< Июнь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Подписка rss
Поиск Поиск
Рейтинг политической элиты и "коэффициент подавленности": результаты экспертной оценки

06 июня 2017 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Авторы Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор; Надежда Андреевна Хвыля-Олинтер — эксперт Центра Сулакшина, к.соц.н.

***

Существует гипотеза, согласно которой рейтинги российской действующей власти, основанные на социологических опросах населения, не вполне адекватно отражают действительность. Прямо говоря, завышены, и в серьезной степени. Многие задаются вопросом, как возникает такое искажение? Соответственно и вопросом, какие рейтинги власти, Единой России, В.Путина на самом деле являются истинными. Тривиальным ответом обычно является то, что официозные социологические центры просто подтасовывают данные или их вопросы ставятся манипулятивным образом, а так называемые "независимые" центры либо отрабатывают платный заказ, либо запугиваются до такой степени, что их данные также серьезно корректируются. Однако, как выясняется, есть еще одно объяснение нетривиального характера.

В современной России публично отвечать на вопросы политического характера и искренне выражать свое мнение люди зачастую опасаются, и не безосновательно — усиливается репрессинг со стороны режима, развернута пропагандистская кампания, вводятся законодательные нормы, позволяющие отслеживать и контролировать инакомыслящих. В страну вернулся страх. Его праистоки в 30-х годах, когда за неуважительное высказывание о диктаторе можно было получить 25 лет лагерей. Недобрая память поколений.

Социологи и политологи давно обсуждают вопрос о степени искренности людей, участвующих в опросах по самой разной тематике. В социологии применяются различные методы "диагностики" — контрольные вопросы, ретроспективные опросы, вопросы-ловушки, анализ закономерностей и корреспонденций в результатах разных групп респондентов, методы экспертной оценки и т.д.

Особенно актуальна эта проблема конечно относительно политико-ориентированных опросов, поскольку они не просто отражают настроения населения, но и формируют общественное мнение. Даже в демократических психологически раскованных обществах искренность ответов на вопросы социологов подвергается сомнению и становится предметом серьезного анализа. В условиях ужесточения режима опасения высказать "непопулярное" мнение, как его еще называют — "социально неодобряемое", усиливаются. Возможно, это еще более актуально для людей, чья память хранит яркие примеры преследования за инакомыслие, что в истории России происходило относительно недавно и происходит сегодня. Боязнь последующих проблем на работе, возможного неодобрения, может побудить отказываться от участия в опросах из соображений "как бы чего не вышло" или высказывать позицию, которая, скорее всего, не должна быть подвергнута осуждению, прибегнуть к "ситуативной лжи", как к защитной реакции на стресс, возникающий в ходе опроса.

В качестве примера можно привести исследование, проведенное в 1993 году социологом А.Ослоном, выяснившим, что треть голосовавших за оппозиционную партию, по их собственному заявлению, в ходе предварительного опроса дали неискренние ответы социологам. Среди сторонников проправительственной партии доля скрывавших свои электоральные намерения достигала 14% [1].

Рейтинги существующих сегодня ключевых политических фигур выстраиваются на фоне ужесточения режима и затем широко разносятся в СМИ. Согласно опубликованным результатам социологических опросов, рейтинги действующей власти, прежде всего президента, крайне высоки. В декабре 2016 года на вопрос "в целом одобряете или не одобряете деятельность Владимира Путина на посту президента (премьер-министра) России?" 84% отвечали одобрительно, и сейчас рейтинг первого лица государства остается почти таким же высоким. Логически соотнести эти цифры с тенденцией падения уровня жизни населения, с проблемами в стране, вызванными низким качеством госуправления, коррупцией, зачастую почти издевательским равнодушием управленцев к трудностям людей, повсеместной деградацией, изоляцией страны в мире, довольно сложно. Серьезные противоречия в экономической и политической сферах объективно существуют, ситуация сложная, перспективы не радужные. Во внешней политике, в последние годы являющейся залогом высоких рейтингов ведущих политиков, накапливаются уже очевидные всем промахи — в отношении Украины, Сирии, Турции, Китая, ожиданий от американского президента, наконец.

СМИ работает на поддержку уровня доверия власти, но население постепенно устает от практически неизменной телевизионной повестки. Кроме того, содержание информационного потока все сильнее контрастирует с действительностью, в которой существует большая часть россиян. У людей возникает когнитивный диссонанс, внутренний конфликт, неприятное ощущение несоответствия окружающей реальности тому радужному миру, который описывается в СМИ.

Социологи в конце 2016 года провели очередной замер общественного мнения, являющегося частью многолетнего мониторинга. В ходе опроса российские граждане оценивали динамику развития различных социальных институтов, характеристик и условий жизни, указывая, какие произошли изменения — в сторону улучшения, ухудшения или же ничего не менялось. Для оценки были предложены тринадцать позиций, от работы системы здравоохранения до возможности оказывать влияние на политический процесс.

Чтобы понять, каковы многолетние тенденции развития России, авторы сделали дополнительные расчёты, подсчитав баланс значений, отражающих позитивные и негативные оценки, и отбросив мнения тех людей, кто не определился с ответом или сказал, что изменений не произошло. Такая методология применялась исходя из соображений, что при оценке процесса развития важна именно динамика, поэтому для расчетов использовались только ответы "стало лучше" и "стало хуже". Затем была рассчитано среднее по всем годам, а по нему определен линейный тренд, фактически показывающий характер развития страны по выделенным направлениям (рис. 1).

Рис. 1. Тренд развития страны по оценкам ее граждан

На графике видно, что, начиная с конца 80-х годов, страна, даже по субъективным оценкам ее граждан, постепенно "валится". Тренд, обозначенный красной линией, нисходящий.

Затем предлагаемые в ходе опроса категории были сгруппированы по четырем группам — деятельность социальных институтов, безопасность жизни, социальная сфера и политика. При таком подходе становится видно, что, по мнению россиян, хуже всего ситуация складывается в двух последних областях (рис. 2, 3).

Рис. 2. Тренд развития социальной сферы

Рис. 3. Тренд развития политической сферы

Эти субъективные оценки соответствуют действительности. Уровень жизни россиян оставляет желать лучшего. Согласно данным агентства Legatum Prosperity [2], в рейтинге уровня жизни населения по странам мира Россия в 2016 году находилась на 95 месте.

Деятельность социальных институтов россияне тоже оценивают все негативнее. Стоит обратить внимание на резкое уменьшение доли позитивных оценок периода развала СССР (рис. 4). Кстати и оценки системы образования указывают на тревогу населения за судьбу данной сферы, поскольку баланс наблюдается отрицательный, что означает преобладание людей указывающих на ухудшение качества образования.

Рис. 4. Тренд развития социальных институтов

Гораздо лучше, по мнению жителей нашей страны, дело обстоит в сфере безопасности, после выраженного регресса 90-х, последовали усовершенствования в области межнациональных отношений, безопасности жизни, экологии, работы правоохранительных органов (рис. 5).

Рис. 5. Тренд развития безопасности жизни

С одной стороны, факт, что безопасность жизни повышается, это позитив. С другой, очевидно, что в условиях ухудшения социально-политической ситуации органы, обеспечивающие безопасность граждан с удивительной легкостью и быстротой превращаются в репрессивный аппарат, подавляющий несогласных, неспокойных и неравнодушных.

Современное российское общество все отчетливее являет примеры довольно жесткой реакции на мнения, не совпадающие с официальной позицией. На людей, открыто декларирующих контрвластную точку зрения, заводятся уголовные дела; все чаще звучат обвинения в "призывах к терроризму", в "оправдании терроризма"; предлагаемые в так называемом "законопроекте Яровой" потенциально новые статьи УК "содействие экстремистской деятельности", "несообщение о преступлении" и т.д. тоже являются признаком того, что власть пытается создать механизмы подавления инакомыслия.

Поэтому сочетание улучшения состояния безопасности и ухудшения остальных показателей является тревожным. Согласно результатам мониторинга, россияне чувствуют и достаточно верно отражают в своих оценках тренды движения страны, движения к коллапсу, неуспешности, деградации, но продолжают упорно верить в светлое будущее под управлением либеральной команды и президента Путина. Или уже нет?

Социолог Юрий Левада, исследовавший электоральные установки россиян еще в 2000-м году, ввел термин "человек лукавый" и уточнил, что он не только "терпит обман", но и "готов обманываться". Все как у классика "ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад!". Кроме того, Левада описал риски вознесения политической персоны на пьедестал общественного почитания следующим образом: "Массовые увлечения — особенно если они ориентированы на предельно значимых фаворитов — с самого начала амбивалентны, двусмысленны: искусственно нагнетаемый (не только извне, но „изнутри“, через механизмы самообольщения), демонстративный восторг всегда дополняется скрытым недоверием, черной завистью и т.п. В определенный момент конструкция как бы опрокидывается, скрытое становится доминирующим и демонстративным"[3]. Ученый указал на опасность манипулятивно инициируемой, не имеющей рационального основания в виде конкретных результатов деятельности любви населения к политическим лидерам.

В истории немало примеров того, как на пике народной любви лидеры наций довольно резко заканчивали свою политическую карьеру. Можно вспомнить хотя бы Горбачева, Акаева, Шеварднадзе или Мубарака, уровень приятия которых среди местного населения, согласно официальным соцопросам, был весьма высок.

Например, доля проголосовавших на вторых и третьих президентских выборах за Акаева превышала 70%. Однако спустя четыре с половиной года последовала "тюльпановая революция", в результате которой президент Киргизской Республики сложил свои полномочия. В определенной степени спровоцировало массовые народные выступления в Киргизии недовольство результатами парламентских выборов, в ходе которых были зафиксированы массовые фальсификации, подлоги, факты давления, подкупа и т.д. Невольно напрашиваются параллели с сентябрьскими выборами в Государственную Думу в нашей стране, на которых была провозглашена победа Единой России, оспариваемая с научных позиций оспариваемая с научных позиций.

Итак, два основных фактора, заметно искажающие результаты опросов, касающихся политики — чувство страха и манипуляционное воздействие на общественное сознание. Насколько верифицируемы эти гипотезы? Для ответа на эти вопросы были сделаны целевые исследования.

Степень воздействия указанных факторов на общественное мнение выявлялась в ходе экспертного опроса. В мае 2017 года были опрошены 169 экспертов, входящих в Экспертное сообщество "Российский сетевой интеллект" (ЭС "РОССИН"), которое начало формироваться в 2008 году в целях консолидации научного потенциала страны. Экспертная оценка (еще ее называют краудсорсинг) является одним из методов выявления степени искренности ответов респондентов, и наше предположение заключается в том, что при анализе рейтингов власти следует учитывать определенную степень искажения общественного мнения, которая может быть установлена на основе комбинирования социологических и математических методов. Таким образом, политические рейтинги будут приведены к состоянию, для конкретных социальных и исторических условий, максимально приближенному к истине.

Эксперты отвечали на два вопроса, один из которых был направлен на выявление их личного мнения о степени правдивости современных россиян при ответах на вопросы социологов о политических персонах, второй — на выявление представлений относительно искренности ответов их ближайшего окружения. Этот прием используется и в социологии, поскольку считается, что респонденту легче высказать мнение относительно других людей (в этом случае, как правило, он все равно судит по себе или ориентируется на ближайшее окружение).

Первый вопрос звучал так: "Как Вы считаете, на каком уровне правдивости (от 0% до 100%) российские граждане отвечают социологам на вопросы, по которым строятся затем политические рейтинги власти?". Эксперты выбирали вариант ответа из десяти возможных интервалов (от 0 до 10%, от 10 до 20%, от 20 до 30% и т. д. до 90–100%), затем было подсчитано средневзвешенное значение. Эксперты считают, что степень искренности российских граждан в целом, отвечающих на вопросы социологов о поддержке ключевых политических фигур, составляет 54,8% (рис. 6).

Рис. 6. Мнения экспертов о том, на каком уровне правдивости (от 0% до 100%) российские граждане отвечают социологам на вопросы, по которым строятся затем политические рейтинги власти (средневзвешенное 54,8%)

То есть, попросту говоря результат нужно делить на два.

Второй вопрос предполагал, что эксперты высказывают мнение относительно искренности не россиян в целом, а трех знакомых лично им конкретных людей из своего ближайшего окружения, с которыми им доводилось обсуждать политические темы (от 169 экспертов по данному вопросу была получена 501 оценка). Как и следовало ожидать, своих друзей респонденты считают чуть более прямыми, однако разница невелика — средневзвешенное значение составило 65,4%.

Кроме того, проверялась еще одна гипотеза, касающаяся влияния на респондента "эффекта имени". Предлагались разные формулировки одного вопроса. Известно, что респонденты чувствительны к формулировкам, изменения которых влияют на результат. Еще в середине ХХ века социологи-методологи выработали рекомендации, согласно которым следует по возможности избегать упоминания конкретных личностей в вопросах. Использование "престижных" имен, как правило, работает на повышение доли лояльных ответов респондентов, если имидж субъектов считается социально одобряемым или авторитетным в кругу общения респондентов.

Чтобы проанализировать "эффект имени", эксперты были случайным образом разделены на группы и получили один и тот же вопрос, но с использованием различных формулировок. Одну группу просили высказаться относительно искренности их знакомых при ответах на вопросы о поддержке главы государства, вторую — о поддержке В.Путина. В результате были получены распределения, заметно отличающиеся друг от друга (рис. 7–8).

Рис. 7. Распределение ответов экспертов на вопрос о степени искренности высказываний людей относительно поддержки главы государства (средневзвешенное 57,3%)

Рис. 8. Распределение ответов экспертов на вопрос о степени искренности высказываний людей относительно поддержки В.Путина (средневзвешенное 72,6%)

Фактически имя в вопросе выступает в качестве закамуфлированной подсказки, направляющей респондента к социально одобряемому ответу. Как глава государства действующий президент может вызывать недовольство населения, но как медийная фигура или бренд "Путин" одобряется искренне и безусловно.

Отсюда следует вывод о том, что использование в социологических опросах имени политика является манипулятивной технологией, позволяющей получить завышенные данные и продолжить тем самым формировать соответствующее общественное мнение. Результаты активно тиражируются, срабатывает закон "спирали молчания", описанный Ноэль Нойман. Суть его заключается в том, что, люди, опасаясь социальной изоляции, выбирают конформное поведение и, как правило, присоединяются к мнению большинства. Чем громче и чаще это мнение (якобы большинства) артикулируется, тем больше сторонников (или якобы сторонников) оно привлекает. Эксперты квалифицировали уровень искренности россиян по-разному, одни — как довольно высокий, другие — как низкий. В целом по всему массиву их оценки варьировали, но по всем предложенным на экспертную оценку формулировкам средневзвешенное колеблется в промежутке от 57,3% до 72,6%.

Обобщив все оценки (всего 670), сделанные экспертами, получаем распределение, на основе которого вычисляем "коэффициент подавленности", позволяющий определить действительный уровень поддержки властей населением для современной России. По оценкам экспертов "коэффициент подавленности", то есть психологической подавленности респондента составляет на конец мая 2017 года 62,7%.

В дополнение к экспертному опросу на сайте Центра Сулакшина было проведено интернет-голосование, в котором приняло участие 700 человек. Мнение аудитории сайта об искренности и правдивости россиян, выступающих респондентами в опросах о поддержке элиты, оказалось еще более критичным — среднее по всем голосам составило 40,2%. Итог по всем полученным оценкам (суммарно в ходе экспертного опроса и интернет-голосования 1370) — 51,2%. То есть, на сегодняшний день уровень поддержки действующей власти завышен в два раза.

На сайтах социологических служб представлены рейтинги и индексы, отражающие отношение населения к политикам и политическим институтам. Используем следующие данные ВЦИОМ и Левада-центра (рис. 9):

одобрение деятельности Председателя Правительства РФ

одобрение деятельности Правительства России

проголосовали бы за Единую Россию

одобрение деятельности Государственной Думы

одобрение Д.Медведева

доверие В.Путину

одобрение В.Путина

одобрение деятельности Президента

Рис. 9. Одобрение и поддержка населением политиков и политических институтов

Применяем полученный в ходе исследования "коэффициент подавленности" и получаем совсем иные цифры, реально отражающие отношение населения к политическим субъектам (рис. 10).

Рис. 10. Одобрение и поддержка населением политиков и политических институтов с учетом "коэффициента подавленности"

Вот и реальный рейтинг "Единой России" практически совпадает теперь с реконструированными на основе научного анализа результатами выборов в Государственную Думу в сентябре 2016 года (25,5% вместо официально объявленных 54%)[4] — с учетом "коэффициента подавленности" за эту партию готовы проголосовать не 47,6%, а 24,4%. Совпадение практически точное.

Вот и уровень одобрения премьер министра, отставку которого, согласно всероссийскому опросу, поддержало бы 45% россиян, а против выступил бы только один человек из трех.

Население находится под влиянием телевизионной пропаганды, формирующей общественное мнение. Своего мнения по политическим вопросам, основанного на адекватном понимании ситуации, большинство людей фактически не имеют. Таким образом, часть опрашиваемых апатично "выдает" ответы, ориентируясь на предлагаемые телевидением шаблоны, а часть из имеющих критический взгляд на происходящее в стране, опасается высказывать свою позицию.

Кстати, уже в начале 2016 года 42% россиян соглашались с тем, что перед выборами в стране усиливается давление на критикующих политику действующей власти (рис. 11).

Рис. 11. Ответы россиян на вопрос "Вы согласны или не согласны с мнением, что в с связи с приближающимися выборами в Государственную Думу и выборами Президента России в стране усиливаются давление на общественные организации и преследования критикующих политику российского руководства?" Источник

В обществе преобладают тревожные оценки состояния российской экономики, материальное благосостояние граждан ухудшается, индексы, отражая эти процессы, "валятся", а рейтинги остаются достаточно высокими и не показывают явной тенденции к снижению.

Рано или поздно россияне поймут, что и сам символ российской мощи, и его либерально ориентированная команда, на самом деле уже ничего не могут предложить для оздоровления страны. Пропагандистские технологии, старательно поддерживающие в общественном сознании образ "царя-батюшки", перестанут действовать, недовольство населения начнет расти. Этот момент для России очень важен, так как свято место пусто не бывает и в момент общественного прозрения возможны два пути: или, наконец, формируется группа, обладающая интеллектуальным потенциалом для вывода страны из кризиса, или последует уже ставший классическим на постсоветском пространстве оранжевый сценарий с последующей ликвидацией российской государственности.

***

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Шляпентох В. Э. Предвыборные опросы 1993 г. в России: Критический анализ // Социол. иссл. 1995. № 10. С. 8–9.

[2] URL.: http://www.prosperity.com/rankings

[3] Левада Ю. Человек лукавый: двоемыслие по-российски // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. № 1, 2000. С. 26.

[4] Сулакшин С. С. Государственная Дума Российской Федерации 2016 года — незаконна (данные математической реконструкции). Труды Центра научной политической мысли и идеологии. Специальный выпуск, декабрь 2016 г. — М.: Наука и политика, 2016. URL: http://rusrand.ru/library/proceedings/gosudarstvennaja-duma-rossijskoj-federatsii-2016-goda-nezakonna-dannye-matematicheskoj-rekonstruktsii

***

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Партия нового типа. Пошли вместе

Пропаганда и действительность

Какой настоящий рейтинг у президента Путина?

ВВП в рейтингах или трижды влиятельный

Почему рейтинги власти нарушают законы гравитации

О парадоксах рейтинга президента

Отражают ли высокие рейтинги политической власти реальное отношение к ней населения страны

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...