младореформаторов" и их наставников, те же слова повторяли и государственные мужи. И если в Китае механизмы рыночного регулирования сочетались (и сочетаются до сих пор) с плановыми началами, то в России само слово "план" считалось анахронизмом. Все было принято для того, чтобы открыть путь к построению "олигархического" капитализма.

Переход к рыночным отношениям в Китае начался не с шоковой терапии, как в России, а с поиска способа балансирования между спросом, ценами и предложением, интересами предприятия и общества. Во главу угла были поставлены интересы отечественного производителя и всего производства, повышения уровня благосостояния народа. Это нашло понимание и признание у населения, благодаря чему удалось избежать поляризации общества. Интересы чиновников были поставлены в зависимость от успеха реформ. Не допускалось использование служебного положения в корыстных целях, принятия решений на основе воли корыстных лиц, а не на основе закона. Поднять страну, возродить её величие — такова провозглашенная цель реформ, она была понятна народу, поскольку обращалась к глубинным его патриотическим чувствам.

В нашей стране идеология оказалась вне правового поля, чувства патриотизма высмеивались. Пропаганда секса, вселение в головы людей мысли о всемогуществе денег, абстрактных и отвлеченных от насущных проблем идей подавляли энергию масс, активные социальные силы. Насаждаемый средствами массовой информации величавый и всемогущий образ тогдашнего национального лидера не воспринимался подавляющей частью населения страны, вследствие чего отсутствовал союз между государством и обществом. Власти, отобрав у народа веру в "светлое коммунистическое будущее", ничего не дали взамен.

*

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ РЫНОЧНЫХ РЕФОРМ

В Китае очередность принятия рыночных решений осуществлялась с учетом специфики структуры производства, занятости населения. Поскольку к началу реформирования более 2/3 рабочей силы было занято в сельском хозяйстве, основное внимание власти уделили именно этой отрасли. Семейный подряд организовывался не на частной собственности на землю, а на передаче земли крестьянам в аренду на 15 лет. Это позволило избежать скупки земли горожанами, не намеревавшимися заниматься сельскохозяйственным производством, как это случилось в нашей стране. Но главное отличие состояло в другом: на часть продукции устанавливались фиксированные государством цены, что гарантировало крестьянам сбыт продукции и поддержание доходности. Некоторую часть продукции крестьяне могли реализовать по рыночным ценам. Благодаря таким мерам удалось избежать перетока крестьян в города, не допустить тем самым существенного роста безработицы. В промышленности значительная часть предприятий оставалась в ведении государства. Но им предоставлялась возможность самим определить объем и ассортимент выпускаемой продукции, принимать решения в отношении найма работников, продажа продукции по рыночным ценам, распределение части прибыли. В негосударственном секторе примерно 2/3 продукции производится на предприятиях, находящихся в общественной собственности местных провинциальных правительств.

Эти предприятия ориентированы, в основном, на переработку сельскохозяйственной продукции и, следовательно, они также связаны с окружающей местностью. Таким образом, акцент реформ постепенно переносился из деревни в город. В отличие от России, радикальная реформа государственного сектора проводилась постепенно, что позволило предотвратить массовую безработицу и волнения среди рабочих.

При акционировании предприятий контрольный пакет акций оставался у правительств страны и провинций. Обеспечив потребности населения в основных видах товаров народного потребления, предприятия сделали ставку на высокие технологии. Успешному их продвижению способствовал перевод Японией в Китай части своих производственных мощностей в целях использования дешевой рабочей силы. Тем самым было обеспечено повышение качества китайских товаров, особенно в части производства бытовых электронных товаров. Приступая к реформам, Дэн Сяопин не без оснований рассчитывал на капитал хуацяо (заморских китайцев). И действительно, проживающие за рубежом китайцы инвестировали многие проекты в "родных" провинциях, особенно юго-восточной части страны, откуда вышла основная часть хуацяо. В Корейском автономном округе провинции Цзилинь созданы свободные экономические зоны. Здесь ведущую роль сыграли инвестиции южнокорейцев.

В России картина обратная: огромный капитал вывезен за пределы страны, выходцы из России не спешат оказывать помощь Отечеству. Слабость центральной власти, своеволие и корыстные интересы федеральной и региональной номенклатуры приводят к тому, что ни одна из созданных в стране свободных экономических зон не получила эффективного развития.

*

РАЗЛИЧИЯ В РЕГИОНАЛЬНОМ РАЗВИТИИ

Самым крупным системным вызовом, перед которым стоит экономика обеих стран, становится всё увеличивающийся разрыв в уровнях социально-экономического развития и жизни населения между регионами. В Китае ускоренными темпами развивается восточная часть страны, в России, наоборот, — западная часть. Различия проявляются в доходах и потребительских расходах, предоставлении общественных услуг, уровнях производительности труда. Как следствие, увеличиваются разрывы в уровнях трудового потенциала, плотности населения, обеспеченности инфраструктурой, качества предоставления услуг в образовании, общественном здравоохранении, средств связи. В региональном развитии Китая по названным выше критериям выделяются четыре части:

— группа восточных регионов во главе с городами Шанхай, Пекин, Шеньчжень (в недалеком прошлом — маленький рыбацкий поселок, сейчас — гигантский город). В этих регионах проживает 2,5% населения страны, уровень доходов здесь соответствует мировым стандартам.

— приморские регионы: Тяньцзинь, Гуандун, Чжецзян, Изянсу и др. На их долю приходится 22% населения, имеющего средние — по мировым нормам — уровни доходов.

— северо-восточные регионы и часть центральных регионов. Здесь население, составляющее 26% от общей численности по стране, имеет средне-низкие уровни доходов.

— регионы частично Центрального и всего Западного Китая, в них проживает 49,5% населения с очень низкими уровнями доходов.

Таким образом, около половины населения страны живет бедно, еще такая же часть китайских граждан имеет средний уровень доходов и лишь незначительная часть их имеет доходы, соответствующие мировым стандартам. Но в тенденции четко прослеживается повышения уровня жизни, что вселяет надежду на лучшее будущее.

С точки зрения концепции "центр — периферия" территорию Китая можно подразделить на три части: Восточную (центр), Центральную (полупериферия) и Западную (периферия). Первая — Восточная — включает в себя девять приморских провинций и автономных районов, а также имеющие права провинций три города центрального подчинения: Пекин, Шанхай, и Тяньцзинь. Здесь созданы густая транспортная сеть, развитая социальная инфраструктура, современные наукоемкие отрасли производства, создающие экспортоориентированную продукцию. Наличие портово-технологических комплексов позволяет вовлекать эту территорию в мирохозяйственные связи, сюда поступает основная часть иностранных инвестиций. Во второй — Центральной части — располагаются девять провинций и автономных районов, а также город центрального подчинения Чунцин. Экономика этой части менее открыта, узко специализирована, связана с использованием минеральных и природно-климатических ресурсов. Третья часть — Западная — также занимает девять провинций и автономных районов. По доле населения она значительно уступает Восточной и Центральной частям. Для неё присущ аграрно-индустриальный тип экономики: в сельском хозяйстве преобладает отгонно-пастбищное животноводство, в промышленности — добыча и переработка первичного сырья. Эта территория отличается низкой плотностью населения наличием огромных неосвоенных или малоосвоенных пространств. Широкое распространение в Китае (главным образом, в его приморской части) получили особые экономические зоны, в которых созданы высокотехнологичные отрасли экономики, организованы экспериментальные мелкосерийные производства. Они имеют преимущественно экспортную направленность, сочетающуюся с развитием сельского хозяйства и международным туризмом.

В России региональные различия в уровнях социально-экономического развития не менее существенны, чем в Китае. В европейской части страны, включая Урал, проживает 4/5 населения, сосредоточена подавляющая часть обрабатывающей промышленности, социальной инфраструктуры. Из 15 городов с численностью населения более 1 млн человек только три города располагаются за Уралом. На этой огромной территории проживает менее 30 млн человек. В Приамурье на китайской стороне за два десятилетия благодаря российским ресурсам вырос многонаселённый город Хайхэ, а расположенный напротив — на другом берегу Амура — город Благовещенск не получил заметного развития. Разве это не сигнал для принятия экстренных решений на государственном и региональном уровнях управления, включая области региональной политики, экономики природопользования, международных отношений? Одновременно это сигнал для тех, кто разрабатывает концепции и стратегии регионального развития. И как тут не вспомнить, что ещё совсем недавно некоторые наши коллеги по общественной географии во всеуслышание голословно заявляли, вторя заокеанским коллегам, о якобы неэффективности развития производительных сил Сибири и Дальнего Востока, о пагубности принятого в советские годы курса сдвига российской экономики на Север и Дальний Восток.

В настоящее время более четверти населения России проживает на 4% её территории — в Москве и Подмосковье. Безудержно растет численность населения столицы, по инициативе первых лиц государства раздвинуты её границы. Та же самая тенденция наблюдается во "второй" столице — Санкт-Петербурге. Под коттеджную застройку отданы высокопродуктивные мелиорированные земли, лесной фонд, берега рек и озер. В то же самое время происходит "экономическое опустынивание" трех четвертей территории страны, если не считать локальных территорий, на которых добывается углеводородное сырьё. Примерно 2 млн человек, занятых на нефтяных и газовых разработках, дают половину доходов страны. Всё, что находится за пределами нефтегазоносных территорий, угасает.

*

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЕКТОР

Осуществляя рыночные реформы, Китай в своих геополитических интересах, не ограничивается регионом Восточной Азии, а распространял их на Центральную Азию и Россию. Не игнорировал он и расширение сотрудничества с Японией и США, с которыми на протяжении многих предшествующих лет не было дружественных отношений. Обеспечив устойчивость тренда экономического роста, войдя в группу ведущих держав мира, Китай сыграл главную роль в создании Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), что обеспечило ему безопасность на севере и северо-западе. Не менее значимым шагом в деле интеграции геополитического пространства в пределах Южной и Юго-Восточной Азии явилось создание в рамках Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) зоны свободной торговли Китай — Сянган — Япония — Республика Корея. И, пожалуй, самым важным делом для китайской экономики стало заключение договорных отношений с Россией о поставках углеводородов на взаиморасчетах в национальных валютах. Активизация внешнеэкономических связей Китая основывается на привлечении иностранного капитала в экономику. В этих целях используются различные организационные формы: создание совместных предприятий и свободных экономических зон, дифференцированные методы налогового стимулирования инвестиций, расширение внешнеэкономических связей по экспорту (Россия, США, Япония, Республика Корея, Германия) и импорту (Россия, Япония, Республика Корея, Тайвань, США, Германия). По всем направлениям главным стратегическим партнёром Китая становится Россия. Во многих странах мира, в том числе в России, в Санкт-Петербурге, открыты филиалы частной китайской фирмы Huawei, выпускающей телекоммуникационное оборудование. Китайские туристы, вооруженные электроникой (планшеты, смартфоны), — обычное явление и в Европе, и у нас в России. В Китае геополитический фактор социально-экономического развития действенен не только на уровне всего государства, но и на уровне провинций, поскольку они наделены полномочиями самостоятельно принимать важнейшие экономические решения: вплоть до открытия особых экономических зон, формирования собственной налоговой политики. В России всё гораздо более централизовано, вследствие чего нелегко принимать многие решения. Скажем, в Петербурге, как и в некоторых других городах, есть сложности с привлечением иностранных инвесторов, с установлением сроков их пребывания в городе, стране.

В Китае, чтобы привлечь иностранного инвестора, власти провинции могут продлить этот срок своим решением. Аналогичная ситуация складывается в миграционной политике. В будущем единство геополитических векторов Китая и России еще больше упрочится. Этому будут способствовать ряд обстоятельств. С российской стороны, это высокий уровень природно-ресурсного потенциала, особенно в части топливно-энергетических и биологических (лесных, рыбных) ресурсов, упрочения места России в рамках Евразийского Союза, в том числе со странами, граничащими с Китаем (Казахстан, Киргизстан). С китайской стороны, это — трудолюбие и высокая работоспособность населения, примерная для других стран и народов трудовая дисциплина, низкий уровень коррупции в верхних эшелонах власти и руководящем звене трудовых коллективов. По мнению автора, не исключена возможность расширения Евразийского Союза, превращение его в Европейско-Азиатский Союз, в состав которого могут войти Китай, Индия, Вьетнам, Турция и некоторые другие азиатские государства.

*

УРОКИ РЫНОЧНЫХ РЕФОРМ

В 1990 г. во время избирательной компании в Верховный совет РСФСР автору этой статьи приходилось отстаивать при встречах с избирателями и на телевидении курс реформирования российской экономики по примеру Китая. Ещё ранее, во второй половине 1980-х годов, автору довелось участвовать в обсуждении концепции вьетнамской программы "Обновление", в которой предусматривалась, как и в Китае, многоукладность экономики.

В определенной мере автор статьи участвовал (будучи научным сотрудником в системе АН СССР), если не в разработке, то, по крайней мере, в пропаганде идей Косыгинской реформы. Увы, добиться положительного решения по вопросу выбора пути реформирования российской экономики не удалось: по настоянию пришедших к власти либералов в 90-е годы прошлого века был выбран путь шоковой терапии, обанкрочивания и покупки почти задарма предприятий, передачи природных ресурсов в руки собственников.

Результаты рыночных реформ в Китае и России ныне вполне очевидны. В китайской экономике темпы роста ВВП на протяжении ряда лет составляли 8–9%, по прогнозу они могут снизиться до 5–6%, но по-прежнему будут выше, чем в других странах мира. Курс доллара 30 лет назад составлял 8 юаней, в 2000 г. он остался на том же уровне, а в конце 2014 г. был равен 6,14 юаня. Думается, нет необходимости напоминать осведомленному читателю о том, что происходило в конце 2014 г. с курсом рубля по отношению к доллару и евро. В 2013 г. средняя заработная плата в Пекине составила 5793 юаня (950 долларов), что примерно равно средней зарплате петербуржца. Если при этом учесть, что деликатесы стоят примерно так же, как в Петербурге, а овощи и фрукты гораздо дешевле, чем в России, да и в Европе, то можно сделать вывод о том, что уровень жизни растет. Безусловно, в разных регионах Китая показатели уровня жизни не одинаковы (как и в России), но тенденция одинакова для всех. Конечно, в России могли быть некоторые отклонения от китайского опыта реформ, но что касается генеральной линии, то она могла бы быть той же и в наших условиях. На деле всё происходило по-разному: В Китае — сначала достижение стабильности, затем развитие и всенародная поддержка реформ; в России — стагнация, либерализация цен, воровская приватизация и неприятие реформ в широких массах населения.

*

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Ныне, спустя четверть века после начала рыночных реформ, поздно говорить о перенятии опыта китайцев в части перевода плановой экономики на рельсы рыночных отношений. Но очевидный вывод о необходимости учета специфики страны, ментальности её населения, по-прежнему актуален. Разумеется, для нас, географов-обществоведов, этот вывод не нов. Однако снова и снова возникает вопрос: всё ли мы делаем для того, чтобы не допустить принятия в стране неверных управленческих решений? Отвечаю: нет, не всё — пишем статьи, но мало контактируем с властью. В верхних эшелонах власти нас не знают, а, следовательно, — и не ценят. Справедливости ради, надо заметить, что вина обоюдна: и власти игнорируют мнение ученых, принцип "сами с усами" присущ нашим чиновникам. Как результат таких взаимоотношений — некачественное управление, сдерживание роста экономического развития и качества жизни населения.

А.И.Чистобаев 

Источник 

***

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Просуществует ли Китай до 2019 года? Китайским товарищам

Уроки китайского

Китайский эволюционный вызов

Российско-китайские отношения в свете опыта реформ в КНР

Почему сходные реформы высшего образования в России и Китае ведут к разным результатам?

Китай и Россия: сходство и различия

Великая Октябрьская революция и ее влияние на Китай

Советская и китайская модели социализма: взгляд из Китая

Исторический опыт освоения дальних окраин России в XIX — начале XXI века

Проклятие сырьевого капитализма

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...